7 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Можно ли менять ударение в стихах

Ударение в поэзии: норма или поэтическая вольность

Рубрика: 1. Общие вопросы литературоведения. Теория литературы

Опубликовано в

Дата публикации: 25.03.2016

Статья просмотрена: 21629 раз

Библиографическое описание:

Здвижкова, Е. А. Ударение в поэзии: норма или поэтическая вольность / Е. А. Здвижкова. — Текст : непосредственный // Филология и лингвистика в современном обществе : материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Москва, июнь 2016 г.). — Москва : Буки-Веди, 2016. — С. 3-5. — URL: https://moluch.ru/conf/phil/archive/178/10113/ (дата обращения: 26.10.2021).

Так уж повелось, что стихи большинством людей воспринимаются как образцовая, правильная речь. Приходилось слышать: «. еще у Лермонтова в стихах говорится: Внизу огни дозорные // Лишь на мосту горят, // И колокольни черные, Как сто́рожи, стоят» и эти варианты устаревших ныне ударения и окончания принимаются носителями языка за образец.

Иногда, рассуждения ведутся от обратного: «Отку́пори шампанского бутылку иль перечти «Женитьбу Фигаро» Пушкина может представляться устаревшим или нарочито неправильным вариантом. Взять для примера более современных авторов: Зинаиду Гиппиус называли поэтом с абсолютным слухом, но правильность ударения в строках «Был дан мне ключ заветный, И я его берёг. Он ржа́вел незаметно…», подвергается сомнению — насколько он соответствует не только современной, но и устаревшей норме.

Понимая, что поэтический текст — это текст с особой, эстетической, по мнению Ю. М. Ломана, функцией, можно к подобному факту относиться как к нарочитой неправильности, как целенаправленному приему,так называемой поэтической вольности. Но это понятие часто употребляется как оправдание любой речевой ошибки.

Необходимость уточнения термина связано с тем, что, по замечанию А. Квятковского [1, 32] — это термин старой поэтики, и поэтому в справочной литературе это понятие толкуется крайне поверхностно, в виде традиционной формулы. Например, так:

Вольность поэтическая — допускаемое в стихах по традиции незначительное отклонение от языковых норм: «Из пламя и света рожденное слово» (М. Ю. Лермонтов).

Согласно такому определению под понятие вольность попадают все случаи нарушения ортологических норм в поэтическом тексте, которые к тому же оправдываются традицией.

В различных вариантах подобный подход встречается и в других толкованиях.

Интернет-энциклопедия Википедия дает такое определение: «Поэтическая вольность (licentiapoetica) — право поэта в целях большей художественности «нарушать» как нормы общепринятого литературного языка, так и канонические формы развертывания сюжета».

Определение из «Поэтического словаря» А. П. Квятковского: «Вольность поэтическая (лат. licentia роetiса) — термин старой классической поэтики, преднамеренное или невольное отклонение стихотворной речи от языковых, синтаксических, метрических и других норм» [1, 213].

В этом определении ключевыми являются параметры, по которым можно судить — ошибка перед нами или все-таки прием: преднамеренное или невольное отклонение от норм, т. е. этот факт поэтической речи рассматривается с точки зрения его целесообразности и необходимости, но эти критерии оценки факта нарушения нормы не получают точного определения.

Хочется добавить еще и такое рассуждение о природе поэтической вольности, которое отталкивается от личностных творческих характеристик поэта, поскольку «право» на вольность может быть только заслуженным, и на него имею право поэты, признанные как мастера слова. Так, в определении поэтической вольности (Энциклопедический словарь / Брокгауз Ф. А., Ефрон И. А. — В 86 тт. с илл. и доп. мат.) — помимо указания на то, что это —«различного рода неправильности, вызванные требованиями размера или же созвучия стихов»,говорится: «границы такой вольности невозможно определить с точностью, и личный вкус писателя должен быть его руководителем в этом отношении».Ю. М. Лотман приводит такие примеры: «Вяземский отстаивал свое право на орфографические ошибки как на выражение своей личности в тексте. Блок настаивал на написании “жолтый”, отличая его от “желтый”» [2, 113].

Итак, общее во всех определениях: поэтическая вольность — нарушение в поэтической речи норм литературного языка, первоначально оно было связано с соблюдением стихотворного размера, но быстро, уже в античное время, стало художественным приемом. В словарях акцент делается на формальную сторону стиха для сохранения стихотворного размера. Именно эта функция, ритмообразующая, была положена в основу самого термина «поэтическая вольность» изначально: выражение это («licentiapoetica») означает отступление от грамматических правил, которое допускается в стихах ради требования размера или рифмы. Оно принадлежит римскому писателю Сенеке (I в. до н. э.), у которого в сочинении «Естественно-научные вопросы» (кн. 2, гл. 44) сказано: «Это нечто относящееся к поэтическим вольностям». До него у Горация в «Искусстве поэзии» говорится: «Живописцам и поэтам всегда была дозволена какая угодно вольность» (Гораций. О поэтическом искусстве. — М., 1981, с. 83).

Однако часты случаи, когда поэтическая вольность становится средством сильной экспрессии, двусмысленности, и видимая (а точнее, слышимая) неправильность на самом деле предстает как намек на нечто, скрытое под ней, она сама становится приемом выразительности.

Поэтому определение терминологического словаря-справочника В. П. Москвина нам кажется наиболее полным: «фигура нарочитой неправильной речи, состоящая в нарушении литературных норм с целью сохранить ритм и рифму стиха — случай, когда поэт “жертвует правильностью в угоду выразительности”» [3, 149]. Мы имеем в виду такую вольность, когда понимаем, что автор достаточно талантлив, чтобы позволить себе вот так поиграть словами, и выглядит это все равно естественно.

Таким образом, весьма заметные в речи факты отклонения от нормативного ударения могут быть нарочитыми и поддерживаться двумя функциями — ритмической (ритмообразующей) и стилистической (или обеими вместе); либо б представлять собой ошибку, если определить функцию (или коммуникативную целесообразность) затруднительно. Мерилом, в частности, может служить языковое чутье, когда мы, как читатели, ощущаем, что перед нами, как писал В. К. Тредиаковский, — «слово нелепое, странное, дикое», т. е. не поддерживается речевой практикой, оно отвлекает внимание читателя, нарушает благозвучие, точность речи и в целом негативно сказывается на качестве поэтической речи.

Однако не все факты «нестандартного» с точки зрения современной нормы ударения можно оценить как вольность или ошибку. Важно оценивать поэтический текст с позиции «времени», эпохи написания: возможно, это устаревшие, архаичные ударения, в этом случае речь идет не о вольности, а о норме. Без учета этого факта — подвижности и изменчивости акцентологической нормы — невозможно ответить на вопрос: что же перед нами — вольность или норма. «Учение о поэтической вольности, являющееся одним из важных элементов старой нормативной поэтики, возникает в результате неисторического подхода к произведениям с меркой чуждых им норм другой эпохи. Отсюда неправильное истолкование архаизмов — забытых форм языка — и сюжетосложения как намеренных отступлений поэта от известных ему правил (особенно характерны в этом отношении толкования античных классиков)» [5].

И в этом смысле важно ограничить объект исследования временными рамками и идиостилями поэтов, признанныхкак мастеров слова. И к современному периоду развития русской литературы и поэзии в частности нужно приступать после изучения поэзии классических периодов — «золотого» и «серебряного» веков. Как заметил Г. Хазагеров:«А есть ли авторитетные писатели, за чьей практикой ходить? За всеми лингвистическими банальностями об изменении нормы как-то упускается из виду та культурная ситуация, в которой мы оказались. Литература больше не задает языковой нормы. Реальность такова, что общество не очень-то доверяет языковому чутью современных писателей» [4].

Для анализа нами выбраны стихотворные тексты, написанные на рубеже XIX-XX веков, а также произведения признанных авторов «серебряного века» (кроме поэтов-футуристов и других представителей авангардных течений), поскольку «неправильное», а точнее непривычное словесное ударение легко обнаруживается только в метрическом стихе например, в стихотворении Н. Гумилева:

О пожелтевшие листы

В стенах вечерних библио́тек,

Когда раздумья так чисты,

А пыль пьянее, чем наркотик!

«В библиотеке», 1909

Поэты-символисты и их предтечи и поэты акмеисты, как известно, придерживались классической системы стихосложения, с уважением и почтением относились к традициям русского стихосложения (к ее строфике, ритмике, рифме). Интересна следующая строфа поэта К. Случевского:

Значит, подслушали нас! Ударенья

Ясны и четки на тех же словах,

Что и тогда, в эту ночь удивленья.

Но на первый взгляд, материал для анализа выбран не совсем удачно: в почти двухстах стихотворениях нам встретилось не более 30 фактов «вольных» ударений. При этом такие поэты как Константин Фофанов, Федор Сологуб, Валерий Брюсов не прибегают к этому приему ни разу. Известно, что В. Брюсов выступал против поэтической вольности, считая, что поэт таким образом «коверкает слова».

Поэтическая вольность предстала как нечто уникальное, единичное, имеющее окказиональный характер, и поэтому нарочитое, оправданное художественной целью.Например, сплошная выборка из поэтических тестов И. Анненского показала, что его идиостилю не свойственно использование нарочитых нарушений норм, но три ярких факта все-таки обнаруживается.

Однако анализ показал, что это не вольность, а использование архаичных, книжных или устаревающих вариантов ударения, подчеркивающих торжественность стиха.

. Для чего ж с конту́ров нежной,

Грубо сорван саван нежный,

Жечь зачем ее цветы?

«Дочь Иаира», 1905

Как известно, у двухсложных и трехсложных имен существительных мужского рода наблюдается тенденция к переносу ударения с последнего слога на предшествующий (регрессивное ударение). Не относится ли это слово к тем, у которых этот процесс завершился до времени написания стихотворения? Сомнение придает графически выраженный знак ударения, поставленный в слове самим поэтом.

Поэтому на фоне идеально правильной речи слово КонтУров выделяется не только фонетически, но и графически, что не свойственно нормативному употреблению.

К тому же использование таких слов, как: саван, застылость, подъявший, дочерь, зазывал и прилагательных в краткой форме: сине пламя, бела раскаленность, нежны и т. д. подчеркивает стилистическую значимость ударения — устаревающий вариант в функции стилизации под архаичную речь. Таким образом, отметим третью функцию акцентологической «поэтической вольности».

. ни кремлей, ни чудес, ни святынь,

Ни мира́жей, ни слез, ни улыбок.

На общем фоне ударение мира́жей также легче всего причислить к нормативным, но устаревающим, выполняющим стилистическую функцию — создание нарочито книжной речи.

Как видим, широко распространенное мнение о поэтической вольности как индульгенции на ошибку не подтверждается фактами: ни одного случая случайной неправильности, ни одного случая вольности, заданной исключительно ритмом. Поэтому традиционное толкование поэтической вольности весьма несправедливо и видимо нуждается в пересмотре.

В поэзии достаточно часто встречаются случаи архаичных ударений, но и они употребляются с собой, стилистической функции. При этом ударение это, как правило, допустимо как устарелое или устаревающее, т. е. традиции его употребления еще не утеряны.

1. Квятковский А. Поэтический словарь. М.: Сов. энциклопедия, 1966.

2. Лотман Ю. М. О поэтах и поэзии. СПб.: Искусство СПБ, 1996.

3. Москвин В. П. Выразительные средства современной русской речи: Тропы и фигуры. Терминологический словарь-справочник. — М.: Едиториал УРСС, 2004

4. Хазагеров Г. Реформа лирики сильно взволновала физиков // http://nature.web.ru:8001/db/msg.html?mid=1166414

Похожие статьи

Функции обращений в поэзии С.Есенина | Статья в журнале.

Ударение в поэзии: норма или поэтическая вольность.

Основные термины (генерируются автоматически): поэтическая вольность, вольность, норма, поэт, поэтический текст, стилистическая функция.

Поэтика фольклора в лирике Марины Цветаевой

Ударение в поэзии: норма или поэтическая вольность. IV международная научная конференция «Филология и лингвистика в современном обществе» (Москва, июнь 2016).

Виды сравнений в поэтической речи А. Ахматовой

В ее поэтической речи сравнение выражается различными способами. В стихотворениях А. А. Ахматовой встречаются три способа лексического выражения сравнения

Язык и текст в пространстве культуры. С.- Петербург — Ставрополь: СГУ, 2003.

Стилистические фигуры, тропы и их стилистические функции.

Пушкин прекрасно владел поэтической речью.

Поэтический синтаксис позволяет придать стихотворению эмоциональную составляющую. В тексте два раза встречается восклицательный знак.

Особенности стихосложения поэзии серебряного века

Поэтов-музыкантов. Стихи серебряного века — это музыка слов.

философские основы каждого из выбранных нами направлений, мы перешли к анализу поэтического наследия.

В каждом стихотворении был вычислен стихотворный размер (Хорей, Ямб, Дактиль.

Русский символизм как литературное течение | Статья в журнале.

Акмеизм — течение в русской поэзии 1910-х гг., провозгласившее освобождение поэзии от символистских порывов к «идеальному», от.

Как отмечает советский поэт, составитель и редактор поэтических изданий, Н.В. Банников, акмеизм буквально «отпочковался» от.

Некоторые особенности применения стилистических фигур.

Стилистические фигуры — особые синтаксические построения, используемые художником для усиления образно-выразительной функции речи.

Для поэтического языка инверсия — явление распространенное и даже необходимое.

К вопросу изучения традиций Надсона в пролетарской поэзии

Ключевые слова: пролетарская поэзия, рабочие поэты, С. Я. Надсон.

«терновый путь», «слезы»), а также стремление к эстетизации стихов, использование условно-поэтической

Но он придет — и будет свет, И будет радость бурной встречи, И вспыхнут радостные речи

Смещения ударений на примерах классиков 2

«Я сидел у окна в переполненном зале.
Где-то пели смычки о любви.
Я послал тЕбе чёрную розу в бокале
Золотого, как нёбо, аи.»
Блок

«Помоги же бороться с неволей,
Залитою вином, и с нуждой!
Иль не слышишь, он плачется долей
В свОей песне, идя бороздой?»
Есенин

Любимая,— жуть! КОгда любит поэт,
Влюбляется бог неприкаянный.
И хаос опять выползает на свет,
Как во времена ископаемых.

Глаза Ему тонны туманов слезят.
Он застлан. Он кажется мамонтом.
Он вышел из моды. Он знает — нельзя:
Прошли времена и — безграмотно.»
Пастернак

И раздался неистовый свист
Там, где в вечность упала граната.
Старый по снегу кинулся вниз
И ожёг свОим телом солдата.
Кузнецов

Список несколько длинней, но думаю,
что и у остальных можно было бы найти
подобные шероховатости.
Следует понимать, что я никоим образом
не сомневаюсь в одаренности/гениальности
этих Поэтов.
Просто хочется понять: в каких случаях
и простым смертным можно не обращать внимание
на такие шероховатости? Замечу, что с точки
зрения соблюдения размера здесь нет проблем.
Тем не менее при чтение это смещение
слышится. Может, все дело в этом?

засомневался в способности редактора объективно оценивать литературные тексты.

Ответ прост.
Собрались здесь трое обиженных (Ликин, Эль Эфф и Крюков) и чешут языками и метут, как помелом.

Секрет прост: двое у меня в ЧС, у одного я в ЧС. Вот и нужда противника выставить дураком.
«Слышит он» смещение ударения, «не слышит». Фигнёй, господа, маетесь.
О чём тут ещё говорить? О какой к чёрту «поэзии»?
Вам ли, творцам фигни, рассуждать о поэзии?

извините, что под вашим комментарием — чс.

Александр О. (Актёр) 13:31
Вот и нужда противника выставить дураком

вы же этими глупыми обвинениями сами себя дураком выставляете. -)
нет бы по теме что-то сказать. это ведь действительно относится к вашей сфере
деятельности на сайте.
или и я обижен на чс и поэтому это пишу. -)

Александр, с этой Вашей позицией я уже знаком и было не обязательно мне её повторять.
Совершенно не разделяю этой Вашей позиции, и даже наоборот, поэтому говорю то, что думаю.

Как Вы думаете, мне тоже стоит Вам поставить за мнение минус или не надо?

«Бонус» — хорошее определение.
Вот я и думаю, отпустить Вам бонус или не надо 😉

Вижу, что не надо 🙂

Ребёнок не внял)
Я в предыдущем случае уже сказал, что изредка применяемое внесистемное ударение, которое в тексте обычно опускается при чтении,
если не приводит к катастрофическим сдвигологиям (к неблагозвучным слияниям с соседними ударными словами) или к сдвигам (к слияниям, образующим новые слова),
не является грехом. Тем более — если это нарочитый выбор автора, ведущий к выигрышам в более важных аспектах текста.

Если же внесистемные ударения (или безударные двусложные слова) переходят в систему,
это говорит о неполноценном ритмическом слухе автора —
или же о его небрежности, некомпетентности.

Так гласит литературная наука.

что изредка применяемое внесистемное ударение, которое в тексте обычно опускается при чтении,

А самому открыть словарь, когда не знаешь своего языка, — трудно?

Читать еще:  Элизабет баррет браунинг стихи как я люблю тебя

ТолкованиеПеревод
ОПУСКАТЬСЯ
ОПУСКАТЬСЯ
ОПУСКА́ТЬСЯ, опускаюсь, опускаешься, несовер.
1. несовер. к опуститься.
2. страд. к опускать. Несущественные подробности в учебнике опускаются.
3. Быть таким, что можно опустить.

Глагол применён во втором значении.

Опускаться — не приниматься во внимание, не применяться.
То есть — применительно к конкретике вопроса — ударение не ставится, произносится БЕЗУДАРНО.

ЛюбИмая,— жУть! Когда лЮбит поЭт,
Влюбляется бог неприкаянный.
И хаос опять выползает на свет,
Как во времена ископаемых.

ГлазА ему тОнны тумАнов слезЯт.
Он застлан. Он кажется мамонтом.
Он вышел из моды. Он знает — нельзя:
Прошли времена и — безграмотно.»

Обычнейший амфибрахий, в котором КОГДА и ЕМУ оставлены безударными,
что приводит к сдвигологии — слиянию при произношении с ближайшим ударным словом:
КогдалЮбит поЭт.
ГлазАему тОнны.
Скрябин не взял Пастернака в ученики из-за не вполне совершенного музыкального слуха,
но гению удалось в стихах найти способы пересилить этот недостаток неповторимой индивидуальностью литературного мышления.

Не скажу, что мне это неприятно.
Очень яркий лирик был.
Если бы не его трудная биография, вполне возможно, он при жизни занял бы пространство Твардовского — или хотя бы разделил оное с Александром Трифоновичем,
дополнив сухую рассудительность последнего своей литературной лучистостью.
Сейчас Ярослава считают одним из самых недооценённых поэтов своего времени.

У меня с именем Смелякова есть и ещё одна маленькая греющая связь.
Я, а вернее — моя третья книга, — лауреат его премии, а она — с материальным наполнением)

Мне Вы говорите:»Беда, когда вы ВСЕМ предпишете не мочь,», а сами
постоянно предписываете всем не делать обратного — не слышать перебоев.

Ну зачем такие фантазии излагать?
Там где есть перебой-сбой — его слышно. А там где ударение естественное — не надо искусственно его втюхивать. Всё дело в гармонии, если что (напомню, чтоб не было вопросов — гармония это не идиллия, а созвучие элементов — целому, соответствие выразительных штрихов — стилю, и выразительных средств — создаваемому образу, иногда для воплощения образа нужен изменчивый подвижный ритм, а иногда — и рваный. Просто странно было бы с одним и тем же лекалом — ко всему приступать, и уж для автора пишущего — совсем странно и неразумно, в стихах важно все — и без учета контекста чего размахивать школьной линейкой)
Всего-то. Делов-то)
Один слышит мелодию — естественную. Другой не способен ее услышать, ибо может слухом связать не более двух-трех слогов. И начинается искусственное сегментирование — но не все же без скандовки жить не могут) Некоторые давно уже не по слогам мыслят и читают.
Если эта мысль не очень сложная — то просьба: не надо мне приписывать тоо, чего я не говорил, не думал и не озвучивал.

Один слышит мелодию — естественную. Другой не способен ее услышать

Вот, что Вы озвучиваете. Себя конечно же ставя на место тех, кто эту

мелодию, а заодно и гармонию слышит.)
Повторю, я ничего не скандирую. Здесь где-то уже писали о первичном и вторичном
ритмах, возникающих в стихе. Так вот, автор, начиная писать каким-то метром сам
задает это ритм, которому читатель следует и не читателя в том вина, если автор
не сумел его выдержать. Да, бывают случаи намеренных сбоев, чтобы обратить
на что-то внимание, но это не должны быть местоимения и предлоги, которые
несут служебную роль в стихе.

Там где есть перебой-сбой — его слышно

Эль. Вы видимо даже не поняли о чем я.
Какой смысл дальше продолжать разговор?)
Мне кажется, Вам собеседники вообще не нужны.
Буду рад ошибаться.
Есть даже такой художественный прием как аритмия.
Я же триста раз говорил — все зависит от контектса, все дело в результате.
Или это стихи которые хочется читать — или корявое нечто, в столбик, что читать не хочется.

Кстати, между силлабо-тоникой и тоникой — масса градаций.
И допуски потому — различны. Всё дело в решении художественной задачи.
Примеров тупой бездарной аритмии полно — даже искать не буду.
То что у одного — живая интонация и художественное достоинство и тонкость — у другого уродство. Вот и всё.

Какой смысл тратить МНЕ на это время?

Какой Вы непонятливый. Да для того, чтобы понять,

что Вы вообще сбоем считаете.
Вы и первой заметке, где на слабое место в хорее падает ударение
сбоем нем считали. Я не могу понять, что значит Ваше:
«Там где есть перебой-сбой — его слышно»
Покажите на примере силлабо-тоники.

А по поводу силлабо-тоники — там ниже Вы кому-то сказали: увы, это силлабо-тоника, в ответ на вопрос о тонике.
Так вот в силлабо-тонике такие сверхсистемные ударения — норма.
Всё остальное — слуховой контроль решает и чтение вслух.
Там где реальный сбой — как ни читай, всё равно этот сбой слышен будет. Не будет возможности прочесть с естественной интонацией.
А примеры — сами ищите. Я не хочу шерстить тонны макулатуры чтобы потом кого-то тут выставлять у «прозорного столба»
Не считаю этичным делать такие вещи.
Вы не заметили — я никогда не иду к людям чтобы «выпалить правду в лицо», типа — братец, да ты такое барахло пишешь)
Просто не в моих правилах.

«Я сидел у окна в переполненном зале.
Где-то пели смычки о любви.
Я послал тЕбе чёрную розу в бокале
Золотого, как нёбо, аи.»

Я непонятливый. Мне бы в бреду не приснилось выставить ТАК ударение. Я думаю, мало кому пришло бы такое на ум.

Уверяю Вас, что многим приходит.

Уверяю Вас, нормальным поэтам такая ерунда в голову не приходила — я ни разу не видел, чтобы кого-то из поэтов мучил этот вопрос. Так чтоб аж устраивать консилиумы.
Поэты про это всё знают.
Это интересно дилетантам — и правильно, надо учиться справляться с материей.
А поэты, которые разбираются в тонкостях — обычно просто видят, на месте оно или нет.

Интересная статья.
Может, добравшись до Хлебникова — Вы поймете о чем я говорю когда говорю о контектсе (стилевом, где перебой — то что вы называете им — работает как выразительное средство)
http://litset.ru/stuff/14-1-0-321
Перебои ритма как средство выразительности
Автор: В. Холшевников

Может тогда поймете еще что сам вопрос странно выглядит в этом во всем.
И приведены хорошие стихи — с не очень корректными вставками из заглавных букв.
Бондаренко привел примеры. дальше.
Стихи от этого хуже стали?
Он описал исключения из правил (высосанных из пальца) обычный выразительный прием.
Здесь же ставится вопрос — о правомерности его использования как такового.

И есть еще такой факт, что многие авторы

таких перебоев просто не слышат.

И опять пошла мудота
Про опасный «перепой».

С тонким нюхом слышит кто-то
У кого бодун какой:
То ли дело в самогоне;
То ль прокисшее вино;
То ль коньяк беднягу клонит —
Перепои — всё одно!

Перепои, перепои,
Тонкий нюх учует вас,
Не оставит вас в покое
И подаст команду «Фас».

Автор ведёт себя, как ребёнок.
Не внемлет логике, взывает к школьной программе, как к Заветам)
Впрочем — извините.

Насчёт конкурса — это достаточно смешной критерий,
конкурсы существуют для любителей,
а мы, вроде как, говорим о поэзии.
Но вот если бы Вы прислали мне подборку в журнал,
я руководствовался бы ровно теми аргументами, которые изложил выше.
Как и все на моём месте.
Иного просто нет.
Основной критерий — уровень, сила текста, вне зависимости от нюансов.
Но это — многокритериальная штука.

Больше сказать нечего.

Ну, разве только по поводу менторства.
Профессионализм даёт такие права. И не даёт отступать от них.

Я имел в виду «филологический подход», т.е. тупо формальный, с позиций «яжефилолог». уровень мышления. есть же еще эстетика, поэтика, практика.

А особенности слуха, да. Согласен. Одни музыку слышат — другие сколько ни слушают — не слышат.
Особенность развития. остановка произошла — по слогам читают дети, но взрослые читают не по слогам.
хотя. может к этому идет)))

Я же вам приводил пример уже — детская привычка к чтению, на табуретке. а в смысл человек не вникает.
Все это попытка объяснить некие вещи. можно триста раз объяснить что происходит с голосовыми связками при пении, но приходит какой нить Карузо — и просто поет. благодаря природному синтезу тех элементов, которые тут до него пытались разобрать на молекулы чтобы объяснить — как надо петь.
Я о том что литкритика — это объяснение — как получается, откуда берется гармония, благодаря чему возникает именно здесь — это всегда уникально происходит.
Но ни в коем случае не талмуд инструкций — как эту гармонию следует «делать».
Подход разный.
Я например не могу читать с искалеченными ударениями неестественными. читаю естественно, как фразу, а не как двусложные сегменты. Как обычную фразу.
И там, где есть сбой — он очевиден, а там где его нет — то его нет

Кстати, это не беда, если ВЫ не можете. Беда, когда вы ВСЕМ предпишете не мочь, не иметь права слышать то, чего вы не слышите.
Вот в этом разница.

ВЫ — это не конкретно к ВАМ. это просто — фигура речи, прошу на свой счет не записывать как повод для обиды.

И уж точно оценочной деятельностью человекам — всем — надо бы осторожнее заниматься.
Хорошие стихи привели — но жуть жуткая проставленные ударения.
Я бы и в ночном кошмаре так не «ударил», например)))

Гаспаров, я думаю, допускает в первую очередь «профессионализм», то есть
исходит из того, что поэт знает, что делает. поэтому, когда такие сдвинутые
легкие сверхсхемные ударения изредка обнаруживаются у процентов, допустим,
60% значимых поэтов, это принимается за норму.

О распаде и полураспаде ударений в стихах

Список разделов / Для писателей / О распаде и полураспаде ударений в стихах

Несомненно, каждый добропорядочный гений, поэт в данном случае, или считающий себя таковым, изучил уже краткий учебник стихосложения, и смешно было бы сейчас рассказывать о пяти основных стихотворных метрах – хорее, ямбе, дактиле, анапесте, амфибрахии.

Но в том-то и дело, что, как правило, автор, сочиняя что-либо, не думает о том, в каком ритме и с каким размером будет сочинять. Ведь не сидит же он и не думает: «А, ну-ка, напишу-ка я пятистопным или, хуже того, семистопным ямбом, или, скажем, четырёхстопным амфибрахием.»

Всё происходит, мне думается, несколько иначе. Например, так: в голове возникла красивая строчка. Откуда взялась, Бог весть. Слова в ней сложились друг с другом, как будто так и родились. Практически на одной гласной. За ней потянулась вторая – не менее совершенная. Дальше в голову пришла рифма к первой строке – составная или, круче того, ассонансная, а затем — и ко второй. И так, с Богом, дошли до конца первого четверостишия и ритм на весь стих дальше задан. Если конечно стих ещё не кончился, и осталось о чём поведать почтенному читателю или слушателю.

Потом можно анализировать какой получился метр, сколько в нём стоп и так далее.
При таком подходе исключены ошибки в ритмике. Она изначально задана и какой бы не была – уложится в стандарты указанных выше пяти основных разновидностей.

Но есть другой способ написания. Человек понимает только одно – в конце строк должны быть рифмы. А рифма, это как говорил поэт Цветик из Цветочного города, «чтобы слова были похожи и одинаково кончались».

А если ещё и чувства захлёстывают, то куда там до метра, ритма, размера – скорее на бумагу и в компьютер.

А потом почтенные критики и рецензенты гадают: что это за ломаные метры, требующие при чтении пауз (цезур) и т.д.?

И вот таких авторов подстерегают несколько подводных камней, о первом из которых пойдёт речь в этом эссе.

Итак, первый подводный камень: несовпадение ударного слога в строке, согласно выбранного метра, с фонетическим ударением в слове — «распад ударения» (термин мой(Ю.П.)).

Оговорюсь сразу. Речь пойдёт о чистых стихах. Не о стихах для песен и не об авторской песне, но о стихах, которые должны восприниматься «без переводчика», чтеца или исполнителя.

Есть мнение, что стихи с классическим причёсанным ритмом скучны и неинтересны. Не буду далеко ходить за примерами, но весь «Евгений Онегин» написан, так называемой, «онегинской» строфой, и никому не скучно. Дело не в причёсанности метра и размера, а в таланте автора.

«Василий Теркин» вообще написан четверостишиями с классическим четырёхстопным хореем. И что? Прекрасная поэма.
И вот, если мы договорились о том, что стихи после написания надо «поверять алгеброй», то я, как бывший программист и математик в душе, но и поэт, кроме того, осмелюсь предложить почтенной публике свою методику проверки стиха на наличие распада и полураспада ударения.

Распадом ударения договоримся называть случай несовпадения фонетического ударения в слове с ритмическим в стихотворной строке. Для наглядности даю пример:

Обыкновенный пятистопный ямб:

«Ведь в гОроде родИли мЕня БОги.
01 0(1) 01 01 01 0
За городом зачахну я от скуки. «

Здесь: 0 – безударный слог, 1 – ударный слог, (1) – пропущенное ударение (пиррихий)

И хочется спросить:какого такого «МЕня» родили Боги? Уж не Александра ли?

(Кстати, все эти мЕни, тЕби, свАи (менЯ, тебЯ. свОи) не дают жить и красиво творить, по-моему, каждому второму стихирянину, если не больше.)

Переставим слова так:

«Ведь в гОроде менЯ родИли БОги.
За городом зачахну я от скуки. «

И нет вопросов. С помощью инверсии (перестановки слов) вопрос решён просто и безболезненно. Да и, если приглядеться, исходный порядок слов был не очень русский. После инверсии стало только лучше.

Если бороться с распадом ударения можно а) с помощью инверсии (как в данном случае), б) с помощью замены слова или образа и мы этому, вроде, научились, то перейдём к более сложному случаю

(Не стоит бояться! К ядерному излучению это понятие не имеет отношения.)

Просто, оказывается, в трёхсложных метрах (дактиле, амфибрахии и анапесте) кроме основного ударения существует вспомогательное, ПОЛУсильное (отсюда и ПОЛУраспад)

Распада ударения как такового в трёхсложных метрах быть не может. Я, по крайней мере, пока не встречал. Это прерогатива ямба и хорея — тут сколько угодно примеров (часть из них в первой главе моего «Нескучного учебника стихосложения» рассмотрена).

Зато тихо и незаметно на поэтов наваливается полураспад ударения. Большинство его даже не замечает — ни у себя, ни у других.

Если для всех очевидно, что ритмическая формула трёхстопных метров такова:

амфибрахий: 0 1 0

где 0 — безударный слог, 1 — ударный,

то вот оказывается, что есть ещё и полусильное ударение в стопах трёхсложных метров, которое ни в коем случае нельзя игнорировать.

Обозначив полусильное ударение знаком «+» имеем несколько иную схему трёхстопных метров:

И вот пример («сконструированный» специально для меня Евгением Какузиным, светлая ему память):

1) Если тЫ Очень лЮбишь менЯ
+ 0 1 + 0 1 + 0 1 В данном примере и сильные и полусильные ударения на месте

А вот здесь, извините:

2) КОгда Ты пОчти лЮбишь менЯ
+ 0 1 + 0 1 + 0 1

В данном примере сразу два полураспада ударения. В слове «когдА», ударение пришлось за счёт полусильного на «кОгда» и в слове «почтИ» ударение пришлось на «пОчти»

Читать еще:  Чьи стихи нам всегда чего то не хватает

Очевидно, что с помощью нехитрых ухищрений можно вылечить строку во втором примере, придумав что-то подобное строке из первого.

Внимательный читатель тут же спросит: «А в слове «лЮбишь» по Вашей логике два ударения?
Да? Сильное и полусильное?».

Да! Уважаемый внимательный читатель. Чуть не выплеснул ребёнка вместе с грязной водой. Избавляясь от лишних примеров и тупиковых размышлений выкинул свою «теорию чёрных ритмических дыр». Исправляюсь.

Нетрудно видеть, что в трёхсложных размерах между двумя ударными слогами два безударных (если не считать дополнительного ударения) и при попадании в эту чёрную дыру именно ДВУХСЛОЖНЫЕ слова создают все проблемы. Чаще всего это предлоги и местоимения. Все эти «кОгды», «Ещё», «пОка», «пОчти» и т.д. Именно на них и сосредоточены примеры. Именно в них и заключена «беда» многих сочинителей.

Если же слово трёх- и более -сложное, либо двухсложное, но уже имеющее основное ударение (как «лЮбишь» в последнем примере), то полусильное ударение никак себя не проявляет и в этом случае перепишем этот пример так:

2) КОгда Ты пОчти лЮбишь менЯ
+ 0 1 + 0 1 0 0 1

Так будет правильнее. И вот уж теперь, «внимательный читатель» не подкопается.

Немного о стихосложении. Ещё чуть-чуть про ударения и другие нюансы. Статья Е. Шаровой

В прошлой статье я говорила об ударениях (см. «Ритм, размер, звукопись… и что-нибудь ещё.»). Хочу ещё дополнить эту тему. Вот вы написали стихотворение. И вслух и про себя читается, вроде бы, просто замечательно. И вдруг – раз! – на фоне всего замечательного явно что-то не то… А это «не то» может оказаться такой штукой, как смещение (или распад) ударения¹. Приведу наглядный пример. Есть у меня одно стихотворение и вот первая версия одного из четверостиший:

Но, среди калейдоскопов снов,
среди мыслей, замыслов, сомнений
мы увидим сотни отражений
наших непридуманных стихов.

Что я тут натворила? А много чего. Допустим, повтор слова «среди» в данном случае вполне приемлем. А вот повтор однокоренных слов «МЫСЛей» и «заМЫСЛов» – это явный перебор! Но я не остановилась на «достигнутом» – я именно в этом четверостишии допустила такую вещь, как смещение ударения. Вот прочтите это четверостишие, акцентируясь на ударениях в начале каждой строки. Уловили вот это: «срЕди мыслей, замыслов, сомнений»? Поняли, что получилось? А получилось сбой ударения в слове «среди» с правильного «средИ», на вынужденное «срЕди». Вот таких явные сбои лучше не допускать – слишком заметно! Я попыталась улучшить это четверостишие:

Но, среди калейдоскопов снов,
Вихрей чувств и омутов сомнений
Мы увидим сотни отражений
Наших непридуманных стихов.

Во всяком случае, ударение я постаралась поправить и убрать повтор, но вспоминаем предыдущую статью – звукопись. Обратите внимание на «вихрей чуВСТВ…» – конечно, мы, в данном случае, не вычитываем все согласные в слове «чувств», мы прочтём вслух, как «чуств». Но даже в этом, уменьшенном при чтении, виде лично мне звукопись очень не нравится… Этот тот самый случай, когда сочетание букв затрудняет чтение – четыре согласные подряд!
Четверостишие из ещё одного моего стихотворения – ещё более наглядный пример заморочек с ударениям:

И эта связь действительно крепка –
Не разорвать магические звенья!
Используя богатство языка
Рисуем мир палитрой вдохновенья!

Правильное ударение в первом слове в начале третьей строки я выделила жирным шрифтом, но, я думаю, что многие уловили сбой. В первой строке иктом является «я» в слове «связь» и из-за этого, буквально навязчиво, «ударяется» «я» в слове «используя». То есть в слове есть правильное ударение, но интонационно (я бы даже сказала – принудительно) мы «ударяем» по «нужной» нам гласной и в слове получается как бы два ударения – ударение распадется! Получилось «используЯ». Это серьёзный огрех и такого лучше не допускать. Меня в данном случае условно выручает длина этого слова и ударение в слове «эта». Увы… как отредактировать это место в стихотворении до приемлемого состояния я так не придумала… Но это уже другая история. Ну, а если вернуться к «срЕди» и подобным, то у многих (я не исключение) любимое место смещения ударения в словах типа «свОя» или «мОя», «кОгда» и т.п.

Фраза из моего стихотворения «Своя шкурка»:
«мОя шкурка изрядно поношена» – судя по всему я эту шкурку «мОю». А ведь хотелось бы другого – «моЯ шкурка» – принадлежность, так сказать. Так что настоятельно рекомендую – следите, чтобы не «помыть» то, что «мыть» не требуется! Такие смещения могут быть сглажены при чтении вслух, но всплывут при чтении про себя.
Итак, подводим некий итог – следим за ударениями очень-очень тщательно! Следим, чтобы как можно меньше допускать без необходимости в пределах одного четверостишия (и уж точно – одной строки) однокоренных слов. Наш язык разнообразен, богат на синонимы и сравнения, а значит – не будем обеднять свои стихи и неуместными повторами! Специально подчеркнула слово «неуместными» — если повтор идеально разместился в стихотворении, то значит он нужен!
Очень тесно с темой ударений связана такая штука, как инверсия – изменение нормального порядка слов в предложении. Иногда инверсия позволяет добиться нужного звучания строки – перестановка слов в строке ставит всё на свои места (прошу прощения за тавтологию). А иногда бывает и наоборот – фраза так вывернута, что сходу и не прочитаешь!
В одном своём стихотворении, я сначала написала так:

Впереди пустота… Мир в безвременье скоро утонет…
Не вернуться назад, где осталась частица души.
Только бьётся огонь между наших сомкнутых ладоней…
Это – пламя любви и надежды на новую жизнь.

Кажется, что всё нормально? – Нееет. Только кажется! Ударение в слове «сомкнутых» в моём первом варианте по ритму падать должно было на «у» — «сомкнУтых». А это неправильно! Нужно – «сОмкнутых». Спасибо инверсии – перестановка слов помогла всё утрясти:
Только бьётся огонь между сомкнутых наших ладоней…

Красным я выделила те два слова, которые я поменяла местами. Что было инверсией – первый или второй вариант я не знаю, но главное – помогло.
Пожалуй, к инверсии можно отнести такую строчку из другого моего стихотворения:
Скоро пора придёт снежную вить кудель…

Правильным было бы: «Скоро придёт пора…» Но если бы я поменяла, то был бы сбой всего четверостишия с задуманного ритма. Так что здесь инверсия была использована по необходимости и сознательно. Ну, надеюсь, что стало понятно значение этого приёма.
И, пожалуй, в этой части матчасти я совсем немного… даже не расскажу, а поразмышляю о некоторых нюансах стихосложения… Мне эту мысль навеяли недавние бурные обсуждения окончаний «-ою» и «-ею».
Итак. Вот мы пишем стихотворение. Полёт мысли, эмоции и т.п. И тут сами же и заметили – а в какой-то фразе явно не хватает слога. Что делать? – каким-то образом его добывать! К примеру:

Лакает ночь шершавым языком
Из звёздной чаши молоко тумана.
Февраль уходит крадучись, тайком…
И вот уж март нам головы дурманит.

Дабы удлинить последнюю строку я вставила «уж». Ещё я, если позволяет фраза, вставляю «лишь», «увы», «хоть»… А «чтоб» и «чтобы» — вообще трансформер. Если надо – удлинит фразу, а надо – укоротит. Конечно, не все «ужи» и прочее служат «удлинителями» – они ведь могут и вписаться в контекст фразы сами по себе… Но вот есть у них и такая «функция». Впрочем, я не уверена, что этот мой пример с «уж» подходит — вроде бы тот случай, когда «ужик» по делу))) А-а-а! Чуть не забыла – обратите внимание на слово «молоко» в вышеприведённом четверостишии — явный пример сбоя ударения! А я его, между прочим, напечатала в сборнике… Да и «уж» создал интересное слово «вотуж», что не есть хорошо…
А я, хоть и ворчала, но, каюсь, сама применяю окончания на «ю» — и «своею», и «моею», и много чего у меня найдётся:
«… кленовОЮ пятернёй…»
«Я нарисую счастье оранжевОЮ краской…» и т.п.
Ох, и не люблю я этот приём, но вынуждено его применяю. Лично для себя я всё-таки считаю его своей слабостью так как в большинстве случаев я отлично понимаю, почему его применила – не хватило мастерства (и терпения) поискать другие варианты. Но, в общем-то, я в чужих стихах к нему не цепляюсь – есть и есть это «ю», значит так вышло – воля автора.
Ну, есть ещё «волшебство» для укорачивания строки – спасибо мягкому знаку! «Наваждение – наважденье», «сочинение – сочиненье», «знание – знанье» и так далее. Думаю, что понятно и без примеров. И тут меня терзают те же угрызения – я осознанно применила «хитрость». Конечно же, это только моё личное отношение к вышеперечисленным приёмам! И, в принципе-то, в них нет ничего ужасного и если что – я сама же их применю… Ну вот, не люблю я так писать! Но приходится, когда не вижу другого выхода. Думаю, что у каждого из нас найдутся свои «пунктики» в стихосложении и свои мнения на эту тему. А я повторюсь, что как редактор я к такому не цепляюсь — есть и есть такое. Сама ведь использую вовсю!
Ну, пожалуй, на этом и закончу очередную главу.
Всем любви и вдохновения! (или вдохновенья – на выбор)))

¹ Допускаю, что приведённые мною примеры сбоев ударений на самом деле — мои личные «тараканы» и я слишком самокритична. Но… обозначить проблему со сбоями ударений мне как-то было надо. Охотно допускаю, что я путаю причины возникновения таких сбоев, но результат-то один — что-то не так. Надеюсь, что информация будет полезной. А если кто-нибудь более компетентный поможет разобраться и мне и другим — буду только рада!

Стихи для запоминания ударений в словах

Для запоминания ударений в словах приходят на помощь стихи. Часто их рассказывают в детском саду и в начальных классах. Они могут быть полезны не только детям.

Весёлые фразы и стишки были придуманы ещё во времена СССР И. Агеевой, С. Белорусцем, П. Синявским и другими поэтами. Многие стишки в списке новые и составлены командой сайта accentonline.ru.

алфави́т
Заучив весь алфав и т,
Он имел усталый в и д.

апостро́ф
1. Зря он писал так много стр о ф,
Не там поставил апостр о ф.
2. Ох, сколько ж это катастр о ф —
Не там поставлен апостр о ф.

афе́ра
1. Кто ни в чём не знает м е ры,
Тот способен на аф е ры.
2. Мы услышали от В е ры
Про какие-то аф е ры.

балова́ла
Мама сына балов а ла,
Вместо супа торт дав а ла.

бало́ванный
1. Он очень образ о ванный,
И вовсе небал о ванный.
2. Он был немного ск о ванный,
И капельку бал о ванный.

ба́нты
1. Девочки надели б а нты
И играют дружно в ф а нты.
2. Если есть в тебе тал а нты,
Завяжи на праздник б а́ нты.
Без талантов если ты,
Повяжи себе банты́.
(И. Агеева)

бла́гами
1. А жизнь бежит зигз а гами
И одаряет бл а гами.
2. Вы не машите фл а гами,
Нас одарите бл а гами.

блоки́ровать
1. Реклама начала шок и ровать,
Пора её блок и ровать.
2. Как ни старались мы варь и ровать,
Пришло время блок и ровать.

бряца́ние
На мониторе — мерц а ние,
От гитары — бряц а ние.

букси́ровать
— Вагон дезинфиц и ровать?
— Давай его букс и ровать!

взята́
1. У неё была мечт а ,
Из книжки сказочной взят а .
2. Самолётом высот а
Хорошо была взят а .

включи́м
1. Время телевизору мы отдад и м
На диван приляжем и его включ и м.
2. Нам телефон необход и м,
Быстрее мы его включ и м.

водопрово́д
Он задел громоотв о д
И упал в водопров о д.

восприня́ть
1. Тогда я смог пон я ть —
Мне этого не восприн я ть.
2. Так больно было всё прин я ть
И эту правду восприн я ть.

вручи́т
Курьер доставку облегч и т
И надо дому товар вруч и т.

газопрово́д
1. Возле нас шумит зав о д,
А под ним газопров о д.
2. Ох, добавил мне хлоп о т,
Во саду газопров о д.

герба́
Двойка — была его судьб а ,
Ведь он не знал страны герб а .

гербы́
1. Щедрою волей моей судьб ы
Достались мне фамильные герб ы .
2. Есть у каждой стран ы
Символические герб ы .

граффи́ти
Нет, вы только посмотр и те!
На стене опять графф и ти.

грунтовы́е
Утекают чаев ы е,
Словно воды грунтов ы е.

диспансе́р
Все, кто болеют корью, наприм е р,
Помещены в больничный диспанс е р.

догово́р
Чтобы вдруг не вышел сп о р,
Заключите догов о р.

докуме́нт
Он — начальник
И в мом е нт
Нам подпишет докум е нт.

доне́льзя
Что ж некуда мне д е ться —
Упрям он был дон е льзя.

доска́
1. Этот сон просто тоск а —
Снилась школьная доск а .
2. Хочется тёплого песк а ,
А под ногами лишь доск а .

досу́г
1. У меня хороший др у г,
Проводим вместе мы дос у г.
2. Позову своих подр у г,
Вместе проведём дос у г.
3. Здесь на даче все вокр у г
Украшает мой дос у г.

дремо́та
Как работать неох о та!
Одолела нас дрем о та.

жалюзи́
1. Поскорее привез и
Для окошек жалюз и !
2. Ты нам шторы не воз и ,
Мы повесим жалюз и .

зави́дно
Есть при всех конфеты — ст ы дно!
Поделись, ведь нам зав и дно!

занята́
1. Что мне вся эта сует а ?
Ведь я делами занят а .
2. Не жди меня, моя мечт а ,
Ведь я сегодня занят а .

заперта́
1. Есть у неё заветная мечт а ,
Но дверь к мечте той заперт а .
2. В доме нашем царит пустот а —
Дверь в наш дом давно заперт а .

звоня́т
Он звонит, они звон я т.
Очень встретиться хот я т.

зубча́тый
1. Не полетит наш самолёт крыл а тый,
Ведь потерялся механизм зубч а тый.
2. Шёл по лесу медведь мохн а тый
И винтик он нашёл зубч а тый.

ико́та
Икота, ик о та,
Уходи на Фед о та.
С Федота на Якова,
С Якова на всякого.

и́ксы
1. Играли весело рем и ксы,
А мы все вычисляли и ксы.
2. По улице гуляли ф и ксы,
Мы в школе вычисляли и ксы.

инжене́р
Вот, у Коли, например,
Мама — милиционер.
А у Толи и у В е ры
Обе мамы — инжен е ры.

инструме́нт
Предъявите докум е нт —
Мы дадим вам. (инструм е нт).

и́скра
Отлетела от костра
И погасла быстро —
Коль неверно, то искра́,
Если верно — и́ скра!
(С. Белорусец)

катало́г
1. Ударение в слове катал о г
Падает всегда на третий сл о г!
2. Чтоб скорей в библиотеке
Отыскать ты книгу см о г,
В ней бывает картотека,
Специальный катал о г.
3. Подарок выбрать мне пом о г
Один хороший катал о г.

Читать еще:  Стихи вот кто ты для меня скажи

кварта́л
1. Мы прошли нем а ло —
Целых два кварт а ла.
2. В бухгалтерии авр а л —
Завершается кварт а л.
3. День отчётности наст а л,
Время закрывать кварт а л.

кладова́я
— Что стоишь, завхоз, зев а я?
— Опустела кладов а я.

кла́ла
1. Ох, горький чай, не ожид а ла,
Ведь ложку сахару я кл а ла.
2. Бережно я книги протир а ла,
Потом в коробочку их кл а ла.

ко́гтя
В бочке есть и ложка д ё гтя:
Кошки нет без остренького к о́ гтя.

коры́сть
Всё мыши смогут перегр ы зть,
Коль будет с этого кор ы сть.

краси́вее
1. Чем человек счастл и вее,
Тем выглядит крас и вее.
2. Тот из нас счастл и вее,
В ком душа крас и вее.

креме́нь
1. Этот камень очень сильный
И достаточно красивый.
Бей его хоть целый д е нь.
Не расколется крем е нь.
2. Я купил себе рем е нь
Крепкий, будто бы крем е нь.

ле́ктор
Будет новый «л е ктор» —
Предупредил прор е ктор.

ло́ктя
1. Царапинка у л о ктя
От кошачьего к о гтя.
2. А собачка не без к о гтя —
Вот царапина у л о ктя!

ломо́та
Тяжела была раб о та —
В теле всём теперь лом о та.

ломо́ть
Жалко весь, но дайте х о ть
Хлеба вашего лом о ть.

мастерски́
Лишь потёр слегка виск и ,
Выпил виски мастерск и .

мозаи́чный
Подарок моза и чный,
Вполне себе прил и чный.

мусоропрово́д
На площадке — хоров о д,
Чистят — мусоропров о д.

нача́в
Я понял весь уст а в,
Только читать нач а в.

нача́вший
1. Он был уже уст а вший
И отступать нач а вший.
2. Хоть он и много повид а вший,
Но чувством проникаться был нач а вший.

нача́вшись
1. Мы разошлись не попрощ а вшись,
Окончился роман и не нач а вшись.
2. Ты ушёл, её и не дожд а вшись,
Встреча закончилась и не нач а вшись.

новорождённый
Я ужасно утомл ё нный,
Брат не спит новорожд ё нный.
Не смыкает ночью глаз,
Криком громким будит нас.
(И. Агеева)

новосте́й
1. Я жду своих гост е й
И с ними новост е й.
2. Услышать я хочу вест е й,
Хороших добрых новост е й.

облегчи́ть
Непросто ударенья зауч и ть!
Стихи задачу могут облегч и ть!

опто́вый
1. Построили в городе н о вый
Красивый магазин опт о вый.
2. Возле улицы сад о вой
Магазин открыт опт о вый.

оркестро́вая
Была уже совсем не н о вая
В театре яма оркестр о вая.

осве́домить
Чтоб территорию иссл е довать,
Жильцов надо осв е домить.

парте́р
1. В доме — чудесный интерь е р,
Возле него цветной парт е р.
2. Премьера фильма про мод е рн,
Билеты взяли мы в парт е р.

плодоноси́ть
1. Хочу я у тебя спрос и ть:
Будет ли яблоня плодонос и ть?
2. Дерево можно исцел и ть,
Будет оно плодонос и ть.

пломбирова́ть
1. Кухня в воде, чего же жд а ть?
Надо трубу пломбиров а ть!
2. Зубик болит. Не горев а ть!
Пошли его пломбиров а ть!

позвони́шь
1. Ну, почему же ты молч и шь,
Ведь я спросила: позвон и шь?
2. Ему ты этим отомст и шь,
Если ему не позвон и шь.

премирова́ть
1. Директор должен напис а ть:
Кого, за что премиров а ть.
2. За труд не надо забыв а ть
Работников премиров а ть.

прину́дить
1. Свет солнечный её разб у дит,
Гулять на улице прин у дит.
2. Холодный ветерок ост у дит,
Одеться потеплей прин у дит.

при́няли
Всё они предпр и няли,
Решение уже пр и няли.

развите́е
1. Учись-ка ты быстр е е,
И будешь развит е е.
2. Считай, читай скор е е,
И будешь развит е е.

реме́нь
Я купил себе рем е нь
Крепкий, будто бы крем е нь.

свёкла
1. Мы у тёти Ф ё клы
Ели борщ из св ё клы!
2. Свёкла плакать начала,
До корней нам о кла:
— Я, ребята, не свекла,
Я, ребята, св ё кла.
(П. Синявский)

сверли́т
1. У соседей голова бол и т —
Он стену целый день сверл и т.
2. Он на лавочке сид и т,
Взглядом все её сверл и т.

сли́вовый
1. Несу в корзине и вовой
Пирог с начинкой сл и вовой.
2. Сок я сл и вовый купил,
Дома банку я открыл.
Оказался сок томатный,
Ничего мне не понятно.

сори́т
Тот природу не хран и т,
Кто на улице сор и т.

столя́р
Красит здания мал я р,
Мебель делает стол я р.

танцо́вщица
Не пришла к ней ещё бесс о нница,
Не устала ещё танц о вщица.

тво́ро́г
Бабка испекла пир о г
Да забыла про твор о г.

то́рты
1. В музее — натюрм о рты:
На них — цветы и т о рты.
2. Не налезли ш о рты —
Часто ели т о рты.
3. Сперва —
Их на кусочки режьте.
А следом —
Открывайте рты —
И с наслажденьем
Т о́ рты ешьте!
Ошибкой будет
Есть торты́!
(С. Белорусец)

трансфе́р
1. Запотел секундом е р —
Столь тяжёлым был трансф е р.
2. Грустил дядя офиц е р,
Не прибыл его трансф е р.

ту́фля
Слово «т у фля» я прочту
С ударением на «т у ».

убыстри́ть
Рисуй, умеешь ты твор и ть!
Известность надо убыстр и ть.

углуби́ть
1. Чтобы было легче ж и ть,
Знания нам нужно углуб и ть.
2. Корабли не смогут пл ы ть —
Канал здесь нужно углуб и ть.

украи́нский
Харчо — суп груз и нский,
А борщ — укра и нский.

уме́рший
1. Он был какой-то потускн е вший,
Как лебедь в опере ум е рший.
2. И сад был полностью сгор е вший,
Наверное, он был уже ум е рший.

фено́мен
1. Вынесли приговор: он невин о вен.
Столь странный это был фен о мен.
2. Зверь этот был просто огр о мен,
Такой загадочный фен о мен.

фети́ш
1. Нет, ему не угод и шь.
Думает, что он — фет и ш.
2. А куда ты так спеш и шь?
Ведь работа не фет и ш.

хво́я
1. Елкё не было пок о я —
Нравилась котёнку хв о я.
2. После солнечного зн о я
Свежестью одарит хв о я.

цеме́нт
Для строителей в мом е нт
Машина привезёт цем е нт.

ша́рфы
А у нашей М а рфы —
Все в полоску ш а рфы.

шасси́
Для приземления прос и
Пилота выпустить шасс и .

щаве́ль
1. Прилетел мохнатый шм е ль
И уселся на щав е ль.
2. Срубили е ль,
Сорвали щав е ль.

щавеля́
На обед с тобой не зр я
Варим щи из щавел я .

Стишки сразу для нескольких слов:

Фено́мен звони́т по среда́м,
Приня́в догово́р по года́м,
Он о́тдал экспе́ртам эско́рта
Хода́тайство аэропо́рта.

В тот же день царица злая,
Доброй вести ожидая,
Втайне зеркальце взяла́
И вопрос свой задала́.
(А. Пушкин)

Баба Фёкла копала свёклу,
а Коко Шанель любила щаве́ль.

LiveInternetLiveInternet

  • Регистрация
  • Вход

Рубрики

  • Литературное (163)
  • винегрет (34)
  • по волнам памяти (34)
  • Рассказы и прочие хвосты (20)
  • Странные байки (9)
  • БосоМаркизия (3)
  • Сергей Петрович (7)
  • Монологи старого Изи из Бердичева (8)
  • Чужое (41)
  • Дзен и дзендаи (79)
  • Село Подлесное (24)
  • Мои походы и поездки (143)
  • 2018 Днестр, Бакота (16)
  • 2019 Львов (4)
  • 2019 Днестр (4)
  • Москва и Питер 17-го (13)
  • 2017, Крым, Меганом (9)
  • 2016, Херсонщина (19)
  • 2015, Болгария, вид с моря (16)
  • 2013, Крым, Меганом — Аю-Даг (16)
  • 2012, Крым, поход 2 байдорафтами (14)
  • 2011, Крым, ещё и с парусом! (6)
  • 2010, Крым, с байдорафтом. (9)
  • 2009, Крым (9)
  • Идущие по волнам (205)
  • NERIS (102)
  • Байдорафт — туризм для всех. (51)
  • Выживание, лайфхаки (15)
  • Парусная байдарка (8)
  • Стран*ник на воде. (3)
  • Коринфянин. Саяны, р. Китой. (3)
  • Шопопало (690)
  • Крым *АШ (20)
  • Музыка, видео, клипы (14)
  • Небывалое бывает (12)
  • Размышлизмы (252)
  • Интересуюсь спросить (146)
  • Подол (61)
  • Фотографии Подола (30)
  • Художники Подола (10)
  • Кино на Подоле (9)
  • Муралы Киева (8)
  • Фотопрогулки (74)
  • Фотосессии (48)
  • Ретро (17)
  • Труханов остров (6)
  • Общество (694)
  • Рассказы «со стороны» (63)
  • Кунсткамера (46)
  • Кто што видел (23)
  • Бояны перламутровые (105)
  • Шедевры рекламы (9)
  • Рецепт опробован (38)

Цитатник

  • Все (173)

Предуведомление. Ниже — ОТВЕТ на комент. Без чтения его, что-то может быть непонятно. А чтение всего.

демократический тоталитаризм Начитался было воплей порохоботов по всему интернету о том, что всё .

Про тараканов и ПДД У каждого из нас есть свои тараканы в голове, которые подчас диктуют свои .

Были в природе те зеки или они — такая же литературная выдумка (только другого автора), как персонаж.

кулинарный дайджест Вы хотели больше картиночек? Ладушки. Меня Дзен каждый день радует. И вот о.

Музыка

  • Все (3)

Фотоальбом

  • Все (219)

Интересы

  • Все (21)

Друзья

  • Все (49)

Постоянные читатели

  • Все (940)

Сообщества

За вольность поэта замолвлю я слово

Неправильные ударения в стихах. Одобряют их не только лишь не все. (ну, вы поняли). Некоторые считают, что это — нехорошо.
Я нисколько не против такого считания, я просто имею на этот счёт (гм! своеобразно получилось) своё персональное мнение. Вот им-то я и руководствуюсь, ага!
Но раз пошла такая пьянка тема, то просто накидаю здесь нагугленных примеров.
(кстати, эти «нагугленные примеры» здесь тоже в неправильном падеже применены, и ничётак, сетература позволяет).

М.Лермонтов
Внизу огни дозорные / Лишь на мосту горят, / И колокольни черные, / Как сто́рожи, стоят.
А.Пушкин
Отку́пори шампанского бутылку / иль перечти «Женитьбу Фигаро»
З.Гиппиус
Был дан мне ключ заветный, / И я его берёг. / Он ржа́вел незаметно…
Н.Гумилёв
О пожелтевшие листы / В стенах вечерних библио́тек, / Когда раздумья так чисты, / А пыль пьянее, чем наркотик!
И. Анненский
. Для чего ж с конту́ров нежной, / Непорочной красоты / Грубо сорван саван нежный, / Жечь зачем ее цветы?
С.Есенин
Ты плакала в вечерней тишине,
И слёзы горькие на землю упада́ли,
И было тяжело и так печально мне,
И всё же мы друг друга не поня́ли.
Умчалась ты в далекие края,
И все мечты увя́нули без цвета,
И вновь опять один остался я
Страдать душой без ласки и привета.

Википедия дает такое определение: «Поэтическая вольность (licentiapoetica) — право поэта в целях большей художественности «нарушать» как нормы общепринятого литературного языка, так и канонические формы развертывания сюжета».
Определение из «Поэтического словаря» А. П. Квятковского: «Вольность поэтическая (лат. licentia роetiса) — термин старой классической поэтики, преднамеренное или невольное отклонение стихотворной речи от языковых, синтаксических, метрических и других норм»
Ю. М. Лотман приводит такие примеры: «Вяземский отстаивал свое право на орфографические ошибки как на выражение своей личности в тексте. Блок настаивал на написании “жолтый”, отличая его от “желтый”»

Ну как, я убедил ли вас, боль-мене, что поэзия и алгебра не очень-то совместны?
Теперь же, перейду конкретно к слову «тще́тны» именно с моим акцентом «тщетны́».

При слабой распространенности сведений по истории русского литературного языка, часто приходится слышать и читать как поэтической вольностью Пушкина называют то или иное ударение в его стихах, отличающееся от современного, например в «Деревне»:

Дворовые толпы́ измученных рабов,
[Сб. «А. С. Пушкин. 1837—1937», М., 1937.]
тогда как такое ударение в существительных женского рода без переноса на основу во множественном числе является совершенно обычным в стихотворном языке пушкинской эпохи и более старых периодов. В современном русском языке также известны многочисленные случаи колебания ударения в этой категории слов, преимущественно в косвенных падежах. Мы, например, говорим то вoдáм, то вóдам, то толпáм, то тóлпам, то стрáнaм, то стрaнáм; мы иногда говорим: сёстрами, жёнами, кóсами, но слезáми, волнáми, доскáми (возможно также: вóлнами, дóсками, но такое ударение звучит менее литературно) и т. д. (Смотри об этом Л. Булаховский, Курс русского литературного языка, 1935, стр. 132 и Я. Грот, Филологические разыскания, стр. 335).
В живом языке пушкинского времени эти колебания были известны также и в именительном падеже множественного числа, а кроме того, значительно шире был самый круг слов этой категории, способных иметь ударение на флексии. Поэтому, в стихотворном языке XVIII и XIX вв. мы теперь находим очень много случаев с непривычным для нас ударением отмеченного типа. Ср. другие примеры из Пушкина:

Онегин был готов со мною
Увидеть чуждые страны́.
(«Евгений Онегин», I, LI.)

Дробясь о мрачные скалы́,
Шумят и пенятся валы.
(«Обвал»).

Не зная в страхе, что сулили
Им тайные судьбы́.
(«На выздоровление Лукулла».)

Где бедные простых татар семьиú.
(«Кто видел край. »)

Природы перед ним открыты красоты́́
(«Безверие»)

Парнаса блещут высоты́.
(«Напрасно ахнула Европа».)

и др. Ср. в косвенном падеже:

Опять пошла с сестрáми
Сидеть за воротами.
(«Жених».)

И это не личная особенность языка Пушкина, а явление, широко известное в старой русской поэзии. Ср. у Ломоносова:
Тебя, богиня, возвышают
Души и тела красоты́.
(I, 186)
Но что страны́ вечерни тмятся
И дождь кровавых каплей льют?
(І, 89).

У Державина:
А то, чему весь мир свидетель:
Твои дела суть красоты́.
(«Видение мурзы»)

У Крылова:
Досуг мне разбирать вины́ твои, щенок.
(«Волк и Ягненок».).

У Жуковского:
Чтобы бродить по высотáм пустынным.
(«Орлеанская дева», пролог.)

У Грибоедова:
Вам, людям молодым, другого нету дела,
Как замечать девичьи красоты́.
(«Горе от ума», I, 456—457.)

У Языкова:
Змеú ужасные шипят.
(«Послание к Кулибину».)

У Лермонтова:
Уж проходят караваны
Через те скалы́.
(«Спор».)
Что вам судьбы́ дряхлеющего мира.
(«На буйном пиршестве».)

и много других, имя им легион.
Так что, камрады энд амигос, истинно вам говорю: не стреляйте в пианиста и не требуйте от поэта соблюдения правил и норм школьного правописания. А не то он завоет, а не то он залает, а не то. неизвестно что получится. Уж лучше не читать, право слово!

* * *
При написании данного поста широко и активно использовались методом Copy/Paste источники:
1. Здвижкова Е. А. Ударение в поэзии: норма или поэтическая вольность // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Москва, июнь 2016 г.). — М.: Буки-Веди, 2016. — С. 3-5. Пруф1
2. Г. О. Винокур. Избранные работы по русскому языку. (Пушкин и русский язык) М.: Учпедгиз, 1959. С. 189—206. Пруф2

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector