0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Откуда такая нежность размер стиха

Анализ стихотворения М.И. Цветаевой «Откуда такая нежность?» (лингвостилистическое сопоставление текста оригинала и англо- и франкоязычных переводов)

Лингвостилистическое сопоставление художественнх особенностей нескольких поэтических текстов: русского оригинального текста стихотворения М.И. Цветаевой «Откуда такая нежность?» с англоязычными и франкоязычным переводами.

Скачать:

ВложениеРазмер
analiz_stikhotvoreniya_m.i._tsvetaevoy.docx35.09 КБ

Предварительный просмотр:

Анализ стихотворения М.И. Цветаевой «Откуда такая нежность?» и художественные особенности переводов.

Андреасян Ирина Сергеевна

Лирика Марины Ивановны Цветаевой весьма востребована среди англоязычных читателей, поскольку мотивы её творчества им близки и понятны. Одно из популярных стихотворений поэта — «Откуда такая нежность?» ( 1916 г.):

О. Э. Мандельштаму

Откуда такая нежность?

Не первые — эти кудри

Разглаживаю, и губы

Знавала темней твоих.

Всходили и гасли звезды,

Откуда такая нежность?—

Всходили и гасли очи

У самых моих очей.

Еще не такие гимны

Я слушала ночью темной,

Венчаемая — о нежность!—

На самой груди певца.

Откуда такая нежность,

И что с нею делать, отрок

Лукавый, певец захожий,

С ресницами — нет длинней?

О популярности и востребованности свидетельствуют многочисленные отзывы, которые подчёркивают чувственное и эмоциональное содержание маленького шедевра.

В стихотворении «Откуда такая нежность ? » М.И.Цветаевой лирическая героиня явно старше возлюбленного: её выдаёт мироощущение. Ко времени их встречи влюбленная многое узнала о себе, о своих чувствах, о мире. Она вспоминает:

Ещё не такие гимны

Я слушала ночью тёмной,

Лирической героине Цветаевой знакомы другие губы, кудри и ресницы, но именно к этому молодому певцу она испытывает особую, трепетную нежность. Чувство, испытываемое лирической героиней, удивляет её саму:

Откуда такая нежность?

Обратимся к нескольким переводам (Э.Файнштейна, Д.Шиффа, Ю. Виртанен, В.Амурского) стихотворения «Откуда такая нежность?». Отметим, что среди переводчиков на английский язык есть англоязычные (Э.Файнштейн, Д.Шифф) и русскоязычный (Ю.Виртанен), также русскоговорящий переводчик на французский язык (В. Амурский).

Рассмотрим перевод англоязычного переводчика Э.Файнштейна.

Where does this tenderness come from?

These are not the – first curls I

have stroked slowly – and lips I

have known are – darker than yours

as stars rise often and go out again

(where does this tenderness come from?)

so many eyes have risen and died out

in front of these eyes of mine.

and yet no such song have

I heard in the darkness of night before,

(where does this tenderness come from?):

here, on the ribs of the singer.

Where does this tenderness come from?

And what shall I do with it, young

sly singer, just passing by?

Your lashes are – longer than anyone’s.

Сразу отметим в первой строфе обилие тире в строках. Используемый знак препинания – это пауза, являющаяся способом привлечения внимания читателя. Цветаева в своём тексте строит предложения таким образом, чтобы был понятен весь спектр переживаний лирической героини. Она хочет заставить читателей задуматься над каждым предложением. Однако для того, чтобы гармонично передать эмоции, Файнштейну требуется больше пауз. Причём, используя слово «first» (первый) после тире, переводчик старается подчеркнуть художественную особенность образа. Подобный приём с постановкой тире используют Д. Шифф и Ю.Виртанен в своих переводах.

Where is this tenderness coming from?

Your curls — are not the first ones

I’ve played with Your lips — I’ve known

The stars shine brightly then fade away

Where is this tenderness coming from?

Your eyes shine brightly then fade away

— Your eyes — when they’re facing mine

I’ve never heard such songs before

In the depths of the night

Where is this tenderness coming from?

My poet — let me lie by your side

Where is this tenderness coming from?

Tell me, what can I do?

My sly wandering troubadour

No one has lashes like yours.

This tenderness. Where is it from?

These curls aren’t the first to smooth down

And lips – there were lips more crimson

Than yours that I’ve known thereof

The stars used to rise and go out,

This tenderness, where is it from? –

And just like the stars, the eyes near

Were dimming & shining ‘bove

Oh tenderness! – when I lay there

Reposing on lover’s shoulder

There used to be praisings better

Than these I heard from you once

From whence is this tenderness then?

And what should I do with it, boy,

My stranger, my cunning singer

With lashes the longest ones?

Оба переводчика выделяют две основные детали – кудри и губы, помещая их в начале строк. В предложении «Откуда такая нежность?» Файнштейн и Шифф используют в два раза больш ее количество слов, с помощью которых фраза звучит несколько дольше, а значит, и воспринимать её сложнее. Помимо этого, Д.Шифф употребляет во второй и четвёртой строках параллелизм, которого нет ни в оригинале, ни в текстах других переводчиков. В свою очередь, Виртанен в первой строфе использует назывные предложения, не повторяя синтаксическую форму в русском тексте. Автор перевода пытается передать эмоциональную напряженность внутреннего содержания. Также переводчик пытается придать оттенок чего-то красивого и необычного, заменяя прилагательное «темнее» на “more crimson” (более малиновый, тёмно-красный). Отметим, что каждый из переводчиков использует личное местоимение «я», которое отсутствует в русском варианте. Однако Файнштейн в своём переводе, используя традиционный приём построения поэтического английского текста, выносит местоимение «I» (Я) в конец строк для рифмовки. Также обратим внимание, что глагол «знавала», аналога которого в английском языке нет, в английских переводах заменяется на «знала» («have known»). А франкоговорящий переводчик заменяет этот глагол на «известны». Кроме того, в отличии от остальных переводчиков в переводе Амурского слово «кудри» по лексическому значению абсолютно идентично оригиналу, так как оно имеет полный аналог во французском языке ( des boucles) .

D’où pareille tendresse?

J’en ai bien d’autres – des boucles –

Caressées, et des lèvres

Connues – plus sombres que les tiennes

J’ai vu s’allumer et mourir les étoiles,

(D’où pareille tendresse?)

J’ai vu s’allumer et mourir des prunelles

Au seuil de mes prunelles

Et à bien d’autres chants

J’ai prêté mon oreille en plein cœur de la nuit

D’où pareille tendresse?)

A même le torse du chantre

D’où pareille tendresse?

Et que faire avec elle, jouvenceau

Espiègle, chantre de passage,

Aux cils si longs – sans leurs pareils?

Между тем цветаевский глагол «разглаживаю» Шифф в своём переводе заменяет на «have played» (играла). Возможно, используемый глагол более понятен англоязычному читателю. К тому же, это не нарушает содержательную и смысловую суть стихотворения.

Таким образом, первая строфа, на мой взгляд, имеет некоторые сходства во всех анализируемых переводах. Однако есть и различия. Виртанен сумела передать внутренний конфликт первой строфы (удивление лирической героини в испытываемых его чувствах к тому, чьи губы не так темны , как губы его предшественников). Э .Файнштейну, в свою очередь, удалось передать дословно содержание первой строфы, не противореча авторскому тексту . Помимо того, несмотря на небольшие отступления от оригинала, Д.Шифф сумел показать чувства и эмоции лирической героини ярче, чем другие переводчики. Что касается французского перевода, он серьёзно отличается от Цветаевского стихотворения, хотя полностью передаёт замысел автора.

Формальным признаком второй строфы у Файнштейна и Амурского является наличие скобок:

as stars rise often and go out again

(where does this tenderness come from?)

so many eyes have risen and died out

in front of these eyes of mine.

J’ai vu s’allumer et mourir les étoiles,

(D’où pareille tendresse?)

J’ai vu s’allumer et mourir des prunelles

Au seuil de mes prunelles

В результате возникает некая иллюзия: вопрос, используемый в скобках, как бы прерывает размышления лирической героини. Также во второй строфе отметим, что слово «очи», аналога которого в английском и во французском языках нет, Фанштейн, Виртанен и Шифф заменяют на «глаза». Виртанен передаёт образ «очи» с помощью прямого сравнения «глаз» и «звезд»: «And just like the stars, the eyes near»…

В свою очередь, чтобы передать глубину значения слова «очи», Шифф использует выражение: «shine brightly then fade away» (светятся ярко, потом угасают), повторяющееся дважды в первой и третьей строках. Переводчик Амурский, в то же время, использует слово «prunelles»(зрачки), которое, возможно, ближе и понятнее французскому читателю. В дополнение, укажем на то, что только в переводе у Шиффа предложения написаны в настоящем времени, что свидетельствует о вечности событий. Однако Цветаева, употребляя форму глаголов прошедшего времени, показывает, что лирическая героиня уже пережила многое и сейчас её интересуют не события, а чувства. При синтаксическом построении Шифф и Амурский используют параллелизм, который усиливает эмоциональность художественной речи, придавая ей остроту звучания, яркость и выразительность. Причём Шифф в третьей и четвёртой строке использует единоначалие. Более того, Шифф и Виртанен в четвертой сроке воспроизводят образность, отступая от оригинала.

В заключение, по моему мнению, Файнштейн сумел передать главную мысль ярче, эмоциональнее и ближе по смыслу оригинала, чем остальные переводчики.

В третьей строфе главный вопрос стихотворения «Откуда такая нежность?» так же, как и во втором четверостишии, Файнштейн и Амурский помещают в скобки. У первого переводчика вся строфа — единое предложение, которое переводится практически дословно:

and yet no such song have

I heard in the darkness of night before,

(where does this tenderness come from?):

here, on the ribs of the singer.

Тем самым Файнштейн максимально пытается учесть языковые особенности русского языка. Тем не менее, строка «Ещё не такие гимны» вызывает сложность в переводе на английский язык . Несмотря на это, Шифф, используя выражение «I’ve never heard such songs before», передаёт смысл, близкий русскому тексту. Однако французскому переводчику легче передать «эстетику противоположности», не переводя содержание дословно. Виртанен, в свою очередь, позволяет себе вынести выражение «Oh tenderness!» в начало третьей строфы.

Следует отметить, что перевод следующих строк далек от оригинала:

« ….when I lay there

Reposing on lover’s shoulder»

Покоясь на плечах любовника),

Также Виртанен пытается продолжить цепочку сравнения:

«There used to be praisings better

Than these I heard from you once»

Отметим, что Файнштейн в своём переводе сохраняет эпитет «ночью тёмной» («in the darkness of night»), а Шифф заменяет его на «in the depths of the night» (глубокой ночью). Между тем Амурский предаёт это выражение иначе: « en plein cœur de la nuit» (в ночном плаче сердца). Также следует обратить внимание на слово «песни». Файнштейн и Шифф переводят его дословно, используя «songs»(песни). В отличие от остальных переводов Виртанен употребляет слово “praisings”(похвалы), которое, по-моему, более удачно в передаче смысла Цветаевского текста.

Включая всё выше сказанное, я считаю, что третья строфа оказалась самой сложной для передачи содержания анализируемого стихотворения. Возникали некоторые трудности в передаче художественных образов. Например, у Д.Шиффа четвёртая строка, думаю, не вполне раскрывает смысл содержания Цветаевского стихотворения. В результате возникает некая недосказанность в третьей строфе. Однако, на мой взгляд, французский переводчик лучше всех справился с поставленной задачей.

Каждый из переводчиков в четвёртой строфе не сохраняет используемую Цветаевой форму сложного предложения. Предложение «Откуда такая нежность?» во всех рассмотренных переводах звучит в виде вопроса, хотя в оригинале это лишь часть сложного предложения. Причем финальный вопрос, который завершает размышления лирической героини, Виртанен очень удачно применила в четвёртой строфе:

From whence is this tenderness then?

(Тогда откуда такая нежность)

Образ, созданный Цветаевой во второй строке звучит лирично:

И что с нею делать, отрок,

И каждый из переводчиков пытается уловить эту особенность. Однако у Шиффа перевод фразы далёк от лиричности.

Tell me, what can I do?

(Скажи мне, что я смогу сделать?)

Впрочем, две последние строчки максимально передают содержание русского текста. Что касается эпитета «лукавый», полностью идентичного аналога которого также не существует в английском и французском языках, Шифф, как и Файнштейн, переводят его словом «sly» (хитрый). Виртанен использует прилагательное «cunning» (коварный, хитрый), которое точнее передаёт лексическое значение слова «лукавый». Амурский, в свою очередь, использует « espiegle» (шаловливый), показывая некую игривость в образе отрока. Всё же русский вариант звучит утончённее.

Итак, следует отметить, что переводчики «играют» с последней строфой, позволяя себе некоторые отступления от русского текста. Во-первых, это изменение синтаксической и пунктуационной структуры строфы. Во-вторых, переводчики по-разному определяют лексическое значение слов. Тем не менее, каждый из авторов переводов демонстрирует индивидуальность и своё понимание текста. Однако, на мой взгляд, передать наилучшим образом суть четвёртой строфы удалось Файнштейну, который более романтично изобразил любовную лирику стихотворения «Откуда такая нежность?».

Как определить размер стихотворения: 3 простых способа

Расскажем, как легко определять и не путать между собой стихотворные размеры: хорей, ямб, амфибрахий, анапест, дактиль. Заодно узнаем, зачем они нужны и как устроены.

  • Text Link

Что такое стихотворный размер и зачем он нужен

Стихотворный размер — это порядок чередования ударных и безударных слогов в строке. Этот порядок создаёт особый ритм, который и отличает стихи от прозы. Чтобы убедиться в этом, обратимся к истории.

В начале XVIII века русские поэты подражали французским авторам, в стихах которых главное — это число слогов в строке. Получалось не очень складно.

«Уме недозрелый, плод недолгой науки!
Покойся, не понуждай к перу мои руки:
Не писав летящи дни века проводити
Можно, и славу достать, хоть творцом не слыти.
Ведут к ней нетрудные в наш век пути многи,
На которых смелые не запнутся ноги».
А.Д. Кантемир, «На хулящих учения. К уму своему», 1729 г.

В каждой строке этого отрывка — равное количество слогов (13), но текст не воспринимается как поэзия, даже несмотря на рифмы. Дело в том, что во французском языке ударение в словах всегда падает на последний слог. Из-за этого возникает строгий ритмический порядок, а одинаковая длина строк усиливает ощущение монотонности. В русском языке ударение в словах не зафиксировано, поэтому ритм не возникает сам собой, и равенство строк по длине не спасает положение.

В середине XVIII века на это обратили внимание ведущие литераторы того времени — В.К. Тредиаковский и М.В. Ломоносов. Опираясь на тексты народных песен, они разработали новую систему стихосложения. Она предполагает не только соразмерную длину строк, но и определённую расстановку ударений, которая задаёт ритм.

«Науки юношей питают,
Отраду старым подают,
В счастливой жизни украшают,
В несчастный случай берегут».
М. В. Ломоносов, «Ода на день восшествия на престол Елисаветы
Петровны», 1747 год.

С тех пор русская поэзия приобрела привычную нам форму.

Виды стихотворных размеров

В основе классического русского стихосложения пять моделей (метров), известных ещё с Античности — хорей, ямб, амфибрахий, анапест, дактиль. Именно их изучают в школе как стихотворные размеры.

Размеры различаются устройством стоп. Стопа — это повторяющаяся группа ударных и безударных слогов в строке.

По стопам размеры делятся на:

  • двусложные (стопа из двух слогов — ударного и безударного);
  • трёхсложные (стопа из трёх слогов — ударного и двух безударных).

От того, на каком месте в стопе находится ударный слог, зависит стихотворный размер произведения.

Для удобства записи стихотворных размеров используют специальные символы. Ударные слоги принято обозначать знаком «—», а безударные — знаком «U». Границы стоп обозначаются как «|».

Хорей

Хорей — это двусложный размер, в котором ударение в стопе падает на первый слог: |—U|

А.С. Пушкин, «Зимний вечер», 1825 г.

Ямб — это двусложный размер, в котором ударение в стопе падает на второй слог: |U—|

Ф.И. Тютчев, «Весенняя гроза», 1828 г.

Дактиль

Дактиль — трёхсложный размер, в котором ударение в стопе падает на первый слог: |—UU|

Степью лазурною, цепью жемчужною. »
|—UU|—UU|—UU|—UU|

М.Ю. Лермонтов, «Тучи», 1840 г.

Амфибрахий

Амфибрахий — это трёхсложный размер, в котором ударение в стопе падает на второй слог: |U—U|

С.В. Михалков, Гимн Российской Федерации, 2000 г.

Анапест

Анапест — это трёхсложный размер, в котором ударение падает на третий слог: |UU—|

И.А. Бродский, 1962 г.

Спондей и пиррихий

Стихотворений, в которых все ударения находились бы исключительно на «правильных» местах, практически не существует. Убедимся в этом на примере начала поэмы А.С. Пушкина «Евгений Онегин», написанной ямбом. Разделим отрывок на слоги и расставим ударения во всех словах:

Если бы перед нами был идеальный ямб, за каждым безударным слогом следовал бы ударный (U—). Но уже в самом начале мы видим два ударных слога подряд: «мой дя|дя» (——|U). Такое нарушение размера называется спондей.

В конце второй строки место ударного слога занято безударным: «зане|мог» (UU|—). Такое отступление от размера называется пиррихий.

Пиррихии и спондеи встречаются почти в каждом стихотворении, но определить стихотворный размер они не мешают. Когда мы читаем стихи, наша речь подчиняется заложенному в произведении ритму, и небольших отступлений от него мы, как правило, не замечаем. Если произнести строчки из примера вслух, можно ощутить, что ударение на слове «мой» немного проглатывается, а в слове «занемог» будто бы образуется побочное ударение на первом слоге.

Учите литературу вместе с домашней онлайн-школой «Фоксфорда»! По промокоду LITERA5112021 вы получите бесплатный недельный доступ к курсу литературы за ваш класс.

Как определить размер стихотворения

Метод 1. Скандирование

Допустим, требуется определить размер этого текста:

Как сердцу высказать себя?
Другому как понять тебя?
Поймёт ли он, чем ты живёшь?
Мысль изречённая есть ложь.
Ф.И. Тютчев, «Silentium!», 1829

Самый простой способ определить стихотворный размер этого отрывка — проскандировать его как детскую считалку или кричалку на стадионе. Нужно абстрагироваться от расположения ударений в каждом слове и постараться поймать общий ритм стиха. Ударные слоги можно выстукивать рукой по столу или притопывать в такт.

Выстукивая ритм, нетрудно заметить, что акценты приходятся на каждый второй слог. Следовательно, перед нами двусложный размер. А поскольку нечётные слоги безударные — это ямб.

Метод 2. «Ваня»

Этот метод придуман стиховедом А.А. Илюшиным. Определить классические размеры стихов можно, соотнося его с разными формами имени Иван:

  • Ваня — хорей:
    «Буря мглою небо кроет» (А.С. Пушкин)
    В
    аня-Ваня-Ваня-Ваня
  • Иван — ямб:
    «И буду век емуверна» (А.С. Пушкин)
    Ив
    ан-Иван-Иван-Иван
  • Ванечка — дактиль:
    «Ранними летними росами» (А.А. Блок)
    В
    анечка-Ванечка-Ванечка
  • Ванюша — амфибрахий:
    «Однажды в студёную зимнюю пору» (Н.А. Некрасов)
    Ван
    юша-Ванюша-Ванюша-Ванюша
  • Иоанн — анапест:
    «Я тебепринесудва кармана стрижей с маяка» (Н. Подвальный)
    Ио
    анн-Иоанн-Иоанн-Иоанн-Иоанн

Метод 3. Графический

Этот метод требует больше всего времени, зато он самый наглядный и точный.

Для наиболее точного определения стихотворного размера рекомендуется брать отрывки не менее 6-8 строк.

Допустим, нужно определить размер следующих стихотворных строк:

Я вернулся в мой город, знакомый до слёз,
До прожилок, до детских припухлых желёз.
Ты вернулся сюда, так глотай же скорей
Рыбий жир ленинградских речных фонарей.
О.Э. Мандельштам, «Ленинград», 1930

Распечатаем или перепишем текст на бумагу, после чего карандашом разделим его на слоги, расставим ударения и нарисуем схему:

Внимательно посмотрим на схему. В большинстве случаев ударные слоги разделяются двумя безударными. Значит, перед нами трёхсложный размер. Попробуем разделить его на стопы по три слога:

Большинство ударений в стопах падает на третий слог. Следовательно, это анапест.

Как не путать стихотворные размеры

Зачастую школьники легко определяют ударения и число стоп в стихах, но путаются в названиях размеров. Чтобы запомнить их, существуют мнемонические правила. Например, слово «Ямб» начинается на букву Я. Это последняя буква алфавита, а значит, и ударение в ямбе — на последний (второй) слог. По этой логике в хорее ударение падает на первый слог.

А чтобы не путаться в трёхсложных размерах, запомните слово «ДАМА»:

Д — дактиль;
АМ — амфибрахий;
А — анапест.

Размеры перечислены в той же последовательности, что и ударные слоги в стопе.

Кроме того, можно запомнить мнемоническое стихотворение В.В. Онуфриева. В нём строчка, посвящённая каждому из метров, им же и написана:

Вовсе не сложные
Размеры трёхсложные,
Всё зависит от сильных в них мест.

Дактиль — он первый,
Второй — амфибрахий,
Ну а третий уже анапест!

У нас вы сможете учиться в удобном темпе, делать упор на любимые предметы и общаться со сверстниками по всему миру.

Попробовать бесплатно

Интересное по рубрике

Найдите необходимую статью по тегам

Подпишитесь на нашу рассылку

Мы в инстаграм

Домашняя онлайн-школа
Помогаем ученикам 5–11 классов получать качественные знания в любой точке мира, совмещать учёбу со спортом и творчеством

Посмотреть

Рекомендуем прочитать

Реальный опыт семейного обучения

Звонок по России бесплатный

Пишите нам письма

Посмотреть на карте

Если вы не нашли ответ на свой вопрос на нашем сайте, включая раздел «Вопросы и ответы», закажите обратный звонок. Мы скоро свяжемся с вами.

Откуда такая нежность…

Откуда такая нежность?
Не первые — эти кудри
Разглаживаю, и губы
Знавала темней твоих.

Всходили и гасли звёзды,
— Откуда такая нежность? —
Всходили и гасли очи
У самых моих очей.

Ещё не такие гимны
Я слушала ночью тёмной,
Венчаемая — о нежность! —
На самой груди певца.

Откуда такая нежность,
И что с нею делать, отрок
Лукавый, певец захожий,
С ресницами — нет длинней?

Статьи раздела литература

  • E-mail: cultrf@mkrf.ru
  • Обратная связь
  • Нашли опечатку? Ctrl+Enter
  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: stream@team.culture.ru

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Марина Цветаева
«Откуда такая нежность. »

Откуда такая нежность?
Не первые — эти кудри
Разглаживаю, и губы
Знавала темней твоих.

Всходили и гасли звезды,
Откуда такая нежность?—
Всходили и гасли очи
У самых моих очей.

Еще не такие гимны
Я слушала ночью темной,
Венчаемая — о нежность!—
На самой груди певца.

Откуда такая нежность,
И что с нею делать, отрок
Лукавый, певец захожий,
С ресницами — нет длинней?

Экспресс- анализ стихотворения

Cтихотворение состоит из 4-х строф (всего 16 строк)
Размер: трёхударный дольник
Стопа: разносложная с ударением на разных слогах
————————————————————————
1-я cтрофа — 4 строки, четверостишие.
Рифмы: нежность-кудри-губы-твоих.
Рифмовка: отсутствует — белые стихи

2-я cтрофа — 4 строки, четверостишие.
Рифмы: звезды-нежность-очи-очей.
Рифмовка: ABCC

3-я cтрофа — 4 строки, четверостишие.
Рифмы: гимны-темной-нежность-певца.
Рифмовка: отсутствует — белые стихи

4-я cтрофа — 4 строки, четверостишие.
Рифмы: нежность-отрок-захожий-длинней.
Рифмовка: отсутствует — белые стихи

Анализ стихотворения сделан программой в реальном времени

Используйте короткие ссылки для сокращения длинных адресов

Строфа

Строфа — это объединение двух или нескольких строк стихотворения, имеющих интонационное сходство или общую систему рифм, и регулярно или периодически повторяющееся в стихотворении. Большинство стихотворений делятся на строфы и т.о. являются строфическими. Если разделения на строфы нет, такие стихи принято называть астрофическими. Самая популярная строфа в русской поэзии — четверостишие (катрен, 4 строки). Широко употребимыми строфами также являются: двустишие (дистих), трёхстишие (терцет), пятистишие, шестистишие (секстина), восьмистишие (октава) и др. Больше о строфах

Стихотворная стопа

Стопа — это единица длины стиха, состоящая из повторяющейся последовательности ударного и безударных слогов.
Двухсложные стопы состоят из двух слогов:
хорей (ударный и безударный слог), ямб (безударный и ударный слог) — самая распостранённая стопа в русской поэзии.
Трёхсложные стопы — последовательность из 3-х слогов:
дактиль (ударный слог первый из трёх), амфибрахий (ударный слог второй из трёх), анапест (ударный слог третий).
Четырёхсложная стопа — пеон — четыре слога, где ударный слог может регулярно повторяться на месте любого из четырёх слогов: первый пеон — пеон с ударением на первом слоге, второй пеон — с ударением на втором слоге и так далее.
Пятисложная стопа состоит из пяти слогов: пентон — ударный слог третий из пяти.
Больше о стопах

Размер стихотворения

Размер — это способ звуковой организации стиха; порядок чередования ударных и безударных слогов в стопе стихотворения. Размер стихотворения повторяет название стопы и указывает на кол-во стоп в строке. Любая стопа может повторяться в строке несколько раз (от одного до восьми, и более). Кол-во повторов стопы и определяет полный размер стиха, например: одностопный пентон, двухстопный пеон, трехстопный анапест, четырёхстопный ямб, пятистопный дактиль, шестистопный хорей и т.д. Больше о размерах

Рифма

Рифма — это звуковой повтор, традиционно используемый в поэзии и, как правило, расположенный и ожидаемый на концах строк в стихах. Рифма скрепляет собой строки и вызывает ощущение звуковой гармонии и смысловой законченности определённых частей стихотворения. Рифмы помогают ритмическому восприятию строк и строф, выполняют запоминательную функцию в стихах и усиливают воздействие поэзии как искусства благодаря изысканному благозвучию слов. Больше о рифмах

Рифмовка

Рифмовка — это порядок чередования рифм в стихах. Основные способы рифмовки: смежная рифмовка (рифмуются соседние строки: AA ВВ СС DD), перекрёстная рифмовка (строки рифмуются через одну: ABAB), кольцевая или опоясывающая рифмовка (строки рифмуются между собой через две другие строки со смежной рифмовкой: ABBA), холостая (частичная рифмовка в четверостишии с отсутствием рифмы между первой и третьей строкой: АBCB), гиперхолостая рифмовка (в четверостишии рифма есть только к первой строке, а ожидаемая рифма между второй и четвёртой строкой отсутствует: ABAC, ABCA, AABC), смешанная или вольная рифмовка (рифмовка в сложных строфах с различными комбинациями рифмованных строк). Больше о рифмовке

«Откуда такая нежность. » М. Цветаева

Откуда такая нежность?
Не первые – эти кудри
Разглаживаю, и губы
Знавала темней твоих.

Всходили и гасли звезды,
Откуда такая нежность? –
Всходили и гасли очи
У самых моих очей.

Еще не такие гимны
Я слушала ночью темной,
Венчаемая – о нежность! –
На самой груди певца.

Откуда такая нежность,
И что с нею делать, отрок
Лукавый, певец захожий,
С ресницами – нет длинней?

Дата создания: 18 февраля 1916 г.

Анализ стихотворения Цветаевой «Откуда такая нежность?»

Марина Цветаева познакомилась с Осипом Мандельштамом в Коктебеле на даче у поэта Максимилиана Волошина. Однако эта встреча была мимолетной и не оставила в душе поэтессы никакого следа. Она открыла для себя Мандельштама как поэта и человека гораздо позже, когда в 1916 году он неожиданно появился на пороге ее московского дома в Борисоглебском переулке. Несколько дней, проведенных в столице, изменили жизнь двух этих людей. Они искренне полюбили друг друга, хотя вспыхнувший роман носил, скорое, литературный характер. Расставшись, поэты обменивались стихами, посвящая их своей возвышенной любви, но никогда не переступали той запретной черты, которая по обоюдному согласию была проведена между этими двумя людьми.

Осип Мандельштам старался не афишировать свои чувства, так как понимал, что у него не может быть ничего общего с достаточно известной поэтессой, которая, к тому же, совсем недавно помирилась с собственным супругом и вернулась в семью. Цветаева же, наоборот, буквально засыпала Мандельштама любовными стихами, считая, что выражать таким образом свои чувства – благородно и весьма аристократично. Так или иначе, она посвятила своему новому знакомому несколько десятков произведений, среди которых оказалось стихотворение «Откуда такая нежность?», написанное в 1916 году.

Сам Мандельштам назвал это произведение откровением, ведь в нем Цветаева впервые без всяких обиняков поведала о своих чувствах. Уже с первой строчки она спрашивает саму себя, откуда же взялась в ее душе такая нежность к человеку, с которым она была знакома неполных три дня. Поэтесса признается, что «знавала губы» других мужчин, и они доставляли ей намного больше удовольствия. Ей доводилось гладить кудри более густые и шелковистые, а также слушать изысканные признания в любви, которые навсегда остались в сердце. Но ни к одному мужчине поэтесса не испытывала такой удивительной и всепоглощающей нежности, как к Осипу Мандельштаму, который неожиданно ворвался в ее жизнь и сумел изменить ее до неузнаваемости.

Своего нового знакомого Цветаева именует не иначе, как «лукавый, певец захожий», косвенно обвиняя в том, что именно этот человек лишил ее душевного покоя. К Мандельштаму поэтесса испытывает не любовь в общепринятом смысле этого слова, а нечто гораздо большее. Позже Цветаева признавалась, что встретила человека, которого могла понимать без слов. И это удивительное родство душ произвело на нее гораздо большее впечатление, чем внешность и поэтический дар Мандельштама.

Читать еще:  Где то во вселенной стихи
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector