1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Писать стихи надо каждый день подобно тому как скрипач

Писать стихи надо каждый день подобно тому как скрипач

Среди предложений 1—7 найдите предложения, осложнённые однородными членами. Напишите номера этих предложений.

(1)Я сидел перед живым Иваном Буниным, следя за его рукой, которая медленно перелистывала страницы моей общей тетрадки.

(2)Писать стихи надо каждый день, подобно тому, как скрипач или пианист непременно должен каждый день без пропусков по нескольку часов играть на своём инструменте. (3)В противном случае ваш талант неизбежно оскудеет, высохнет, подобно колодцу, откуда долгое время не берут воду. (4)А о чём писать? (5)0 чём угодно. (6)Если у вас в данное время нет никакой темы, идеи, то пишите просто обо всём, что увидите. (7)Бежит собака с высунутым языком, — сказал он, посмотрев в окно, — опишите собаку. (8)Одно, два четверостишия. (9)Но точно, достоверно, чтобы собака была именно эта, а не какая-нибудь другая. (10)Опишите дерево. (11)Море. (12)Скамейку. (13)Найдите для них единственно верное определение. (14)Например, опишите вьющийся куст этих красных цветов, которые тянутся через ограду, хотят заглянуть в комнату, посмотреть через стеклянную дверь, что мы тут с вами делаем.

— (15)Наконец, опишите воробья, — сказал Бунин, — я знаю: вы пришли в отчаяние от того, что всё уже сказано, все стихи написаны до вас, новых тем и новых чувств нет, все рифмы давно использованы и затрёпаны; размеры можно перечесть по пальцам; так что в конечном итоге сделаться поэтом невозможно. (16)В юности у меня тоже были подобные мысли, доводившие меня до сумасшествия. (17)Но это, милостивый государь, вздор. (18)Каждый предмет из тех, какие окружают вас, каждое ваше чувство есть тема для стихотворения. (19)Прислушивайтесь к своим чувствам, наблюдайте окружающий вас мир и пишите. (20)Но пишите так, как вы чувствуете, и так, как вы видите, а не так, как до вас чувствовали и видели другие поэты, пусть даже самые гениальные. (21)Будьте в искусстве независимы, принесите новое. (22)Этому можно научиться. (23)И тогда перед вами откроется неисчерпаемый мир подлинной поэзии. (24)Вам станет легче дышать.

(25)Но я уже и без того дышал легко, жадно, новыми глазами рассматривая всё, что меня окружало.

(26)Я упивался начавшейся для меня новой счастливой жизнью, сулившей впереди столько прекрасного! (27)Я понял, что поэзия была вовсе не то, что считалось поэзией, а чаще всего была именно то, что никак не считалось поэзией. (28)Мне не надо было её разыскивать, откуда-то выковыривать. (29) Она была тут, рядом, вся на виду, она сразу попадала в руки — стоило лишь внутренне ощутить её поэзией. (30) И это внутреннее ощущение жизни как поэзии теперь безраздельно владело мною.

(31)Лишь потому, что я вдруг узнал, понял всей душой: вечное присутствие поэзии — в самых простых вещах, мимо которых я проходил раньше, не подозревая, что они в любой миг могут превратиться в произведение искусства, стоит только внимательно в них всмотреться.

* Катаев Валентин Петрович (1897—1986) — русский писатель. Определяют два главных направления его творчества — героическая патетика и сатира.

Прочитайте текст и выполните задания А1-А7; В1-В9; С2

ВАРИАНТ 26 ГИА – 2013

Прочитайте текст и выполните задания А1-А7; В1-В9; С2.

(1)Я сидел перед живым Иваном Буниным, следя за его рукой, которая медленно перелистывала страницы моей общей тетрадки.

(2)Писать стихи надо каждый день, подобно тому, как скрипач или пианист непременно должен каждый день без пропусков по нескольку часов играть на своём инструменте. (3)В противном случае ваш талант неизбежно оскудеет, высохнет, подобно колодцу, откуда долгое время не берут воду. (4)А о чём писать? (5)0 чём угодно. (6)Если у вас в данное время нет никакой темы, идеи, то пишите просто обо всём, что увидите. (7)Бежит собака с высунутым языком, – сказал он, посмотрев в окно, – опишите собаку. (8)Одно, два четверостишия. (9)Но точно, достоверно, чтобы собака была именно эта, а не какая-нибудь другая. (10)Опишите дерево. (11)Море. (12)Скамейку. (13)Найдите для них единственно верное определениеНапример, опишите вьющийся куст этих красных цветов, которые тянутся через ограду, хотят заглянуть в комнату, посмотреть через стеклянную дверь, что мы тут с вами делаем.

– (15)Наконец, опишите воробья, – сказал Бунин, – я знаю: вы пришли в отчаяние от того, что всё уже сказано, все стихи написаны до вас, новых тем и новых чувств нет, все рифмы давно использованы и затрёпаны; размеры можно перечесть по пальцам; так что в конечном итоге сделаться поэтом невозможно.

(16)В юности у меня тоже были подобные мысли, доводившие меня до сумасшествия. (17)Но это, милостивый государь, вздор. (18)Каждый предмет из тех, какие окружают вас, каждое ваше чувство есть тема для стихотворения. (19)Прислушивайтесь к своим чувствам, наблюдайте окружающий вас мир и пишите. (20)Но пишите так, как вы чувствуете, и так, как вы видите, а не так, как до вас чувствовали и видели другие поэты, пусть даже самые гениальные. (21)Будьте в искусстве независимы, принесите новое. (22)Этому можно научиться. (23)И тогда перед вами откроется неисчерпаемый мир подлинной поэзии. (24)Вам станет легче дышать.

(25)Но я уже и без того дышал легко, жадно, новыми глазами рассматривая всё, что меня окружало.

(26)Я упивался начавшейся для меня новой счастливой жизнью, сулившей впереди столько прекрасного! (27)Я понял, что поэзия была вовсе не то, что считалось поэзией, а чаще всего была именно то, что никак не считалось поэзией. (28)Мне не надо было её разыскивать, откуда-то выковыривать. (29) Она была тут, рядом, вся на виду, она сразу попадала в руки – стоило лишь внутренне ощутить её поэзией. (30) И это внутреннее ощущение жизни как поэзии теперь безраздельно владело мною.

(31)Лишь потому, что я вдруг узнал, понял всей душой: вечное присутствие поэзии – в самых простых вещах, мимо которых я проходил раньше, не подозревая, что они в любой миг могут превратиться в произведение искусства, стоит только внимательно в них всмотреться.

* Катаев Валентин Петрович ( ) – русский писатель. Определяют два главных направления его творчества – героическая патетика и сатира.

Задания А1-А7 выполните на основе анализа содержания прочитанного текста. К каждому заданию А1-А7 даны 4 варианта ответа, из которых только один правильный. Номера выбранных ответов на задания А1-А7 обведите кружком.

А1 В каких предложениях текста содержится информация, необходимая для обоснования ответа на вопрос: «Что необходимо, по мнению И. Бунина, для того, чтобы познать истинную поэзию, стать настоящим поэтом»?

1) – (15)Наконец, опишите воробья, – сказал Бунин, – я знаю: вы пришли в отчаяние от того, что всё уже сказано, все стихи написаны до вас, новых тем и новых чувств нет, все рифмы давно использованы и затрёпаны; размеры можно перечесть по пальцам; так что в конечном итоге сделаться поэтом невозможно.

2) (7)Бежит собака с высунутым языком, – сказал он, посмотрев в окно, – опишите собаку. (8)Одно, два четверостишия. (9)Но точно, достоверно, чтобы собака была именно эта, а не какая-нибудь другая. (10)Опишите дерево. (11)Море. (12)Скамейку.

3) (19)Прислушивайтесь к своим чувствам, наблюдайте окружающий вас мир и пишите. (20)Но пишите так, как вы чувствуете, и так, как вы видите, а не так, как до вас чувствовали и видели другие поэты, пусть даже самые гениальные. (21)Будьте в искусстве независимы, принесите новое.

4) (26)Я упивался начавшейся для меня новой счастливой жизнью, сулившей впереди столько прекрасного!

А2 Укажите слово из текста, которое имеет значение: «объяснение, раскрывающее содержание, смысл чего-либо».

1) талант (предложениепредмет (предложение 18)

2) определение (предложение жизнь (предложение 26)

А3 Укажите предложение, в котором средством выразительности речи является

1) (14)Например, опишите вьющийся куст этих красных цветов, которые тянутся через ограду, хотят заглянуть в комнату, посмотреть через стеклянную дверь, что мы тут с вами делаем.

2) (3)В противном случае ваш талант неизбежно оскудеет, высохнет, подобно колодцу, откуда долгое время не берут воду.

3) (19)Прислушивайтесь к своим чувствам, наблюдайте окружающий вас мир и пишите.

4) (23)И тогда перед вами откроется неисчерпаемый мир подлинной поэзии.

А4 Укажите ошибочное суждение.

1) В слове ВСМОТРЕТЬСЯ 11 букв и 9 звуков.

2) В слове ЧЕРЕЗ последний согласный звук – [с].

3) В слове ПИШИТЕ все согласные звуки мягкие.

4) В слове ЮНОСТЬ первый звук – [ j ].

А5 Укажите слово с проверяемой безударной гласной в корне.

1) предмет 2) комнату 3) скамейка 4) скрипач

А6 В каком слове правописание приставки определяется её значением – «приближение»?

1) перелистывала 3) превратиться

2) прислушивайтесь 4) принесите

А7 В каком слове правописание суффикса определяется правилом: «В краткой форме страдательного причастия пишется Н»?

1) безраздельно (предложение неизбежно (предложение 3)

2) сказано (предложение невозможно (предложение 15)

Задания В1-В9 выполните на основе прочитанного текста. Ответы на задания В1-В9 записывайте словами или цифрами.

Читать еще:  Кто мы и откуда стих

В1 Замените разговорное слово «вздор» в предложении 17 стилистически нейтральным синонимом. Напишите это слово.

Ответ:________________________________________

В2 Замените словосочетание «стеклянная дверь» (предложение 14), построенное на основе согласования, синонимичным словосочетанием со связью управление. Напишите получившееся словосочетание.

Ответ:________________________________________

В3 Выпишите грамматическую основу предложения 22.

Ответ:_______________________________________

В4 Среди предложений 1-7 найдите предложения, осложнённые однородными членами. Напишите номера этих предложений.

Ответ:_______________________________________

В5 В приведённых ниже предложениях из прочитанного текста пронумерованы все запятые. Выпишите цифру(-ы), обозначающую(-ие) запятую(-ые) при обращении.

Например,1 опишите вьющийся куст этих красных цветов,2 которые тянутся через ограду,3 хотят заглянуть в комнату,4 посмотреть через стеклянную дверь,5 что мы тут с вами делаем.

– Наконец,6 опишите воробья,7 – сказал Бунин,8 – я знаю: вы пришли в отчаяние от того,9 что всё уже сказано,10 все стихи написаны до вас,11 новых тем и новых чувств нет,12 все рифмы давно использованы и затрёпаны; размеры можно перечесть по пальцам; так что в конечном итоге сделаться поэтом невозможно.

В юности у меня тоже были подобные мысли,13 доводившие меня до сумасшествия. Но это,14 милостивый государь,15 вздор.

Ответ:___________________________________________

В6 Укажите количество грамматических основ в предложении 20. Ответ запишите цифрой.

Ответ:____________________________________________

В7 В приведённом ниже предложении из прочитанного текста пронумерованы все запятые. Выпишите цифру(-ы), обозначающую(-ие) запятую(-ые) между частями сложного предложения, связанными подчинительной связью.

Например,1 опишите вьющийся куст этих красных цветов,2 которые тянутся через ограду,3 хотят заглянуть в комнату,4 посмотреть через стеклянную дверь,5 что мы тут с вами делаем.

Ответ:___________________________________________________

В8 Среди предложений 1-9 найдите сложное предложение с неоднородным (параллельным) подчинением придаточных. Напишите номер этого предложения.

Ответ:_________________________________________________

В9 Среди предложений 26-31 найдите сложное предложение с бессоюзной и союзной подчинительной связью между частями. Напишите номер этого предложения.

С2 Используя прочитанный текст из части 2, выполните на отдельном листе задание С2.

Напишите сочинение-рассуждение, раскрывая смысл высказывания известного лингвиста Ильи Наумовича Горелова: «Самое удивительное в том, что писатель мастер умеет, взяв обычные, всем известные слова, показать, сколько оттенков смысла скрывается и открывается в его мыслях, чувствах». Аргументируя свои ответ, приведите 2 примера из прочитанного текста. Приводя примеры, указывайте номера нужных предложений или применяйте цитирование.

Вы можете писать работу в научном или публицистическом стиле, раскрывая тему на лингвистическом материале. Начать сочинение Вы можете словами .

Объём сочинения должен составлять не менее 70 слов. Сочинение пишите аккуратно, разборчивым почерком.

Текст для изложения

Были ли у человеческого искусства два пути с самого начала, или оно раздвоилось гораздо позже? Что же было вначале: потребность души поделиться своей красотой с другим человеком или потребность человека украсить свой боевой топор? А если потребность души, если просто накопившееся в душе потребовало выхода и изумления, то не всё ли равно, на что ему было излиться: на полезные орудия труда или просто на подходящую для этого поверхность прибрежной гладкой скалы?

Красота окружающего мира: цветка и полета ласточки, туманного озера и звезды, восходящего солнца и пчелиного сота, дремучего дерева и женского лица – вся красота окружающего мира постепенно аккумулировалась в душе человека, потом неизбежно началась отдача. Изображение цветка или оленя появилось на рукоятке боевого топора. Изображение солнца или птицы украсило берестяное ведёрко либо первобытную глиняную тарелку. Ведь до сих пор народное искусство носит ярко выраженный прикладной характер. Всякое украшенное изделие – это прежде всего изделие, будь то солонка, дуга, ложка, трепало, салазки, полотенце, детская колыбелька.

Потом уж искусство отвлеклось. Рисунок на скале не имеет никакого прикладного характера. Это просто радостный или горестный крик души. От никчемного рисунка на скале до рисунка Рембрандта, оперы Вагнера, скульптуры Родена, романа Достоевского, стихотворения Блока, пируэта Галины Улановой.

Писать надо

Вот, что нашла. Думается. в прозе так же.

«Писать стихи надо каждый день, подобно тому как скрипач или пианист непременно должен каждый день без пропусков по нескольку часов играть на своем инструменте. В противном случае ваш талант неизбежно оскудеет, высохнет, подобно колодцу, откуда долгое время не берут воду»

11 комментариев

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

Вот умные и талантливые люди дело говорят! А то многие «авторишки» все какую-то музу ждут и вдохновение где-то ищут. Оно конечно нужно. Но это как костёр разжечь. Нужна искра, чтобы запалить лучину. А дальше уже этот костёр надо поддерживать дровишками там и следить за ним. Так и творчество. Первое вдохновение быстро проходит, и начинается труд.

Lana Kaminsky, и такое, конечно, бывает)) причем от случайной спички)) тут никогда не угадаешь)

Несколько спорное утверждение. Оно отлично работает, когда ты находишься в процессе написания чего-либо. Совершенно точно одно: когда не работаешь с текстом каждый день, начинаешь пробуксовывать, текст провисает, динамика падает. Раскачиваться всё труднее с каждым днём «не, я сегодня пас, завтра продолжу». Но другая ситуация, когда ты закончил текст. Тут всё же нужен отдых, переключение на другие дела. Хотя бы месяц.

Анна Семироль, Да я вроде себя и не сравнивал с мастерами, понятное дело, мне до мастеров не близко) Но это вовсе не означает, что стоит меньше мастеров работать, особенно если сама работа в удовольствие. постоянная работа — постоянное развитие) у нас совершенно разный подход к работе. если я месяцами буду ждать хорошей идеи — ничего из этого не выйдет. зато работая каждый день можно и наткнуться на нечто хорошее. извините, но отдыхать месяцами от писательства совсем не для меня. сам процесс доставляет удовольствие, а уж когда из этого процесса выходит что-то хорошее — вообще замечательно. с моими текстами вы вполне можете ознакомиться, на гениальность и мастерство великих не претендую, но хорошие отзывы есть. к тому же постоянно работаю и совершенствуюсь, всегда есть куда расти)

Полностью поддерживаю Ивана Алексеевича. Музу надо либо за хвост и в клетку, чтобы не рыпалась, либо обходиться без неё.

Писать стихи надо каждый день подобно тому как скрипач

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 277 856
  • КНИГИ 655 958
  • СЕРИИ 25 113
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 612 676

А может быть, это были всего лишь маленькие звукоуловители, напряженно повернутые в мировое пространство к источнику колебаний, недоступных для человеческого уха…

Однажды я уже говорил или даже, кажется, писал, что обнаружил у себя способность перевоплощения не только в самых разных людей, но также в животных, растения, камни, предметы домашнего обихода, даже в абстрактные понятия, как, например, вычитание или что-нибудь подобное.

Я, например, как-то был даже квадратным корнем.

Я думаю, что это свойство каждого человека.

Во всяком случае, все то, что я вижу в данный миг, сейчас же делается мною или я делаюсь им, не говоря уже о том, что сам я – как таковой – непрерывно изменяюсь, населяя окружающую меня среду огромным количеством своих отражений.

По всей вероятности – будучи, как все существующее в мире, грубо матерьяльным, – я так же бесконечен, как материя, из которой состою. Отсюда моя постоянная взаимосвязь со всеми матерьяльными частичками, из которых состоит мир, если, конечно, он матерьялен, в чем я глубоко убежден.

В силу своей постоянной житейской занятости мы давно уже перестали удивляться многообразию форм окружающей нас среды. Но стоит отвлечься хотя бы один день от земных забот, как сейчас же к нам возвращается чувство принадлежности ко вселенной, или, другими словами, чувство вечной свежести и новизны бытия.

Предметы обновляются и получают новый, высший смысл. Например, тот цветок, который в данный момент попал в поле моего зрения. Я обратил на него особенное внимание не случайно. Он давно уже тревожил меня своей формой.

Такими пучками растут, например, грибы опенки. Гнездо длинных трубок, вышедших из одного растительного узла. Сосисочки. Даже обмороженные пальчики. Пучок молоденькой тупоконечной морковки каротели. Потом они подрастают, меняют цвет. Из оранжевых, шафрановых делаются красными. Их концы лопаются и раскрываются венчиком. Но это совсем не общеизвестные вьющиеся граммофончики, ничего общего. Их удлиненные тельца – узкие колокольчики – и мягко округлые отверстия, окруженные фестончиками лепестков, светятся каким-то тигрово-абрикосовым цветом, зловеще воспаленным в середине цветка, куда, как загипнотизированные, медленно вползают на казнь насекомые.

Эти цветы быстро вырастают и так же быстро увядают, съеживаются, сохнут и выпадают из созревшей цветоножки, оставляя после себя длинное полупрозрачное тельце с зеленой тугой каплей завязи.

И вот, вместо того чтобы работать, я наблюдаю за цветами, радуясь, что они напоминают мне целый ряд предметов, между прочим те резиновые полупрозрачные соски, которые надевают на горлышко бутылочки с детским молоком, а затем отправляюсь искать садовника, для того чтобы узнать, как называется растение. Все мои чувства сосредоточены на этом праздном вопросе. В самом деле – не все ли мне равно, как оно называется, это чем-то мучительно для меня знакомое растение, чьи полувьющиеся, крепкие стебли поднимаются по столбам над верандой и постоянно как бы сознательно протягивают к самому моему лицу шафранно-красные соцветия, напоминающие мне что-то чрезвычайно для меня дорогое и важное, причем я делаю еще одно наблюдение: в этом соцветии имеются цветки всех возрастов, от совсем маленьких, как недоразвившийся желудь, цветков-ублюдков, уродцев размером с ноготок – до бархатисто-бордовых красавцев в полном расцвете – цветов-королей – и, наконец, до цветов-трупов, чьи обесцвеченные пустые чехольчики являют страшный вид коричневого гниения. И все они – вся кисть, все их семейство, живые и мертвые, – расположены строго параллельно перилам террасы, как бы обращенные в одну сторону – к вечно заходящему солнцу, уже коснувшемуся гористого горизонта.

Читать еще:  Говорят что я папина дочка стих

Садовник сказал, что это растение называется «бигнония». Тем лучше.

Высунувшаяся из пыльного горячего куста длинная горизонтальная ветка с перистыми, супротивными листьями протянула мне соцветие, и самый крупный цветок, подобный маскарадному колпачку Пьеретты, остановился перед моими глазами, и тогда я легко и без усилий вспомнил точно такое же знойное июльское утро, башню Ковалевского и открытую веранду с гипсовыми помпейскими вазами, которые тогда воспринимались мною как мраморные, а дача – по меньшей мере древнеримской виллой в духе живописца Семирадского; даже скромная полоса не слишком красивого Черного моря, откуда доносились резкие восклицания купальщиков, представлялась мне пламенным Неаполитанским заливом с красными парусами. И все это происходило потому, что я должен был увидеть человека, перед талантом которого преклонялся и который представлялся мне существом почти что сказочным.

– Ваня, к тебе! – крикнул толстячок московской скороговоркой.

Мы сразу поняли, что это старший брат Ивана Алексеевича, тоже литератор, пишущий на педагогические темы.

– Кто именно? – послышался голос из-за двери.

И на пороге террасы, пристегивая заграничные подтяжки, появился сам академик Бунин, мельком взглянул на нас и тотчас скрылся, а через минуту снова вышел уже в другом ритме и вполне одетый.

Многие описывали наружность Бунина. По-моему, лучше всего получилось у Андрея Белого: профиль кондора, как бы заплаканные глаза, ну и так далее. Более подробно не помню.

Потом я слышал, что глаза у Бунина были прелестно-голубые, но я этого не заметил. Хотя вполне допускаю.

Перед нами предстал сорокалетний господин – сухой, желчный, щеголеватый – с ореолом почетного академика по разряду изящной словесности. Потом уже я понял, что он не столько желчный, сколько геморроидальный, но это не существенно.

Хорошо сшитые штучные брюки. Английские желтые полуботинки на толстой подошве. Вечные. Бородка темно-русая, писательская, но более выхоленная и заостренная, чем у Чехова. Французская. Недаром Чехов называл его в шутку господин Букишон. Пенсне вроде чеховского, стальное, но не на носу, а сложенное вдвое и засунутое в наружный боковой карман полуспортивного жакета – может быть, даже в мелкую клеточку.

Крахмальный воротник – или, как тогда говорилось, воротнички, – высокий и твердый, с уголками, крупно отогнутыми по сторонам корректно-лилового галстука, подобно уголкам визитных карточек из наилучшего бристольского картона. В 20-х годах я бы непременно написал: бристольский воротничок. Это у нас тогда называлось переносом эпитета. Кажется, я сам изобрел этот литературный прием и ужасно им злоупотреблял. Нечто вроде инверсии. Так-то, братцы!

Но до 20-х годов было еще ой как далеко, целая вечность!

Теперь я так писать стесняюсь. Постарел. Остепенился. Пора и о душе подумать, стал мовистом.

Бунин взглянул на нас строго-официально и с далекого расстояния протянул нам вытянутые руки – одну мне, другую Вовке Дитрихштейну, – но не для рукопожатия, а для того, чтобы взять наши стихи.

Вовка Дидерикс, или, как он подписывался, Вл. фон Дитрихштейн, был тоже молодой поэт, но гораздо старше меня – богатый студент в штатском: кремовые фланелевые брючки, пестрый пиджачок, твердая соломенная шляпа канотье, толстый золотой перстень с фамильной печатью, белобрысая обезьянья мордочка остзейского немчика с виднеющимися редкими зубами. Типичный последний отпрыск.

Повинуясь неподвижному взгляду Бунина, мы вложили в его протянутые руки свои сочинения: Вовка вложил только что напечатанную за свой счет книжечку декадентских стихотворений – на бумаге верже с водяными знаками и в обложке в две краски – под названием «Блеклый венок», а я общую тетрадь, которую вытащил из-за гимназического пояса с сильно побитой металлической бляхой.

Вариант 26. Задание 2. ОГЭ 36 вариантов ответов по русскому языку 9 класс Цыбулько. Помогите найти ответ на вопрос!

В каких предложениях текста содержится информация, необходимая для обоснования ответа на вопрос: «Что необходимо, по мнению И. Бунина, для того, чтобы познать истинную поэзию, стать настоящим поэтом?»
1) — Наконец, опишите воробья, — сказал Бунин, — я знаю: вы пришли в отчаяние от того, что всё уже сказано, все стихи написаны до вас, новых тем и новых чувств нет, все рифмы давно использованы и затрёпаны; размеры можно перечесть по пальцам; так что в конечном итоге сделаться поэтом невозможно.
2) — Бежит собака с высунутым языком, — сказал он, посмотрев в окно, — опишите собаку. Одно, два четверостишия. Опишите дерево. Море. Скамейку.
3) Прислушивайтесь к своим чувствам, наблюдайте окружающий вас мир и пишите. Но пишите так, как вы чувствуете, и так, как вы видите, а не так, как до вас чувствовали и видели другие поэты, пусть даже самые гениальные. Будьте в искусстве независимы, принесите новое.
4) Я упивался начавшейся для меня новой счастливой жизнью, сулившей впереди столько прекрасного!

(1)Я сидел перед живым Иваном Буниным, следя за его рукой, которая медленно перелистывала страницы моей общей тетрадки.
— (2)Писать стихи надо каждый день, подобно тому, как скрипач или пианист непременно должен каждый день без пропусков по нескольку часов играть на своём инструменте. (3)В противном случае ваш талант неизбежно оскудеет, высохнет, подобно колодцу, откуда долгое время не берут воду. (4)А о чём писать? (5)0 чём угодно. (6)Если у вас в данное время нет никакой темы, идеи, то пишите просто обо всём, что увидите. (7)Бежит собака с высунутым языком, — сказал он, посмотрев в окно, — опишите собаку. (8)Одно, два четверостишия. (9)Но точно, достоверно, чтобы собака была именно эта, а не какая-нибудь другая. (10)Опишите дерево. (11)Море. (12)Скамейку. (13)Найдите для них единственно верное определение. (14)Например, опишите вьющийся куст этих красных цветов, которые тянутся через ограду, хотят заглянуть в комнату, посмотреть через стеклянную дверь, что мы тут с вами делаем.
— (15)Наконец, опишите воробья, — сказал Бунин, — я знаю: вы пришли в отчаяние от того, что всё уже сказано, все стихи написаны до вас, новых тем и новых чувств нет, все рифмы давно использованы и затрёпаны; размеры можно перечесть по пальцам; так что в конечном итоге сделаться поэтом невозможно.
(16) В юности у меня тоже были подобные мысли, доводившие меня до сумасшествия.
(17) Но это, милостивый государь, вздор. (18)Каждый предмет из тех, какие окружают вас, каждое ваше чувство есть тема для стихотворения. (19)Прислушивайтесь к своим чувствам, наблюдайте окружающий вас мир и пишите. (20)Но пишите так, как вы чувствуете, и так, как вы видите, а не так, как до вас чувствовали и видели другие поэты, пусть даже самые гениальные. (21)Будьте в искусстве независимы, принесите новое. (22)Этому можно научиться. (23)И тогда перед вами откроется неисчерпаемый мир подлинной поэзии. (24)Вам станет легче дышать.
(25) Но я уже и без того дышал легко, жадно, новыми глазами рассматривая всё, что меня окружало.
(26) Я упивался начавшейся для меня новой счастливой жизнью, сулившей впереди столько прекрасного! (27)Я понял, что поэзия была вовсе не тем, что считалось поэзией, а чаще всего была именно тем, что никак не считалось поэзией. (28)Мне не надо было её разыскивать, откуда-то выковыривать. (29)Она была тут, рядом, вся на виду, она сразу попадала в руки — стоило лишь внутренне ощутить её поэзией. (30)И это внутреннее ощущение жизни как поэзии теперь безраздельно владело мною.
(31)Лишь теперь я вдруг узнал, понял всей душой: вечное присутствие поэзии — в самых простых вещах, мимо которых я проходил раньше, не подозревая, что они в любой миг могут превратиться в произведение искусства, стоит только внимательно в них всмотреться.
(По В. Катаеву)

Терпение и труд: известные литераторы о борьбе с писательским ступором

Мария Иванова

Глядя на собрание сочинений Льва Толстого в 90 томах, начинающий автор может решить, будто великий мыслитель ни дня не жил без строчки. Однако писательский ступор знаком даже классикам литературы — и каждому из них рано или поздно приходится изобрести свой способ его преодолеть. T&P собрали советы известных писателей, которые помогут справиться с синдромом чистого листа.

Габриэль Гарсиа Маркес:

Для начала — один абзац

«Самое сложное — это первый абзац. Я мог месяцами биться над первым абзацем, но когда у меня получалось его написать, все остальное было делом техники. Именно первый абзац определяет, какой будет книга. Он задает тему, стиль, тон».

Читать еще:  Как же все надоело стихи

Писательский ступор может настичь автора в любой момент, однако это понятие часто ассоциируется с началом работы над книгой. Подход Маркеса к проблеме — далеко не самый распространенный, хотя романам гуру магического реализма и впрямь свойственна гипнотическая однородность. В большинстве случаев литераторы не отличаются последовательностью и предпочитают собирать произведение из разрозненных, набросанных начерно фрагментов. Вместе с тем, опыт Маркеса подсказывает, что для начала нужно попробовать написать хоть что-то. Один абзац, одно предложение. Не факт, что они войдут в итоговый вариант книги, но почти наверняка помогут преодолеть страх белого безмолвия бумаги.

Сжатая в кулак рука

«На протяжении всей моей карьеры я писал по 1000 слов в день — даже если у меня было похмелье. Если ты профессионал, твоя задача — дисциплинировать себя. По-другому — никак».

Выводя образ писателя Густава Ашенбаха в новелле «Смерть в Венеции», Томас Манн сравнил его с сжатой в кулак рукой: каких бы побед — творческих или житейских — ни достигал герой, они давались ему лишь благодаря титаническим усилиям воли. Окутанный в массовом сознании романтическим флером, на деле писательский труд требует не только развитой фантазии, но и железной самодисциплины. Знаменитая байка про Эмиля Золя, который на время работы над очередным романом якобы привязывал себя к стулу, в той или иной степени касается почти каждого автора. Диккенс, Гюго, Флобер, Метерлинк, Баллард не давали себе поблажек, даже если слова упорно отказывались складываться в предложения, и могли часами молча гипнотизировать чистый лист; как правило, в итоге он заполнялся текстом.

Текст ради удовольствия

«Порой, когда ты написал уже половину произведения, на тебя словно находит затмение, и внутренний голос вдруг заявляет: «Достаточно». Тебе выносится предупреждение. Твое подсознание говорит: «Ты мне больше не нравишься. Ты пишешь о вещах, на которые мне наплевать!». При этом ты лезешь в политику или пытаешься привлечь внимание к социальным проблемам. Ты пишешь, чтобы сделать мир лучше. К черту такой подход! Я не пишу, чтобы сделать мир лучше. Если это получается само собой — отлично. Но это не входит в мои намерения. В мои намерения входит получить массу удовольствия от процесса».

Безусловно, литература всегда была и будет инструментом воздействия на аудиторию: даже любовный роман способен изменить чью-то жизнь. Не говоря уже о резонансных книгах вроде «Джунглей» Эптона Синклера: прочитав ее, президент Рузвельт учредил специальную комиссию для проверки чикагских скотобоен. Стремление автора обнажить с помощью произведения пороки общества похвально, однако если писать приходится через силу, в угоду грандиозному замыслу, риск впасть в ступор будет возрастать днем за днем. Впрочем, Брэдбери все же немного лукавит: сложно поверить в то, что «451 градус по Фаренгейту» был написан исключительно ради удовольствия.

Успеть до появления усталости

«Остановиться всегда лучше в тот момент, когда у тебя хорошо получается и когда ты знаешь, что будет дальше. Если делать так каждый день, о ступоре можно забыть. Всегда останавливайся, когда у тебя хорошо получается и тебе не нужно мучительно соображать и беспокоиться до тех пор, пока ты снова не начнешь писать — уже на следующий день. Подсознание сделает все за тебя. Но если ты встревожен или ломаешь голову над продолжением, дело не продвинется, ведь твой мозг устанет раньше, чем ты вернешься к работе».

Стороннему наблюдателю жизнь писателя видится бесконечной, напряженной погоней за вдохновением. В этой связи рекомендация Хемингуэя приостановить работу над книгой, когда капризная муза поймана за крыло, кажется абсурдной. Тем не менее, такой подход имеет терапевтический эффект: если откладывать ручку — или отключать ноутбук — на мажорной ноте, а не в момент полного изнеможения, писательство не будет ассоциироваться с фрустрацией и разочарованием. В случае с Хемингуэем это было особенно актуально: склонный к депрессиям и навязчивым состояниям, он тяжело переживал любую творческую неудачу, а его суицид стал результатом не только душевной болезни, но и невозможности вернуться к литературной деятельности после агрессивного психиатрического лечения.

Отвлечение без общения

«Если ты застрял, выберись из-за стола. Прогуляйся, прими ванну, поспи, испеки пирог, порисуй, послушай музыку, займись медитацией или сделай зарядку; сделай что угодно — только не накручивай себя из-за возникшей заминки. Но ни в коем случае не звони никому и не ходи на вечеринки; если ты это сделаешь, твою голову заполнят слова других людей. Ты же должен создать пространство для своих слов. Будь терпелив».

Писательский ступор может оказаться проявлением банальной усталости, а отдых и смена обстановки — элементарным способом решить проблему. Правда, принимая во внимание советы Хилари Мантел, следует учитывать, что она работает в жанре исторического романа, и главный источник вдохновения для нее — хроники, архивы, корреспонденция, а уж никак не вечеринки. Бальзаку же, например, чтобы описать нравы современного ему общества, требовалось быть вхожим в парижский свет, поскольку это предполагали принципы реалистического письма.

Привычка править написанное

«Иногда так случается, что ты впадаешь в ступор. Но почву из-под ног у тебя выбивает, как правило, не то, что ты собираешься сделать, а то, что ты уже сделал. Значит, тебе необходимо вернуться назад и все исправить. Мой отец рассказывал, что иногда он был вынужден мягко, но решительно взять себя в руки и сказать: «Так, а теперь успокойся. Что тебя тревожит?» И далее: «Ага, значит, дело в первой странице. И что с ней не так?» Ответ мог быть: «Первое предложение». И в этот момент отец понимал, что его движению вперед мешает вроде бы совсем незначительная вещь».

Писательский ступор нередко сигнализирует о том, что автор, сам того не желая, нарушил логику повествования, и пока противоречие не будет устранено, дело не пойдет. Соотечественник Мартина и Кингсли Эмисов Джон Фаулз в романе «Женщина французского лейтенанта» утверждал, что романисты всегда стремятся представить художественный мир своих произведений максимально реальным, а персонажей — живыми. Вот только оживают они лишь в то мгновение, когда перестают повиноваться писателю. Нет никакой гарантии, что в десятой главе герой поведет себя так, как было анонсировано в первой. Автор должен уметь править написанное — как бы трудно ни было расставаться с выстраданными абзацами.

Иван Бунин (по В. Катаеву)

Постоянная практика письма

«Писать нужно каждый день, подобно тому как скрипач или пианист непременно должен каждый день без пропусков по нескольку часов играть на своем инструменте. В противном случае ваш талант неизбежно оскудеет, высохнет, подобно колодцу, откуда долгое время не берут воду. А о чем писать? О чем угодно. Если у вас в данное время нет никакой темы, идеи, то пишите просто обо всем, что увидите».

История литературы знает ничтожное количество писателей, которые годами не публиковались и даже не брались за перо, а потом вдруг разрешались шедевром. Даже Леонард Коэн, который в середине 60-х фактически променял поэтическую карьеру на музыкальную, до сих пор продолжает выпускать весьма приличные сборники стихов и прозы. Не всякий род деятельности уместно сравнивать с умением кататься на велосипеде: мол, если в детстве научился, то уже никогда не разучишься. Как художнику необходимо набивать руку на этюдах, так и писатель должен постоянно оттачивать свое мастерство. Буковски говорил, что лучше писать о писательском блоке, чем вообще не писать. Отправной точкой для книги может послужить эссе о том, как тяжело дается работа над ней, — вспомним предисловие Воннегута к «Бойне номер пять».

Альтернатива писательскому делу

«Насколько я могу судить, так называемый писательский ступор — всего лишь миф. Мне кажется, плохим писателям их деятельность дается очень нелегко. Они просто не хотят этим заниматься. Они становятся писателями только из-за неуемных амбиций. Они испытывают невероятное напряжение, когда приходится наносить на бумагу все эти буковки, ведь сказать-то — нечего. И удовольствия от процесса — никакого. Я, правда, тоже не совсем понимаю, что должен сказать, но составлять предложения мне определенно нравится».

Расписываясь в собственной некомпетентности, Видал, конечно, не был полностью откровенен: категоричный, едкий, бесстрашный критик американской действительности, он наверняка знал, какие из его высказываний привлекут к себе внимание общественности. Выпад автора «Майры Брекинридж» в сторону «плохих» писателей следует расценивать как очередное упражнение в искусстве сарказма. Вместе с тем, каким бы безжалостным ни казался Видал, не согласиться с ним сложно. Увы, порой приходится посмотреть правде в глаза: если все усилия начинающего писателя остаются втуне, а работа над книгой не приносит даже минимального удовлетворения, возможно, стоит направить энергию в другое русло. В конце концов, на «Букере» свет клином не сошелся.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector