0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

О чем стихи заболоцкого

Анализ стихотворений Заболоцкого

Знаменитый советский поэт 50-х годов Николай Заболоцкий появился в литературе как мастер поэтических произведений и стал самым читаемым автором до настоящего периода.

Все его мечты начать поэтическую деятельность сбывались постепенно. В возрасте 17 лет он определяется в Московский университет на филологический факультет. Но, молодому студенту кажется, что в Ленинграде ему будет интереснее учиться, и далее он уезжает из столицы и приступает к учебе в педагогическом университете. Вот здесь он и знакомится с Хармсом и Введенским и основывает с ними общество под названием «ОБЕРИУ». Именно с этого времени, поэт начинает публиковать свои творения в журналах для детей «Ёж» и «Чиж», а чуть позже принялся выпускать свои книжки со стихами для ребят.

Николай Алексеевич в 1929 году издает свою книгу «Столбцы», которая состоит из двух частей.

В 1 части под названием «Городские столбцы» поэт отобразил в сатире обывательскую среду горожан, которую он отрицал. Ему был неприятен мир торговли, состоящий из душных и затхлых магазинчиков и рынков, где обитали нищие и инвалиды, вечно просящие подаяние. Заболоцкий считал, что город развращает людей, мотивируя их жизнь только на материальные блага. Только сближение с природой поможет ему переродиться и укрепить родственные узы.

В 1931-1932 году у Николая Алексеевича видны изменения в творчестве. Возникают такие стихи, как «Утренняя песня», «Начало зимы», «Весна в лесу». В произведениях возникает тема природы, где человек сливается с ней. Чуть позже он сочиняет поэму «Творчество земледелия», где вскоре попадает в лагерь как враг народа. О своих мучениях он изложит в своих воспоминаниях «История моего заключения», опубликованных в 1988 году в журнале «Даугава».

Если до пребывания в заточении Заболоцкий писал о самой природе, то после возвращения из ссылки, он значительнее обращает внимание на людей, пытается вникнуть в их души. Ведь, как говорил автор, что не только мир меняется, но и он сам. Вот и возникают такие стихотворения как «О красоте человеческих лиц», «Некрасивая девочка».

Согласно нормам поэзии, 50-х годов поэт создает работы о судьбах людей с их переживаниями и радостями. Появляются следующие творения Заболоцкого, такие, как «В кино», «Смерть врача».

Последние годы его жизни Заболоцкий занимается переводами произведений иностранной литературы и народов многонациональных республик. Переводя работы немецких авторов, у Заболоцкого наряду со стихотворением И.Мейергофера рождается свое творение «Уступи мне, скворец, уголок», где поэт мечтает, что он все-таки станет востребованным литератором.

Николай Алексеевич работал до последних дней своей жизни. Молодые поэты всегда приходили к нему за советом, и перенимали опыт его творчества.

Однако, 14 октября 1958 года Заболоцкий скончался, но его труды до сих пор читают и переосмысливают жизненные ценности.

О поэзии Николая Заболоцкого

Цитируется по: История русской советской поэзии 1941 – 1980. Ленинград, “Наука”, ЛО, 1984.

Н. Заболоцкий пишет стихотворение «Некрасивая девочка». В нём он задумывается над тем, что есть красота.

Читать еще:  Стих как жизнь сложна но как она прекрасна

И пусть черты её не хороши –

говорит он о своей маленькой героине, –

И нечем ей прельстить воображенье,-
Младенческая грация души
Уже сквозит в любом её движенье.
А если это так, то что есть красота
И почему её обожествляют люди?
Сосуд она, в котором пустота,
Или огонь, мерцающий в сосуде?
(1)

Н. Заболоцкий в стихах последних лет своей жизни (ум. в 1958 г.) окончательно уходит в широкий людской мир. Всегда любивший слушать «надзвёздную» «музыку сфер», он теперь пишет «О красоте человеческих лиц», стихи «Старая актриса», «Смерть врача», «Стирка белья», «Голубое платье», «Ненастье», «В кино». Они проникнуты вниманием к обыденности человеческой жизни, в которой поэт неожиданно для себя находит не только красоту и поэзию, но и богатую возможность для философского осмысления мира. Подлинным шедевром явился его лирически-страстный и психологически глубокий цикл «Последняя любовь».

Мир человеческих страстей даёт Н. Заболоцкому возможность для самых широких и злободневных социальных проекций. Он пишет стихотворение «Противостояние Марса». Картина ночного неба с пылающей алой звездой порождает у него тревожные раздумья о судьбе малой планеты людей — голубой Земли. «Противостояние Марса» — это прекрасный образец философской лирики, обладающей глубинным, органичным и потому необычайно сильным публицистическим звучанием.

К социальному миру эпохи обратился Н. Заболоцкий и в таких произведениях, как «Болеро», посвящённом Испании, «У гробницы Данте», «Где-то в поле возле Магадана» и др.

Вращай, История, литые жернова, — (2)

восклицал он в «Болеро», горячо веруя в возрождение свободы испанского народа. А рассказывая о посещении гробницы Данте, писал о «тени чужого самолёта» над дантовской Равенной, воспетой когда-то и Блоком, о своей тревоге за человечество, за культуру.

Так бей, звонарь, в свои колокола!
Не забывай, что мир в кровавой пене! (3)

Так говорит у Н. Заболоцкого Данте, как бы возвратившийся из далёкого загробного странствования.

Я пожелал покоиться в Равенне,
Но и Равенна мне не помогла. (4)

Современный мир предстаёт взору Н. Заболоцкого в корчах социальных страстей, в смятении и тревоге. Но История вращает свои «литые жернова» в будущее, светящееся надеждой. Поэт останавливает свой пытливый взор и на картинах русского пейзажа, обладающего, как он стал понимать, огромной целительной силой. Неброский традиционный русский пейзаж, с его широкими приокскими далями, стал последней радостью Заболоцкого-поэта.

Он впервые с такой глубиною почувствовал его Красоту как национальное богатство и силу. Подобно К. Паустовскому, он нашёл множество красок даже в русском ненастье.

В очарованье русского пейзажа
Есть подлинная радость, но она
Открыта не для каждого и даже
Не каждому художнику видна.
С утра обременённая работой,
Трудом лесов, заботами полей,
Природа смотрит как бы с неохотсй
На нас, неочарованных людей.
И лишь когда за тёмной чащей леса
Вечерний луч таинственно блеснёт,
Обыденности плотная завеса
С её красот мгновенно упадёт… (5)

В стихотворениях «Сентябрь», «Вечер на Оке», «Кто мне откликнулся в чаще лесной. », «Гроза идёт», «Зелёный луч», «Ласточка» и др. Н. Заболоцкий страстно славит открывшуюся ему красоту родной природы. Его философская лирика проникается и насыщается множеством живых подробностей — бытовых, пейзажных, психологических. То, что прежде бывало заведомо отвлечённым, становится конкретным. «Животное Собака» превратилось в знакомую милую дворняжку: «На крыльце сидит собачка С маленькой бородкой…» Лирика этих лет, не теряя внутренней философичности, становится пластичной, музыкальной, чувственной, в неё широким спектром входит цвет, появляется светотень, а с нею объём, переходы и оттенки. «Любите живопись, поэты!» — требует теперь Н. Заболоцкий.

Читать еще:  2 года какая свадьба поздравления не в стихах

_________________________________________
(1) Заболоцкий Н. Стихотворения и поэмы. Л., 1965, с. 159
(2) Там же.
(3) Там же, с. 172
(4) Там же.
(5) Там же, с. 168.

Мироощущения Заболоцкого: категории «безумия» и «смерти»

Мы показали некоторые закономерности строения поэтического мира раннего Заболоцкого. Как мы видим, само формирование этого мира совершается по определенным законам и связано прежде всего с мироощущением поэта. Как нам кажется, мироощущение поэта существует в виде некоей «системы координат» или «категориальной сетки», которая как бы накладывается на реальную действительность и вне которой восприятие мира невозможно. Одной из таких категорий мироощущения раннего Заболоцкого является категория «безумия». В результате «действия» этой категории даже обычные бытовые сценки превращаются в реализованный, воплощенный кошмар, бред. Второй категорией мироощущения раннего Заболоцкого является категория смерти. Сам выбор сюжетных ситуаций в «Столбцах» и примыкающих к ним стихотворениях тем или иным образом связан со смертью. Такие стихи, как «Черкешенка», «Баллада Жуковского», «Искушение», «Футбол», «Подводный город», «Обед», «Рыбная лавка» и многие другие, описывают смерть в разных ее проявлениях. Сквозь призму категории смерти показаны в стихах раннего Заболоцкого самые заурядные бытовые ситуации. Например, невинное с виду приготовление обеда (стихотворение «Обед») рождает у автора самые мрачные ассоциации.

Мы уже видели, что категория безумия может появляться в стихотворении в сопровождении особых смысловых мотивов, которые выполняют сигнальную знаковую функцию. Например, громкий звук, интенсивное движение, разного рода инверсии связаны с категорией безумия, а вот мотивы угасания звука и движения в поэтическом мире Н. Заболоцкого всегда связаны со смертью. Смысловая сфера еды и питья, белый цвет, слова, обозначающие металлы и геометрические фигуры, в мире раннего Заболоцкого – тоже знаки смерти.

Перед читателем, таким образом, разворачивается некий механизированный конвейер мертвого мира, в котором есть лишь иллюзия жизни – безумное круговращение предметов и людей. Реальность полностью лишена духовного измерения , перед нами – мир материи, мир шаткий и кренящийся, лишенный иерархии. Совершенно невозможно задать вопрос: что стоит за этим миром? Кто им управляет? Зачем это происходит? Атмосфера «Столбцов» – фантасмагорична и демонична, перед нами – некие «испарения небытия».

Вячеслав Иванов в своей статье «Лик и личины России» противопоставляет два демонических облика мира, связанных с Люцифером и Ариманом. «Денница, – пишет В. Иванов, – соперничая с “тихим Светом святыя славы”, своеобразно светится сам» * . Люцифер придает злым началам жизни обманчивую красоту (негативное призрачное отражение красоты истинной и доброй), Ариман же – демон развала и разрухи, демон, не имеющий собственного лица, действующий исподтишка, словно все кривится, качается и заваливается само собою. Именно Ариман – действующее начало в «Столбцах» Николая Заболоцкого. Это уже не поэзия в привычном смысле слова. В словаре Даля мы читаем: «Столбец, столпец – старинное: свиток; когда не сшивали бумаги тетрадью, а подклеивали снизу лист к листу, то каждый отдельный свиток звали столбцом» * . Когда Заболоцкий выбирал имя сборнику, он, конечно, учитывал это значение. Строка прибавляется к строке, сцена цепляется за сцену, художественная постройка отображает элементарное, незамысловатое строение бытия.

Читать еще:  Кто лучше всех читает стихи

Для художественной философии «Столбцов» характерна одна особенность. Мы постоянно сталкиваемся в поэтическом мире этого сборника с образами «составного целого». Поэт видит непрестанное хаотическое «броуновское движение» зерен вещества и пытается «составить» композицию из разрозненных частиц материи подобно тому, как в стихотворении «Незрелость»: «Младенец кашку составляет // из манных зерен голубых» (I, 66). Словесные формулы собирательности, спаянности производят очень странное впечатление: это «конских морд собор «, «бокалов бешенный конклав «, » система кошек» и т.д.

Эти формулы соседствуют с другими: все в чем можно было бы предположить согласованность, превращается в «ком», в «свалку», в «кучу». В стихотворении «Отдыхающие крестьяне», например, мы читаем:

Эта картина чем-то похожа на живописные «формулы» Павла Филонова – художника, которому Заболоцкий горячо сочувствовал. Современный исследователь творчества Филонова описывает одну из его картин – «Перерождение человека». К «…многорукому, многоногому сгустку безвольно тянутся, чтобы слиться с ним, фигуры людей» * . Это и есть формула единства, которую мы находим у молодого Заболоцкого: «Многоногий пляшет ком». Целое не разрастается органически, как растение из зерна, а сбивается в кучу.

Однако «Столбцы» – явление большой поэтической силы. Процитируем некоторые строки автора замечательной статьи о поэзии раннего Заболоцкого, Ирины Роднянской: «В них (в «Столбцах») есть мрачное великолепие жизни, неподдельная, хотя и смещенная патетика…»Столбцы»…изобилуют культовыми образами, величальными формулами, чей смысл сложней и глубже простой иронии, поверхностного пересмешничества и кощунства» * .

Весь сборник пронизывает ощущение тоски человека, который стоит перед загадкой смерти. И вот в 30-е годы начинает складываться новая система категорий мироощущения. В таких стихотворениях, как «Утренняя песня», «Искусство», «Венчание плодами», маленькой поэме «Лодейников», появляется некоторое положительное, разумное, живое начало, которое связывается с деятельностью человека, преобразующего дикий и своевольный мир природы. Это начало полностью отсутствовало в «Столбцах» 1929 года. В «Лодейникове» противопоставление дикой природы, «где от добра неотделимо зло» (I, 160), и преобразующей деятельности человека выражено отчетливее всего:

А вот какова концовка этой маленькой поэмы:

Это противопоставление безумной, чреватой смертью природы и мудрой деятельности человека, вносящего гармонию в окружающий его мир, не только является содержанием стихотворений тридцатых годов, но и в последующий период определяет содержательный уровень многих произведений Заболоцкого.

Читайте также другие статьи о жизни и творчестве Н. Заболоцкого:

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector