0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Нотр дам де пари стихи

Стихи о Нотр-Дам де Пари, Соборе Парижской Богоматери

Нотр-Дам де Пари! Если станет немного потише
Гомон пестрой толпы у седой Галереи Царей,
На мгновенье замри. И тогда непременно услышишь
Эсмеральды шаги у твоих отворенных дверей,
Где в красавца любовь без труда превращала урода.
Чувство столь велико, что нельзя его перебороть.
Помнишь, там, наверху, у гаргулий стоял Квазимодо
И звонил так, что звук разрывал колокольную плоть.
Нотр-Дам де Пари! Эти стены пропитаны болью.
Нет героев Гюго, но о них не смолкает молва.
Нотр-Дам де Пари! Вспоминая их, перед тобою
Для молитв о любви подбираю простые слова.

Прекрасней всех соборов во вселенной
Парижской Богоматери собор,
Чей первый камень готики у Сены
Заложен был судьбе наперекор!
Внушительна ажурная громада,
В особенности западный фасад,
Где стрельчатые нефы и аркады
Неудержимо к небесам летят!
На королей, мечтающих без меры
О вечности, взирают с высоты
Ехидны порождение — химеры,
Химерные их воплотив мечты!
Собор — душа французского народа,
Страны расцвета первая ступень.
Живёт в нём дух Гюго и Квазимодо,
Храня средневековья свет и тень.
Собору, что красив собой и важен,
В стихах своих я должное воздам:
Виват, тебе, владелец стройных башен!
Виват, Парижа гордость, Нотр-Дам!

Он видел, как Париж родился,
Как век за веком, день за днем
Все выше в небо он стремился,
Как распустившийся бутон.

И, прошлого храня заветы,
Назло безжалостным годам
Надгробьем города навеки
Стать смог бы древний Нотр-Дам.

Но время, властвуя над нами,
Повергнет все к своим ногам —
И сталь, и медь, и древний камень
Ему придутся по зубам.

И храм в руины превратится,
Но, чтоб оплакать смерть его,
Со всей Земли начнут сходиться
Все, кто прочел роман Гюго.

И тень собора перед ними
Предстанет в гордой красоте,
Но он лишь призраком отныне
Жить будет в сердце и мечте.

Где римский судия судил чужой народ —
Стоит базилика, и — радостный и первый —
Как некогда Адам, распластывая нервы,
Играет мышцами крестовый легкий свод.

Но выдает себя снаружи тайный план,
Здесь позаботилась подпружных арок сила,
Чтоб масса грузная стены не сокрушила,
И свода дерзкого бездействует таран.

Стихийный лабиринт, непостижимый лес,
Души готической рассудочная пропасть,
Египетская мощь и христианства робость,
С тростинкой рядом — дуб, и всюду царь — отвес.

Но чем внимательней, твердыня Notre Dame,
Я изучал твои чудовищные ребра, —
Тем чаще думал я: из тяжести недоброй
И я когда-нибудь прекрасное создам…

Собор Парижской Богоматери.
Со всех стран идет сюда народ,
Эсмеральда сидит на паперти,
Квазимодо стоит у ворот.

Словно кто-то навел на вас порчу,
Квазимодо, мой бедный собрат,
На улице Москва дремлешь ночью?
Иль на лавке в метро Сталинград?

А ты, Эсмеральда, красавица,
Ждешь всё принца на белом коне,
Что над тобою вдруг сжалиться,
Возьмет замуж и даст все papiers(папье)?

Ваши глаза кричат мне при встрече:
— Мы такие ж, как ты, помоги!
В горле ком и теряю дар речи,
Лучше б спину мне жгли батоги.

Католический храм и Агора,
Ресторан от Сердца, Красный Крест,
Грустные взгляды из-за забора,
Здесь народ без документов ест.

В жизни вам не везёт слишком долго,
Подождите, вот книгу издам,
Дом построю на улице Волга.
Под фойе вам бездомным отдам!

На пьедестале-холме,
В центре ухоженных пашен,
Ели, в сгустившейся тьме,
Кажутся шпилями башен.

Как Нотр-Дам де Пари
Высится стать силуэта —
Крошечных звёзд фонари
Дали достаточно света.

Стынет вокруг тишина…
Явь — утомилась, уснула…
Вдруг из-за тучки луна
Дружески мне подмигнула.

Взглядом на холм повела
И улыбнулась: «Смотри!» —
Это она возвела
Мой Нотр-Дам де Пари.

Все бегут и бегут впереди галереи.
И с портретов со мной говорят короли.
Кружева, реверансы и звуки свирели,
И подземный секрет Нотр Дам де Пари.
Красный бархат на стенах.
Как ночь под ногами.
И дорожного платья на мне синева.
Эхо гулкое гонится вслед за шагами,
Желтый отблеск свечей умирает в глазах.
Преклоняю колени пред девой Марией.
И под звуки органа заходит Анри.
Я узнала давно, что отнюдь не святые
Тайны в стенах хранишь Нотр Дам де Пари.
Никому не отдашь ты стенанья и крики,
Молчаливо печать, прилагая к губам.
Возвышаешься ты, многолико-великий,
И холодный как лед, де Пари Нотр Дам.

Старый буфет извне
так же, как изнутри,
напоминает мне
Нотр-Дам де Пари.

В недрах буфета тьма.
Швабра, епитрахиль
пыль не сотрут. Сама
вещь, как правило, пыль

не тщится перебороть,
не напрягает бровь.
Ибо пыль — это плоть
времени; плоть и кровь.

В Париже плюс двадцать восемь —
Иду мимо вечных туристов.
Полгода, как меня бросил,
А так же стоят букинисты.

И так же спокойно и грозно
Взирает готический камень,
И мимо пройти непросто —
Столетья живут в этом храме.

Столетьями здесь встречались
Глазами во время мессы,
Крестились, молились, венчались…
Смотрю на него с интересом.

И мне собор отвечает
Всё тем же спокойным взглядом,
Каким он смотрел ночами
На нас, смеющихся, рядом.

А я всё понять пытаюсь:
Камень знает, что со мной стало?
Что я по Парижу слоняюсь
Одна, что я очень устала?

Устала от вечных терзаний.
От любви, что все-таки тает,
От измен и от расставаний?
Поднимаю глаза — всё знает…

Таинственный собор в романском стиле,
Прекрасный город под названием Париж.
О, Нотр-Дам, так много имя значит в мире!
Попасть туда, чтобы мечты сбылись.

Переписав историю собора,
Чтобы читая, мы поверили, могли…
Один французский классик в свое время
Поведал эпопею о любви.

Он рассказал нам про цыганку и поэта,
Про нищего бродягу, горбуна,
Священника, не видящего света
И капитана ждущего огня.

В его романе ненавидели, дружили,
Как будто так поставлено судьбой:
Одновременно все страдали и тужили
По девушке прекраснейшей одной.

Ей суждено там быть женой поэта,
Судьбой ей предначертано любить
Того, кто никогда не дал ответа,
Кто ради денег мог свою любовь убить.

И в нашей жизни часто так бывает,
Что видим мы не душу, а лицо.
И многих эта сила убивает,
Не зная сущности, мы у судьбы берем кольцо.

Покинув Париж, приходишь в Notre-Dame,
Там шумы улицы слились в аккорд чуть слышный,
И солнце яркое в тени немеет там,
Пройдя цветных окон узор чудесно пышный.
Спокойной тишиной исполнен этот дом:
В нем явно властвует единый царь — Всевышний.
Вечерни отошли; над черным алтарем
Лишь шесть мерцает свеч; но веет ароматом,
Где с фимиамом слит воск, капавший дождем.
Вот прочтены часы; во мраке синеватом,
Как добрая гроза, звучит суровый хор:
И своды древние ответствуют кантатам.
И полон пением весь сумрачный собор,
Где день, ослабленный Святыми, Королями,
Колеблет в высоте свой теневой узор.
И все здесь говорит о мире, словами
Святыми прогнанных, ночных страстях; с колонн
Надежда тянется незримыми руками.
О неземной восторг! сияет светом он,
Сосредоточенным в луче единой Правды!
Да, бесконечно прав экстаз твой, Симеон!
Так предадим же дух мы в руки Бога Правды!

Читать еще:  Я тебя никогда не забуду чьи стихи

На башне древнего собора
Уже давно истлевшая рука
Вписала слово «рок», но вскоре
И слово стёрлось словно из песка.

Зато от слова — воплощенья
Роман родился с подписью Гюго:
Горбун, цыганка и священник
В смертельной схватке преданных врагов.

Сакральное сердце Парижа —
Парижской Богоматери собор:
В дожде к стальному цвету ближе
Величества готический узор.

О страшный суд с фасада храма!
Кому-то в рай идти, кому-то в ад…
И вся религия как драма,
Где двадцать восемь королей — стоят.

Химеры — жутко фантастичны
Любуются Парижем с высоты,
Гаргульи охраняют лично
Собора водосточные посты.

А сверху снова в колокольне
Горбун звонит во все колокола
С воткнутым будто в сердце колом
От слова «рок» исполненного зла.

А в храме свеч, как тонны мыслей:
Надежда, бодрость, радость и печаль;
Поклон до пола ныне присных —
Венец Христа Спасителя встречай…

Священник мёртв и безопасен,
Красавица цыганочка в петле:
Но храм воистину прекрасен
В закатном солнце бесконечных лет!

А он видел цветные сны,
О прекрасной любви, под небом!
И, вс больше пленил тот мир
И глаза открывать не хотел

Он уродливый, жалкий горбун!
В своем мире живя, черно-белом,
Содрогался от звука тех струн,
Что утешить его не сумели!

Крыша дома Парижский Собор.
Но не помнит он Матери Божьей!
От людей только смех и укор!
Эту боль заглушить невозможно!

В черно-белой каморке своей,
Создавал он цветные сонеты!
И читал их для голубей,
Доверяя стихи свои ветру!

И, не смея смотреть ей в глаза,
Он шептал, как в бреду, Эсмиральда
И все ждал, когда каплей, Она
Утолит его страстную жажду!

Но, оглохнув от крика, звонарь
Божью заповедь святую нарушил,
Бросив душу свою на алтарь,
Грозы светлые смертью разрушил!

Величавый, огромный, безмолвный,
Ты хранишь свои тайны до самых последних дней,
Но даже тогда, в день суда рокового,
Останешься вечным оплотом святых королей.

Ты помнишь, как с каждым положенным камнем
Рождалась из дымки великая сила твоя.
И не человек тебя создал когда-то:
Тебе подарила божественность роза-заря.

Ты помнишь костер и слова тамплиера,
Что стали проклятием, страшным до дрожи в руке.
Ты знаешь, как в оргиях в прах рассыпАлась вера,
Когда гильотина ЖИВЫХ отправляла на СМЕРТЬ.

И ты понимаешь как главный читатель
Сюжеты романа, сплетенные с жизнью твоей,
Как смертью героев испытывал рок-предатель,
Как стал он потом продолжением этих путей.

Тебя попытались сломить, разбить и разрушить,
Но ты устоял под огнем почти семьдесят лет назад.
И гордо на солнце блестит барельефов кружево,
И купол сверкает звездой о пяти концах.

Двенадцать апостолов — неба лучи,
Двадцать восемь библейских правителей — символы мира.
Тысячи стекол — тайною на витражи,
Миллионы камней — никому не раскрытая книга.

Не боясь ни глупцов, ни мудрейших людей,
Ты весь мир пропускаешь сквозь призму святого и злого.
И алхимии символы с ангелом здесь наравне,
И к Марии сквозь время ведут колдовские ворота.

Сплав различных эпох, где повсюду властвует знак,
Заключая в себе многоликую душу и сердце;
Ты смеешься над всем и бросаешь вызов векам,
Вавилонская башня до самого синего неба.

Нотр-дамский собор

Какие стихи вы предпочитаете?

Стихи — Нотр-дамский собор

Я храню тебя, Нотр-дамский собор
И сплетенье колений вплетаю в узор
Но не криком, ни словом, молчанье приму
И тебя не отдам, никому никому.

А под шорох и шепот заснеженных вех
Там, где судьбы вломились устами у всех
Я тебя никогда не приму, не прощу
Отойди, отойди, отойди в старину.

Стихи — Собор Парижской Богоматери

На башне древнего собора

Уже давно истлевшая рука

Вписала слово «рок», но вскоре

И слово стёрлось словно из песка.

Зато от слова — воплощенья

Роман родился с подписью Гюго:

Горбун, цыганка и священник

В смертельной схватке преданных врагов.

Сакральное сердце Парижа —

Парижской Богоматери собор:

В дожде к стальному цвету ближе

Величества готический узор.

О страшный суд с фасада храма!

Кому-то в рай идти, кому-то в ад.

И вся религия как драма.

Стихи — Дамский каприз

Сквозь органзы узор расшитый
Под гжель небесной чистоты
Струится свет в окно транзитом,
В его тепле прекрасна ты.

День от зари наполнен счастьем.
В наш выходной стучится лень.
А самовар кипит со страстью,
И под окном шумит сирень.

Припев:
Под чаёк тортик «Дамский каприз»
Подсластит даже горькую жизнь,
Если жизнь без того хороша,
То ликует, хмелея, душа.
И халатик твой – дамский каприз –
В декольте взгляд мой что-то завис,
А когда ходишь ты, то в разрез
Глянет ножка, к ней мой.

Стихи — Дамский праздник

Весны начала дамский праздник
он самый, самый, самый нежный;
он лучезарный и мятежный! —
Страстей любовных он рассадник!

И я — с рожденья дам угодник —
дев обожая млею, млею!
При том, что с ними греховодник
с супругой от любви пьянею!

И смею, смею, смею, смею .
8 Марта — О,Лямур!!
Питать любовь к феминам всем,
чтоб жить во благости совсем!.

Стихи — Собор

Где-то там, на краю земли,
За стеною высоких гор,
Куда войны поход не вели,
Был построен великий собор.

Туда люди приходят порой,
Но не Бога о чём-то просить,
Они делятся доброй душой,
Чтобы к лучшему мир изменить.

Но дорога туда не легка,
Через жизнь всю проходит путь,
Эта цель высока-высока,
И не всем открывается суть.

Как мне хочется быть среди тех,
Тех, чьи помыслы вечно чисты,
и забыть что такое грех,
За собою сжигая мосты.

Разве Богу молитвы нужны?
И приходы с.

Стихи — Собор Парижской Богоматери

В груди —
застывшая астматина
под кожей тлеющих рубах.
Собор
Парижской
Богоматери
вскормила грубая крупа.

На куполах,
под небо взвинченных,
в колоннах,
обращённых к нам,
простёрли идолы язычные
мирскую сутолку окна.

Громадой,
толкотнёй,
гротескностью
чертя священную скрижаль,
он отвращает
свадьбу детскую
от траектории стрижа.

И полыхает
звоном матерным,
зачёркнутый
под звон фанфар,
Собор
Парижской
Богоматери —
благоухающий
фонтан.

Стихи — Дамский тост

Стихи — Дамский угодник

Вздох облегчённо — согласный,
Жест, примеряющий взгляды.
След твоей вкусной помады, —
Всё так привычно прекрасно.

Шум жив порывами ветра,
Дождь припугнул чёрной тучей.
Я, без сомнений, везучий.
Хоть и люблю безответно.

Слог беззаботен в начале,
Свет, как возможность вернуться.
Чай, остывающий в блюдце,
Смог примириться с печалью.

Читать еще:  Когда устанешь от бесконечного самоанализа стих

День был застенчиво вежлив,
Ночь будет свежей сегодня.
Я снова дамский угодник,
Если подаришь надежду.

Стихи — Город Владимир. Свято-Успенский Кафедральный Собор

Стихи — В Николо-Богоявленском соборе

Зелёный свет на светофоре
народ накрыл шоссе волной
и я уже в Морском соборе
летает вера надо мной.

Я Николаю-чудотворцу,
Являл он кротость и любовь,
ему святому миротворцу
свечу под звон колоколов

К нему – спасителю и к Богу,
и к Богородице святой
иду с молитвой от порога.
Пусть сохранят морей покой.

Анализ стихотворения «Нотр Дам» (О.Э. Мандельштам)

Автор: Самый Зелёный · Опубликовано 19.08.2020 · Обновлено 19.08.2020

Осип Мандельштам – представитель Серебряного века, чьи стихотворения всегда были узнаваемы читателями. Через путь взросления творчество Мандельштама менялось и приобретало новую усложненную форму выражения чувств и мыслей. Раннее творчество поэта порадует читателя сохраненной эстетикой написания, при простоте рифмы и прямолинейности. Так, к данному периоду относится первый опубликованный сборник О. Мандельштама «Камень», куда и входит стихотворение «Нотр Дам», анализ по плану которого Вам предлагает прочитать Многомудрый Литрекон.

История создания

До наших дней не сохранилась точная история создания стихотворения «Нотр Дам». Известно лишь то, что оно было написано в 1912 году (тогда поэт проходил курсы в Сорбонне — высшем учебном заведении во Франции), а опубликовано в 1913 году. Стихотворение входило в первый сборник поэта «Камень» (1916 год).

Первые работы сборника «Камень» были написаны Мандельштамом ещё в юношеские годы, а последние — в период завершения срока обучения в Европе. Сборник создавался в период становления творческой личности, юношеского максимализма и стремления найти способ выразить свою индивидуальность. Именно тогда автор встретил Н. Гумилева, родоначальника поэтической школы акмеистов, и понял, что ему подходят эстетические принципы данного течения. Вскоре именно с его поэзией читатели будут ассоциировать акмеизм.

В 1913 г. стихотворение было опубликовано в приложении к манифесту (декларации) акмеизма как его идеальный образец.

Жанр, направление, размер

Принято считать, что стихотворение О. Мандельштама «Нотр Дам» по направлению относится к акмеизму. Аргументировать это можно тем, что основными критериями акмеизма являются: отсутствие мистического максимализма, обыденность и красота слова. О. Мандельштам, изобразив Собор Парижской Богоматери, выбрал реальный осязаемый предмет, лишив его мистицизма.

Жанр произведения — лирическое стихотворение.

Стихотворение «Нотр Дам» написано шестистопным ямбом с множеством пиррихиев, из-за чего стихотворение не имеет искусственной строгой ритмичности. Рифмовка в строфах кольцевая. Исследователи подметили, что фамилия автора рифмуется с первой и последней строками четвёртой строфы-вывода. Кажется, что Мандельштам подписывается под стихотворением.

Название стихотворения «Нотр Дам» точно выражает главный объект описания – Собор Парижской Богоматери.

Композиция

Как бы поверхностно автор бы не пытался описать облик Собора Парижской Богоматери, за изображением архитектуры проскальзывают рассуждения лирического героя о прошлом, настоящем, будущем, а также о том, что скрывается за неизвестностью.

  1. Уже с первого четверостишья понятно, что О. Мандельштам начинает описания с прошлого. На месте собора раньше существовала римская колония. Внешний готический, строгий, мощный облик собора автор сравнивает с Адамом – первым человеком на Земле, тем самым делая акцент на чем-то новом в культурной истории человечества.
  2. Во второй и третьей строфах автор показал сочетание тяжелой романской культуры, стремящейся высь готики и языческого изобилия деталей в одном образе собора.
  3. В завершающем четвертом четверостишье О. Мандельштам обращается в будущее. Видя пред собой невероятный образ Нотр Дама, автор, будто бы давая обещание, обращается и утверждает, что когда-нибудь и он создаст нечто прекрасное, подобное Собору Парижской Богоматери.

Образы и символы

Бесспорно, одним самым важным «героем» стихотворения «Нотр Дам» является кафедральный собор Нотр Дам. Возведенный еще в двенадцатом веке, он и по сей день продолжает волновать души гостей столицы Франции.

Второй образ, заставляющий разглядеть за внешним обликом собора и скрытый смысл – лирический герой, автор повествования. Он наталкивает читателя на последующий анализ стихотворения «Нотр Дам».

Главным символом, скрывающийся за образом величественного собора, является камень. Храня в себе все тайны, он наполняется мудростью, со временем перерастая в собор.

Контрасты и противопоставления также являются значимыми компонентами стихотворения. Собор сам по себе, несущий светлый облик, перекрывается тяжкой готикой, создавая внешне напор. Тем самым внутренняя легкость совмещается с внешней мощью. Изобильное язычество (египетская мощь) деталей противопоставляется аскетичному христианству.

Дуб и тростинка – толстый и тонкий элемент собора, за которыми скрываются образы уязвимого человека и уверенной в себе личности.

Лабиринт и лес – оба препятствия, однако с различными способами преодоления: горизонтальным и вертикальным. Так, лабиринт – путь к гармонии, часто изображающийся в готических храмах и соборах, а лес, исходя из «Божественной комедии» Данте, есть путь заблуждения.

Тяжелый грубый материал и труд человеческих рук противопоставлены и показывают, как из хаоса материи создаются шедевры.

Темы, проблемы, настроение

Стихотворение «Нотр Дам» состоит из четырех строф. В каждой из них поэт описывает ракурс повествования и делает акцент на каждом из них. В первом четверостишье читатель видит внутреннее описание собора, лирический герой изнутри знакомит нас с кафедральной готикой. Во второй строфе идет внешнее описание, автор, как иллюстрацию изобразил особенности внешнего образа Нотр Дам. А в третьей и четвертой строфах О. Мандельштам снова обращается как к внутренним, так и к внешним чертам собора, выражая все в своих чувствах и взглядах.

  1. Основная тема стихотворения «Нотр Дам» — искусство. Описание собора перекликается с мечтой поэта создать что-то столь же совершенное. Творчество архитектора вдохновляет его, он с трепетом описывает каждую линию собора и его укрепления. Внимание автора приковано к закономерностям архитектуры, к тому, как такие громады удерживаются в воздухе и стоят столетиями.
  2. Еще одна важная тема — красота. Автора восхищает оформление собора. Он недоумевает, как из грубого камня могла получиться такая хрупкая красота?
  3. Сочетание культур в соборе тоже заинтересовало автора. Он улавливает в его оформлении мощь Египта и робость христианства, подмечая противоречивость собора и богатство его эстетики.
  4. Настроение произведения «Нотр Дам» — восхищение. Автора потрясло величие собора, он оценил гениальность архитектора.

Основная идея

Главным героем стихотворения, помимо собора Нотр Дам, также является и образ лирического героя. Каждая строфа стихотворения раскрывает в себе взгляд этого героя на собор с разных ракурсов, собирая все мысли воедино. Смысл стихотворения «Нотр Дам» — это личное восприятие красоты собора, гимн архитектурному искусству. Поэт вдохновился прелестью собора.

Стихотворение О. Мандельштама «Нотр Дам» заставляет задуматься над несколькими вещами. Мы производим переоценку культурных памятников, рассматривая их под иным углом и воспевая на новый лад. Мы понимаем, что даже, казалось бы, несовместимые понятия, могут в тандеме создавать нечто новое и уникальное. Главная мысль стихотворения «Нотр Дам» заключается в том, что эклектика порождает новые шедевры, вдохновляющие людей. Смешение стилей и идей — вот источник для новаторства в культуре.

Читать еще:  Стих о войне где то около бреста

Средства выразительности

Стихотворение «Нотр Дам» наполнено различными средствами выразительности. Вот тропы с примерами:

  1. Особое внимание автор уделил олицетворению, особенно при описании собора. Например, «чудовищные рёбра», «свод играет мышцами», «распластывая нервы».
  2. Особую эмоциональную окраску стихотворению дали эпитеты. Например, «дерзкий свод», «непостижимый лес», «недобрая тяжесть».
  3. Египетская (языческая) мощь противопоставляется христианской робости — это антитеза. В последней строфе противопоставлено чудовищное прекрасному, как материал, из которого создаются шедевры («недобрая тяжесть»), противопоставлен творению человеческих рук.
  4. Рассудочная пропасть – это оксюморон. Пропасть не может быть разумной, но для готической души, объединяющей противоположности, мир выглядит именно так.

Второй акт

(все фрагменты)

Гренгуар:

Париж считал от Рождества

Один – четыре – восемь – два (1482):

В тот год сыгралась драма та,

Где были грех, любовь и страсть.

Мы – анонимы, мастера

Резца, клавира и пера –

Попробуем ее сейчас,

Вновь воссоздать для вас.

Итак, соборов эра наступила!

Мир Божий вошел

В новый возраст на земле.

Задумал человек взлететь к светилам,

Свой путь записав

В камне, бронзе и стекле.

За камнем камень, день за днем,

Из века в век с душой во всем

Он строил ввысь прекрасный дом,

Влюбляясь в собственный полет.

Слагали песни о любви,

Где обещали, что наш род

При жизни в рай войдет.

Итак, соборов эра наступила!

Мир Божий вошел

В новый возраст на земле.

Задумал человек взлететь к светилам,

Свой путь записав

В камне, бронзе и стекле. (2 раза)

Но вот соборов эра отзвучала,

Рвется в город все сильней!

Пускай войдут язычники, вандалы.

Божий знак для наших дней!

Божий пе рст дл я наших дней!

Клопен и бездомные:

Мы – пестрая рать:

И мы Вас просим дать

Приют! Приют! (2раза)

Уже пять тысяч ждут,

Что двери отопрут.

И больше в сотни раз

Таких же будет тут.

Попросят вскоре Вас:

Мы – пестрая рать:

И мы Вас просим дать

Мы бродим в наготе

У городских ворот.

А город славный тот –

На острове Ситэ .

Изменится весь мир,

И мы, смешавшись с ним,

Придем устроить пир

Мы – пестрая рать:

Бездомный люд. (2раза)

Мы – пестрая рать:

Мы – пестрая рать:

Тебя мы просим дать

Приют! Приют! Приют! Приют!

Фролло :

Вам, сударь Феб де Шатопер –

Капитан стрелков и кавалер –

Даю приказ: долой прогнать

Весь этот сброд , весь этот смрад!

Нужно Вам любой ценой

Помешать толпе цыган

Город наш смущать родной

И покой всех парижан!

Я понял, господин кюре, приказ!

О Боже! До резни дойду сейчас,

Но разгоню вот здесь при Вас

Всю эту мразь , всю эту грязь!

(Солдаты Феба разгоняют бездомных, среди которых

находится Эсмеральда. Феб задерживается около нее.)

ПОКА ПЫЛАЕТ НОТР-ДАМ

Пока пылает Нотр-Дам,
Я русской правде послужу
И не один разбитый храм
Вам на Донбассе покажу.
Пока пылает Нотр-Дам
Костром беспомощных икон,
Пожалуй, я напомню вам,
Что сжёг Москву Наполеон.
Европа, ты открой глаза:
Сама собой приходит месть.
Твои сгорели образа
И почернело всё, что есть.
Я не злорадствую, пойми,
Но есть кому в аду гореть.
И были русские людьми –
Людьми останутся и впредь.
И вспомни вечный русский танк.
И в тучах огненной трухи,
Как Нотр-Дам, горел Рейхстаг
За европейские грехи.
И говорю я не со зла:
За две войны в моей стране,
Европа, то, что ты сожгла
Тебе аукнется в огне.
И вот пылает Нотр-Дам,
Роняя купол, как Рейхстаг.
Я не к тому, что «аз воздам»,
Но как-то так, но как-то так.

Автор:Леонид Корнилов
16.04.19 г.

Дубликаты не найдены

Не купол а шпиль, поставлен масонами в 19 веке.

Масоны его из Солсбери тащили. Чтобы. ШПИЛиться)))

Купол вроде красили краской из тюмени. Вот и русский след.

Нет там куполов, две башни и и прикрученный шпиль с крышей

Пиздец ну и уёбище. Какой отвратительный слог и при чем здесь Нотр Дам и вышеописаные события? Ёбаный в рот да что за каша башке у того кто это написал? Искренне надеюсь что он не россиянин иначе мне стыдно жить с ним в одной стране.

По поводу слога не скажу, из мя поэт как Илона Маска нищеброд, а вот по тексту хз, по сути он собрал все, что плохое сделала для России Европа да и не только для России и типа, вот карма =) Но один хрен. при чем тут Нотр дам непонятно, если бы муниципалитет горел, тогда да, а это то. и историческое достояние и храм, где всегда все находили защиту, корчое смысл стиха неплохой, но Нотр дам тут явно не к месту. Жалко, всегда хотел там побывать =

«он собрал все, что плохое сделала для России Европа да и не только для России и типа, вот карма» — интересно, почему каждый сегодня может высказаться о том, что «плохое сделала Европа», но вот о том, что хорошего сделала Европа для России да и не только для России никто не говорит, таких путинисты пытаются заткнуть. Интересно, Леонардо да Винчи, Микеланджело, Рафаэль, Ботичелли, Пармиджанино, Лукас Кранах Старший, Эль Греко, Ференц Лист, Бах, Штраус, Исаак Ньютон, Александр Дюма, Виктор Гюго, Тревитик, Стефенсон, Христиан Гюйгенс, Огюст Пикар, Александр Белл, Иоганн Гутенберг, Карл Бенц и многие многие другие кем были по национальности? Таджиками, узбеками, чеченами или азерами, наверное? А кто подарил миру такие вещи как классическая музыка, система высшего образования, интернет и компьютерные технологии, множество технических достижений начиная от велосипеда, метро, трамвая и троллейбуса, заканчивая кофемашиной и кинематографом ? И ведь про это все молчат. Будут говорить про якобы 100500 миллионов индейцев, хотя их от силы было миллионов 4, и большинство из которых пало жертвой обычной оспы, от которой у них не было иммунитета, и про якобы 100500 миллионов казнённых злыми инквизиторами (хотя в архивах самой инквизиции их едва набирается сто тысяч за двести с лишним лет). Они не скажут про то, что католическая церковь официально просила извинений за инквизицию, хотя в том же «мирном» исламе шариатские суды (по сути та же «инквизиция» только под другим названием) спокойно себе действуют сейчас, В 21 ВЕКЕ, и выносят смертные приговоры, и никто за них извиняться и их отменять не собирается. Разумеется, они не скажут про то, что у «добрых» индейцев была куда более кровожадная религия с ежедневными человеческими жертвоприношениями, которая была частью «великой древней культуры, уничтоженной проклятыми гейропеями».

Какая карма, вы может ещё в зубную фею верите и в матерного гномика. Кармы в том виде, в каком о ней толкуют нынче обыватели, не существует, алё.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector