0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

О чем стихотворение последние стихи державина

Анализ стихотворения Державина Река времен в своем стремленьи

История создания

Стихотворение Державина «Река времён в своём стремленьи» — одно из самых мистических стихотворений русской литературы. Державин умер в возрасте 73 лет, что в начале 19 века считалось глубокой старостью. Последние 13 лет своей жизни вышедший в отставку Державин прожил в собственном имении Званка в Новгороде, где и умер 8 июля 1816 г (по старому стилю). Державин до последних мгновений оставался поэтом. За 2 дня до смерти, 6 июля, он написал своё последнее стихотворение «Река времён в своём стремленьи».

История создания стихотворения описана в комментариях к посмертной публикации в журнале «Сын отечества» № 30 за 1816 г. Державин написал стихотворение в своём кабинете и читал племяннику, Семёну Василевичу Капнисту.

Очевидно, поэт вдохновился таблицей «Река времён». Эта составленная немцем Страссом схема была переведена на русский язык и издана в 1805 г. «Эмблематическое Изображение Всемирной Истории» представляло историю каждого государства с древности и до 18 века как реку, на русле которой были написаны имена «славных мужей». Можно было наблюдать исток каждой реки, иссушение некоторых рек, впадение рек одна в другую. Реки существующих государств просто обрывались в конце схемы, которая наглядно показывала тленность всего сущего: не только человеческой жизни, но и великих держав. Между тем, имя Державина тоже было вписано в реку времени последним среди великих деятелей эпох Просвещения.

Державин всегда писал стихотворения начерно на аспидной доске грифелем. Так было написано и его последнее восьмистишье. В посмертных изданиях стихотворение называлось «Последние стихи Державина» или «На тленность». Сегодня буквы на доске едва различимы.

Анализ стихотворения Державина «Река времён в своём стремленьи…»

«Река времён в своём стремленьи…» была написана Гавриилом Романовичем Державиным (1743 – 1816) 6 июля 1816 года, то есть, буквально перед самой смертью поэта. Это стихотворение – ребус, первые буквы строк образуют выражение «Руина чти». Этот приём называется акростих. Возможно, фраза была бы продолжена, так как известно, что две строфы, составившие это произведение, были началом стихотворения «На тленность». Однако читателю никогда не удастся узнать, что на самом деле задумывалось автором.

В журнале «Сын отечества» в номере №10 за 1816 год «Река времён в своём стремленьи…» вышла под заголовком «Последние стихи Державина». Заметка, сопровождавшая текст стихотворения, включала в себя упоминание о том, как были найдены эти строк. Автор статьи сообщал, что по своей привычке записывать черновой вариант мелом на грифельной доске Державин и с этим произведением поступил так же. Поэтому, к сожалению, не удастся найти каких-либо дневников, блокнотов, где бы содержались наброски поэта.

Тема плавного, но неумолимого течения времени, часто встречается в творчестве Гавриила Романовича. Читатель может проследить развитие этой мысли в оде « », «Памятник», « » и в других произведениях. Связана с ней и идея неизбежности смерти. Эти мысли были уже раскрыты поэтом в стихотворениях «Облако», «Время» и т. д. Но в «Реке времён…» этот мотив звучит особенно грозно.

Обратим внимание на образы, которые использует поэт в восьмистишии. Сравнивая время с текущей водой, автор подчёркивает его силу и необратимость. «Река не течёт вспять», «вода камень точит» — такие поговорки о мощи водного потока сразу приходят на ум. Стихия воды у Державина – не созидающая добрая энергия, а отнимающая, безразличная: Уносит все дела людей И топит в пропасти забвенья Народы, царства и царей.

То, как ведёт себя вода в стихотворении, напоминает о Лете, реке забвения, которая течёт, согласно древнегреческим мифам, в царстве смерти.

Есть и другие образы, которые говорят о разрушении. «Пропасть», унылая пустая «вечность» — всё это будет уничтожено. Недаром первое слово «руина», образуемое строками, тоже указывает на гибель.

В предчувствии кончины Гавриил Романович подвергает сомнению даже надежду на бессмертие в своих творениях, которую он воспел в « »: А если что и остаётся Чрез звуки лиры и трубы, То вечности жерлом пожрётся И общей не уйдёт судьбы.

Это наполненное мрачным фатализмом произведение производит тягостное впечатление. В отличие от других стихов, оно не содержит урока, наставления или утешения. Трудно представить, в какой ситуации можно обратиться к этим строкам, но они помогают понять состояние и чувства поэта в его роковой час.

Вы можете прослушать аудиозапись стихотворения «Река времен в своем стремленьи…». Текст читает Заслуженный артист России Александр Дмитриевич Фёдоров.

Мы подошли к последней странице творчества Державина. Уже глубоким стариком, за несколько недель до смерти, он написал свое последнее стихотворение. Оно короткое, всего в восемь строк:

Река времен в своем стремленьи Уносит все дела людей И топит в пропасти забвенья Народы, царства и царей. А если что и остается Чрез звуки лиры и трубы, То вечности жерлом пожрется И общей не уйдет судьбы!

Поэт уходил в Вечность. И смотрел в нее философски спокойно, печально и мудро. Никто не властен избежать могучего потока времени. Мы все, живущие на земле, объединены этим стремительно уносящим нас потоком. И все-таки, все-таки есть надежда, что остается нечто от каждого поколения людей, остается «чрез звуки лиры и трубы». Иначе нарушилась бы связь времен. А державинский символический образ «реки времен» не звучал бы с такой достоверной силой, не оставался бы надолго в нашей памяти.

  1. Державин Г.Р. Сочинения с объяснительными примечаниями Я.К. Грота: В 9 т. СПб., 1864-1884.
  2. Державин Г.Р. Стихотворения. Л., 1933.
  3. Державин Г.Р. Стихотворения. Л., 1947.
  4. Державин Г.Р. Сочинения. М., 1985.
  5. Белинский В.Г. Сочинения Державина // Белинский В.Г. Собр. соч.: В 3 т. М., 1948. Т. 2.
  6. Гуковский Г.А. Русская поэзия XVIII века. Л., 1927.
  7. Западов В.А. Гаврила Романович Державин. М.; Л., 1965.
  8. Серман И.З. Русская поэзия второй половины XVIII века. Державин // История русской поэзии: В 2 т. Л., 1968. Т. 1.
  9. Западов А.В. Поэты XVIII века (М.В. Ломоносов, Г.Р. Державин). М., 1979.
  10. Словарь литературоведческих терминов. М., 1974.
  11. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. М., 1979-1980.
  12. Литературная энциклопедия терминов и понятий. М., 2001.

Литературное направление и жанр

Державин всегда оставался просветителем, хотя и пережил эпоху просвещения. Недаром за полгода до смерти Державин, «в гроб сходя, благословил» молодое поколение лицеистов – представителей новой эпохи с новыми литературными направлениями.

Литературное направление просветительского классицизма предполагает, что содержание произведения просветительское, а форма – классицистическая. Излюбленный поэтический жанр классицизма – ода. Ещё родственники Державина в своих воспоминаниях называли последнее стихотворение поэта началом оды, которая не была дописана из-за смерти автора. Мандельштам считал начало этой торжественной песни подобным трубному гласу пророка.

Только в середине 20 в. американский языковед Морис Халле заметил, что стихотворение Державина – акростих, из первых букв каждой строчки которого составляются загадочные строки: «Руина чти». По факту своего предсмертного написания стихотворение – автоэпитафия, надпись у порога собственной могилы, сделанная умирающим поэтом.

Тема, основная мысль и композиция

Тема стихотворения стала одним из его заголовков. Это стихотворение о тленности, смертности всего сущего. В основе стихотворения библейская истина о том, что слава человеческая подобна цвету на траве, который опадает, когда засыхает трава. По сравнению с Библией, основная мысль стихотворения усечена. В Библии человеческая слава противопоставлена слову Божьему, пребывающему вовек. Это одно из доказательств незаконченности последнего произведения Державина.

С другой стороны, отсутствие логического завершения могло быть замыслом автора, символизирующим внезапный и незапланированный конец любой земной жизни.

По свидетельству племянницы жены Державина Елизаветы Львовой, за два дня до смерти дядя начал «оду о быстроте времени», написав первую строфу и две строчки второй строфы. Трудно сказать, что имела в виду племянница. Стихотворение Державина представляет собой восьмистишье. Первый катрен посвящён идее бренности всего земного: людей и царей, народов и царств, всех человеческих деяний. Второй катрен о том, что забвению подлежит даже то, что, с точки зрения человека, заслуживает вечной памяти. Это слава человеческая, добытая творчеством (лира) или сражением (труба).

Читать еще:  Стих я женщина с которой нелегко

Анализ стихотворения Державина Река времен в своем стремленьи

Стихотворение «Река времен» является произведением одного из знаменитых и любимых многими поэтов Гавриила Державина. Написано данное произведение в 1816 году, причем если у большинства стихотворение известен лишь год написания, то что касается этого произведения, можно сказать даже точную дату, а именно 6 июля.

Поэт написал данное произведение находясь в своем личном имении в Новгородской губернии.

Первое, с чего хочется и нужно начать анализ данного произведения, это то, что несмотря на философское название «Река времен» данное стихотворение не было дописано до конца, и не имело своего логического финального завершения. Смерть порушила все планы поэта, и его произведению не было суждено быть дописанным до конца. Конечно, это печально, но как позже стали утверждать критики и специалисты в области литературы именно в этой недосказанности и есть основной смыл данного произведения.

Не только название произведения является философским, но и его содержание наполнено размышлением, большим количеством различных мыслей и так далее. Данный поэт в течении всей своей жизни был очень многогранной личностью, и все его произведения, без исключения, были именно такими.

Вот только на протяжении всей своей жизни главным приоритетом для себя автор ставил карьеру, и лишь под конец своего жизненного пути стал задумываться о вечном. Данные мысли очень часто приходили к Державину, и он просто не в силах их осмылисть решил вылить их на бумагу, создав очередное уникальное по своей сути произведение. Именно таким стало стихотворение «Река времен».

Пусть данное стихотворение так и не было закончено, но основную задумку автор все же успел воплотить в жизнь. Яркие литературные приемы, которые используются в данном произведении являются этому прямым доказательством.

Этим стихотворением поэт смог осуществить свою, пожалуй, главную мечту -навсегда остаться в людской памяти, и жить в воспоминаниях.

В заключении следует отметить, что в данном стихотворении прекрасно абсолютно все, от основного замысла, до слова, ставшего последним, как в данном стихотворении, так и в жизни этого великого человека.

Основной идеей это произведения стала мысль о том, что ни один человек не способен устоять перед вечностью. У каждого свой путь, но каждый рано или поздно окажется на пороге вечности, и пожалуй, главное что нужно сделать в эту секунду, это поблагодарить за все лучшее, что было в жизни.

Тропы и образы

Образ реки времени, конечно же, отсылает к древнегреческому Стиксу – реке, через которую души умерших переправлялись в царство мёртвых. Так что стихотворение – свидетельство готовности автора предстать перед Всевышним Судьёй. Вся первая строфа – метафора реки времени, которая топит «народы, царства и людей» «в пропасти забвенья». Во второй строфе появляется ещё более угрожающий образ-метафора – жерло (глотка) вечности. Старославянизмы в фразе «Вечности жерлом пожрётся» одновременно и пугают читателя, оставляя его перед страшной разверстой бездной, и становятся приметой жанра высокого стиля. Аллитерация, повторение шипящих в соединении с сонорными (чн, жр, жрл) создаёт клокочущий, грозный звуковой образ.

Лира и труба в стихотворении – символы двух путей достижения человеческой славы. Эти благородные пути – творчество и подвиг. Но и они не обеспечивают вечности: «И общей не уйдёт судьбы».

Содержание произведения

Стих «Признание» Державина написан всего лишь одной строфой, размер которой — 32 строки. Условно его можно разделить на 3 части:

  1. Начинается повествование с рассуждений лирического героя, что он никогда не умел важничать и лицемерить, а в других людях больше всего ценил искренность, порядочность, душевность. Эти качества он старался всячески культивировать и развивать в себе, что характеризует его как человека честного и трудолюбивого.
  2. Во второй части автор рассуждает о своей роли как поэта. Он рассказывает, что свой гений считает даром богов, а стихи пишет с целью «передать потомкам» урок о великих делах их предков. Там же поэт рассказывает о своей преданности родине, желании служить ей. Одновременно он продолжает делать акцент на честности, считая, что должен высказать правду не только народу, но и высокопоставленным вельможам, духовенству и даже правителям.
  3. В последней третьей части герой говорит о своих недостатках и слабостях. Именно благодаря ей стихотворение называется признанием. Автор рассказывает, что ему не чужда ни слабость к женщинам, ни тяга к светским удовольствиям, рассуждает о взлётах и падениях, неизбежных в любой жизни.

Заканчивается произведение словами, что никто в этом мире не безгрешен. Финальная строка — перефразированная цитата из библии: «Брось, мудрец! На гроб мой камень, если ты не человек». Это цементирует основную мысль стихотворения «Признание» Державина.

«Река времён в своём стремленьи», анализ стихотворения Державина

История создания

Стихотворение Державина «Река времён в своём стремленьи» — одно из самых мистических стихотворений русской литературы. Державин умер в возрасте 73 лет, что в начале 19 века считалось глубокой старостью. Последние 13 лет своей жизни вышедший в отставку Державин прожил в собственном имении Званка в Новгороде, где и умер 8 июля 1816 г (по старому стилю). Державин до последних мгновений оставался поэтом. За 2 дня до смерти, 6 июля, он написал своё последнее стихотворение «Река времён в своём стремленьи».

История создания стихотворения описана в комментариях к посмертной публикации в журнале «Сын отечества» № 30 за 1816 г. Державин написал стихотворение в своём кабинете и читал племяннику, Семёну Василевичу Капнисту.

Очевидно, поэт вдохновился таблицей «Река времён». Эта составленная немцем Страссом схема была переведена на русский язык и издана в 1805 г. «Эмблематическое Изображение Всемирной Истории» представляло историю каждого государства с древности и до 18 века как реку, на русле которой были написаны имена «славных мужей». Можно было наблюдать исток каждой реки, иссушение некоторых рек, впадение рек одна в другую. Реки существующих государств просто обрывались в конце схемы, которая наглядно показывала тленность всего сущего: не только человеческой жизни, но и великих держав. Между тем, имя Державина тоже было вписано в реку времени последним среди великих деятелей эпох Просвещения.

Державин всегда писал стихотворения начерно на аспидной доске грифелем. Так было написано и его последнее восьмистишье. В посмертных изданиях стихотворение называлось «Последние стихи Державина» или «На тленность». Сегодня буквы на доске едва различимы.

Литературное направление и жанр

Державин всегда оставался просветителем, хотя и пережил эпоху просвещения. Недаром за полгода до смерти Державин, «в гроб сходя, благословил» молодое поколение лицеистов – представителей новой эпохи с новыми литературными направлениями.

Литературное направление просветительского классицизма предполагает, что содержание произведения просветительское, а форма – классицистическая. Излюбленный поэтический жанр классицизма – ода. Ещё родственники Державина в своих воспоминаниях называли последнее стихотворение поэта началом оды, которая не была дописана из-за смерти автора. Мандельштам считал начало этой торжественной песни подобным трубному гласу пророка.

Только в середине 20 в. американский языковед Морис Халле заметил, что стихотворение Державина – акростих, из первых букв каждой строчки которого составляются загадочные строки: «Руина чти». По факту своего предсмертного написания стихотворение – автоэпитафия, надпись у порога собственной могилы, сделанная умирающим поэтом.

Тема, основная мысль и композиция

Тема стихотворения стала одним из его заголовков. Это стихотворение о тленности, смертности всего сущего. В основе стихотворения библейская истина о том, что слава человеческая подобна цвету на траве, который опадает, когда засыхает трава. По сравнению с Библией, основная мысль стихотворения усечена. В Библии человеческая слава противопоставлена слову Божьему, пребывающему вовек. Это одно из доказательств незаконченности последнего произведения Державина.

С другой стороны, отсутствие логического завершения могло быть замыслом автора, символизирующим внезапный и незапланированный конец любой земной жизни.

По свидетельству племянницы жены Державина Елизаветы Львовой, за два дня до смерти дядя начал «оду о быстроте времени», написав первую строфу и две строчки второй строфы. Трудно сказать, что имела в виду племянница. Стихотворение Державина представляет собой восьмистишье. Первый катрен посвящён идее бренности всего земного: людей и царей, народов и царств, всех человеческих деяний. Второй катрен о том, что забвению подлежит даже то, что, с точки зрения человека, заслуживает вечной памяти. Это слава человеческая, добытая творчеством (лира) или сражением (труба).

Читать еще:  Стихи береги то что есть

Тропы и образы

Образ реки времени, конечно же, отсылает к древнегреческому Стиксу – реке, через которую души умерших переправлялись в царство мёртвых. Так что стихотворение – свидетельство готовности автора предстать перед Всевышним Судьёй. Вся первая строфа – метафора реки времени, которая топит «народы, царства и людей» «в пропасти забвенья». Во второй строфе появляется ещё более угрожающий образ-метафора – жерло (глотка) вечности. Старославянизмы в фразе «Вечности жерлом пожрётся» одновременно и пугают читателя, оставляя его перед страшной разверстой бездной, и становятся приметой жанра высокого стиля. Аллитерация, повторение шипящих в соединении с сонорными (чн, жр, жрл) создаёт клокочущий, грозный звуковой образ.

Лира и труба в стихотворении – символы двух путей достижения человеческой славы. Эти благородные пути – творчество и подвиг. Но и они не обеспечивают вечности: «И общей не уйдёт судьбы».

Размер и рифмовка

Стихотворение написано четырёхстопным ямбом, рифмовка перекрёстная, женская рифма чередуется с мужской.

Анализ стихотворения Державина Река времен в своем стремленьи

Вариант 3

Произведение является одним из последних творений поэта, относящейся к его философской лирике, и имеет литературную незавершенность, поскольку остается отрывком недописанного стихотворения, название которого планировалось автором в виде «На тленность».

Композиционная структура стихотворения представляется краткой и состоит из восьмистишия, созданного под впечатлением картины «Река времен», изображающей всемирную историю в виде вечности и времени, образы которых и изображаются в стихах.

Основной тематикой произведения является изображение силы времени, проявляющейся в скоротечности и склоняющей перед собой в пучине забвения страны, народы и каждого человека в отдельности.

Авторский замысел произведения раскрывает ценность каждого жизненного момента, вкладывая в него особый философский смысл, поскольку любой человек в определенный промежуток времени оказывается перед входом в вечность. Поэт сравнивает время с течением воды, подчеркивая образу времени его силу и необратимость.

Властное влияние времени на жизнь человека поэт выражает посредством использования средств художественной выразительности в форме многочисленных метафор олицетворений, а также применения глаголов несовершенного вида для усиления длительности и повторяемости временного процесса.

Стихотворным размером стихотворения является четырехстопный хорей в сочетании с перекрестной рифмовкой, выражающих напряженность и экспрессию произведения, написанного в состоянии мрачного и грозного фатализма, демонстрирующего пессимистическое настроение поэта в преддверии собственной кончины.

Образы вечности и времени в стихотворении отождествляются поэтом с отсутствием гармоничности и наличием определенного необратимого, непостижимого процесса. При этом автор не дает развернутой характеристики образу вечности, позиционируя его в качестве единственного признака – всепожирающего жерла, бездны, тогда как образ времени представляется поэтом детализировано, в виде определенной взаимосвязанной цепочки.

Предчувствуя близость смерти, стихотворение передает тягостное душевное состояние автора, потерявшего надежду на бессмертие.

Анализ стихотворения Державина «Река времен»

История создания К концу XVIII века Державин достиг многого: он был сенатором, министром, спорил с царями. Но много было министров, сенаторов, статс-секретарей, а он все же был один — поэт Державин. Как-то само собой получилось, что все признали в нем гения. Конечно, Державин был прежде всего царедворец, карьерист. В его глазах орден был поважнее оды. Но с годами он понял, что именно в литературе — ключ к его бессмертию. А этого всегда желала его гордая, честолюбивая душа. Не случайно он переложил с латыни на русский язык «Памятник». Он думал,

что именно его стихи станут вечным памятником ему… Но нет! Шли годы, он слабел, терял зрение и постепенно его взору открывалась вечная и печальная истина, которая недоступна была ему, молодому.

Летом 1816 года в любимой Званке, своем имении в Новгородской губернии, он начал работу над новым произведением. Но творческим планам поэта было не суждено сбыться: смерть прервала работу. До нас дошли лишь несколько строк, записанных — что само по себе символично — на аспидной доске. Для справки. Аспидная доска — доска из минерала черного цвета, на которой пишут грифелем. За два дня до смерти 6 июля 1816 г. он начертал ее

формулу на грифельной доске: Река времен в своем стремленьи Уносит все дела людей И топит в пропасти забвенья Народы, царства и царей. А если что и остается Чрез звуки лиры и трубы, То вечности жерлом пожрется И общей не уйдет судьбы. Восприятие, истолкование, оценка Философское произведение «Река времен в своем стремленьи» — попытка поэта изложить свой взгляд на вопрос о смысле жизни.

Стихи заставляют задуматься над тем, что останется от деяний человека после его смерти. Автор размышляет о вечности, о том, что абсолютно все человеческие дела и стремленья рано или поздно будут забыты. Действительно, все когда-нибудь проходит. Человеческие поступки могут быть злыми и добрыми, благородными или не очень, но они не вечны. Проходит время, и все забывается. Приходят новые люди, которые не помнят о том, что

было до них. Важно лишь то, что есть сейчас, потому что все остальное просто не имеет значения.

На земле нет ничего вечного, поэтому не имеет смысла придавать поступкам и действиям человека слишком большое значение. Судьба всего земного слишком хрупка и эфемерна, все существует только лишь какой-то миг. «Вечные» философские проблемы выведены автором в подтекст произведения. Стихотворение пронизано пессимистическим чувством. Его автор — человек пожилой, умудренный опытом лет, возможно, старец, спокойно и мудро взирающий на мирскую суету. Ему некуда спешить, он знает цену жизни. Экспрессия стихотворения создается концентрацией метафор (река времен, пропасть забвенья, жерло вечности) и фонетической организацией (повтор [р] определяет напряженную тональность восьмистишия; последовательность ударных гласных в третьей и предпоследней строках (о — о-ээ-о-о)). В стихотворении 2 образа: образы времени и вечности. И время, и история в стихотворении Державина имеют конец и не предполагают ни торжества прогресса, ни установления гармонии: слова уносит, топит, пожрется, забвенье, пропасть и жерло близки по значению «гибель», «утрата», «конец», «небытие». Распространенность этих признаков на «все дела людей»

В первом четверостишии используются глаголы несовершенного вида, обозначающие длительность процесса и повторяемость законов истории, продолжающих действовать, пока течет земное время. Во втором четверостишии совершенный вид, придающий глаголам значение предела, служит своеобразной метафорой конца мировой истории. Образ времени сопоставляется с образом вечности, а план настоящего постоянного сменяется планом будущего (То вечности жерлом пожрется). Если в бытовом языковом сознании вечность обычно сводится к временной длительности, не имеющей ни начала, ни конца, то Державин, говоря о вечности, избегает конкретных временных характеристик и измерений.

С одной стороны, вечность у него динамична (пожрется), с другой, в соответствии с поэтической традицией XVIII в., она сближается с Хаосом, который для античных философов и поэтов и воплощался в образе бездны. Непостижимость вечности в стихотворении Державина находит отражение в отказе от ее развернутой образной характеристики. Если образ истории (времени) строится на основе цепочки тесно связанных друг с другом метафор и детализируется (время — река с бурным течением, несущаяся к «пропасти забвенья»), то вечность в тексте имеет только один образный признак — все пожирающее жерло. Многозначным в последней строке оказывается слово судьба: с одной стороны, оно имеет здесь значение «участь, удел», с другой — реализует значение «непреложный закон».

В стихотворении Державина развивается мотив суда, имеющий несколько аспектов: это и определение истинной цены деяний людей, и подведение итогов, и установление места искусства в истории, и суд времени над человеком, и преодоление самого времени.

Читать еще:  Почему в стихах цветаевой о смерти сквозит жажда жизни

Анализ Река времен в своем стремленьи

Данное стихотворение замечательного поэта Гавриила Романовича Державина написано им в 1816 году 6 июля. Поэт написал стихотворение будучи на тот момент в своем имении в Новгородской губернии. Стихотворение с философским названием «Река времен» было не дописано, то, что представлено читателю-лишь несколько начальных строк. Смерть порушила планы поэта и его творению не суждено было быть оконченным.

Не только название стихотворения относится к философской науке, но и его содержание. Гавриил Державин был достаточно многосторонней личностью, изначально приоритетом для него была карьера, но в конце концов он пришел к заключению, что именно творчество подарит ему память в умах людей. Следовательно, ближе к концу жизни Державин уделил больше внимания каким-то идеям, мыслям. Стихотворение было написано в последствии некого раздумья, когда в силу возраста поэт осознал то, что было сокрыто перед ним в молодые годы. Именно это он и хотел вложить в свое творение. Пусть оно и не закончено, но в нем все равно осталась главная задумка и очень броские, цепляющие слова, которые невероятно подобраны. Благодаря лексике стихотворения оно имеет всепоглощающий смысл, масштабный.

«Река времен в своем стремленье уносит все дела людей»-так начинается стихотворение Державина. В данной строчке читатель впервые сталкивается с идеей того, что для времени нет рамок, оно скоротечно и все, что делают люди, каким бы грандиозным это ни было, не имеет значения. Подчеркивает власть времени поэт с помощью точной связи нескольких слов. «Топит в пропасти забвенья народы, царства и царей» . Насколько мастерски подобраны слова: топит-броский глагол, придающий значение силы, пропасть забвенья — безысходность, ее громадность. Насколько велико время и как жалко все перед ним, ведь оно «топит» целые народы, государства, все то, что кажется великим для людей.

Далее Державин говорит читателю о том, что если что-то и останется, то, что смогло пройти сквозь время «чрез звуки лиры и трубы», то есть ставшее знаменитым, важным для людей, невероятным во времени, то вечность будет безжалостна. В вечности перемелится все и не уйдет от предназначенной, общей судьбы.

Данное стихотворение, хоть и является незаконченной работой, но явно исполнило мечту Гавриила Державина остаться в людской памяти. От замысла, передачи его, до лексики-все прекрасно в «Реке времени». Самое главное, что можно понять для себя из стихотворения, так это то, что никто не способен и ничто не способно устоять перед вечностью, а время-ее душа, многое может унести в течении своей реки.

Анализ стихотворения Река времен в своем стремленьи по плану

Я стар — юн духом по грехам…

Река времён… Загадочное восьмистишие — возможно, начало задуманной Державиным пространной оды «На тленность». Хотя не всегда первые написанные строки становятся началом стихотворения. В поэзии Державина рассыпано немало оптимистических оценок собственной посмертной судьбы: «А я пиит — и не умру». Не без основания надеялся он остаться на земле и службой на благо правосудия. А тут вдруг впал в грусть, едва не доходящую до чёрного уныния. Легче всего предположить, что в следующих строфах поэт сформулировал бы антитезу унынию, обратился бы ко Всевышнему и утешился в молитве. Но ода называется «На тленность» — и одному Богу известно, куда завела бы Державина эта тема. Под старость он снова обратился к духовной лирике — и даже во дни войны с иноземными захватчиками работал над пространной одой «Христос». Русские полки воевали во Франции, загнанный Наполеон сражался из последних сил, бросая в бой мальчишек. Потом победители — монархи и дипломаты — решали будущее человечества в австрийской столице. Казалось бы, Державин должен был углубиться в плетения политических расчётов, а он писал:

Кто Ты? И как изобразить Твоё величье и ничтожность, Нетленье с тленьем согласить, Слить с невозможностью возможность? Ты Бог — но Ты страдал от мук! Ты человек — но чужд был мести! Ты смертен — но истнил скиптр смерти! Ты вечен, — но Твой издше дух! Получилась огромная богословская ода о Христе, взволнованное размышление о богочеловеке, написанное на пределе уходящих сил. И вот — река времен в своём стремленьи… Этот поток пожирает всё — и дурное, и доброе. И Наполеона, и Суворова. Батыев и Маратов — и великомучеников. Вечная мельница — вроде тех, что можно встретить и в Званке, и в аракчеевском Грýзине.

Всё проходит, «всё вечности жерлом пожрётся», но разве наши старания напрасны? Оптимисты и жизнелюбы под старость лет нередко впадают в мизантропию. Неужто и Державин?

Недописанный этюд — или всё-таки отточенная фреска? Державин скептически оценивал свои возможности в малой стихотворной форме. Эпиграммы, надписи — как силён был в этих лаконических жанрах Сумароков! Пожалуй, Державин недооценивал себя: «На птичку», надписи к портрету Ломоносова и на характер императора Павла — разве это не победы поэта? И восемь строк ненаписанной оды «На тленность» составили загадочное, но законченное стихотворение. По большому счёту, продолжение не потребовалось. А утешительная антитеза пускай подразумевается, остаётся в подтексте. Восемь строк — и ни одного случайного или сомнительного слова. «Звуки лиры и трубы» — неужто можно чётче и яснее определить поэзию Державина, вообще поэзию XVIII века? Труба — это гомеровская линия, героика. Лира — анакреонтика Державина и его философские размышления в стихах. Само понятие «Река времён» связано, как это часто бывало у Державина, со зримым предметом. В 1816 году эти восемь строк вышли в журнале «Сын Отечества». Первая публикация! Там появилось и краткое примечание: «За три дня до кончины своей, глядя на висевшую в кабинете его известную историческую карту “Река времен”, начал он стихотворение “На тленность” и успел написать первый куплет». По какому маршруту старый стихотворец намеревался повести корабль философской оды?

Эта тайна никогда не раскроется. Поэт умер.

На грифельной доске осталось восемь строк — ни больше, ни меньше. И никакого утешения. «Всё вечности жерлом пожрётся». И это — жизнелюбивый, полнокровный Державин. Даже не тёплый, а горячий в любом стихотворении, в любой реплике. Наверное, это к лучшему — стихотворение стало горше, крепче, в нём нет ни одного лишнего, случайного слова. Мы знаем эти восемь строк наизусть. А жизнеутверждающих строк у мурзы (Державин любил самого себя величать этим татарским титулом) и без того немало… Может сложиться обманчивое впечатление: а что, если Державин на закате дней разочаровался, впал в уныние, столь несвойственное ему в зрелые годы? Так бывает с сильными людьми: теряя здоровье, они предаются панике, скисают. Но это не про Державина!

В старости, несмотря на недуги, он написал едва ли не лучшие стихи — да хотя бы эти последние восемь строк…

Он всегда жил новыми стихами, счастливыми минутами, когда ощущаешь власть над словом, когда дух захватывает от полёта — и вдохновение (назовём это так) не оставило его до конца. После взятия Парижа Державин задумал написать похвальное слово императору Александру. Летом 1814-го он попросил племянницу — Прасковью Николаевну Львову вслух читать ему панегирики разным историческим деятелям. От некоторых его клонило в сон, а вот похвальное слово Марку Аврелию Антуана Тома понравилось старику. Но в конце концов Державин прервал чтения: «Я на своём веку написал много, теперь состарился. Моё литературное поприще закончено, теперь пускай молодые поют!». Сохранилась в его архиве и такая запись:

«Тебе в наследие, Жуковской! Я ветху лиру отдаю; А я над бездной гроба скользкой Уж преклоня чело стою».

И всё-таки он писал даже в последнее лето — и как писал! А жизнь званская тянулась медлительно. Только бездетные старики так влюбляются в собачек, как Державин в свою Тайку. Всегда он носил её за пазухой, поглаживал… О тех днях мы знаем по запискам Прасковьи Львовой.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector