0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Пишу я стихи размером каким нибудь допотопным

Что Вы знаете о Хуане Хельмане

Лауреат Премии Сервантеса 2008г.-знаменитый аргентинский поэт.
Случайно услышала в ролике»Каждый выбирает для себя. «Елены Камбуровой. Хочу,чтобы все прочитали.

пишу я стихи
размером каким-нибудь допотоптным
ну-скажем
александрийским или четырёхстопным
и вдруг не лезет в строку — наречие
не лезет,как не верчу
а выбрасывать я его не хочу
об этом не может быть и речи
но стих-то с увечьем
и уже не излечишь его междометием
и трепыхается он:
как живой, как птица в силках, как рыбина в сетях
и надо ему помочь и не в-мочь
и чувствую я, что наверное
лучше быть птичкой певучей:
воробушком серым — клевать себе зёрна
строить гнёзда, на воробьиху щерится грозно
но кто приказал мне?идти переулками фраз
под обстрелом мной же придуманных анютиных глазок
под не существующими каплями не существующего дождя
с известными рифмами, раскланиваясь, проходя мимо
как со знакомыми девушками и на углу поджидать её:
единственную-неповторимую новую, злую, хорошую рифму мою
а если она не придёт?а если запоздает?
сколько я передумаю?сколько перестрадаю?
уж не случились ли с ней чего — уж?
уж не попала ли под трамвай она?
нет
но кто приказал мне кидаться в омут:
наречий, созвучий и двое-точий?воевать с глаголами ночью?
когда интереснее занятие — есть, между прочем
ведь я же простетский парень в брюках и рыжей ковбойке
не хуже другого — спляшу я с девчонкой бойкой
нет.
если нельзя воробьем — то, наверное лучше быть каменотёсом
быть например
или дрова рубить или туристов возить
на лодке — так,чтобы от вёсел зудили плечи
но пусть не лучше, но легче
послушай, друг мой, суровый
прошу я тебе как брата: давай поменяемся, я подарю тебе — музыку слова
а ты мне: кирку, лопату
и в поте лица своего — искуплю я грехи свои
и забуду я рифмы глаголы кавычки
но только немного
немного
оставь мне от этой проклятой привычки — писать стихи

Перевод Наташи Ванханен
ИНОГДА

Без намёка, без упрёка
в день воскресный, день погожий
город счастлив одиноко
и на что ему прохожий?
И такая стать и сила –
этой улицы начало,
что и горечь отпустила,
даже память замолчала.
Верно, тут и буду жить я:
добираться до причала
и откладывать отплытье.

КИНЖАЛ
Марко Антонио Кампосу

Марокканский кинжал знал
вкус человечьей крови, но внове
ему, что точит забвенья ржа
сверкавшее в лучах остриё.
Он в ножнах зачах, но её –
великую сушь пустыни не взять у него, ей-ей,
а также её коней – они заодно навеки.
Вечность, не ты ли шлешь
фурий, грызущих нож?
Кому же ещё их слать?
Не ты ли
следишь, как рана смежает веки? Или
с беззвучным стоном обнимаешь – как мать?

Дремлет дитя
у древесных корней. Набегая,
воздух сияет, светя —
словно жизнь, но другая.
Ветром кружимо,
веселье воздушное бродит,
и по щекам без нажима
тропинки проводит.
Осень приходит сторонкой,
и осень, похоже,
любит ребёнка,
что дремлет у ветра в изножье.
Страхи отступят, затихнут шаги молчаливо,
и никому не слыхать ни шагов, ни прилива.

ВОПРОС
Вопрос без ответа
становится ивой плакучей,
зеленой-зеленой. И в ней
и вокруг неё — пенье.
В груди ее — ветер,
и воды, и луны былого.
Оплакало время
упругие гибкие ветви,
и вот они меркнут.
Под ними укрылись собаки.
«Увы!» — только некому выдохнуть это «увы!»

Не видеться — это смотреть на дерево,
забывшее нас. Кто сказал, что в забвении
ничего не растёт? А как же
ростки несбывшегося, там,
в нашептанном мире,
в пустынных безднах,
где в темном уголке, вдали от солнца,
стоит пианино,
на котором никто не играет.

Багряный конь, как тень
слепого слова,
и неизменный ваш вопрос:
«Скажите, вы это написали?» Нет, не я.
Я по утрам тащусь за хлебом в лавку,
покорно пью какие-то таблетки,
раз восемь в день, чтоб оттянуть конец.
А конь себе летит, покуда слово
взбирается на дерево апреля
и там с вершины воспевает женщин,
на веточке качаясь. Вы сказали,
я это написал? Но где, когда?
И как я мог? Я ежедневно бреюсь
и собственному зеркалу наскучил.
Что вы спросили? О коне багряном?
Кого? Меня?
Вот этого — меня?

Это все пошло из передачи Елены Камбуровой 19 сентября 2010 ,где Юрий Норштейн рассказал об аргентинском поэте,которого никто у нас не знает,а два года назад ему вручили премию Сервантеса.Ему уже 80 лет.Прочла о нем все,что нашла.

Вот еще нашла в ЖЖу ironhorseman

Вот искал о Хельмане,а нашел следующее:
“У Кортасара не только герои ласкают друг друга, у него — как будто следуя известному завету Андре Бретона — в самозабвении ласкают друг друга слова”.
Здорово,не правда ли?

ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: Армейские письма к отцу

НАСТРОЙКИ.

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • » .
  • 38

Армейские письма к отцу

(Из сборника «Сергей Довлатов: творчество, личность, судьба»)

В августе 1995 года отец отдал мне свой диктофон: «Пусть будет у тебя. Этот диктофон мне подарил Сережа, когда я ему сказал, что по ночам мне стало трудно вскакивать к пишущей машинке».

В течение нескольких вечеров я записывала на крошечные кассеты то, что отец рассказывал о своей жизни, о моем брате Сергее Довлатове, о разном.

Вместе с диктофоном отец дал мне большой желтый пакет. В нем были письма. На кассете осталась такая запись:

— Меня не будет, ты их опубликуешь. Здесь больше ста Сережиных писем. Отрывки из некоторых я комментировал в своих статьях о нем.

— Ты считаешь, что их корректно публиковать?

— Что значит корректно? У писателей публикуются письма. Я не совсем понял твой вопрос. Ты что, считаешь, что Сережа недостоин такой публикации?

— Нет, не в этом дело. Просто переписка дело интимное, письма принадлежат двум людям — тому, кто их писал, и адресату. Это щепетильный вопрос.

— Видишь ли, я не считаю, что письма принадлежат двум людям. Они принадлежат тому, кому адресованы. Ведь Пушкин же не писал какому-нибудь проходимцу, или чужому человеку, или нестоящему. Я стопроцентно убежден в том, что Сережа был сторонником открытости писем. Другое дело, что он был взбудоражен, взволнован, обозлен, когда родственник его ленинградского друга стал публиковать куски писем из Америки, явно Сережу порочащие. Там было много гротеска. И Сережа считал это предательством. Но это частный случай.

— А стихи? Их очень много в армейских письмах. Часто писатель относится критически к своим юношеским творениям…

— Абсолютно корректно. Сережа считается одаренным писателем по последующим литературным работам. Эти стихи никоим образом его не дискредитируют, даже если кому-то не понравятся. Посылая стихи, Сережа чаще всего принижал их ценность, тем не менее каждый раз спрашивал, что я думаю по поводу присланного стихотворения, писал, что для него это чрезвычайно важно.

— Как же тебе удалось сохранить эти письма более тридцати лет?

— Когда я собрался поехать в Америку, то Сережа меня предупредил, чтобы я обратился к одному его знакомому литератору, если мне понадобится переслать что-нибудь на Запад. Тот переправил мои рукописи и письма через Францию. Пришли они года через три.

Однажды я решил, ни слова не говоря Сереже, опубликовать в «Панораме» мои курьезные истории о нем. Я отнюдь не был убежден, что Сережа не будет в претензии. Однако, прочитав их в газете, он позвонил мне и сказал: «Мне нравится. Давай!» Вскоре после этого он пришел ко мне и принес вот эту кипу писем.

— Ты сохранил эти письма, руководствуясь родительскими чувствами?

— Я их сохранил потому, что мне казалось, что у Сережи есть литературные способности. Я предполагал, что эти письма могут быть интересны не только мне.

Довлатов писал: «Осенью 62-го года меня забрали в армию, я оказался в республике Коми, служил в тайге, да еще и в охране лагерей особого режима, но зато я чуть ли не каждый день получал письма от моих родителей, от старшего брата и нескольких близких друзей, и эти письма очень меня поддерживали в тех кошмарных условиях, в которые я попал, тем более что почти в каждом из них я обнаруживал — рубль, три, а то и пять, что для советского военнослужащего истинное богатство»[1] .

Согласно переписке, однако, получается, что Сергей ушел в армию не осенью, а в середине июля 1962 года, за полтора месяца до того, как ему исполнился 21 год.

Письма из армии составляют большую часть всех писем Довлатова, сохранившихся в архиве его отца Доната Мечика, остальные были присланы из Таллинна и Нью-Йорка. Лишь иногда на них стоит день и месяц, а иногда даты (получения?) проставлены рукой адресата.

Будь Довлатов жив, вряд ли он одобрил бы публикацию своих юношеских стихов. Но, с другой стороны, он ведь сам однажды сказал: «После смерти начинается история».

Из армии Сергей писал отцу, что стихи «спасают его» и что он «ручается за то, что даже в самых плохих его стихах нет ни капли неправды». Поначалу он хотел использовать их в прозаических произведениях, которые тогда только задумывал. Но, составляя впоследствии «Зону», он включил в текст всего несколько стихотворных строчек, приписав авторство другому человеку.

Тем не менее эти стихи имеют отношение к последующей довлатовской прозе. Здесь впервые появляется мысль о сходстве лагеря и воли, которая станет лейтмотивом «Зоны». Из шуточного стихотворения о Дантесе в некотором смысле вырастет «Заповедник».

Письма Довлатова к отцу, на мой взгляд, интересны и как факт биографии писателя. Конечно же, в жизни Сергею были свойственны горячность и нервозность. И в такие моменты мишенью его иронии становились в первую очередь люди из непосредственного окружения. Отец в этом смысле не был исключением. Но вместе с тем Довлатов умел быть заботливым и нежным сыном, в особенности в последние годы в Америке. О том, что его отношения с отцом были не просто дружеские, но близкие, говорят и эти письма.

Биография Д. И. Мечика пунктиром обозначена в рассказе об отце из сборника «Наши». Но поскольку в нем, как и во всех произведениях Довлатова, достоверность неотличима от художественного вымысла, я позволю себе дать более сухую информацию о том, кому адресованы эти письма.

Донат Исаакович Мечик (20.VI.1909 — 22.Х.1995) родился во Владивостоке. Закончил Ленинградский театральный институт. По окончании был принят в созданный Л. С. Вивьеном Театр актерского мастерства. В тридцатые годы занимался театральной режиссурой, ставил спектакли в филиале Молодого театра С. Радлова, в Театре транспорта, был художественным руководителем Республиканского драматического театра Мордовской АССР и Ленинградского районного драматического театра. Начиная с 1928 года совместно с Вивьеном осуществлял постановку спектаклей в Ленинградском академическом театре драмы им. А. С. Пушкина («Великий государь», «Кремлевские куранты», «Стакан воды», «Горе от ума» и др.). В период эвакуации заведовал в Новосибирске литературной частью Пушкинского театра.

Читать еще:  Какой образ родной природы возникает в стихах

После войны занимался эстрадной режиссурой (работал режиссером Концертного бюро Ленинградской Филармонии, киностудии «Ленфильм»). Писал произведения для эстрады. Руководил производственно- творческой комиссией в профкоме драматургов. В Ленинграде вышла его книга «Искусство актера по эстраде» (1972) и ряд статей, посвященных театру и эстраде.

С 1967 по 1980 год руководил эстрадным отделением Музыкального училища при Ленинградской Консерватории, где преподавал актерское мастерство.

В 1980 году Д. Мечик эмигрировал в Соединенные Штаты, где вышли его книги «Выбитые из колеи» (1984), «Закулисные курьезы» (1986) и «Театральные записки» (1989). Его воспоминания печатались в русскоязычной эмигрантской прессе (сборник «Руссика-81», журналы «Стрелец» и «Литературный курьер», газеты «Новый американец», «Новое русское слово», «Панорама», «Мир» и др.), а также во многих российских газетах и журналах.

Девочки, может кто знает этот стих.

Да их десятки на первый же запрос в Гугл) Ищите!

Где бы ты ни был, я буду с тобой.
Буду листвою под ноги ложиться,
Буду снежинками в поле кружиться,
Если на лыжах ты выйдешь с другой.

Где бы ты ни был, я буду с тобой.
Буду дорогой к родимому дому,
Буду грозою сверкать перед громом,
Если подумаешь ты о другой.

Где бы ты ни был, я буду с тобой-
В солнечном свете и запахе моря.
Ты не узнаешь ни страха, ни горя,
Если не будешь ты рядом с другой.

Где бы ты ни был, лети вольной птицей,
Только помехой я быть не хочу.
Если ты любишь, нет счастью границы-
Ветром попутным с тобой полечу!

  • Благодарочка 1

Профиль
Песни
Биография
Фото
Альбомы
Видео
Филипп Киркоров — Зайка моя
ML > Исполнители > Филипп Киркоров > Тексты и переводы > Зайка моя
95569ЧЕЛОВЕК ПОДЕЛИЛИСЬ

Текст песни Филипп Киркоров — Зайка моя
Зайка моя! Я твой зайчик.
Ручка моя! Я твой пальчик.
Рыбка моя! Я твой глазик.
Банька моя! Я твой тазик.

Солнце мое! Я твой лучик.
Дверца моя! Я твой ключик.
Ты стебелек, я твой пестик.
Мы навсегда с тобой вместе!
Зайка моя!

Я ночами плохо сплю,
Потому что я тебя люблю,
Потому что я давно, давно тебя люблю!

Ты бережок, а я речка.
Ты фитилек, а я свечка.
Ты генерал, я — погоны.

Ты паровоз, я — вагоны.

Крестик ты мой, я твой нолик.
Ты мой удав, я твой кролик.
Ты побежишь, а я рядом.
Ты украдешь, а я сяду.
Зайка моя!

Буду любить тебя страстно,
Пусть говорят, что это опасно.
Я для тебя сверну горы,
Ты Пугачева, но я ведь Киркоров!
Зайка моя!

  • Благодарочка 2

Да их десятки на первый же запрос в Гугл) Ищите!

Где бы ты ни был, я буду с тобой.
Буду листвою под ноги ложиться,
Буду снежинками в поле кружиться,
Если на лыжах ты выйдешь с другой.

Где бы ты ни был, я буду с тобой.
Буду дорогой к родимому дому,
Буду грозою сверкать перед громом,
Если подумаешь ты о другой.

Где бы ты ни был, я буду с тобой-
В солнечном свете и запахе моря.
Ты не узнаешь ни страха, ни горя,
Если не будешь ты рядом с другой.

Где бы ты ни был, лети вольной птицей,
Только помехой я быть не хочу.
Если ты любишь, нет счастью границы-
Ветром попутным с тобой полечу!

  • Благодарочка 1

  • Благодарочка 1

Профиль
Песни
Биография
Фото
Альбомы
Видео
Филипп Киркоров — Зайка моя
ML > Исполнители > Филипп Киркоров > Тексты и переводы > Зайка моя
95569ЧЕЛОВЕК ПОДЕЛИЛИСЬ

Текст песни Филипп Киркоров — Зайка моя
Зайка моя! Я твой зайчик.
Ручка моя! Я твой пальчик.
Рыбка моя! Я твой глазик.
Банька моя! Я твой тазик.

Солнце мое! Я твой лучик.
Дверца моя! Я твой ключик.
Ты стебелек, я твой пестик.
Мы навсегда с тобой вместе!
Зайка моя!

Я ночами плохо сплю,
Потому что я тебя люблю,
Потому что я давно, давно тебя люблю!

Ты бережок, а я речка.
Ты фитилек, а я свечка.
Ты генерал, я — погоны.

Ты паровоз, я — вагоны.

Крестик ты мой, я твой нолик.
Ты мой удав, я твой кролик.
Ты побежишь, а я рядом.
Ты украдешь, а я сяду.
Зайка моя!

Буду любить тебя страстно,
Пусть говорят, что это опасно.
Я для тебя сверну горы,
Ты Пугачева, но я ведь Киркоров!
Зайка моя!

Где бы ты ни был — я тебя чувствую,

Чтобы ни делал — я принимаю.

Пусть тебе ветер удачи сопутствует,

Гвозди в ладонях моих выдирая.

Знаю — однажды — обнимешь неистово,

В час, когда кокон закат оплетает.

Счастье своё у судьбы позаимствую

И не отдам его, не потеряю.

Сильные руки держат настойчиво,

Сладкие губы целуют без памяти.

Взгляда не прячешь за тенью уклончиво,

Каждая клеточка жжётся от пламени.

Лунное золото сердце питает —

Таю прижавшись к любимому телу.

Я, как никто, изнутри тебя знаю,

И как никто, понимаю всецело.

Ты меня любишь, изнемогаешь,

С силой задушишь в объятиях нежных.

Больше во снах ты моих не растаешь,

И не оставишь меня без надежды.

Такой нашла, тоже теперь мучаюсь))

  • Благодарочка 1

Если будет угодно Тристану
Помечтать при полночном светиле –
Я покорно Изольдою стану,
Как по нотам, в указанном стиле.

Если судно волна раскачала,
Алый парус наполнен Бореем –
Я навстречу сбегу по причалу,
Я – Ассоль, если хочется Грэю.

Чтобы Пятницей стать – Робинзону,
Только в женском, естественно, роде,
Я найду, сколько надо, резону
И при нашей прохладной погоде.

Ты прицелишься – лёгкою ланью,
Я до выстрела – под ноги лягу,
Твоему уступая желанью,
Словно пассам великого мага.

Если ты пожелаешь резвиться,
Разомну занемевшую спину,
Вздыблю шерсть, укрощённою львицей,
И рычаньем дополню картину.

А когда ты придвинешься близко –
Сомневаясь, но всё-таки веря,
Замяукаю ласковой киской,
Усыпив плотоядного зверя.

Если что – отзовусь адекватно –
Ненавязчиво и без испуга:
Стану просто игрушкою ватной –
Мы ж всегда понимали друг друга…

Хоть кому-то покажется странным:
Быть покладистой пленницей Вуду –
Я прильну к тебе листиком банным –
Не отлепишь, ни силой, ни чудом!

поэт Хуан Хельман

***
Пишу я стихи
размером каким-нибудь допотопным.
Ну, скажем, александрийским или четырёхстопным.
И вдруг — не лезет в строку наречье.
Не лезет, как ни верчу,
а выбрасывать я его не хочу,
об этом не может быть и речи.
Но стих-то — с увечьем,
и уже не излечишь его междометьем,
и трепыхается он, как живой,
как птица в силке, или рыбина в сетях.
И надо ему помочь, и невмочь.
И чувствую я тогда, что наверное лучше
каменотесом быть например,
или птичкой певучей,
что поет себе так, без всяких размеров,
ну скажем воробушком серым.
Клевать себе зёрна, чинить себе гнёзда,
на воробьиху щериться грозно.
Ну кто приказал мне кидаться в омут
наречий, созвучий и двоеточий,
строить дворцы из словесного лома
и воевать с глаголами ночью,
когда интересней занятие есть, между прочим?
Ведь я же простецкий парень
в брюках и рыжей ковбойке!
Не хуже другого спляшу я в паре с девчонкой бойкой.
И кто приказал мне идти переулками фраз
под обстрелом мной же придуманных анютиных глазок,
прячась от несуществующих капель несуществующего дождя,
с известными рифмами раскланиваясь, проходя мимо,
как со знакомыми девушками, и как жених на углу поджидать её,
единственную, неповторимую, новую, злую, хорошую рифму мою?
А если она не придёт? А если запоздает?
Сколько я передумаю, перестрадаю.
Уж не случились ли с ней чего?
Уж не попала ли под трамвай она?
Нет.
Если нельзя воробьем, то, лучше каменотёсом быть,
или дрова рубить, или туристов возить на лодке
так, чтобы от вёсел гудели плечи.
Ну пусть не лучше, но легче!
Послушай, друг мой суровый,
Прошу я тебя, как брата,
давай поменяемся!
Я подарю тебе музыку слова,
а ты мне — кирку-лопату.
И в поте лица искуплю я грехи свои,
и забуду я рифмы, глаголы, кавычки,
но только немного, немного оставь мне от этой проклятой привычки —
писать стихи.

КАРУСЕЛЬНАЯ ЛОШАДКА

Буэнос-Айрес, вечер, звон трамвая,
гул площади, людская лихорадка.
(Скача галопом под бренчанье танго,
кружится карусельная лошадка.)

Проходят люди. На углу старуха
в помойке ищет разные остатки.
(Раскрашенная, с деревянным сердцем
кружится карусельная лошадка.)

Суровый маклер заключает сделки.
Бродяга спит, укрывшись за палаткой.
(Купаясь в смехе, в детском восхищенье,
кружится карусельная лошадка.)

Сидят влюбленные. Поспешно пишет
несчастный и глотает яд украдкой.
(Скончался соловей. Кружись, как раньше,
не плача, карусельная лошадка!)

Моя история чудесна и правдива.
Однажды в сумерки мне горько рот свела
соль одиночества. Кровь стала сиротлива.
У сердца не было ни одного крыла.

Я шел и шел. Вдали на скрипках пела жалость:
играли сумерки, чтоб стало мне грустней.
Душа медлительно в брусчатку одевалась.
(Быть в одиночестве раздетой чуждо ей.)

Я шел без света, без цветка, без друга
и без полоски моря за стеною.
И карусельная лошадка, видя,
что я так одинок, ушла со мною.

И в сердце у меня с тех пор доныне,
в плену у музыки совсем несладкой,
купаясь в смехе, в детском восхищенье,
кружится карусельная лошадка.

(Она раскрашена, а сердце —
из древесины крепкой, как брусчатка.)

ЭПИТАФИЯ (пер. Н.Ванханен)

Птица жила во мне.
Цветок расцветал в душе.
Скрипка пела в груди.

Любил, не любил. Порой
Бывал любим. Но всегда
Радовался весне,
Сплетенным крепко рукам.

Всегда говорил: человек, будь счастлив,
Будь счастлив, друг!

(Прохожий, под камнем сим
скрипка,
птица,
цветок.)

ПОСПЕШИМ (пер. Н.Ванханен)

Поэзия, давай поторопимся,
пока всех нас окончательно не поглотила тьма.
Наше кровавое извращенное время
так нуждается в глотке света, капле ясности,
наконец, в мужестве, встающем в полный рост
навстречу опасности
против древней
изношенной машины зла.
Надо повернуть жизнь лицом к ней самой,
прекратить эту погоню невесть за чем,
уводящую прочь от смысла.
Надо поспе.

ТАМ (пер. Н.Ванханен)

Не видеться — это смотреть на дерево,
забывшее нас. Кто сказал, что в забвении
ничего не растёт? А как же
ростки несбывшегося, там,
в нашептанном мире,
в пустынных безднах,
где в темном уголке, вдали от солнца,
стоит пианино,
на котором никто не играет.

ДРУГОЙ (пер. Н.Ванханен)

Багряный конь, как тень
слепого слова,
и неизменный ваш вопрос:
«Скажите, вы это написали?» Нет, не я.
Я по утрам тащусь за хлебом в лавку,
покорно пью какие-то таблетки,
раз восемь в день, чтоб оттянуть конец.
А конь себе летит, покуда слово
взбирается на дерево апреля
и там с вершины воспевает женщин,
на веточке качаясь. Вы сказали,
я это написал? Но где, когда?
И как я мог? Я ежедневно бреюсь
и собственному зеркалу наскучил.
Что вы спросили? О коне багряном?
Кого? Меня?
Вот этого — меня?

Читать еще:  Что вы знаете ребятки про мои стихи загадки

ВОПРОС (пер. Н.Ванханен)

Вопрос без ответа
становится ивой плакучей,
зеленой-зеленой. И в ней
и вокруг неё — пенье.
В груди ее — ветер,
и воды, и луны былого.
Оплакало время
упругие гибкие ветви,
и вот они меркнут.
Под ними укрылись собаки.
«Увы!» — только некому выдохнуть это «увы!»

ДИТЯ (пер. Н.Ванханен)

Дремлет дитя
у древесных корней. Набегая,
воздух сияет, светя —
словно жизнь, но другая.
Ветром кружимо,
веселье воздушное бродит,
и по щекам без нажима
тропинки проводит.
Осень приходит сторонкой,
и осень, похоже,
любит ребёнка,
что дремлет у ветра в изножье.
Страхи отступят, затихнут шаги молчаливо,
и никому не слыхать ни шагов, ни прилива.

ИНОГДА (пер. Н.Ванханен)

Без намёка, без упрёка
в день воскресный, день погожий
город счастлив одиноко
и на что ему прохожий?
И такая стать и сила –
этой улицы начало,
что и горечь отпустила,
даже память замолчала.
Верно, тут и буду жить я:
добираться до причала
и откладывать отплытье.

О ПОЭЗИИ (пер. Н.Ванханен)

Пару слов я б сказал о ней. Во-первых,
что ее немногие читают.
Во-вторых, что немногих этих мало.
И вообще экономический кризис
плюс потребность ежедневная в пище.
Почему-то на этом самом месте
вспомнил я про дядю Хуана,
умиравшего от голода кротко,
со словами: Я сыт, не беспокойтесь!

Но пришлось побеспокоиться позже,
когда денег на гроб не хватило,
и приехал фургон муниципальный,
чтобы дядю погрузить, а тот — как птичка.

И чиновники муниципалитета
были дядею страшно недовольны.
Мы, сказали, люди и привыкли
хоронить людей, а не пичужек.

А и то, дядя был оригиналом:
всю дорогу в крематорий чирикал.
Чик-чирик — это ж чистое глумленье,
если вас за казенный счет хоронят.

Уж ему давали подзатыльник,
чтобы он немножечко заткнулся,
но мой дядя Хуан не из таковских:
чик-чирик — никакого нету сладу.

Он и раньше любил попеть, при жизни,
и, должно быть, смерть ему казалась
недостаточно веским основаньем,
чтоб оставить любимую привычку.

Он и в печь-то спустился, напевая.
Что-то пискнул его прах прямо в урне.
А чиновники краснели, насупясь:
до того им за него было стыдно.

Но вернемся к поэзии. Поэты
времена переживают не из лучших,
потому что их немногие любят,
да и этих немногих очень мало.

Весь престиж стихоплётство растеряло,
и поэту с каждым днем труднее
что любви от красавицы добиться,
что пройти кандидатом в президенты.
Бакалейщик в долг дает им со скрипом,
воин к подвигу подходит с прохладцей —
где ж поэту посвистать про геройство?
Короли пошли какие-то скряги —
нет, чтоб шапку золотых за куплетик!
А уж как это всё получилось,
не берусь вам объяснить. Может, просто
короли перевелись и герои,
бакалейщики тоже в дефиците,
и красавиц на улице не встретишь?
Может, просто нет хороших поэтов?
Ничего я этого не знаю,
даже голову ломать неохота.

Все же счастье, если кто-то способен
зачирикать вдруг неадекватно,
как мой дядя в том казенном фургоне,
я — сейчас, чтобы вы нас полюбили.

Культура

Поэтические чтения

Мне точно известно: на нашем портале много любителей поэзии. Друзья! Сегодня наш день! Именно 21 марта весь мир отмечает День Поэзии.

Начнем с того, что, собственно, это вообще такое – поэзия? Для этого обратимся к Толковому словарю живого великорусского языка Владимира Даля:

«ПОЭЗИЯ ж. изящество в письменности; все художественное, духовно и нравственно прекрасное, выраженное словами, и притом более мерною речью.

Поэзией, отвлеченно, зовут изящество, красоту, как свойство, качество, не выраженное на словах, и самое творчество, способность, дар отрешаться от насущного, возноситься мечтою, воображеньем в высшие пределы, создавая первообразы красоты; наконец зовут поэзией самые сочиненья, писанья этого рода и придуманные для сего правила: стихи, стихотворения и науку стихотворства».

Конечно же, сегодня мы в большей степени говорим о стихах. Для меня стихи – как воздух. Они дарят жизнь, я дышу ими и упиваюсь их ароматом. Наверное, поэтому я очень трепетно отношусь к стихам. И храню их в памяти с величайшей осторожностью: одно неверно запомненное слово (да что слово – звук!) способно убить это хрупкое творение. Но сегодня, в честь такого замечательного дня, я хочу поделиться с вами избранными своими сокровищами. Давайте сегодня устроим поэтические чтения, в которых каждый поделится тем, что наиболее дорого его сердцу. Итак, я начинаю…

Хуан Рамон Хименес. Одинокий друг

Ты меня не догонишь, друг.
Как безумец, в слезах примчишься,
а меня — ни здесь, ни вокруг.
Ужасающие хребты
позади себя я воздвигну,
чтоб меня не настигнул ты!

Постараюсь я все пути
позади себя уничтожить, —
ты меня, дружище, прости.

Ты не сможешь остаться, друг.
Я, возможно, вернусь обратно,
а тебя — ни здесь, ни вокруг.

Игорь Северянин. Письмо хорошей девушки

Милый, добрый! Пожалейте
Бедную свою пичужку:
мельницу сломали нашу,
Нашу честную старушку.

Больно. Тяжко. Бестолково.
Все былое рушат, губят.
Люди ничего святого,
Дорогого нам, не любят!

Знали б вы, как я тоскую.
Потоскуемте же вместе…
Может быть, теперь пивную
Выстроят на этом месте.

Пустыне смеют, – я сломаю!
Отомщу за честь старушки!
Добрый, милый! вы поймите:
Няня. мельница. игрушки.

И ты шел с женщиной…

И ты шел с женщиной, — не отрекись. Я все заметила, — не говори.
Блондинка. Хрупкая. Ее костюм был черный. Английский. На голове —
Сквозная фетэрка. В левкоях вся. И в померанцевых лучах зари
Вы шли печальные. Как я. Как я! Журчали ландыши в сырой траве.

Не испугалась я,-— я поняла: она — мгновение, а вечность — я
И улыбнулась я, под плач цветов, такая светлая. Избыток сил
В душе почувствовав, я скрылась в глубь. Весь вечер пела я. Была — дитя.
Да, ты шел с женщиной. И только ей ты неумышленно взор ослезил.

Арсений Тарковский. Я так давно родился…

Я так давно родился,
Что слышу иногда,
Как надо мной проходит
Студеная вода.
А я лежу на дне речном,
И если песню петь —
С травы начнем, песку зачерпнем
И губ не разомкнем.

Я так давно родился,
Что говорить не могу,
И город мне приснился
На каменном берегу.
А я лежу на дне речном
И вижу из воды
Далекий свет, высокий дом,
Зеленый луч звезды.

Я так давно родился,
Что если ты придешь
И руку положишь мне на глаза,
То это будет ложь,
А я тебя удержать не могу,
И если ты уйдешь
И я за тобой не пойду, как слепой,
То это будет ложь.

Олег Митяев. Романс

Холодное и круглое, как слово «далеко»,
Сорвется с ветки яблоко и стукнется легко,
Как лодка деревянная в причал сырой ночи,
А сердце окаянное смолчит.

Но вы к окошку подойдете, и окажется,
Совсем не яблоко катилось по траве,
Что в этот раз все наяву и вам не кажется
Все то, что вы давно придумали себе.

Единственный в галактике желанный поздний гость.
Стоит в саду под яблоней и плащ его, и трость.
И снова повторяется тот спор, случайный спор,
О чем — не помню до сих пор.

Но все казалось вам и скучным, и медлительным,
И вы сбежали мимо мглы осенних вод.
Ах, как свободны были вы и восхитительны!
И очень жаль, что это знали. Ну и вот.

На лед со стуком падают, унылы и робки,
Листки, как опустевшие от спичек коробки,
Как бабочки засохшие, бессильные уже
Придать восторженность душе.

И вы к окошку подойдете, и окажется,
Что это яблоко катилось по траве.
А вам покажется, в который раз покажется
Все то, что вы давно придумали себе.

А что значит поэзия для вас? Какие стихи вы бережно храните в вашей памяти?

Фото: mityaev.ru, wikipedia.org, alvaradopubliclibrary.org

Релевантные товары в Online-магазине:

Похожие материалы:

Статьи

  • Загадки убийства Пушкина
    07 февраля 2014, 00:00
  • Игры в классику: учимся сочинять стихи
    21 марта 2014, 00:00
  • Путешествие по Пушкинским местам
    07 июня 2016, 00:00

Видео

  • Idylle от Guerlain. История создания
    25 октября 2011, 11:03
  • Clinique: Глаза — Зеркало души
    29 октября 2011, 21:20
  • Душа Калифорнии от Sisley
    30 апреля 2013, 09:30

Обсуждения

  • Любовь и армия. А вы через это проходили.
    06 декабря 2010, 16:36
  • Истории Ваших отношений и знакомств с любимыми!
    06 декабря 2010, 16:40
  • Ревность. что делать если очень сильно ревнуют Васи бес повода. А ч.
    06 декабря 2010, 16:44

Комментарии (86)

Обожаю творчество Пушкина и Есенина.

Леночка, чУдная статья и подборка прекрасная! ))))) С удовольствием почитала.
Северянина люблю. надрывный он такой часто, хоть прям плачь!
А ещё Ахматову люблю. ну, ту вообще в черные полосы своей жизни постоянно читаю, нет — читаЛА, хочется верить ))))))))

Северянин для меня — это святое!

Любимые поэты Лермонтов и Гамзатов. Еще очень нравятся стихи Галича и Блока.

Бережно отношусь к творчеству Пастернака (в приложении к «Живаго») и немного Бродского (пишу «немного» потому что вопрос же о памяти? А я не стараюсь их фиксировать так, что бы цитировать затем)

Из недавнего, того, что очень сильно тронуло — стихи Аргентинца Хуана Хельмана. В одной из передач, на канале Культура, я услышала их в прочтении Юрия Норштейна и очень заинтересовалась. А потому, спросила у нашего представителя Испоноязыного мира и культуры, Кати — Киттен, и она для меня нашла перевод!

Пишу я стихи
размером каким-нибудь допотопным.
Ну, скажем, александрийским или четырёхстопным.
И вдруг — не лезет в строку наречье.
Не лезет, как ни верчу,
а выбрасывать я его не хочу,
об этом не может быть и речи.
Но стих-то — с увечьем,
и уже не излечишь его междометьем,
и трепыхается он, как живой,
как птица в силке, или рыбина в сетях.
И надо ему помочь, и невмочь.
И чувствую я тогда, что наверное лучше
каменотесом быть например,
или птичкой певучей,
что поет себе так, без всяких размеров,
ну скажем воробушком серым.
Клевать себе зёрна, чинить себе гнёзда,
на воробьиху щериться грозно.
Ну кто приказал мне кидаться в омут
наречий, созвучий и двоеточий,
строить дворцы из словесного лома
и воевать с глаголами ночью,
когда интересней занятие есть, между прочим?
Ведь я же простецкий парень
в брюках и рыжей ковбойке!
Не хуже другого спляшу я в паре с девчонкой бойкой.
И кто приказал мне идти переулками фраз
под обстрелом мной же придуманных анютиных глазок,
прячась от несуществующих капель несуществующего дождя,
с известными рифмами раскланиваясь, проходя мимо,
как со знакомыми девушками, и как жених на углу поджидать её,
единственную, неповторимую, новую, злую, хорошую рифму мою?
А если она не придёт? А если запоздает?
Сколько я передумаю, перестрадаю.
Уж не случились ли с ней чего?
Уж не попала ли под трамвай она?
Нет.
Если нельзя воробьем, то, лучше каменотёсом быть,
или дрова рубить, или туристов возить на лодке
так, чтобы от вёсел гудели плечи.
Ну пусть не лучше, но легче!
Послушай, друг мой суровый,
Прошу я тебя, как брата,
давай поменяемся!
Я подарю тебе музыку слова,
а ты мне — кирку-лопату.
И в поте лица искуплю я грехи свои,
и забуду я рифмы, глаголы, кавычки,
но только немного, немного оставь мне от этой проклятой привычки —
писать стихи.

Читать еще:  Как перестать бояться рассказывать стихи

Стоит добавить, что Хельмана у нас в стране пока не печатают, хотя в 2007 году ему была присуждена премия «Сервантеса» (при этом, поэту уже «за 60-т» =)).

Казя. Это чистый восторг. Грандмерси!

Я когда услышала, долго находилась в состоянии «немоты» ибо в принципе, как мне кажется, его вопросы переложить можно на многие профессии, в которых есть постулат «твори тогда, когда не можешь не творить» и еще вспоминается синопсис от Скорсезе «я хочу быть распятым Господи», когда читаю последние строчки

Послушай, друг мой суровый,
Прошу я тебя, как брата,
давай поменяемся!
Я подарю тебе музыку слова,
а ты мне — кирку-лопату.
И в поте лица искуплю я грехи свои,
и забуду я рифмы, глаголы, кавычки,
но только немного, немного оставь мне от этой проклятой привычки —
писать стихи.

Еще раз спасибо Киттен, за то, что нашла перевод!

Казя, тоже люблю Пастернака. А » Живаго» один из .

. Вам с Катей спасибо огромное за это!
Вот после этого точка и все, слов не надо больше!

Согласна с вами,Елена. Я тоже храню в памяти очень бережно и трепетно самые прекрасные для меня стихи. В школе мне часто приходилось выступать со стихотворениями на поэтических вечерах памяти великих поэтов, в праздник победы перед ветеранами. Но самые мои любимые стихотворения даже не приходилось учить,они запоминались сразу,мгновенно,с первого взгляда,первого прочтения,и хранятся в памяти до сих пор,неувядающие с годами.

Я очень люблю творчество Елены Исаевой. Мастерски простой слог (это особый талант) и удивительная пронзительность и глубина.
http://www.isaeva.ru.

***
Ты звонишь мне с Монмартра.
Для меня – всё равно что с Венеры.
Хотя слышно, как будто
На кухне соседской сидишь.
Дождь почти перестал.
Облетают московские скверы.
Я России не знаю,
А что говорить про Париж.
Знаю только Москву.
В тёмно-красной потёртой ветровке
Исходила её, в бурых лужах печали топя.
Я любила тебя
На Арбате и на Маяковке.
И пока они есть,
Они помнят меня и тебя.
Я любила тебя
И на Чистых, и на Патриарших…
Слишком дорого это –
Молчать-то, с Монмартра звоня, —
Говори, не молчи.
Мне теперь уже больше не страшно,
Потому что в Москве
Уже некому бросить меня.

***
Я иду к тебе не на свидание —
На поминки по тебе по-прежнему.
Так уж повернуло мироздание,
Так оно устроено невежливо,
Что печали по всему хорошему
Я несу тебе сегодня бережно.
Я уже давно тобою брошена
Прежним, а подобрана — теперешним.
Мы друг друга не спугнем вопросами —
Научились мы вопросы сглаживать.
Как я дожила до этой осени? —
Как-то все жила и дожила же ведь.
Я иду к тебе не на свидание,
Чтобы жить безжалостно, без ретуши, —
Ты мне нужен, как напоминание,
Что тебя давно на свете нет уже.

***
Не трави мне душу, не трави!
И не заставляй рыдать ночами.
Не такой хотела б я любви —
У меня такая за плечами:
Там, где безысходность и тоска
Горло перехлестывали туго,
Где себя искали по кускам,
Вдребезги разбившись друг о друга,
Где глухая мучила вина,
Не давая счастья и покоя.
Этого-то было дополна!
Ты бы предложил чего другое —
Ты бы предложил меня любить
Без тоски, без боли, без надрыва,
Чтобы я могла с тобою быть
Беззащитной, глупой и счастливой!
Ты бы предложил готовить щи.
А на эти грусти и печали
Ты другую дуру поищи,
У которой счастье за плечами.

***
Кого винить тут — Фрейда, Канта ли? –
За хрупкость вечного сюжета:
Он говорил, что я талантлива
И злился на меня за это.
И утекало в эту трещину
Всё, что людьми в веках воспето.
И он прощал меня как женщину,
Но не простил во мне поэта.
Хоть я не знала большей радости,
Чем на него смотреть, немея.
Он мне прощал любые слабости,
Но не простил, что я сильнее.
И он твердил мне о порочности
Моей, меня убитой сделав.
Он думал — есть пределы прочности.
А оказалось — нет пределов!

Мотивирующие стихи, стихи для поднятия духа, позитивные стихи

Разделы категории «Стихи»

Голосовые поздравления

Ты — сокровище Вселенной — стихиС днем рождения В стихах День святого Валентина День святого Валентина В стихах

Стихи: Без тебя я как лютик в пустыне!Любовь и дружба Признания в любви Забавные признания День святого Валентина День святого Валентина В стихах Шуточные поздравления

Готов тебя восславить я в стихахЛюбовь и дружба Забавные признания День святого Валентина День святого Валентина В стихах Шуточные поздравления

Глаза открыла утром.
Встала. —
Нам кажется, что это мало.
На самом деле — это счастье,
Когда с тобою в одночасье
Проснулся мир.
И с ним — ты тоже.
Жизнь — пробуждением по коже.
Вот новый день календаря.
Я точно знаю — он не зря!
Из царства тьмы летим в мир света. —
Какое счастье всё же это.
Пока мы можем просыпаться —
Давайте петь, мечтать, смеяться.
Давайте мигом дорожить.
Ну и, конечно же — любить.
Всех, кто вокруг.
Друзей, родных.
Любить всегда.
Без выходных.
А ни за что.
А просто так.
Все, что мешает жить — пустяк.
Как мелочно все по-сравненью.
Подвластна наша жизнь мгновенью.
Всё испариться может в миг.
Подумать не успеем —
Пшик!
И пустота.
И вечный сон.
Пересеченный рубикон.
Хочу сейчас.
Сиюминутно.
С ума сходить.
Желать распутно.

Глаза открыла — столько света.
Какое, всё же, счастье это.

Я честно помню о диете,
Когда сижу я в интернете,
Когда иду я на работу
И даже утром по субботам.
Я помню, что, когда и как,
Как воду нужно натощак,
Как не мешать белки и сахар,
Как избежать фигуры страха.
Я правда, помню о диете,
Когда смотрю в глаза котлете,
Когда жую я макароны
И покупаю я батоны.
Но просто этот понедельник,
Все не приходит, эх, бездельник.
Все не дает мотив мне нужный…
Какой же парень он бездушный…

В жизни всякое бывает:
Плохо или хорошо,
Только я не унываю,
Было плохо, и прошло.

Надо жить на позитиве,
И на все проблемы класть,
В жизни надо быть активней,
Жизни радоваться всласть.

Каждый сам себе находит
Радость в жизни. Кто любовь,
Кто по модным клубам ходит,
Кто — в коллекции цветов.

В жизни море позитива,
Только лишь свое найди,
И держи по ветру гриву,
Замечательно живи.

Владей собой среди толпы смятенной,
Тебя клянущей за смятенье всех,
Верь сам в себя, наперекор Вселенной,
И маловерным отпусти их грех;

Пусть час не пробил, жди, не уставая,
Пусть лгут лжецы, не снисходи до них;
Умей прощать и не кажись, прощая,
Великодушней и мудрей других.

Умей мечтать, не став рабом мечтанья,
И мыслить, мысли не обожествив;
Равно встречай успех и поруганье,
Не забывая, что их голос лжив;

Останься тих, когда твое же слово
Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,
Когда вся жизнь разрушена, и снова
Ты должен все воссоздавать с основ.

Умей поставить, в радостной надежде,
На карту все, что накопил с трудом,
Все проиграть и нищим стать, как прежде,
И никогда не пожалеть о том;

Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно все пусто, все сгорело.
И только Воля говорит: «Иди ! «

Останься прост, беседуя с царями,
Останься честен, говоря с толпой;
Будь прям и тверд с врагами и с друзьями,
Пусть все, в свой час, считаются с тобой;

Наполни смыслом каждое мгновенье,
Часов и дней неумолимый бег, —
Тогда весь мир ты примешь, как владенье,
Тогда, мой сын, ты будешь Человек !

Не говорите НЕТ.

Не говорите НЕТ, когда тоска стучится
Когда на сердце рана… пустота…
Пусть даже время так неумолимо мчится
Начните сказку с чистого листа…

Не говорите НЕТ, когда в борьбе за чувства
Вы потеряли сердце… навсегда…
Когда мечтам и мыслям мало места,
Не говорите НЕТ! Скажите жизни ДА!

Скажите ДА, чтоб сердце вновь забилось!
Чтоб каждой клеточкой почувствовать мечту…
Чтоб счастье бесконечно длилось…
Скажите ДА, чтобы зажечь звезду!

Не говорите НЕТ… подумайте о Чуде,
Как в самом ярком и прекрасном сне…
И даже если сил уже не будет…
Не говорите НЕТ … скажите ДА… мечте…

А может просто встать с другой ноги,
И вместо кофе взять и выпить соку…
И повернуть свои привычные шаги
В ту сторону, где будет больше проку…
И в этот день проделать всё не так:
Поставить от конца к началу числа,
И самый незначительный пустяк
Наполнить добрым и высоким смыслом.
И сделать то, чего никто не ждёт,
И рассмеяться там, где столько плакал,
И чувство безнадёжности пройдёт,
И солнце встанет там, где дождик капал.
Из круга, заведённого судьбой,
Возьми и выпрыгни на станции безвестной…
Ты удивишься — мир совсем иной,
И неожиданнее жизнь, и интересной.

Давайте с утра улыбаться и ждать перемен,
И верить, что радужный мир улыбнётся взамен.
Давайте забудем про боль и обиды сейчас,
Чтоб прошлое в будущем больше не мучило нас…

Давайте забудем усталость, ошибки и страх…
Поверим, что счастье и радость лишь в наших руках…
И смело пойдём, без оглядки, за счастьем вперёд.
Ушли неудачи… Теперь бесконечно везёт…

Давайте поверим, что наша семья – идеал,
Что Бог нам не зря половинку с небес указал…
Улыбки детишек – тому подтвержденье для нас…
Давайте поверим не завтра, а здесь и сейчас…

Давайте научимся каждое утро ценить,
За то, что мы можем надеяться, верить, и жить,
За то, что целует спросонок ребёнок, любя…
За то, что живём для других, не жалея себя…

Давайте с утра улыбаться и верить в людей…
И не сомневаться в успешности новых идей…
Давайте лепить нашу жизнь из любви и добра…
Поверьте в себя, ведь со счастьем столкнуться ПОРА.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector