0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Партитура стиха что это

Как определить размер стихотворения: 3 простых способа

Расскажем, как легко определять и не путать между собой стихотворные размеры: хорей, ямб, амфибрахий, анапест, дактиль. Заодно узнаем, зачем они нужны и как устроены.

  • Text Link

Что такое стихотворный размер и зачем он нужен

Стихотворный размер — это порядок чередования ударных и безударных слогов в строке. Этот порядок создаёт особый ритм, который и отличает стихи от прозы. Чтобы убедиться в этом, обратимся к истории.

В начале XVIII века русские поэты подражали французским авторам, в стихах которых главное — это число слогов в строке. Получалось не очень складно.

«Уме недозрелый, плод недолгой науки!
Покойся, не понуждай к перу мои руки:
Не писав летящи дни века проводити
Можно, и славу достать, хоть творцом не слыти.
Ведут к ней нетрудные в наш век пути многи,
На которых смелые не запнутся ноги».
А.Д. Кантемир, «На хулящих учения. К уму своему», 1729 г.

В каждой строке этого отрывка — равное количество слогов (13), но текст не воспринимается как поэзия, даже несмотря на рифмы. Дело в том, что во французском языке ударение в словах всегда падает на последний слог. Из-за этого возникает строгий ритмический порядок, а одинаковая длина строк усиливает ощущение монотонности. В русском языке ударение в словах не зафиксировано, поэтому ритм не возникает сам собой, и равенство строк по длине не спасает положение.

В середине XVIII века на это обратили внимание ведущие литераторы того времени — В.К. Тредиаковский и М.В. Ломоносов. Опираясь на тексты народных песен, они разработали новую систему стихосложения. Она предполагает не только соразмерную длину строк, но и определённую расстановку ударений, которая задаёт ритм.

«Науки юношей питают,
Отраду старым подают,
В счастливой жизни украшают,
В несчастный случай берегут».
М. В. Ломоносов, «Ода на день восшествия на престол Елисаветы
Петровны», 1747 год.

С тех пор русская поэзия приобрела привычную нам форму.

Виды стихотворных размеров

В основе классического русского стихосложения пять моделей (метров), известных ещё с Античности — хорей, ямб, амфибрахий, анапест, дактиль. Именно их изучают в школе как стихотворные размеры.

Размеры различаются устройством стоп. Стопа — это повторяющаяся группа ударных и безударных слогов в строке.

По стопам размеры делятся на:

  • двусложные (стопа из двух слогов — ударного и безударного);
  • трёхсложные (стопа из трёх слогов — ударного и двух безударных).

От того, на каком месте в стопе находится ударный слог, зависит стихотворный размер произведения.

Для удобства записи стихотворных размеров используют специальные символы. Ударные слоги принято обозначать знаком «—», а безударные — знаком «U». Границы стоп обозначаются как «|».

Хорей

Хорей — это двусложный размер, в котором ударение в стопе падает на первый слог: |—U|

А.С. Пушкин, «Зимний вечер», 1825 г.

Ямб — это двусложный размер, в котором ударение в стопе падает на второй слог: |U—|

Ф.И. Тютчев, «Весенняя гроза», 1828 г.

Дактиль

Дактиль — трёхсложный размер, в котором ударение в стопе падает на первый слог: |—UU|

Степью лазурною, цепью жемчужною. »
|—UU|—UU|—UU|—UU|

М.Ю. Лермонтов, «Тучи», 1840 г.

Амфибрахий

Амфибрахий — это трёхсложный размер, в котором ударение в стопе падает на второй слог: |U—U|

С.В. Михалков, Гимн Российской Федерации, 2000 г.

Анапест

Анапест — это трёхсложный размер, в котором ударение падает на третий слог: |UU—|

И.А. Бродский, 1962 г.

Спондей и пиррихий

Стихотворений, в которых все ударения находились бы исключительно на «правильных» местах, практически не существует. Убедимся в этом на примере начала поэмы А.С. Пушкина «Евгений Онегин», написанной ямбом. Разделим отрывок на слоги и расставим ударения во всех словах:

Если бы перед нами был идеальный ямб, за каждым безударным слогом следовал бы ударный (U—). Но уже в самом начале мы видим два ударных слога подряд: «мой дя|дя» (——|U). Такое нарушение размера называется спондей.

В конце второй строки место ударного слога занято безударным: «зане|мог» (UU|—). Такое отступление от размера называется пиррихий.

Пиррихии и спондеи встречаются почти в каждом стихотворении, но определить стихотворный размер они не мешают. Когда мы читаем стихи, наша речь подчиняется заложенному в произведении ритму, и небольших отступлений от него мы, как правило, не замечаем. Если произнести строчки из примера вслух, можно ощутить, что ударение на слове «мой» немного проглатывается, а в слове «занемог» будто бы образуется побочное ударение на первом слоге.

Учите литературу вместе с домашней онлайн-школой «Фоксфорда»! По промокоду LITERA5112021 вы получите бесплатный недельный доступ к курсу литературы за ваш класс.

Как определить размер стихотворения

Метод 1. Скандирование

Допустим, требуется определить размер этого текста:

Как сердцу высказать себя?
Другому как понять тебя?
Поймёт ли он, чем ты живёшь?
Мысль изречённая есть ложь.
Ф.И. Тютчев, «Silentium!», 1829

Самый простой способ определить стихотворный размер этого отрывка — проскандировать его как детскую считалку или кричалку на стадионе. Нужно абстрагироваться от расположения ударений в каждом слове и постараться поймать общий ритм стиха. Ударные слоги можно выстукивать рукой по столу или притопывать в такт.

Выстукивая ритм, нетрудно заметить, что акценты приходятся на каждый второй слог. Следовательно, перед нами двусложный размер. А поскольку нечётные слоги безударные — это ямб.

Метод 2. «Ваня»

Этот метод придуман стиховедом А.А. Илюшиным. Определить классические размеры стихов можно, соотнося его с разными формами имени Иван:

  • Ваня — хорей:
    «Буря мглою небо кроет» (А.С. Пушкин)
    В
    аня-Ваня-Ваня-Ваня
  • Иван — ямб:
    «И буду век емуверна» (А.С. Пушкин)
    Ив
    ан-Иван-Иван-Иван
  • Ванечка — дактиль:
    «Ранними летними росами» (А.А. Блок)
    В
    анечка-Ванечка-Ванечка
  • Ванюша — амфибрахий:
    «Однажды в студёную зимнюю пору» (Н.А. Некрасов)
    Ван
    юша-Ванюша-Ванюша-Ванюша
  • Иоанн — анапест:
    «Я тебепринесудва кармана стрижей с маяка» (Н. Подвальный)
    Ио
    анн-Иоанн-Иоанн-Иоанн-Иоанн

Метод 3. Графический

Этот метод требует больше всего времени, зато он самый наглядный и точный.

Для наиболее точного определения стихотворного размера рекомендуется брать отрывки не менее 6-8 строк.

Допустим, нужно определить размер следующих стихотворных строк:

Я вернулся в мой город, знакомый до слёз,
До прожилок, до детских припухлых желёз.
Ты вернулся сюда, так глотай же скорей
Рыбий жир ленинградских речных фонарей.
О.Э. Мандельштам, «Ленинград», 1930

Распечатаем или перепишем текст на бумагу, после чего карандашом разделим его на слоги, расставим ударения и нарисуем схему:

Внимательно посмотрим на схему. В большинстве случаев ударные слоги разделяются двумя безударными. Значит, перед нами трёхсложный размер. Попробуем разделить его на стопы по три слога:

Большинство ударений в стопах падает на третий слог. Следовательно, это анапест.

Как не путать стихотворные размеры

Зачастую школьники легко определяют ударения и число стоп в стихах, но путаются в названиях размеров. Чтобы запомнить их, существуют мнемонические правила. Например, слово «Ямб» начинается на букву Я. Это последняя буква алфавита, а значит, и ударение в ямбе — на последний (второй) слог. По этой логике в хорее ударение падает на первый слог.

А чтобы не путаться в трёхсложных размерах, запомните слово «ДАМА»:

Д — дактиль;
АМ — амфибрахий;
А — анапест.

Размеры перечислены в той же последовательности, что и ударные слоги в стопе.

Кроме того, можно запомнить мнемоническое стихотворение В.В. Онуфриева. В нём строчка, посвящённая каждому из метров, им же и написана:

Вовсе не сложные
Размеры трёхсложные,
Всё зависит от сильных в них мест.

Дактиль — он первый,
Второй — амфибрахий,
Ну а третий уже анапест!

У нас вы сможете учиться в удобном темпе, делать упор на любимые предметы и общаться со сверстниками по всему миру.

Попробовать бесплатно

Интересное по рубрике

Найдите необходимую статью по тегам

Подпишитесь на нашу рассылку

Мы в инстаграм

Домашняя онлайн-школа
Помогаем ученикам 5–11 классов получать качественные знания в любой точке мира, совмещать учёбу со спортом и творчеством

Посмотреть

Рекомендуем прочитать

Реальный опыт семейного обучения

Звонок по России бесплатный

Пишите нам письма

Посмотреть на карте

Если вы не нашли ответ на свой вопрос на нашем сайте, включая раздел «Вопросы и ответы», закажите обратный звонок. Мы скоро свяжемся с вами.

Партитура стихотворения как один из методов идейно-художественного анализа стихотворения

Будь ласка, оцініть матеріал!

ПАРТИТУРА СТИХОТВОРЕНИЯ КАК ОДНА ИЗ ФОРМ ИДЕЙНО-ТЕМАТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА СТИХОТВОРНОГО ТЕКСТА

Традиционная форма анализа стихотворного текста (вопросы учителя и ответы учеников) очень часто разрушает художественную целостность стихотворения, не даёт возможности ученику пережить и почувствовать именно то, что пережил и хотел описать автор. Ведь вопросы возникают извне, их ставит учитель. А они должны быть поставлены перед учеником словом, которое сказал поэт, стихотворным образом.

Совместный поиск учителем и учеником ответа на такой вопрос создадут ситуацию творческого сотрудничества. Но ученика надо сначала научить вдумываться в слово, находить художественные образы стихотворения, ориентироваться в мире средств художественного изображения. Вначале можно провести самостоятельную работу с небольшим стихотворением, попросить учеников выписать образы, обучить находить ключевое слово и полный образ, построенный на этом слове. Потом предложить ему алгоритм размышления над всем стихотворением, причем такой алгоритм, который в отличие даже от хорошо продуманной системы вопросов, даст возможность провести целостный анализ всего стихотворного текста во взаимосвязи его идейного содержания и художественных особенностей. Такой формой работы над стихотворением может стать так называемая партитура стихотворения (термин автора) Этот способ анализа стихотворения не только даст возможность осуществить глубокий целостный анализ художественного текста, но и поможет ученику стать самостоятельным читателем, сформирует его умение внимательно прочитывать и «прочувствовать» любое стихотворение. Создавая партитуру стихотворения, ребенок научиться выразительно читать стихотворение, сможет дать самостоятельную интерпретацию любого стихотворения. И не надо подражать учителю. Можно и нужно быть самим собою.

Читать еще:  Высоцкий стихи ах как нам хочется

Эта форма работы поможет также не только найти все образы, но и проследить развитие образа-чувства, сделать выводы о роли

средств художественного изображения в данном стихотворении. А в итоге даст возможность ученику самостоятельно охарактеризовать особенности писательского стиля автора произведения.

Алгоритм составления партитуры стихотворения

Найди ключевое слово, на котором построен художественный образ.
Запиши это слово в первую колонку.

Определи границы художественного образа, то есть все слова,
относящиеся к ключевому слову. Запиши их напротив ключевого слова
во второй колонке.

Укажи рядом с образом средства художественного изображения,
использованные для его создания.

Найди слова, в которых отражены чувства, переживания,
размышления, ассоциации. Определи, что это за чувства, переживания,
размышления, ассоциации. Запиши свои выводы в третью колонку.

Определи стихотворный размер, вид рифмы.

Сделай выводы и запиши их в конце каждой колонки

Ключевые слова дадут возможность понять систему зримых образов данного стихотворения. Материалы второй колонки помогут тебе узнать, какие средства художественного изображения использует автор. Записанные в третьей колонке наблюдения помогут определить образ-чувство, проследить его развитие. Используя записи этой колонки, можно правильно передать чувства, переживания, размышления лирического стихотворения, выразительно прочитав его.

Сквозь волнистые туманы Пробирается луна, На печальные поляны Льет печальный свет она.

По дороге зимней , скучной Тройка борзая бежит, Колокольчик однозвучный Утомительно гремит.

Что-то слышится родное В долгих песнях ямщика: То разгулье удалое, То сердечная тоска.

Ни огня , ни черной хаты, Глушь и снег . Навстречу мне Только версты полосаты Попадаются одне.

Партитура стихотворения А.С. Пушкина «Зимняя дорога»

ни огня ни хаты

Полный художественный обра з

Средства художественного изображения

пробирается (олицетв.) льет печальный свет (олицетв., эпитет) печальные (эпитет)

борзая (эпитет) бежит

утомительно гремит (метафора)

слышится (прямое описание)

одне (прямое описание),

ощущение печальной красоты зимней ночи печаль

холодная скука зимней дороги

однообразие движения, утомляющее путника

родные русские настроения:

одиночество, ощущение затерянности человека в зимней ночи усиление чувства одиночества

Образы часто сменяют друг друга, что помогает передать состояние движения. Виды образов: зримые образы, образ песни, звуковые образы, образ-чувство.

Однообразие художественных приемов в стихотворении, в основном это эпитеты, свидетельствует об однообразии зимней дороги.

Развитие образа-чувства. Настроение лирического героя меняется от переживания печальной красоты зимней ночи, холода, скуки зимней дороги, трогающей душу красоты песни ямщика, до ощущения полного одиночества. Может быть, лирический герой в мире природы и искусства находит красоту, живые чувства, а в мире людей он бесконечно одинок.

Стихотворение написано двустопным и трехстопным хореем, который чередуется с пиррихием. Такой стихотворный ритм помогает передать состояние движения путника в зимней ночи, его размышления о жизни, печальную красоту русского зимнего пейзажа.

В лирическом стихотворении наряду с традиционными образами есть всегда особый, главный образ лирического произведения — образ-чувство, образ-переживание. Общеизвестно, что в произведениях лирического рода, в отличие от драматических и эпических произведений, нет сюжета. Но основной образ лирического стихотворения не статичен, он постоянно развивается. Поэтому вести разговор о развитии образа-чувства с учениками необходимо, ибо это и есть основной момент в идейно-тематическом анализе лирического стихотворения. Покажем это на примере партитуры стихотворения

М. Цветаевой «Рельсы»

В некой разлинованности нотной, Нежась наподобие простынь, Железнодорожные полотна, Рельсовая режущая синь!

Пушкинское: сколько их, куда их Гонит! (миновало не поют)

Это—остаются. Боль, как нота Высящаяся . Поверх любви Высящаяся.. .Женою Лота Насыпью застывшие столбы.

Час, когда отчаяньем, как свахой, Простыни разостланы—Твоя! И обезголосившая Сафо

Плачет, как последняя швея.

Плач безропотности, плач болотной Цапли.. .Водоросли —плач! Глубок Железнодорожные полотна Ножницами режущий гудок.

Растекись напрасное зарею.

Красное, напрасное пятно!

. Молодые женщины порою

Льстятся на такое полотно.

В результате размышления над стихотворением появляется следующая запись:

ПОЛНЫЙ ОБРАЗ ОБРАЗ-ЧУВСТВО

Ключевое слово Средства Чувства, ассоциации,

художественного переживания, размышления

Железнодорожные В некой Ассоциация с музыкой,

нежась наподобие с широкими просторами

простынь русских полей

рельсовая режущая режущая душу боль

синь
пушкинское сколько их, куда их состояние неизвестности,

Гонит! (использование растерянности; судьба, рок

пушкинского образа, распоряжается людьми

глагола)
?(они) это уезжают-покидают, расставание с Россией—

это остывают-отстают. Это—остаются (повторение слова это, использование сложных глаголов, паузы, тире, умолчания) как нота высящаяся, поверх любви высящаяся (сравнение, метафора, повторение) женою Лота насыпью застывшие столбы (использование библейского образа, метафоры)

простыни разостланы, как свахой, (метафора, сравнение) обезголосившая плачет, как последняя швея (переосмысление образа

древнегреческой поэтессы, сравнение) безропотности болотной цапли (метафора) глубок (эпитет, краткая форма прилагательного, вынесение слова в конец строки) железнодорожные полотна ножницами режущий (метафора) растекись напрасное зарею(метафора),крас-ное, напрасное (эпитет)

порою льстятся на такое полотно

процесс долгих, мучительных раздумий, решений

боль, высящаяся поверх любви,

боль отдельного человека становится чувством общечеловеческим. чувство м, переживаемым всеми, покидающими родину в разные времена надрыв чувств, отчаяние

ассоциация со словом

потеря родины для поэта—

потеря поэтического голоса

незащищенность, одиночество, безропотность глубоко режет душу поэтессы чувство расставания с Родиной

Революция — напрасное, кровавое событие размышление о себе, молодой женщине, которой от безысходности хочется броситься железнодорожное полотно; ассоциации с образами произведений Л.Н.Толстого, А.Блока

. Исследуем ритм и рифму стихотворения.

Стихотворение написано трехсложными размерами. Ритм стиха напоминает стук колес вагона, в котором покидают Россию эмигранты. Но монотонный стук колес нарушается резкими паузами-тире. Рифма обычная, перекрестная, но очень часто, чтобы подчеркнуть значение слова, поэтесса выносит его в конец строчки.

Используя размышления над стихотворением (партитуру стихотворения), учащиеся делают следующие выводы.

Образная система стихотворения очень разнообразна: от простых зримых образов (водоросли, молодые женщины) к сложным библейским, мифологическим, пушкинским. Это присуще ее стихам. Имея глубочайшие познания в области мировой культуры, она вместе с тем всегда остается глубоко национальной, русской поэтессой (отчаяньем, как свахой, простыни разостланы — Твоя!)

Но, анализируя первую колонку партитуры, приходишь к выводу: эмоциональное напряжение ее стихов так велико, что большинство образов строится на ключевых словах, обозначающих чувства, переживания (боль, плач и т.д.)

В палитре средств художественного изображения Марины Цветаевой мы встречаем много красок: эпитеты, метафоры, сравнения, умолчания, олицетворения, использование образов мировой литературы. Метафоры, сравнения, олицетворения многословны, сложны, как сложны переживания, связанные с расставанием с родной землей, домом, Россией. Интересны использования глаголов, что придает постоянную динамику ее образам. Одним из распространенных приемов есть использование тире.

Образ-чувство в стихотворении «Рельсы» построен на ассоциациях, сложных, интересных, многозначных. Образ-чувство драматичен. Это надрыв чувств. «Мои стихи не льются, а рвутся» От переживаний соотечественников через вселенское страдание к личным переживаниям лирической героини. Стихотворение удивительное, ибо в нем больше сказано, чем написано.

ПАРТИТУРА СТИХОТВОРЕНИЯ И ВЫРАЗИТЕЛЬНОЕ ЧТЕНИЕ СТИХОВ

Разработав с учениками партитуру стихотворения, учитель может смело ставить перед учениками вопросы о настроении стихотворения, о тоне чтения, о темпе чтения, о логическом ударении, о ритмической мелодке стиха. Ответы уже готовы. Они в третьей колонке партитуры. И ребята судят теперь о чтении не односложно: «выразительно прочитал, невыразительно прочитал» , а отмечают конкретные элементы выразительности: не сумел правильно передать грустные или радостные чувства, однообразно прочитал разные по настроению части стихотворения и т. д. Перед началом чтения ученика можно попросить рассказать о том, как он будет читать это стихотворение. Он легко ответит на этот вопрос, ибо ему понятен и образ-чувство, и ритмический рисунок, и целостное звучание произведения. Услышав голос чувств поэта, осознав свои чувства и переживания,

вызванные этим стихотворением, ученики правильно поставят логические ударения , сделают нужные паузы. Вырабатывая самостоятельные , а не подражательные, навыки выразительного чтения, учитель не читая в классе стихотворение, может дать задание учащимся, составив партитуру стихотворения, самостоятельно подготовить выразительное чтение его. И каждый будет пытаться дать свою интонационную интерпретацию стихотворения.

Особенно полезны такие раздумия при изучении творчества В.Маяковского, М.Цветаевой и др. поэтов, интонационный рисунок стихов которых сложный и интересный. Нельзя научиться правильно читать произведения М.Цветаевой, если не помочь ребятам, используя глубокие размышления над всем стихотворением, увидеть неповторимую пульсирующую мелодику ее стихотворений. Разнообразие интонаций — один из основных признаков её поэтического почерка. Невозможно выразительное чтение стихотворений В.Маяковского без ясного понимания сложнейших образов его поэзии, а тут уж без партитуры стихотворения не обойтись. Поэтому анализ стихотворного текста в форме партитуры стихотворения — прямой и эффективный путь обучения учащихся выразительному чтению стихотворений …..

вызванные этим стихотворением, ученики правильно поставят логические ударения , сделают нужные паузы. Вырабатывая самостоятельные , а не подражательные, навыки выразительного чтения, учитель не читая в классе стихотворение, может дать задание учащимся, составив партитуру стихотворения, самостоятельно подготовить выразительное чтение его. И каждый будет пытаться дать свою интонационную интерпретацию стихотворения. Вот тут -то и завяжется очень полезный разговор об особенностях выразительного чтения

Читать еще:  Ok google где найти стихи

Особенно полезны такие раздумия при изучении творчества В.Маяковского, М.Цветаевой и др. поэтов, интонационный рисунок стихов которых сложный и интересный. Нельзя научиться правильно читать произведения М.Цветаевой, если не помочь ребятам, используя глубокие размышления над всем стихотворением, увидеть неповторимую пульсирующую мелодику ее стихотворений. Разнообразие интонаций — один из основных признаков её поэтического почерка.Невозможно выразительное чтение стихотворений В.Маяковского без ясного понимания сложнейших образов его поэзии, а тут уж без партитуры стихотворения не обойтись. Поэтому анализ стихотворного текста в форме партитуры стихотворения — прямой и эффективный путь обучения учащихся выразительному чтению стихотворных текстов.

Эхо последней строки,
или Что такое эмоциональная партитура

И вот когда Дениска решил, что двум смертям не бывать, и отважно кинул в бегущего медведя льдышкой, страшный зверь споткнулся, остановился и. снял голову. Свою. Медвежью голову снял и остался со своей человеческой лысоватой головой.

Второклассники перевели дух: медведь оказался артистом! Самое страшное (и увлекательное) позади. Дальше рассказ В.Драгунского “Мой знакомый медведь” слушался вполуха: как пожилой артист повел Дениску в свою сторожку пить чай, но прибежал клоун с требованием какого-то Гусажина срочно выступить перед ребятами на очередном новогоднем мероприятии; как Дениска решил идти с медведем-артистом, чтобы еще раз после выступления увидеть его добрые, усталые глаза.

Да, финал рассказа многие ровесники Дениски уже не слушали – ведь не герой на самом деле это говорил читателю, а взрослый автор, умудренный жизнью. Способны ли младшие школьники, которым адресованы “Денискины рассказы”, расслышать авторскую интонацию, посочувствовать размышлениям писателя? Специально разработанный нами тест “Эмоциональная партитура” должен был ответить на этот вопрос.

Дети разбили рассказ на отрывки-серии, дав каждой название (у кого-то получился многосерийный фильм, кто-то ограничился двумя-тремя сериями). Затем вооружились карандашами – красным, синим и черным. И возле каждого названия серии нарисовали один или несколько цветных квадратиков, выражающих смену настроения в данной серии или фильме в целом: красный цвет символизировал веселое, радостное настроение, черный – страх или гнев, синий – грусть, светлую печаль.

Цветные квадратики у второклассников не всегда совпадали со словесным обозначением серий: порой цветовой значок передавал то, что “режиссер” забыл отразить в названии отрывка, а иногда наоборот – словесное описание было более точным и полным (например, индикатор эмоциональных реакций заканчивался на кульминации или развязке, тогда как индикатор реакций вербальных продолжал следовать за автором рассказа до самого финала, содержащего основную идею и эмоцию). Таким образом, у одних ребят оказалась лучше развита эмоциональная ориентировка в художественном произведении, у других – интеллектуальная; но были и универсалы, у которых оба механизма переработки информации действовали одинаково хорошо, и аутсайдеры со слабо развитыми способами ориентировки в тексте.

Большинство младших школьников не смогли одновременно осознанно (вербально) и неосознанно (эмоционально) воспринять суть авторских размышлений и переживаний, уловить тихий голос писателя за остроприключенческой канвой.

Еще Н.Г.Чернышевский писал об этом этапе читательского развития, этом типе читателя: “романы. он перевертывал с пренебрежением, отыскивая дуэлей, драк с зверьми или с разбойниками, страшных приключений; для него существовал только. интерес драматических внешних происшествий, и чем шумнее они были, тем лучше казалась книга”.

Что ж, только приключениями жив этот возраст? Телеэкран и монитор компьютера подсовывают современному чаду динамичный видеоряд. Мелькают перестрелки, погони, смерти. Задумываться некогда. Глубоко сопереживать тоже. Чувства и мысли разорваны, мозаичны. Части произведения не собираются в целостную структуру. Тут не до восприятия подтекста, глубинного авторского замысла, не до сотворчества зрителя с режиссером. Манипуляция сознанием и подсознанием юного создания?

Противоядием против такого зомбирования может и должна выступить книга – золотой фонд детской литературы. Именно классические (в широком смысле слова) литературно-художественные тексты обладают сложноорганизованной структурой: сюжетообразующим стержнем и системой вех, организующих работу читательского воображения, активизирующих сопереживание и размышление.

Рассказ Ю.Коваля “Шатало” по структуре напоминает рассказ “Мой знакомый медведь” В.Драгунского: в самом конце автор тоже произносит тихую фразу, которую читатель должен расслышать, понять и пережить. (Важность финала, завершающей ударной фразы, собирающей смысл всего произведения, на примере жанра басни показал Л.С.Выготский в своей ранней работе “Психология искусства”.)

Тестирование по рассказу Ю.Коваля было похоже на предыдущее: сначала читался рассказ, потом “режиссеры” выстраивали эмоциональную партитуру “экранизируемого” произведения. Только количество серий было задано заранее (чтобы можно было прочитать детям короткий рассказ еще раз – по частям, и для того, чтобы по цветным индикаторам в конце каждой серии проследить, с кем идентифицировался слушатель – с неудачливым рассказчиком или героем-победителем – проказливым котом Шаталой).

Существенным для понимания слушателями авторского замысла оказалось, однако, не это, а восприятие финала, последней авторской ремарки. Ребенок либо выбирал черный или красный цвет, так или иначе оценивая заключительное событие (деревенского кота-проказника увезли рыбаки), либо выбирал цвет синий, отражающий авторскую грусть, переживание происшедшей потери, которые тонкий писатель, мастер слова Ю.Коваль выразил опосредованно: чай, видите, не такой вкусный стал – “не заваристый, что ли?”.

Для того чтобы оценить финальную фразу, нужно разобраться в отношениях между героем-котом и автором-рассказчиком, уловить подтекст, игру. Как это продиагностировать? Ребята (а в тестировании могли участвовать и дошкольники) рисовали стрелочки от фигурки человечка (автора-рассказчика) к фигурке кота Шаталы (героя). Стрелки были разных цветов: красная обозначала любовь, черная – страх. Какая из них длиннее, то чувство сильнее. Если стрелки одинаковые – чувства рассказчика выражены в равной степени. Нет стрелки – нет и данного чувства.

Разобрались в инструкции и нарисовали. Причем некоторые младшие школьники так увлеклись, что изобразили дополнительные стрелки – от кота к автору-рассказчику (словно кот тоже держал в голове историю про свои непростые отношения с Ю.Ковалем).

Идеальным, понятное дело, мог считаться ответ, когда в самом финале был синий кружок, а от рассказчика к коту шла большая красная стрелка – потаенная любовь к коту-разбойнику. “Цемент, который связывает всякое художественное произведение в одно целое и от этого производит иллюзию отражения жизни, есть не единство лиц и положений, а единство самобытного нравственного отношения автора к предмету”, – писал Лев Толстой. Интересно, что дети, правильно уловившие авторскую интонацию, то самое “самобытное нравственное отношение автора”, чаще других воспринимали поэтичный рассказ Коваля как гармоничное и живое единство, как ритмически организованный текст (об этом свидетельствовал сложный ритм чередования цвета их кружков).

Результаты подтвердили старую истину: возраст не определяет фатально читательскую квалификацию. В одном и том же классе могут оказаться дети, адекватно и личностно заинтересованно воспринимающие авторский замысел, и ребята, скользящие по поверхности сюжета или вообще не воспринимающие части литературного текста в их единстве.

Как же научить младшего школьника видеть глубинные пласты художественного текста, взаимосвязь отдельных частей произведения?

Прекрасный образец разбора стихотворения С.Есенина “Нивы сжаты. Рощи голы. ” дает поэт и педагог Вадим Левин в своей книге “Когда маленький школьник становится большим читателем: Введение в методику начального литературного образования” – замечательном методическом пособии для учителей начальной школы, библиотекарей и родителей. Этот блестящий литературно-педагогический анализ стихотворения по форме традиционен: вопросы – ответы. Думается, что использование элементов методик, подобных описанным выше (составление эмоциональной партитуры, моделирование отношений между героями произведения и автором-рассказчиком), также поможет библиотекарю открыть юному читателю глубинный смысл и красоту лучших произведений детской литературы.

Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

Методическая статья по предмету «Сценическая речь» тема: «Создание чтецом партитуры звучания художественного произведения»

Муниципальное автономное образовательное учреждение

Дополнительного образования детей

«Детская театральная школа»

Методическая статья

по предмету «Сценическая речь»

тема: «Создание чтецом партитуры звучания

художественного произведения»

Автор: преподаватель

г. Краснокамск, 2013г.

Создание чтецом партитуры звучания художественного произведения.

Процесс непрерывного мышления – самое дорогое в искусстве чтеца. Этот процесс «держит» внимание слушателей. Поэтому всегда ценно: «Приходить к мысли самому, для себя и только что». И тогда слушатели будут покорены.

Сейчас позабылась истина о том, что исполнитель большую часть времени своего выступления живет процессами накопления:

· утверждает (за этим процессом и следит зритель).

И только в кульминационный момент исполнитель отдает в живом слове свой темперамент, накопленные и сдерживаемые чувства. И тогда образуется единственная кульминация (а не несколько, как это бывает) и определенное, яркое окончание произведения.

С тревогой писала о нарушении сценических законов : «Что же стало с бедным вторым планом? Он вылез на авансцену. Актеры забыли о сдержанности, о достоинстве… Вместо героя – истерика, слезливость, сентиментальность – то, против чего боролись Станиславский, Немирович-Данченко, Вахтангов, Мейерхольд, Попов… Неужели все они были неправы, а правы те, кто сегодня имеет успех? Может быть, это временно, может это только мода, которая проходит и уходит?»

Чтобы избежать этого нежелательного явления, нужно уметь точно определять основной тон исполнения произведения. На важность этого указывал , называя основной тон произведения «душевным тоном», «доминирующим аккордом», «лейтмотивом», «целенаправленной страстью», пронизывающей все исполнение, «эмоциональным фоном», на котором протекает, разворачивается, изменяется, выполняется вся партитура роли. Поиск основного тона идет через поиск сверхзадачи и сквозного действия… И потому он не позволяет чтецу «скатываться» к сентиментальности. Для чтеца жизненно необходима разработка своего голосо-речевого аппарата. Ведь драматический тон не удержать, если голос чтеца слабый, звучащий завышено, не имеющий низких тонов. Не добиться и тонкостей красок, если не владеешь искусством тембрирования, когда голос окрашивается тем чувством, которым сопровождается речь. А ведь чувства-то все время меняются! Как же их угадает зритель? Только по интонации голоса, по изменению тембра. Этому разделу работы при создании исполнительских номеров не уделяется должного внимания.

Читать еще:  Песня на стихи евтушенко со мною вот что происходит

И все же необходимо знать некоторые приемы речевой партитуры при создании чтецких номеров.

Построенное на музыкальной природе слова художественное чтение характеризуется и звуковысотными изменениями в словах и фразах, и движением тона голоса в диапазоне, и усилением или ослаблением силы звука и сменой темпоритмов произнесения, и изменчивостью тембральной окрашенности звука, и различным характером возникновения и продолжительности пауз, и меняющимся характером произнесения слов, и общей тональностью звучания, развития темы, ее кульминацией и завершением.

Весь процесс работы над произведением, истоки которого в литературном материале, в целом определяется и осуществляется режиссером как художественной индивидуальностью, его способностью осуществлять в работе над воспроизведением литературного произведения следующих трех функций: быть режиссером-толкователем исполняемого материала, быть композитором-создателем партитуры речевого произведения и быть дирижёром, подчиняющим своей воле исполнителя речевого произведения.

Партитура – это своеобразный нотный стан, в котором специфическими знаками записано звучание всего произведения.

Разработать партитуру – значит создать ту основу звучания, без которой нельзя приступать к исполнению произведения.

С чего начинать работу по созданию партитуры звучания?

Какова последовательность ее разработки?

Какими знаками обозначаются особенности звучания?

Начинать надо, естественно, с идейно-действенного анализа и режиссерского решения исполняемого материала.

Создать партитуру – значит зафиксировать художественную перспективу исполнения, т. е. отобрать и распределить на протяжении всего материала выразительные средства речи, соблюдая определенную последовательность.

1. Отметить логические центры текста графическими знаками (одной, двумя, тремя горизонтальными черточками, не забывая о том, что логика фразы определяется логической перспективой произведения). И «скелетируя» текст, отыскать главные слова, несущие наибольшую информацию, без которых не понять смысла фразы, всего произведения.

Для примера возьмем хорошо известное стихотворение «Парус».

Первое, что наметим в нем – это логические центры:

Белеет парус одинокий

В тумане моря голубом…

«Парус» — главное слово в этих строках стихотворения. Он – действующее лицо. В нем заключено наибольшее количество информации. И так надо пройтись по всему стихотворению.

2. Определить мелодику ударных слов, мелодию фразы.

В мелодических рисунках – смысл текста. Бедность мелодики ведет к бессмыслице. Но чтобы правильно поставить знаки мелодических схем, следует ознакомиться с этим разделом словесного действия.

Для мелодики русской речи характерно выделение ударного слова путем понижения голоса. Это придает речи уверенность, убежденность, внутренний покой, силу… Так точно надо уметь понижать тон голоса и в конце повествовательного предложения. Каждая фраза имеет свое начало (на среднем тоне голоса), вершину (тон голоса повышается) и завершающий мысль конец (тон голоса понижается). Со сцены уходит эта особенность звучания русской речи: мы слышим фразы с «задранными» концами. (Эта особенность характерна для пермского говора, Пермского края). Это не по-русски, вносит в интонации неуверенность, необоснованное удивление, вопрос. В повествовательном предложении восходяще-нисходящая линия звучания ( / ).

Поставим знаки мелодического выделения в стихотворении:

Белеет парус одинокий

В тумане моря голубом!

Что ищет он в стране далекой?

Что кинул он в краю родном.

3. Обозначить различный объем звучания слов.

Третьим пунктом разбора по методике будет – определение длительностей (объема) звучания слов. Я использую методику и разбираю текст на «интонационный формы». В 2011 году я выступала на краевом семинаре-практикуме с методической статьей «О лепке фразы и интонационных формах».

Главные слова звучат более крупно, «увесисто» в сравнении с неударными словами. Объемность звучания понимается как скорость произнесения самих звуков, составляющих слово, особенно гласных, как скорость произнесения того или иного слова во фразе.

Условимся разделять слова по объему на три группы:

и применять для обозначения объема их звучания нотные знаки:

– целая доля,

– половина доли,

– четверть доли звучания.

Чтобы услышать и понять различную длительность звучания слов, используется прием «дирижирования».

Дирижируем объемом слов таким образом: ввинчиваем в патрон электрическую лампочку (оборот кисти слева направо). Все неударные слоги бегут к ударному, где бы он не стоял (в начале, середине или в конце слова). ударный слог звучит шире, заметнее всех остальных, которые произносятся легко, стремительно, отдавая энергию ударному слогу. «Словесный центр» как бы «скрепляет» все остальные слоги, являясь стержнем всего слова.

Продирижируйте трудно произносимое слово с первым ударным слогом:

«ВЫдрессировавшимися». Как только остановилось движение левой кисти после первого ударного слова «ВЫ», так после этого ни один слог не должен отстать, «выскочить», «растянуться», развалить слово.

Назовем это движение кисти «лепкой» слова (лепим маленькое произведение искусства).

«Лепку» слова будем обозначать — .

Слова средней величины будем сопровождать движением руки от локтя (круговое движение слева направо) и назовем это движение образно «рубка» слова (вырубаем из дерева более объемное произведение искусства).

«Рубку» слова будем обозначать — .

Слова же самые значительные, крупные будем сопровождать движением руки от плеча. Это движение назовем «ковка» слова (создаем монументальное произведение, отсекая от глыбы мрамора все лишнее).

«Ковку» слова будем обозначать —.

А теперь в нашей фразе из стихотворения Лермонтова «Парус» поставим знаки объема звучания слов:

Белеет парус одинокий

В тумане моря голубом.

Мелодическая линия звучания и объем произнесения слов чрезвычайно важны: они придают естественность звучанию – человек говорит богато звучащим голосом. Надо преодолеть трудность прехода от звучания «короткого, маленького» слова к «крупному» и наоборот. Дело в том, что мы склонны в стихотворном материале произносить все слова с одинаковой длительностью звучания. А это тяжелит, мертвит речь, придает ей характер «декламизионности». Нужно приучать чтецов к разнооброзному произнесению слов.

4. Наметить места пауз в тексте.

Люфт – пауза (короткая) обозначается одной вертикальной чертой — | , более длительная – двумя || , еще более длительная – тремя ||| .

5. Обозначить характер произнесения текста.

Произносится текст слитно, мягко, или отрывисто, с короткими энергичными остановками между словами.

Плавное, слитное произнесение обозначается знаком легато, который ставится под словами, соединяя их стыки:

Что ищет он …

Отрывистое, энергичное произнесение отмечается знаком стаккато – ∙∙ , который также ставится под словами, разделяя их:

И мачта.. гнется и..скрипит…

6. Отметить развитие мысли в диапазоне.

Речь наша волнообразна. Каждая последующая волна сильнее и выше предыдущей. Наш голос, развивая мысль, то повышается, то понижается. Надо умело использовать диапазон голоса, зная, что интервалы речи значительно меньше музыкальных интервалов. Они в речи бывают еле уловимы на слух, но они есть и должны непременно быть слышны в речевом действии. В постепенном, расчетливом повышении и понижении тона голоса проявляется выдержка, сила, достоинство, воля, уверенность. Воспитание такого навыка поможет избежать многих распространенных недостатков («вскочив» сразу на высокий тон звучания, исполнитель не может «соскочить» с него или наоборот, засядет «в подвал» своего низкого голоса и не может «вылезти» из него). Поэтому — то и рекомендуется начинать говорить на «Центре» голоса (со средней, удобно звучащей ноты). Тогда голос легко пойдет и вверх и вниз. А чтобы диапазона голоса хватило на исполнение произведения, рекомендуется прибегать к приему голосовых «оттяжек».

Обозначаются звуковые изменения голоса стрелками перед каждой строчкой с указанием движения голоса относительно звучания предыдущей строки.

f2 – Белеет парус одинокий

f2 ↓ В тумане моря голубом.

f 3 ↑ Что ищет он в стране далекой?

f 3↑ Что кинул он в краю родном?

f 4↓ Играют волны, ветер свищет,

f 4↓ И мачта гнется и скрипит…

↑ Увы! он счастия не ищет,

↑ И не от счастия бежит.

7.Наметить уровни громкости речи, различную мощность звучания чтеца. Сила звука должна выступать как выразительное средство чтеца. А таким оно и будет, если есть умение пользоваться законом относительности пиано и форте. Для обозначения силы звучания можно прибегнуть к знаку: f1,f2,f3,f4,f5. Буква f обозначает слово «громко». А знаки соответственно читаются так: очень тихо, тихо, умеренно громко, громко, очень громко. Эти знаки ставятся в тексте чтеца слева перед указанием стрел повышения и понижения голоса. (См. выше).

8.Обозначить изменение темпо — ритма речи. Когда речь звучит в одном неменяющемся темпе, она или усыпляет или раздражает. При бедном темпо – ритме речь безжизненна. Можно говорить быстро, динамично и крупными, «увесистыми» словами и наоборот. Темп речи обозначается: t1- очень медленно, t2 –медленно, t3-умеренно, t4-быстро, t5-очень быстро. Они ставятся в тексте справа.

9.Определить основной тон исполнения. В каких основных тонах может протекать словесное действие чтеца? Лирическом, драматическом, трагическом, комедийном, сатирическом, лирико – романтическом, и т. д. Основной тон позволяет держать всех в едином душевном состоянии.

10. Отметить многообразие тембральных оттенков в звучании чтеца. Индивидуальный тембр голоса каждого человека постоянно меняется в зависимости от душевного состояния, от смены чувств, отношений, оценок. Пока еще не найдены названия различных эмоциональных тембров, нет их и графического изображения. Слова, которыми обозначают тембры, отражают либо характер звучания голоса (легко, тяжело, мягко и т. д.), либо эмоции (ласково, гневно, нежно и т. д.). Для обозначения тембров обычно используются слова, значение которых связано с представлением о разных свойствах предметов, не имеющих отношения к звуку: бархатный, жесткий, металлический, мягкий и т. д. И все же, указанные метафорические названия помогают получить некоторое представление о тембровых различиях.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector