0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ok google кто автор стихов

Лариса Юрьевна Сперанская. Стихи современные

Стихи современной белорусской писательницы и художника Ларисы Юрьевны Сперанской.

Автор известен в основном своими книгами для детей,но так же пишет стихи.

Первая книга сказка Ларисы Сперанской «Брусничный пирог» была издана в Беларуссии в 2014 году. Она сразу покорила сердца детей и их родителей.

На полках книги умирали!

В шкафу угрюмом, в тихом зале

На полках КНИГИ умирали…

Нет, не плохими они были,

А просто люди их забыли.

Забившись в «интернета» дали,

Их просто больше не читали…

Желтели тихие страницы,

Где мудрость всех веков хранится,

И без людской любви, заботы

Дышали пылью переплёты.

Добры, наивны книги были —

Не знали, что их разлюбили.

Они всё ждали, ждали, ждали…

Людские руки вспоминали…

И в час ночной им снились лица,

Те, что склонялись над страницей.

Уютной лампы свет высоко

И капли яблочного сока,

Что брызнули на лист раскрытый,

Цветок засушенный, забытый,

Билет в театр, что был закладкой,

След пальца от конфеты сладкой…

И стаи галочек-пометок —

Следы раздумий, тайных меток,

Оставленных карандашом.

«Ах, как же было хорошо!» —

Они вздыхали…. А за окном

Убогий мир хлебал ковшом

«Видосы» с виртуальной «фиги»,

Какие, братцы, к чёрту, книги,

Где всюду тупость бьёт ключом!

В шкафу угрюмом, в тихом зале

На полках КНИГИ умирали…

Когда ЛЮБОВЬ сменилась словом «секс»

И «бизнесом» — любимая работа,

Когда в карман дешёвый «шопинг» влез,

Нам за покупками ходить уж неохота.

Когда «ресепшном» вдруг стали называть

Стол у дверей вахтёрши тёти Мани,

Когда зарплату перестали получать,

А только лишь — «бабло» и «мани»,

Когда понятие — ДОСТОИНСТВО и ЧЕСТЬ

На толстый кошелёк и джип сменилось,

А МУЖЕСТВЕННОСТЬ вдруг и там, и здесь

Тихонько в «голубятню» превратилась.

Когда природная девичья красота

Сменилась профилем «губастой утки»,

Когда не смотрят в окна и в глаза,

А только в телефоны всей «маршруткой».

Мы не заметили, как всё произошло…

Мы не увидели, как всё вдруг изменилось.

Фальшивкой грязною наполнилось кино,

Меж «фейков» наша правда заблудилась.

Богатство творчества на тощий «креатив»

Вдруг почему-то разом поменялось.

И тяжкого «хендмэйда» кол забив,

Искусства рукоделья не осталось.

День выходной на «уикенд» сменив,

Мы не сидим за книгами любимыми,

И свой родной Дар Коляды забыв,

Живём меж «хэллоуинов» с «валентинами».

Мы терпим «толерантно» подлецов

Меняем музыку на ритмы «клубных» танцев,

Теряем речь…, культуру… и лицо…,

Сгребая грязь и хлам у иностранцев.

Мы не заметили, как всё произошло…

На что мы самоцветы променяли?!

РОДНЫХ ТРАДИЦИЙ ЧИСТОЕ ЛИЦО —

Испачкали…, забыли… и предали.

Правила сообщества

Строгих правил нет. Просто старайтесь вести себя достойно. Нецензурная лексика в стихотворных произведениях не запрещена, но не должна становиться самоцелью.

Сообщество создается для представления собственных произведений, но не возбраняется выкладывать и стихи известных авторов.

Публикующие свои стихи авторы должны быть готовы ко всевозможной критике. В постах не допускаются ссылки на сторонние ресурсы.

Авторы, с тонкой душевной организацией, не желающие критики должны ставить #без критики. Критика в таких постах запрещена и будет караться баном.

«Нет, не плохими они были,

А просто люди их забыли»

Так вот, какое оно

Поэзию я обожаю. Но здесь её нет. Ну, нету здесь поэзии.

Жалобы и старческое брюзжание. Что всё плохо, что мир катится в пропасть, что молодёжь вся тупая, и только автор стоит весь такой красивый в белом пальто.

А молодёжь читает, только электронки. И любит. И увлекается музыкой, спортом, рукоделием, наукой. То, что автор этого не видит – скорее об устройстве его зрения, не более того.

Не надо писать стихи на злобу дня. Злые получаются. Может, лучше попробовать на счастье дня.

Вот честно, мне страшно. Мне сорок семь, и неужели лет через пятнадцать я тоже начну брюзжать и ныть?

и «Аншлаг» смотреть.

Эт если только совсем маразм прихватит.

Мне Супермаркеты души отрада,

А Интернет зовёт поговорить.

Машины, роботы, что же ещё нам надо?

А этим лишь бы звать в протрухшие совки.

Замечательные стихи!И правда на злобу дня!Первое-сразу вспомнила про библиотеку,которую посещаю,так точно написанно!👍Спасибо!

Лариса Юрьевна!Потрясена!Спасибо!Уже не надеялась ,что открою для себя такого талантливого и умного человека

«Убогий мир хлебал ковшом..»..по-моему автор несколько драматизирует:) Божемойканья хоть нет, и то ладно

Творог

Я больше выдержать не мог:
Среди витринных полок
Увидел я его, творóг.
Или иначе — твóрог.

Он резал глаз мне белизной,
Он был красив и дорог.
И я, купив, понёс домой
Домашний, свежий твóрог.

Да, я чуть было не сглупил,
Оспаривать не стану.
Но я исправился: купил
К нему ещё сметану.

Принёс домой — и вот он мой,
Лежит горой гигантской.
И вкус не просто неземной
А мегамарсианский.

Беру сметану — и в творóг,
До их согласованья.
Да я творец! Я просто бог!
Создатель мирозданья!

Мой мир белей чем простыня
И выше всяких правил.
(Для полноты картины я
Лишь сахарку добавил.)

Грядёт отличный вечерок
Без всяких оговорок:
В меню на первое творóг,
А на второе — твóрог.

Все важные фразы. — Ок Мельникова

Все важные фразы — Автор: Ок Мельникова
читает — Наталина

Музыка: Vocalisе — Lara Fabian
Коллаж — Наталина (фото из инета)
А здесь можно посмотреть плейкаст на это стихотворение — Автор:Гость_Светлана

***
все важные фразы должны быть тихими,
все фото с родными всегда нерезкие.
самые странные люди всегда великие,
а причины для счастья всегда невеские.
самое честное слышишь на кухне ночью,
ведь если о чувствах — не по телефону,
а если уж плакать, так выть по-волчьи,
чтоб тоскливым эхом на полрайона.
любимые песни — все хриплым голосом,
все стихи любимые — неизвестные.
все наглые люди всегда ничтожества,
а все близкие люди всегда не местные.
все важные встречи всегда случайные.
самые верные подданные — предатели,
цирковые клоуны — все печальные,
а упрямые скептики — все мечтатели.
если дом уютный — не замок точно,
а квартирка старенькая в Одессе.
если с кем связаться — навеки, прочно.
пусть сейчас не так всё, но ты надейся.
да, сейчас иначе, но верь: мы сбудемся,
если уж менять, так всю жизнь по-новому.
то, что самое важное, не забудется,
гениальные мысли всегда бредовые.
кто ненужных вычеркнул, те свободные,
нужно отпускать, с кем вы слишком разные.
ведь, если настроение не новогоднее,
значит точно не с теми празднуешь.

Рейтинг работы: 116
Количество отзывов: 6
Количество сообщений: 9
Количество просмотров: 41815
Добавили MP3 в избранное: 2
Добавили в избранное: 5
© 17.12.2014г. Наталина
Свидетельство о публикации: izba-2014-1208824

  • ««
  • «
  • 604
  • 605
  • 606
  • 607
  • 608
  • 609
  • 610
  • 611
  • »
  • »»

Значит мы тёзки,Наташенька.Рада знакомству.
Приятно,что понравилось стихотворение.
Спасибо за тепло слов. давай на ты?
Заберу с собой. это как?
Я здесь не так давно и много ещё не знаю.
Осваиваюсь понемногу.

Забрала в избранное! И много чего ещё назабираю. Спасибо!

Читать еще:  Где ты мама стихи

А я и не знаю,кто взял в избранное.
Мне об этом нет извещения.
Но мне приятно. очень..если зацепило.

Умерла Новелла Матвеева, автор песни «Я мечтала о морях и кораллах. «

В последние годы она, увы, звучала не часто. Да и раньше стояла несколько особняком от бардов, хотя на самом деле это именно она одной из первых положила именно свои стихи на именно свою музыку и сама же исполнила их под гитару. И — началось.

Необычный, даже странный немного голос, глаза-моря с глубоко запрятанной грустью, прищур. Пальцы бегут по струнам, едва касаясь их. Слушаешь — и оторваться невозможно.

Далекие корни Матвеевой — это дивной красоты Дальний Восток, ее дед Николай Матвеев-Амурский первым написал и издал историю Владивостока. Корни ближние — город Пушкин под Питером: она родилась в том самлом Царском Селе! Ее мМама прекрасно читала стихи, и девочка с поэтическим именем Новелла сначала потрясенно слушала их, а затем начала писать сама. Первые стихотворные строки она принесла отцу во время войны: Новелла лежала в госпитале, борясь с истощением и авитаминозом. Отец-политрук понял или, скорее, почувствовал, что в стихах «что-то есть», но, конечно, и не думал, во что выльется в результате дочкино увлечение. Но зато профессионалы кожей чувствовали — талант. И, как ни удивительно, много помогали ей, лишенной пробивных способностей, «подниматься». Да что говорить! Если перечислить тех, кто с восторгом писал о ее творчестве, список получится не на одну страницу — Матвееву любил Евтушенко, ценил Самуил Маршак, Даниил Гранин, ей посвящали статьи Лев Аннинский, Булат Окуджава, Валентин Берестов.

Она очень рано начала писать музыку к сонетам Шекспира, на стихи Лермонтова и Фета, а параллельно печаталась в «Советской Чукотке» и «Енисее». О ней начали говорить. Ровно полвека назад Корней Чуковский попросил ее прочесть что-нибудь новенькое, и Новелла робко прочла «Солнечного зайчика». Да, того самого.

Я мечтала о морях и кораллах.
Я поесть мечтала суп черепаший.
Я шагнула на корабль, а кораблик
Оказался из газеты вчерашней.
Я шагнула на корабль, а кораблик
Оказался из газеты вчерашней.

То одна идет зима , то другая.
И метели за окном завывают.
Только в клетках говорят попугаи,
А в лесу они язык забывают.
Только в клетках говорят попугаи,
А в лесу они язык забывают.

У порога стали горы — громадно.
Я к подножию щекой припадаю.
И не выросла еще та ромашка,
На которой я себе погадаю.
И не выросла еще та ромашка,
На которой я себе погадаю.

А весною я в ненастье не верю,
И капелей не боюсь моросящих.
А весной линяют разные звери.
Не линяет только солнечный зайчик.
А весной линяют разные звери.
Не линяет только солнечный зайчик.
Не линяет только солнечный зайчик.

Чуковский пришел в такой восторг, что. .. перепрыгнул через стул! Ну а судьба этого стихотворения всем, я думаю, известна — став популярной песней, строки «ушли в народ». Я не один раз слышала, что их авторство приписывали изумительной Татьяне Дорониной — прекрасно исполнившей «Зайчика». Впрочем, это судьба многих авторов знаменитых песен — оставаться в тени.

Матвеева очаровывала и завораживала своей необычностью. Ее виниловые пластинки слушали все, и это было точно сеанс магии — голос будто выплывал откуда-то, из неизвестных далей. Первая бардовская пластинка, вышедшая в СССР — это пластика Новеллы Матвеевой «Песни», изданная «Мелодией» в 1966 году. А с 1972 года она начала писать музыку и на стихи Ивана Киуру — своего мужа. Его не стало в 1992 году. Они были счастливы двадцать лет.

Тридцать книг стихов. Великолепных, необычных, лирических, чувственных и очень простых. Профессиональным литератором Матвеева стала уже будучи известной поэтессой. Ее «Песня девушки из харчевни» — одно из лучших стихотворений о любви, котороя я читала когда-либо.

Любви моей ты боялся зря —
Не так я страшно люблю.
Мне было довольно видеть тебя,
Встречать улыбку твою.

И если ты уходил к другой
Иль просто был неизвестно где,
Мне было довольно того, что твой
Плащ висел на гвозде.

Когда же, наш мимолетный гость,
Ты умчался, новой судьбы ища,
Мне было довольно того, что гвоздь
Остался после плаща.

Теченье дней, шелестенье лет,
Туман, ветер и дождь.
А в доме событье — страшнее нет:
Из стенки вынули гвоздь.

Туман, и ветер, и шум дождя,
Теченье дней, шелестенье лет,
Мне было довольно, что от гвоздя
Остался маленький след.

Когда же и след от гвоздя исчез
Под кистью старого маляра,
Мне было довольно того, что след
Гвоздя был виден вчера.

Любви моей ты боялся зря.
Не так я страшно люблю.
Мне было довольно видеть тебя,
Встречать улыбку твою.

И в теплом ветре ловить опять
То скрипок плач, то литавров медь.
А что я с этого буду иметь,
Того тебе не понять.

Мечтательница и фантазерка, женщина с тонким чувством юмора, она всегда была особенной, необычной. Ее мир воплотился в необычной пьесе «Предсказание Эгля» по произведениям Александра Грина, поставленном в Центральном детском театре в Москве. Она написала для него больше тридцати песен.

«. Дай мне задержаться На пороге полдня, Дай облокотиться О косяк луча!» — написала она когда-то. Она видела мир по-своему, в необычном свете, необычной яркости. Он был для нее живым, с ним можно было говорить, договариваться — кто еще облокотился бы о «косяк луча», кроме нее?

Ее стихи остались. Она — ушла. Горько. Прощайте, Новелла Николаевна.

masterok

Мастерок.жж.рф

Хочу все знать

Под небом голубым есть город золотой

С прозрачными воротами и ясною звездой,
А в городе том сад, все травы да цветы,
Гуляют там животные невиданной красы:

Одно, как желтый огнегривый лев,
Другое вол, исполненный очей,
С ними золотой орел небесный,
Чей так светел взор незабываемый.

А в небе голубом горит одна звезда.
Она твоя, о ангел мой, она твоя всегда.
Кто любит, тот любим, кто светел, тот и свят,
Пускай ведет звезда тебя дорогой в дивный сад.

Тебя там встретит огнегривй лев,
И синий вол, исполненный очей,
С ними золотой орел небесный,
Чей так светел взор незабываемый.

Нет наверное того, кто хоть раз не слышал эту красивейшую песню. Вот тут например написано, что автор Булат Окуджава, а вот тут уже Борис Гребенщиков, а тут вообще Алексей Хвостенко

Как родился «Город», всегда было тайной. Даже сам БГ, впервые исполнив его в 1984 году на концерте в Харьковском университете, сказал, что не знает, кто написал эту песню. Существовало множество версий, но постепенно с музыкой определились: это старинная канцона некоего Франческо да Милано, дошедшая к нам из эпохи Возрождения. С автором стихов оказалось сложнее: называли самого БГ, Алексея Хвостенко, известного в среде питерского «андеграунда» 70–80-х годов прошлого века рок-барда, даже Елену Камбурову. А может быть, это Пушкин?

У него, кстати, есть романс «Под небом голубым», причем совпадает по размеру, рифме. Но это шутка. И вот несколько лет назад в результате почти детективного расследования, проведенного Зеевом Гейзелем, известным в Израиле публицистом, переводчиком, бардом, открылась поистине удивительная и красивая история!

Читать еще:  Я как осенний лист стихи

Даже в программе «Что? Где? Когда?» тогда еще, устами ведущего Ворошилова сообщила: «Все знают, что стихи к этой песне написал Борис Гребенщиков» Однако: Сам Гребенщиков НИГДЕ не называл себя автором песни, в том числе — слов. Чаще всего (например) он называл таковым А. Хвостенко; еще чаще — не называл никого

А началось все с одной из грандиознейших мистификаций XX века!

Итак, начало 70-х. Фирма «Мелодия» выпустила пластинку «Лютневая музыка XVI–XVII веков», теперь уже легендарную, которая произвела настоящий фурор. Ее заслушивали «до дыр» и взрослые, и дети, и профессиональные музыканты, и обычные люди. Пьесы с этой пластинки стали музыкальным фоном множества радио- и телепередач и даже фильмов. И первым номером на ней была «Канцона», ставшая прообразом «Города золотого». О ее авторе Франческо да Милано (1497–1543) в аннотации было сказано, что он один из выдающихся лютнистов, прозванный современниками-флорентийцами «божественным» и разделивший этот неофициальный титул с «божественным» Микеланджело. Он служил лютнистом у Медичи, а позднее у папы Павла III, создал множество канцон, фантазий и ричеркаров.

Франческо да Милано

Но почему-то нашей «Канцоны» не нашлось в подробном папском каталоге произведений «божественного» Франческо, а специалисты считают музыку на пластинке не лютневой, а гитарной, а саму пластинку вообще профанацией! Даже не подделкой, говорят они, ведь автор явно не ставил такой задачи.

А какую же тогда? И кто он?

На лицевой стороне обложки указана фамилия «Вавилов». Он исполнитель всех произведений на лютне, хотя в записи участвовали флейта, орган, валторна, даже меццо-сопрано. Увлекательное расследование установило, что сам же Вавилов и сочинил все композиции! Кроме одной. «Зеленые рукава» — это настоящая старинная английская песня.

Владимир Вавилов был хорошо известен в 60-е годы как замечательный гитарист-семиструнник, виртуоз и последний романтик русской гитары. Вдохновившись эпохой Возрождения и ее музыкой, он решил освоить старинную лютню, точнее, лютневую гитару собственного изготовления и где-то в 1968 году сочинил чудесные композиции в духе эпохи. Сначала Вавилов начал играть их на своих концертах, предваряя исполнение звучными ренессансными именами. Публика, в том числе искушенная, была в восторге. И тогда он осмелился издать пластинку! Названия композиций («Канцона», «Ричеркар» и так далее) и уважаемые авторы (Ф. да Милано, Н. Нигрино, В. Галилеи и другие) были для правдоподобия приписаны к сочиненным композициям произвольно, по собственным ассоциациям.

Сразу вопрос: зачем же он это сделал? Видимо, только так он надеялся донести свои произведения до широкой аудитории и этим привлечь интерес к старинной музыке, да и к самой эпохе Возрождения. Это подтвердила дочь Владимира Вавилова Тамара: «Отец был уверен, что сочинения безвестного самоучки с банальной фамилией Вавилов никогда не издадут. Но он очень хотел, чтобы его музыка стала известна. Это было ему гораздо важнее, чем известность его фамилии». И надо заметить, что смелая мечта осуществилась. За тридцать пять лет (даже больше), что прошло с тех пор, пластинка много раз переиздавалась и мгновенно расходилась, передаваясь по цепочке друзей, и до сих пор продолжает переиздаваться, теперь на CD. Ренессанс вдруг оказался очень близким, а его мелодии запоминались навсегда! Композиции под именами псевдоавторов вошли в хрестоматии, учебные пособия, самоучители. Скольких авторов они напрямую или косвенно вдохновили на новые произведения! А Франческо да Милано и Никколо Нигрино со товарищи неожиданно вновь стали знаменитыми, но уже в России.

Интересно, что чувствовал композитор, когда пластинка с его музыкой появилась чуть ли не в каждой интеллигентной семье в СССР? И как жаль, что он чуть-чуть не успел услышать ту самую песню, которая благодаря Гребенщикову, телевидению, фирме «Мелодия» и культовому фильму «Асса» (1987) полюбилась миллионам! Владимир Вавилов умер в Ленинграде в 47 лет в марте 1973-го. В эти самые дни в Москве, а вскоре и в Питере впервые зазвучали под звуки гитары слова: «Над небом голубым…» Но все по порядку. Поистине, никогда не знаешь, где прорастут зерна, важно — сеять.

Конец 1972 года. Ленинград. Наш следующий герой — 36-летний Анри Волохонский, химик по образованию, но поэт-философ по призванию, «человек поистине возрожденческого идеала». Шуточные пьесы и басни, проза и длинные многофигурные поэмы, ирония и метафизика, венки сонетов и философские трактаты, толкование Апокалипсиса и квазипереводы Катулла, Джойса, книги «Зогар»… И при этом самиздат и единственное стихотворение в журнале «Аврора» — типичная судьба поэта «бронзового века». Мифологический шлейф и вынужденная эмиграция в 1973 году…

Но до нее еще есть немного времени! А между тем вот уже месяц Анри не дает покоя пластинка «Лютневая музыка XVI–XVII веков», оставленная кем-то из друзей, а мелодия «Канцоны» и вовсе постоянно звучит в голове. Почему-то в памяти стали всплывать знакомые места из Экклезиаста: Небесный Град Иерусалим, его невиданные звери, символические библейские персонажи: орел, телец и лев. И загадочный оборот «исполненные очей»…

Ноги сами привели поэта в мастерскую к его другу Акселю, где он за пятнадцать минут «наиправдивейшего диктанта свыше» написал стихотворение, начинавшееся со слов Писания: «Над небом голубым…», и назвал его просто: «Рай».

Его многолетний друг и соавтор, в творческом союзе с которым они написали порядка ста песен под именем АХВ, — Алексей Хвостенко наложил стихи Анри на канцону «Франческо да Милано» (так появилась первая редакция песни). Он же первым исполнил ее под гитару — своим знаменитым скрипучим и хриплым голосом, немного упростив припев на бардовский лад (именно из этого варианта исходил потом БГ). За зиму АХВ записали целую кассету с песнями на «старинные» мелодии с пластинки, и весной 1973 года «Рай» отправился в путь по «квартирникам» и магнитофонам Москвы и Питера. Вскоре оба — АВ и АХ — оказались за пределами страны с ярлыком «враг народа». Но, оставшись сиротой, песня продолжила жить, ее полюбили, пели. От кого-то ее услышала Елена Камбурова, от нее, уже с началом «Над твердью голубой…», — известный бард Виктор Луферов. Оба стали исполнять ее в своих вариантах.

Настоящие авторы уже определились, это Владимир Вавилов и Анри Волохонский. Осталось еще непонятно — все-таки над или под небом голубым? И еще очень хочется узнать, что это за «волшебное место», куда зашел Волохонский, где за 15 минут, как в алхимическом атаноре, рождаются шедевры?

1976 год. Студия «Радуга» Эрика Горошевского (тогда еще студента у Георгия Товстоногова) была очень популярна среди питерских студентов и вообще среди молодежи. Долгое время у них была одна студия для записи с группой «Аквариум», они часто вместе записывались, репетировали. В 1974 году даже совместно поставили концептуальный спектакль-капустник «Притчи графа Диффузора», с которого и началась официальная история «Аквариума». И вот при полном аншлаге состоялась премьера легендарного спектакля «Сид» по пьесе драматурга XVII века Корнеля. По воспоминаниям, «там оказался в полном составе „Аквариум“», а один из них, «Дюша» Романов, даже играл в «Сиде» роль. В качестве музыкального сопровождения в спектакле звучала песня «Рай», но музыка была взята в первоначальном варианте, с пластинки. Видимо, Бориса Гребенщикова она глубоко «зацепила», ибо через восемь лет он все-таки включил ее и в свой репертуар.

Читать еще:  Кто из поэтов высоко оценил стихи есенина

Так БГ стал пятым исполнителем этой песни, уже в известной всем редакции.

Она получила название «Город», и у нее изменилось первое слово: «Под небом голубым…». Многие утверждают, что это Борис плохо расслышал или запомнил, сколько лет-то прошло!

Однако сам БГ считает это принципиальным, ибо, говорит он в одном из интервью, «Царство Божие находится внутри нас, и поэтому помещать Небесный Иерусалим на небо… бессмысленно».

Но справедливости ради давайте откроем, например, 156-ю страницу сборника «Анри Волохонский. Стихотворения» 1983, HERMITAGE USA и читаем (сохранена пунктуация автора):

А как же родились другие варианты текста? Скорее всего (судя по воспоминаниям разных людей, да и просто по логике), БГ просто плохо расслышал запись на кассете. Так, например, полагает Хвостенко: «Да, подпортил текст — он ее, наверно, усвоил на слух. Слух у парня так себе — что же делать…»

Впрочем, тот же Волохонский допускает и менее энтропийную версию:«Видимо, у Гребенщикова была плохая копия [записи исполнения Хвостенко — З.Г.]. Что-то он, возможно, заменил ради музыкального благозвучия, как он его видел. А вот что касается «Над небом голубым» — мне кажется, что они опасались антирелигиозной цензуры, вот и заменили это…»

Кстати, сам Гребенщиков в некоторых интервью не склонен вспоминать о комплименте Хвостенко (см. выше), а развивает высокоидеологическую ноту:«И по этому поводу с Лешей Хвостенко… мы в Париже как-то раз и схватились ночью… Я же… высказывал теологическую концепцию, что царство Божие находится внутри нас и поэтому помещать небесный Иерусалим на небо… — бессмысленно». Сам АХ об этом споре не вспоминает. Да и непонятно, почему Гребенщиков спор о тексте ведет не с автором оного (т.е. с Волохонским)? Впрочем, это уже неинтересно.

Осталась версия, которую исполняла Е. А. Камбурова — «Над ТВЕРДЬЮ голубой…». Меня уверяли: это — редакция Юнны Мориц. И я… поверил, то есть решил проверить. Написал Юнне Петровне — и получил от нее заслуженный нагоняй. Пользуясь случаем — еще раз приношу ей свои самые искренние извинения.

Так может, сама Камбурова и является автором своей редакции текста? Оказалось (из телефонного разговора с Еленой Антоновной), что так оно и есть — см. далее.

И последнее — попутно мы отмежевались еще от одной распространенной легенды. А именно: почему-то многие «припоминают, что слышали эту песню то ли в 1969, то ли в 1970 г. Из приведенных выше воспоминаний Волохонского и некоторых других источников можно считать установленным: слова песни написаны примерно в конце ноября 1972 г.

Более сотни раз «Город» звучал на концертах «Аквариума» в десятках городов, в 1986 году песня вошла в альбом «Десять стрел».

В 1987 году она прозвучала на всю страну в культовом фильме Сергея Соловьева «Асса», правда, без имен создателей песни в титрах, поэтому с тех пор автором повсеместно считался БГ. «Город» стал своего рода гимном целого поколения.

Анри Волохонский: «Я ему исключительно благодарен. Он сделал эту песню столь популярной. Ведь Гребенщиков исполнил эту песню тогда, когда и моего имени нельзя было называть, да еще и в фильме, и в столь популярном фильме! Рассказы о том, что я будто бы подавал на него в суд, — чушь».

Немного грустно, что за столько лет никто даже не упомянул: «авторы песни А. Волохонский и В. Вавилов», зато далеко не каждому посчастливилось написать произведение, которое знает и любит вся страна. Тем более что обоих роднит желание: «Главное, чтобы услышали».

Вот такая история.

Уже сорок лет живет в мире удивительная Песня, и поет ее уже совсем новое поколение. Уверен, что и следующее запоет. Потому что столько замечательных людей вложили в нее самое лучшее, что у них есть. И потому что всегда была и будет у людей, что бы ни происходило за окном, потребность в свете, чистоте, любви, в звездном небе над головой.

Найден истинный автор знаменитого стихотворения из фильма «Брат 2»

Всем поклонникам «Брата» памятно небольшое стихотворение, которое во второй части дилогии Данила услышал на концерте, посвященном Дню гимназиста, где его прочел Федя, сын персонажа Маковецкого. И дальше повторял, как мантру: «Я узнал, что у меня есть огромная семья. «.

В титрах фильма авторство приписывается советскому детскому писателю Владимиру Орлову. Однако, уточняет «Национальный акцент», это не соответствует правде. Автор «Родного» — юкагирский писатель Николай Курилов. И он объяснил, почему никто не знал, что это стихотворение, опубликованное в журнале «Колобок» в 1987 году, сочинено им.

«Я в прошлом году узнал о том, что мое стихотворение, переведенное на русский язык, было в культовом фильме 90-х «Брат 2». Конечно, обрадовался, удивился. «Родное» стало символом целого поколения. Конечно, на юкагирском оно звучит иначе», — рассказал Курилов, тут же сообщив, что не собирается претендовать на авторские права: «Я не намерен что-то доказывать. Гордость за то, что произведение регионального автора в таком фильме, радость, что понравилось людям стихотворение».

По словам писателя, сам он «не поклонник боевиков, стрельбы», поэтому полностью «Брата 2» ни разу не смотрел, хотя, конечно, много слышал о нем.

Что до спорного авторства, то этот момент поэт разъяснить затрудняется: «Владимир Орлова я, честно, не знаю, не читал, он умер в 1999 году. Трудно судить, кто у кого взял», — тактично говорит Курилов.

Но тем не менее в своем авторстве он уверен. «Ну, не может так совпасть — слово в слово. Я доверяю своему переводчику на сто процентов, он не мог взять чужое произведение. Первый куплет один в один, а концовка моя иная, в версии «Брат 2″ она более пацифистская», — анализирует различия Николай.

История же создания «Родного» следующая: «Этот стих был написан в 80-х, когда я ездил по семинарам, у меня было приподнятое настроение. Через некоторое время я отправил несколько своих стихов Михаилу Яснову, детскому писателю, переводчику. Он переводил произведения северных авторов. И в 1987 году в журнале «Колобок» вышел перевод с юкагирского. Я обычно отправляю и забываю даже, что отправил. Рукопись этого стихотворения у меня сохранилась, нужно поискать».

Николай Курилов — писатель и художник, известен, помимо прочего, тем, что вместе с братом, Гавриилом, составил юкагирский букварь.

Юкагиры (самоназвания: деткиль, одул, ваду, алаи) — восточно-сибирский народ, относятся к древнейшему населению северо-восточной Сибири. Охотники, рыболовы, оленеводы, заводчики ездовых собак. По данным переписи 2010 года численность юкагиров на тот момент была чуть более полутора тысяч человек. Расселены, в основном — в бассейне Колымы, в Республике Якутия (Саха) и Чукотском автономном округе. Юкагирский язык находится на грани исчезновения.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector