1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему марютка пишет стихи

Борис Лавренев «Сорок первый»: краткое содержание рассказа, основные уроки для современников

Каждый гражданин России со временем определяется в национальной ориентации государства. Современники с интересом рассматривают события революции 1917 года и Гражданской войны. Свое видение этих событий выразил писатель Борис Лавренев в рассказе «Сорок первый». Ведь наше расколотое общество до сих пор ощущает последствия тех событий. Это произведение еще называют «поэмой в прозе», в нем много революционной стихии, бурных страстей, жесточайших братоубийственных сцен. Краткое содержание «Сорок первого» Лавренева (по главам) доказывает, что книга невелика по объему, но увлекательна и имеет некую долю юмора. Что же, предлагаем и вам познакомиться поближе с этим произведением.

Немного о биографии Бориса Лавренева

Из биографии самого писателя мог бы получиться сюжет для приключенческого фильма. Маленький Боря любил книги, истории о подвигах и странствиях. Родители его работали учителями в школе. Любимой книгой мальчика стали «Приключения Робинзона Крузо». Родиной писателя — херсонская земля, но образование он получил в Московском университете, где окончил юридический факультет.

Стремительное падение царской империи, революционные события в стране стали причиной многих размышлений. Сначала он был в рядах белого движения, потом перешел в ряды Красной армии. После гражданской войны Лавренев стал служить политработником в Средней Азии. Им было написано несколько повестей, но самым знаменитым произведением стал именно описываемый нами рассказ, появившийся в 1924 году. Дальше мы предлагаем вам познакомиться с кратким содержанием «Сорок первого» Лавренева. Читать это произведение довольно легко.

Динамичное начало рассказа

Краткое содержание «Сорок первого» Лавренева Бориса свидетельствует о том, что книга состоит из 10 глав. В первой из них читатели видят страшную расправу белоказаков над красноармейцами, попавшими в плен. Из всего отряда красных спастись удалось лишь 24 людям. Среди них была девушка-стрелок Марютка. Она работала со снайперской винтовкой. На ее счету уже было сорок убитых белогвардейцев. Девушка была сиротой и родом из рыбачьего поселка. С детства она тяжело работала и мечтала о лучшей жизни. Это привело ее добровольцем в Красную армию.

В следующих главах переплетаются между собой романтизм, реализм и экспрессионизм. Марютка дала клятву, что не будет вести бабий образ жизни, рожать детей, пока не победит капиталистов. Она даже стала писать стихи о революции и рождении нового мира. Они были не совсем удачными. Однако в стрельбе ей везло больше: меткость ее была известной. Каждого убитого белогвардейца она считала возмездием за нищету и бесправие царской России.

Портрет Вадима Говорухи-Отрока

Вторая глава, в соответствии с кратким содержанием «Сорок первого» Лавренева, знакомит читателя с еще одним главным героем — гвардии поручиком Вадимом Николаевичем Говоруха-Отроком. Это незаурядный персонаж, представляющий Романовскую империю. Прототипом для образа стал друг писателя, служивший в царской армии.

Вадим Говоруха попадает в плен к красноармейцам, где служила Марютка. Его поведение было достойным и мужественным. Он отказывается рассказать красному командиру о своем секретном поручении. Охранять поручика доверили Марютке. На привале она читает ему свои стихи. Он сразу замечает все недостатки, потому что сам был человеком европейской культуры и традиций, знал французский и немецкий языки.

Противоположные представления героев о будущем России

Отряд с пленником переплывал Аральское море. Вдруг случился шторм, и Марютку с поручиком выбросило на необитаемый рыбацкий остров. Герои очень замерзли, озябли. На суше они нашли рыбачий сарай и поселились в нем. Вадим в шутку называл себя Робинзоном, а Марютку — Пятницей.

Поручик сильно заболел, впал в беспамятство от простуды. Девушка ухаживала за ним, кормила, поила. Вскоре между героями вспыхнуло любовное чувство. Марютка спасла Вадиму жизнь, а он открыл ей мир культуры, рассказывая по вечерам сказки.

Идиллия героев длилась недолго: они по-разному представляли себе собственное будущее и судьбу страны. Поручик мечтал о тихой жизни на даче, а девушка — о борьбе за победу революции. По этому поводу у них шли споры.

Трагический финал истории

Однажды у берега показался белогвардейский баркас. Обрадованный Вадим бежит ему навстречу. На этом месте происходит трагическое окончание истории. Марютка по инстинкту схватила винтовку и выстрелила в своего любимого поручика. Выстрел был точным, попала прямо в голову и вышибла глаз. Это была ее сорок первая жертва.

После этого начинается впечатляющая сцена человеческого горя. Отчаявшаяся Марютка бросается к любимому и гнетуще воет над ним: «Родненький мой! Синеглазенький! Что ж я наделала?» Такая концовка является знаком осуждения для всех гражданских войн.

Сегодня в России опять можно наблюдать классовое расслоение: олигархи и простой народ. Сегодня перед страной опять стоит выбор. Каждый гражданин должен сделать выбор, чтобы национальные интересы государства защитить без жертв.

Новое в блогах

  • Как вывести сюда мое сообщество?

Сообщество «Сообщество любителей литературы»

БОРИС ЛАВРЕНЁВ. СОРОК ПЕРВЫЙ. ПРОНЗИТЕЛЬНАЯ ЯВЛЕННОСТЬ

По своему характеру его литература вытекает из приключенческого направления художественной словесности. Впрочем, писатель он разнообразный — и не только писатель, он и поэт, и драматург — скорее «приключенческое направление» — одна из основных характеристик его литературы. В произведении «Сорок первый» это направление заметно с первого взгляда, оно не то что не скрывается, — допустим, что об этом можно было бы подумать для пущей оригинальности; впрочем, это была бы неискренняя и надуманная оригинальность, — оно выставляется без всякого стеснения; действительно, Борис Лавренёв не скрывает зависимости некоторых элементов своего творчества от «приключенческого направления».

Путешествие отряда через Кара-Кумы, необитаемый остров, поиски пищи, болезнь, а потом спасение, — хотя всё оканчивается трагично, сразу же оживляет в памяти сюжеты из романов «классиков жанра»: Луи Буссенара, Роберта Луиса Стивенсона, Даниэля Дефо. Последний писатель находит заметное место в «Сорок первом»: это и формальная составляющая произведения — описания его глав — и фактическая — воспоминания одного из главных героев произведения о романе «Робинзон Крузо».

К сожалению, Борис Лавренёв не мог написать произведение свободным от социалистической идеологии: он жил в такие времена, когда «просто так писать» — означало по меньшей мере неизвестность. Нужно было развивать марксистко-ленинскую философию художественными средствами. И Борис Лавренёв это делал.

Гражданская война. Красноармейцы. Марютка. В своей повести «Сорок первый» Лавренёв представляет её мечтателем и круглой сиротой. Она в отряде «малинового» Евсюкова особенная. Она пишет безграмотные стихи и ведёт счёт убитых ею врагов. У неё уже их сорок. Сорок первого Марютка не подстрелила — промахнулась. Красноармейцы берут его в плен. Офицер с неожиданной фамилией Говоруха-Отрок. Евсюков поручает Марютке смотреть за ним, пока отряд идёт в Казалинск, где есть штаб и есть дознание. Действие повести Бориса Лавренёва происходит в Средней Азии, в «зернь-песках» огромного масштаба, в Кара-Кумах. Любимое междометие (вместо ругательства) Марютки — «рыбья холера» — пошло, как видно, со времён, когда она резала селёдку в своём рыбачьем посёлке; а потом была принята в красноармейцы и пошла воевать против «капитала» и за победу «труда». И вот оказалась в отряде Евсюкова, на берегу Арала.

Евсюков узнаёт от киргизов о выброшенном где-то недалеко на берег рыбачьем боте. На нём отправляет комиссар Марютку с пленником — по Аралу, в Казалинск. По пути их застаёт врасплох шторм, и они оказываются выброшенными на необитаемый остров. Вместе они разводят костёр и просушиваются, Говоруха-Отрок бредит, потом отходит, Марютка с ним возится, кормит его, сначала лепёшками, а потом солёной рыбой. Говоруха-Отрок благодарит её, а она в ответ краснеет. Он хочет покурить, а бумаги для завёртки табака нет. Нет, кроме той, на которой стихи Марютки. И она даёт ему для завёртки бумагу, на которой стихи. И у него такие «опасные» глаза, необычные синие глаза. И она влюбляется в него, который должен был стать сорок первым на её убийственном счету, а становится лишь первым — на любовном. А он разочаровался в родине, потому что она — пустошь, наряду с революцией. Для него единственная родина — мысль. В книгах он хочет найти прощение, ведь земля «на закате», она гибнет от опустошения, человечество выдумывает, как истребить людей, как их побольше истребить, чтобы наесться.

Наконец вдалеке показывается парус, к Марютке и офицеру идёт спасение! Но когда он приближается, Марютка понимает, что это господа, и, как «всполошенная наседка», дёргается, а потом хватает винтовку. А поручик Говоруха-Отрок совсем ополоумел от радости и машет своим. Марютка не может его сдать живым. Он становится-таки сорок первым на её убийственном счету. Но она его, «родненького», продолжает любить.

Пронзительная жизненная драма — ещё одна характеристика лавренёвского творчества. Наряду с двумя другими — соцреализмом и «приключенческим направлением» — она делает повесть Лавренёва особенной и непохожей на произведения остальных представителей так называемого старшего поколения соцреалистов. Фадеев, Островский, Горький, — кого ни возьми, все похожи: похожие сюжеты, похожая романтика, похожий моральный лейтмотив — «все плохие, одни пролетарии/советские люди хорошие». Но Борис Лавренёв очень ясно показал, что моральный лейтмотив не может быть замешан лишь на идеологии, что романтика романтикой, приключения приключениями, но есть не только «чёрное и белое», есть разные люди «по ту и другую сторону баррикад» и есть, главное дело, сомнение, которое и присуще жизни, без которого нет настоящей литературы, настоящего творчества.

Повесть Лавренёва «Сорок первый» не может быть отнесена к одному литературному жанру, по крайней мере в ней можно увидеть три, но больше интересно даже не это, а другое — концовка повести. Она не просто пронзительная и жизненная, в ней проступает что-то тайное и незатасканное, если точнее, близкое; в ней — если можно об этом говорить — явленность небытия души…

Урок литературы «Проблема художественного мира в повести Б.Лавренева «Сорок первый»(11 класс)

Урок литературы в 11классе

Тема: Проблемы художественного мира повести Б.Лавренева «Сорок первый»

Цели: Развивать речь учащихся, формировать умение работать с текстом, делать выводы.

Воспитывать любовь к художественной литературе, доброе отношение к близким, способность понимать чувства других людей.

Оборудование: портрет писателя Б.Лавренева, записи на доске основных этапов обсуждения произведения на уроке, эпиграф; музыкальное оформление ( начало «Венгерской рапсодии» Ф.Листа)

— Сегодня на уроке, беседуя по прочитанной вами дома повести Б.Лавренева «Сорок первый», мы рассмотрим проблемы художественного мира этого произведения.

Откройте тетради, запишите число и тему урока.

Этапы работы перед вами на доске, ваша задача — слушать, думать, отвечать, делать записи, активно включаться в работу.

2. Вступительное слово учителя. ( Под музыкальное сопровождение читает эпиграф)

Над голубыми полями клевера

Читать еще:  О чем писал стихи лермонтов

Летели горе и гибель с севера.

Летели русские пули градом,

Убили друга со мною рядом.

И Ангел плакал над мертвым Ангелом…

Это строки из стихотворения поэта-эмигранта Владимира Смоленского о том переломном времени, об эпохе революции и гражданской войны в России. Тема революции и гражданской войны в 20-е годы была основной в творчестве поэтов и писателей. Сегодня мы обращаемся к творчеству писателя тех лет Бориса Лавренева.

Послушайте рассказ о писателе и о его времени.

— Тема революции гражданской войны раскрывается и в повести Лавренева «Сорок первый». Каков же сюжет этой повести?

—Как вы думаете, реальность или вымысел в основе сюжета повести?

(Наверняка, столкновение вечных человеческих категорий с классовыми понятиями было подсмотрено автором в жизни, ведь он сам был участником гражданской войны. Следовательно, в основе сюжета, скорее всего, реальные события.)

Поговорим о композиции повести. Каковы ее особенности?

( По временной последовательности событий композиция последовательная , или линейная. А если рассматривать историю героев от первого выстрела Марютки, когда она промахнулась, до последнего, когда героиня убила поручика, то смело можно определить композицию как кольцевую.)

О жанре произведения тоже можно сказать многое. Сам автор назвал его повестью.

Е.Старикова в своей статье назвала его романтической балладой. А ваше мнение?

—Литературовед Вишневская пишет: « Поступок Марютки – это ее сила, победа над личным. Победив себя, Марютка счастлива как солдат революционной армии, но глубоко несчастна как женщина, потерявшая любимого. Это трагедия.» А ваше мнение? (ответы учащихся)

—До конца раскрыть внутренний мир героев и их драму писателю помогает выбранное место действия. Он и Она на острове! Найдите строку в конце 5-й главы. .(«Совершенная сказка, Робинзон в сопровождении Пятницы») Какое определение жанра этого произведения напрашивается еще? ( Жанр робинзонады)

—Поручик называет себя Робинзоном, а Марютку Пятницей. Расскажите о жизни героев на необитаемом острове. Кого, по-вашему, можно назвать Робинзоном? Почему? (Ответы учащихся).

— Юношеское увлечение поэзией оставило свой след и в прозе писателя. Давайте рассмотрим , как в повести иэображается природа. ( Учащиеся находят и зачитывают описание пустыни, моря., делают выводы, что зарисовки природы очень краткие, но яркие, полны эпитетов, метафор и сравнений.) Как раскрывается мастерство писателя в портретных описаниях? ( Яркая художественная деталь – глаза. Автор продолжает традиции Тургенева, Чехова, Гоголя).

Рассмотрим проблематику повести. Назовите проблемы и расскажите , доказывая выдержками из текста, как они раскрываются.

1. Проблема любви и долга ( Для Марютки чувство долга выше личного, Поручик готов бросить все и жить с любимой в тишине и покое).

2. Проблема счастья и смысла жизни.

3. Проблема взаимоотношений людей разных мировоззрений, разных классов.

4. проблема любви к Родине в переломное время.

5. Проблема сохранения культуры. ( Здесь в словах поручика слышен голос автора, обеспокоенного тем, что кара, обрушившаяся на буржуазию, может уничтожить культуру)

— Какова авторская позиция в повести? ( Автору симпатичны герои, но он их не приукрашивает, одинаково раскрывает и их хорошие качества, и недостатки.)

— Вернемся к эпиграфу. Как вы думаете, что оплакивает Ангел-хранитель Марютки и что оплакивает Ангел-хранитель поручика Говорухи? (Ответы учащихся.)

— Когда вы читали повесть, наверное, вам до конца верилось, что конец повести будет благополучным. К сожалению, надежды не оправдались… Но можно пофантазировать и придумать свой финал.

Ваше домашнее задание : Подумайте, каков мог быть финал, 1) если бы Марютка не убила поручика? 2) если бы на баркасе были красные. А ружье было в руках у поручика?

Почему марютка пишет стихи

В которой завязывается первый разговор Марютки с поручиком, а комиссар снаряжает морскую экспедицию

На берегу на второй день наткнулись на киргизский аул.

Вначале дунуло из-за барханов острым душком кизячного дыма, и от запаха сжало желудки едкой спазмой.

Закруглились вдали рыжие купола юрт, и с ревом помчались навстречу мохноногие низкорослые собачонки.

Киргизы столпились у юрт, удивленно и жалостно смотрели на подходящих, на шаткие человечьи остатки.

Старик с продавленным носом погладил сперва редкие пучки бороденки, потом грудь. Сказал, кивнув:

— Селям алекюм. Куда такой идош, тюря?

Евсюков слабо пожал поданную дощечкой шершавую ладонь.

— Красные мы. На Казалинск идем. Примай, хозяин, покорми. За нас тебе благодарность от Совета выйдет.

Киргиз потряс бороденкой, зачмокал губами:

— Уй-бай. Кирасни аскер. Большак. Сентир пришел?

— Не, тюря! Не из центра мы. От Гурьева бредем.

— Гурьяв? Уй-бай, уй-бай. Кара-Кума ишел?

В киргизских щелочках заискрился страх и уважение к полинялому малиновому человеку, который в февральскую стужу прошел пешком страшные Кара-Кумы от Гурьева до Арала.

Старик похлопал в ладоши, гортанно проворковал подбежавшим женщинам.

Взял комиссара за руку:

— Иди, тюря, кибитка. Испи мала-мала. Сыпишь, палав ашай.

Свалились полумертвыми тюками в дымное тепло юрт, спали без движения до сумерек. Киргизы наготовили плова, угощали, дружелюбно поглаживали красноармейцев по вылезшим на спинах острым лопаткам.

— Ашай, тюря, ашай! Твоя немного высохла. Ашай — здорова будишь.

Ели жадно, быстро, давясь. Животы вздувались от жирного плова, и многим становилось дурно. Отбегали в степь, дрожащими пальцами лезли в горло, облегчались и снова наваливались на еду. Разморенные и распаренные, уснули опять.

Не спали лишь Марютка и поручик.

Сидела Марютка у тлеющих углей мангала, и не было в ней памяти о пройденной муке.

Вытащила из сумки заветный охвостень карандаша, вытягивала буквы на выпрошенном у киргизки листе иллюстрированного приложения к «Новому времени». Во весь лист был напечатан портрет министра финансов графа Коковцева, и поперек коковцевского высокого лба и светлой бородки ложились в падучей Марюткины строки.

А вокруг пояса Марюткина по-прежнему окручен чумбур, и другим концом крепко держал чумбур скрещенные за спиной кисти поручика.

Только на час развязала Марютка чумбур, чтобы дать поручику наесться плова, но только отвалился от котла, связала опять.

— Тю, ровно пса цепная.

— Втрескалась, Марютка? Вяжи, вяжи миленького. А то, не ровен час, припрет на ковре-самолете по воздуху Марья Маревна, украдет любезного.

Марютка не удостоила ответом.

Поручик сидел, прислонясь плечом к столбу юрты. Следил ультрамариновыми шариками за трудными потугами карандаша.

Подался вперед всем корпусом и тихо спросил:

Марютка покосилась на него из-под сбившейся рыжей пряди:

— Тебе какая суета?

— Может, письмо нужно написать? Ты продиктуй — я напишу.

Марютка тихонько засмеялась.

— Ишь ты, проворяга! Это тебе, значит, руки развяжи, а ты меня по рылу, да в бега! Не на ту попал, сокол. А помочи твоей мне не требуется. Не письмо пишу, а стих.

Ресницы поручика распахнулись веерами. Он отделился спиной от столба:

— Сти-и-их? Ты сти-ихи пишешь?

Марютка прервала карандашные судороги и залилась краской.

— Ты что взбутился? А? Ты думаешь, тебе только падекатры плясать, а я дура мужицкая? Не дурее тебя!

Поручик развел локтями, кисти не двигались.

— Я тебя дурой и не считаю. Только удивляюсь. Разве сейчас время для стихов?

Марютка совсем отложила карандаш. Взбросилась, рассыпав по плечу ржавую бронзу.

— Чудак — поглядеть на тебя! По-твоему, стихи в пуховике писать надо? А ежели душа у меня кипит? Если вот мечтаю означить, как мы, голодные, холодные, по пескам перли! Все выложить, чтоб у людей в грудях сперло. Я всю кровь в их вкладаю. Только народовать не хотят. Говорят — учиться надобно. А где ж ты время возьмешь на ученье? От сердца пишу, с простоты!

Поручик медленно улыбнулся:

— А ты прочла бы! Очень любопытно. Я в стихах понимаю.

— Не поймешь ты. Кровь в тебе барская, склизкая. Тебе про цветочки да про бабу описать надо, а у меня все про бедный люд, про революцию, — печально проронила Марютка.

— Отчего же не понять? — ответил поручик. — Может быть, они для меня чужды содержанием, но понять человеку человека всегда можно.

Марютка нерешительно перевернула Коковцева вверх ногами. Потупилась.

— Ну, черт с тобой, прослушь! Только не смейся. Тебя, может, папенька до двадцати годов с гибернерами обучал, а я сама до всего дошла.

— Нет. Честное слово, не буду смеяться!

— Тогды слушь! Тут все прописано. Как мы с казаками бились, как в степу ушли.

Очень много тех казаков,
Нам пришлося отступать.
Евсюков геройским махом
Приказал сволочь прорвать.

Мы их били с пулемета,
Пропадать нам все одно,
Полегла вся наша рота,
Двадцатеро в степь ушло.

— А дальше никак не лезет, хоть ты тресни, рыбья холера, не знаю, как верблюдов вставить? — оборвала Марютка пресекшимся голосом.

В тени были синие шарики поручика, только в белках влажно доцветал лиловатыми отсветами веселый жар мангала, когда, помолчав, он ответил:

— Да. здорово! Много экспрессии, чувства. Понимаешь? Видно, что от души написано. — Тут все тело поручика сильно дернулось, и он, как будто икнув, спешно добавил: — Только не обижайся, но стихи очень плохие. Необработанные, неумелые.

Марютка грустно уронила листок на колени. Молча смотрела в потолок юрты. Пожала плечами.

— Я ж и говорю, что чувствительные. Плачет у меня все нутро, когда обсказываю про это. А что необделанные — это везде сказывают, точь-в-точь как ты. «Ваши стихи необработанные, печатать нельзя». А как их обделать? Что в их за хитрость? Вот вы ентиллегент, может, знаете? — Марютка в волнении даже назвала поручика на «вы».

— Трудно ответить. Стихи, видишь ли, — искусство. А всякое искусство ученья требует, у него свои правила и законы. Вот, например, если инженер не будет знать всех правил постройки моста, то он или совсем его не выстроит, или выстроит, но безобразный и негодный в работе.

— Так то ж мост. Для его арихметику надо произойти, разные там анженерные хитрости. А стихи у меня с люльки в середке закладены. Скажем, талант?

— Ну что ж? Талант и развивается ученьем. Инженер потому и инженер, а не доктор, что у него с рождения склонность к строительству. А если он не будет учиться, ни черта из него не выйдет.

— Да. Вон ты какая оказия, рыбья холера! Ну вот, воевать кончим, обязательно в школу пойду, чтоб стихам выучили. Есть, поди, такие школы?

— Должно быть, есть, — ответил задумчиво поручик.

— Обязательно пойду. Заели они мою жизнь, стихи эти самые. Так и горит душа, чтобы натискали в книжке и подпись везде проставили: «Стих Марии Басовой».

Читать еще:  Стихи про животных кто где живет

Мангал погас. В темноте ворчал ветер, копаясь в войлоке юрты.

— Слышь ты, кадет, — сказала вдруг Марютка, — болят, чай, руки-то?

— Не очень! Онемели только!

— Вот что. Ты мне поклянись, что убечь не хочешь. Я тебя развяжу.

— А куда мне бежать? В пески? Чтоб шакалы задрали? Я себе не враг.

— Нет, ты поклянись. Говори за мной. Клянусь бедным пролетариятом, который за свои права, перед красноармейкой Марией Басовой, что убечь не хочу.

Поручик повторил клятву.

Тугая петля чумбура расплелась, освободив затекшие кисти.

Поручик с наслаждением пошевелил пальцами.

— Ну, спи, — зевнула Марютка, — теперь если убегнешь, — последний подлец будешь. Вот тебе кошма, накройся.

— Спасибо, я полушубком. Спокойной ночи, Мария.

— Филатовна, — с достоинством дополнила Марютка и нырнула под кошму.

Евсюков спешил дать знать о себе в штаб фронта.

В ауле нужно было отдохнуть, отогреться и отъесться. Через неделю он решил двинуться по берегу, в обход, на Аральский поселок, оттуда на Казалинск.

На второй неделе из разговора с пришлыми киргизами комиссар узнал, что верстах в четырех осенней бурей на берег залива выбросило рыбачий бот. Киргизы говорили, что бот в полной исправности. Так и лежит на берегу, а рыбаки, должно быть, потонули.

Комиссар отправился посмотреть.

Бот оказался почти новый, желтого крепкого дуба. Буря не повредила его. Только разорвала парус и вырвала руль.

Посоветовавшись с красноармейцами, Евсюков положил отправить часть людей сейчас же, морем, в устье Сыр-Дарьи. Бот свободно поднимал четверых с небольшим грузом.

— Так-то лучше, — сказал комиссар. — Во-первых, значит, пленного скорей доставим. А то, черт весть, опять что по пути случится. А его обязательно до штаба допереть нужно. А потом в штабе о нас узнают, навстречу конную помогу вышлют с обмундированием и еще чем.

При попутном ветре бот в три-четыре дня пересечет Арал, а на пятые сутки и Казалинск.

Евсюков написал донесение; зашил его в холщовый пакетик с документами поручика, которые все время берег во внутреннем кармане куртки.

Киргизки залатали парус кусками маты, комиссар сам сколотил новый руль из обломков досок и снятой с бота банки.

В февральское морозное утро, когда низкое солнце полированным медным тазом поползло по пустой бирюзе, верблюжьим волоком дотянули бот до границы льда.

Спустили на вольную воду, усадили отправляемых.

Евсюков сказал Марютке:

— Будешь за старшего! На тебе весь ответ. За кадетом гляди. Если как упустишь, лучше на свете тебе не жить. В штаб доставь живого аль мертвого. А если на белых нарветесь ненароком, живым его не сдавай. Ну, трогай!

Почему марютка пишет стихи

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 277 856
  • КНИГИ 655 958
  • СЕРИИ 25 113
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 612 676

Павла Дмитриевича Жукова

Написанная автором исключительно в силу необходимости

Сверкающее кольцо казачьих сабель под утро распалось на мгновение на севере, подрезанное горячими струйками пулемета, и в щель прорвался лихорадочным последним упором малиновый комиссар Евсюков.

Всего вырвались из смертного круга в бархатной котловине малиновый Евсюков, двадцать три и Марютка.

Сто девятнадцать и почти все верблюды остались распластанными на промерзлой осыпи песка, меж змеиных саксауловых петель и красных прутиков тамариска.

Когда доложили есаулу Бурыге, что остатки противника прорвались, повертел он звериной лапищей мохнатые свои усы, зевнул, растянув рот, схожий с дырой чугунной пепельницы, и рыкнул лениво:

– А хай их! Не гоняться, бо коней морить не треба, Сами в песке подохнут. Бара-бир!

А малиновый Евсюков с двадцатью тремя и Марюткой увертливым махом степной разъяренной чекалки убегали в зернь-пески бесконечные.

Уже не терпится читателю знать, почему «малиновый Евсюков»?

Когда заткнул Колчак ощеренным винтовками человечьем месивом, как тугой пробкой, Оренбургскую линию, посадив на зады обомлелые паровозы – ржаветь в глухих тупиках, – не стало в Туркестанской республике черной краски для выкраски кож.

А время пришло грохотное, смутное, кожаное.

Брошенному из милого уюта домовых стен в жар и ледынь, в дождь и ведро, в пронзительный пулевой свист человечьему телу нужна прочная покрышка.

Оттого и пошли на человечестве кожаные куртки.

Красились куртки повсюду в черный, отливающий сизью стали, суровый и твердый, как владельцы курток, цвет.

И не стало в Туркестане такой краски.

Пришлось ревштабу реквизировать у местного населения запасы немецких анилиновых порошков, которыми расцвечивали в жар-птичьи сполохи воздушные шелка своих шалей ферганские узбечки и мохнатые узорочья текинских ковров сухогубые туркменские жены.

Стали этими порошками красить бараньи свежие кожи, и заполыхала туркестанская Красная Армия всеми отливами радуги – малиновыми, апельсиновыми, лимонными, изумрудными, бирюзовыми, лиловыми.

Комиссару Евсюкову судьба в лице рябого вахтера вещсклада отпустила по наряду штаба штаны и куртку ярко-малиновые.

Лицо у Евсюкова сызмалетства тоже малиновое, в рыжих веснушках, а на голове вместо волоса нежный утиный пух.

Если добавить, что росту Евсюков малого, сложения сбитого и представляет всей фигурою правильный овал, то в малиновой куртке и штанах похож – две капли воды – на пасхальное крашеное яйцо.

На спине у Евсюкова перекрещиваются ремни боевого снаряжения буквой «X», и кажется, если повернется комиссар передом, должна появиться буква «В».

Но этого нет. В пасху и Христа Евсюков не верит.

Верует в Совет, в Интернационал, Чеку и в тяжелый вороненый наган в узловатых и крепких пальцах.

Двадцать три, что ушли с Евсюковым на север из смертного сабельного круга, красноармейцы как красноармейцы. Самые обыкновенные люди.

А особая между ними Марютка.

Круглая рыбачья сирота Марютка, из рыбачьего поселка, что в волжской, распухшей камыш-травой, широководной дельте под Астраханью.

С семилетнего возраста двенадцать годов просидела верхом на жирной от рыбьих потрохов скамье, в брезентовых негнущихся штанах, вспарывая ножом серебряно-скользкие сельдяные брюха.

А когда объявили по всем городам и селам набор добровольцев в Красную, тогда еще гвардию, воткнула вдруг Марютка нож в скамью, встала и пошла в негнущихся штанах своих записываться в красные гвардейцы.

Сперва выгнали, после, видя неотступно ходящей каждый день, погоготали и приняли красногвардейкой, на равных с прочими правах, но взяли подписку об отказе от бабьего образа жизни и, между прочим, деторождения до окончательной победы труда над капиталом.

Марютка – тоненькая тростиночка прибрежная, рыжие косы заплетает венком под текинскую бурую папаху, а глаза Марюткины шалые, косо прорезанные, с желтым кошачьим огнем.

Главное в жизни Марюткиной – мечтание. Очень мечтать склонна и еще любит огрызком карандаша на любом бумажном клоке, где ни попадется, выводить косо клонящимися в падучей буквами стихи.

Это всему отряду известно. Как только приходили куда-нибудь в город, где была газета, выпрашивала Марютка в канцелярии лист бумаги.

Облизывая языком сохнущие от волнения губы, тщательно переписывала стихи, над каждым ставила заглавие, а внизу подпись: стих Марии Басовой.

Стихи были разные. О революции, о борьбе, о вождях. Между другими о Ленине.

Несла стихи в редакцию. В редакции пялили глаза на тоненькую девушку в кожушке, с кавалерийским карабином, удивленно брали стихи, обещали прочитать.

Спокойно оглядев всех, Марютка уходила.

Заинтересованный секретарь редакции вчитывался в стихи. Плечи его подымались и начинали дрожать, рот расползался от несдерживаемого гогота. Собирались сотрудники, и секретарь, захлебываясь, читал стихи.

Сотрудники катались по подоконникам: мебели в редакции в те времена не было.

Марютка снова появлялась утром. Упорно глядя в дергающееся судорогами лицо секретаря немигающими зрачками, собирала листки и говорила нараспев:

– Значит, невозможно народовать? Необделанные? Уж я их из самой середки, ровно как топором, обрубаю, а все плохо. Ну, еще потрудюсь, ничего не поделаешь! И с чего это они такие трудные, рыбья холера? А?

И уходила, пожимая плечами, нахлобучив на лоб туркменскую свою папаху.

Стихи Марютке не удавались, но из винтовки в цель садила она с замечательной меткостью. Была в евсюковском отряде лучшим стрелком и в боях всегда находилась при малиновом комиссаре.

Евсюков показывал пальцем:

– Марютка! Гляди! Офицер!

Марютка прищуривалась, облизывала губы и не спеша вела стволом. Бухал выстрел всегда без промаха.

Она опускала винтовку и говорила каждый раз:

– Тридцать девятый, рыбья холера. Сороковой, рыбья холера.

«Рыбья холера» – любимое словцо у Марютки.

А матерных слов она не любила. Когда ругались при ней, супилась, молчала и краснела.

Данную в штабе подписку Марютка держала крепко. Никто в отряде не мог похвастать Марюткиной благосклонностью.

Однажды ночью сунулся к ней только что попавший в отряд мадьяр Гуча, несколько дней поливавший ее жирными взглядами. Скверно кончилось. Еле уполз мадьяр, без трех зубов и с расшибленным виском. Отделала рукояткой револьвера.

Красноармейцы над Марюткой любовно посмеивались, но в боях берегли пуще себя.

Говорила в них бессознательная нежность, глубоко запрятанная под твердую ярко-цветную скорлупу курток, тоска по покинутым дома жарким, уютным бабьим телам.

Такими были ушедшие на север, в беспросветную зернь мерзлых песков, двадцать три, малиновый Евсюков и Марютка.

Пел серебряными вьюжными трелями буранный февраль. Заносил мягкими коврами, ледянистым пухом увалы между песчаными взгорбьями, и над уходящими в муть и буран свистало небо – то ли ветром диким, то ли назойливым визгом крестящих воздух вдогонку вражеских пуль.

Трудно вытаскивались из снега и песка отяжелевшие ноги в разбитых ботах, хрипели, выли и плевались голодные шершавые верблюды.

Выдутые ветрами такыры блестели соляными кристаллами, и на сотни верст кругом небо было отрезано от земли, как мясничьим ножом, по ровной и мутной линии низкого горизонта.

Эта глава, собственно, совершенно лишняя в моем рассказе.

Борис лавренев 41 краткое содержание по главам. Сорок первый. Значит ли это, что революция противостоит любви

Популярные сегодня пересказы

  • Краткое содержание романа Тяжёлые времена Диккенса
    В городе Кокстаун живут двое друзей, которые достигли успеха в своей сфере. Один, Джосайя Баундерби, является известным банкиром. Другой, Томас Грэдграйнд, выбился в политику и стал представителем парламента от своего города.
  • Дойль
    Артур Конан Дойл родился 22 мая 1859 году. С самых ранних лет писатель увлекался литературой и искусством. Вся семья Артура так или иначе была связана с литературой. К примеру, мать писателя была знаменитой рассказчицей.
  • История Пугачёва — краткое содержание произведения Пушкина
    В этом историческом произведении Пушкин, с его слов, собрал все сведения о Пугачеве, которые были обнародованы правительством. Также писатель использовал труды зарубежных писателей, в достоверности которых был уверен
  • Аристофан
    Аристофан оставил после себя такое наследие, которое заслонило его личную жизнь. Даже дата его рождения в разных источниках указана по – разному – 445 г. до н. э. или 448 г. до н. э. Из дошедших до нашего времени отрывочных сведений
Читать еще:  Как ты ко мне относишься стихи

Сорок первый краткое содержание

Гражданская война. После сражения с белыми в живых остались лишь малиновый комиссар Евсюков , двадцать три и Марютка. Они прорвали фронт, но оказались одни в холодной пустыне.

Несколько верблюдов, немного пищи — вот все, что было у красноармейцев. «Особая между ними была Марютка. Круглая рыбачья сирота Марютка… С семилетнего возраста двенадцать годов просидела верхом на жирной от рыбьих потрохов скамье, в брезентовых негнущихся штанах, вспарывая ножом серебряно-скользкие сельдяные брюха». Когда грянула Гражданская

война она добровольно ушла воевать за красных. «Марютка — тоненькая тростиночка прибрежная, рыжие косы заплетает венком под текинскую бурую папаху, а глаза Марюткины шалые, косо прорезанные, с желтым кошачьим огнем.» Она мечтательная девушка, пишущая бездарные, но от чистого сердца, стихи.

Их не принимают в печать, но она с упорством строчит новые. Если ее стихи не были хороши, то стреляла Марютка без промаха «и говорила каждый раз: — Тридцать девятый, рыбья холера. Сороковой, рыбья холера.» Такая была Марютка, шедшая вместе с двадцатью тремя и Евсюковым через холодную пустыню. Переход был сложен, еда

заканчивалась, боевой дух все больше угасал. На совете было решено идти до Арала, в киргизские земли.

Наутро Марютка разбудила Евсюкова — она разведала, что недалеко проходит караван. Комиссар поднимает людей, и они идут навстречу киргизскому каравану. При подходе их обстреляли — среди торговцев оказалось несколько белогвардейцев. Но караван был захвачен красными. Один из белых сдался — это был поручик Говоруха-Отрок, который должен был передать в штаб белых важное донесение.

Марютка стреляла в него — но промазала. 41-й остался жив. Охрану пленного поручили Марютке. Она связала его и привязала к себе веревку. Верблюдов у красных украли киргизы, так что они продолжили свой дальнейший переход пешими.

Холод и голод истощали силы людей. Но они смогли добраться до киргизских земель. Там красных приняли, накормили, дали отдохнуть. Марютка обсуждала с поручиком свои стихи.

Евсюков узнал, что на берег выбросило бот. Он решает отправить пленного, Марютку и еще двух красноармейцев в штаб. Во время плавания шторм выносит бот на берег небольшого рыбацкого острова. Товарищи Марютки погибают, Ей и Говорухе-Отроку удается спастись. Чтобы спрятаться от грозы, они прячутся в одном из рыбных сараев.

Ночью бот уносит в море. Поручик заболевает. Марютка его выхаживает. В это время в ней посыпаются нежные чувства у нему.

Когда наконец Говоруха-Отрок выздоравливает, они перебираются в другой сарай, где Марютка нашла оставленные хозяевами небольшие запасы муки. Там они остались, выжидая весны, когда начнут ходить по Аралу корабли и спасут их. В Марютке все больше крепнут чувства к поручику, тот тоже полюбил ее за простоту и искренность. Каждый вечер Говоруха-Отрок рассказывает девушки истории, которые когда-то читал. Он говорит, что устал, и не хочет больше бороться.

Поручик предлагает Марютке бросить все и уехать с ним. Но девушка твердо считает, что должна помочь свершиться пролетарской революции. Она за победу красных. Марютка возмущена конформистским отношением Говорухи-Отрока к творящимся в стране событиям: «Другие горбом землю под новь распахивают, а ты? Ах и сукин же сын!» «Три дня после ссоры не разговаривали поручик и Марютка».

Но все же он признал правоту девушки: «Поумнел, голубушка! Поумнел! Спасибо — научила! Если мы за книги теперь сядем, а вам землю оставим в полное владение, вы на ней такого натворите, что пять поколений кровавыми слезами выть будут. Нет, дура ты моя дорогая.

Раз культура против культуры, так тут уже до конца. Пока…» В этот момент на горизонте появляется корабль. Но их спасителями были белые. Марютка строго помнила наказ Евсюкова: «На белых нарветесь ненароком, живым не сдавай». Она стреляет в поручика. «Поручик упал головой в воду.

В маслянистом стекле расходились красные струйки из раздробленного черепа. Марютка шагнула вперед, нагнулась. С воплем рванула гимнастерку на груди, выронив винтовку.

В воде на розовой нити нерва колыхался выбитый из орбиты глаз. Синий, как море, шарик смотрел на нее недоуменно-жалостно. Она шлепнулась коленями в воду, попыталась приподнять мертвую, изуродованную голову и вдруг упала на труп, колотясь, пачкая лицо в багровых сгустках, и завыла низким, гнетущим воем: — Родненький мой!

Что ж я наделала? Очнись, болезный мой! Синегла-азенький! С врезавшегося в песок баркаса смотрели остолбенелые люди.»

Немного о биографии Бориса Лавренева

Из биографии самого писателя мог бы получиться сюжет для приключенческого фильма. Маленький Боря любил книги, истории о подвигах и странствиях. Родители его работали учителями в школе. Любимой книгой мальчика стали «Приключения Робинзона Крузо». Родиной писателя — херсонская земля, но образование он получил в Московском университете, где окончил юридический факультет.

Стремительное падение царской империи, революционные события в стране стали причиной многих размышлений. Сначала он был в рядах белого движения, потом перешел в ряды Красной армии. После гражданской войны Лавренев стал служить политработником в Средней Азии. Им было написано несколько повестей, но самым знаменитым произведением стал именно описываемый нами рассказ, появившийся в 1924 году. Дальше мы предлагаем вам познакомиться с кратким содержанием «Сорок первого» Лавренева. Читать это произведение довольно легко.

Портрет Вадима Говорухи-Отрока

Вторая глава, в соответствии с кратким содержанием «Сорок первого» Лавренева, знакомит читателя с еще одним главным героем — гвардии поручиком Вадимом Николаевичем Говоруха-Отроком. Это незаурядный персонаж, представляющий Романовскую империю. Прототипом для образа стал друг писателя, служивший в царской армии.

Вадим Говоруха попадает в плен к красноармейцам, где служила Марютка. Его поведение было достойным и мужественным. Он отказывается рассказать красному командиру о своем секретном поручении. Охранять поручика доверили Марютке. На привале она читает ему свои стихи. Он сразу замечает все недостатки, потому что сам был человеком европейской культуры и традиций, знал французский и немецкий языки.

Гражданская война. После сражения с белыми в живых остались лишь малиновый комиссар Евсюков( малиновый- из-за цвета куртки и лица), двадцать три и Марютка. Они прорвали фронт, но оказались одни в холодной пустыне. Несколько верблюдов, немного пищи- вот все, что было у красноармейцев. «Особая между ними была Марютка. Круглая рыбачья сирота Марютка… С семилетнего возраста двенадцать годов просидела верхом на жирной от рыбьих потрохов скамье, в брезентовых негнущихся штанах, вспарывая ножом серебряно-скользкие сельдяные брюха». Когда грянула Гражданская война она добровольно ушла воевать за красных. «Марютка- тоненькая тростиночка прибрежная, рыжие косы заплетает венком под текинскую бурую папаху, а глаза Марюткины шалые, косо прорезанные, с желтым кошачьим огнем.» Она мечтательная девушка, пишущая бездарные, но от чистого сердца, стихи. Их не принимают в печать, но она с упорством строчит новые. Если ее стихи не были хороши, то стреляла Марютка без промаха «и говорила каждый раз: — Тридцать девятый, рыбья холера. Сороковой, рыбья холера.» Такая была Марютка, шедшая вместе с двадцатью тремя и Евсюковым через холодную пустыню. Переход был сложен, еда заканчивалась, боевой дух все больше угасал. На совете было решено идти до Арала, в киргизские земли. Наутро Марютка разбудила Евсюкова- она разведала, что недалеко проходит караван. Комиссар поднимает людей, и они идут навстречу киргизскому каравану. При подходе их обстреляли- среди торговцев оказалось несколько белогвардейцев. Но караван был захвачен красными. Один из белых сдался- это был поручик Говоруха-Отрок, который должен был передать в штаб белых важное донесение. Марютка стреляла в него- но промазала. 41-й остался жив. Охрану пленного поручили Марютке. Она связала его и привязала к себе веревку. Верблюдов у красных украли киргизы, так что они продолжили свой дальнейший переход пешими. Холод и голод истощали силы людей. Но они смогли добраться до киргизских земель. Там красных приняли, накормили, дали отдохнуть. Марютка обсуждала с поручиком свои стихи. Евсюков узнал, что на берег выбросило бот. Он решает отправить пленного, Марютку и еще двух красноармейцев в штаб. Во время плавания шторм выносит бот на берег небольшого рыбацкого острова. Товарищи Марютки погибают, Ей и Говорухе-Отроку удается спастись. Чтобы спрятаться от грозы, они прячутся в одном из рыбных сараев. Ночью бот уносит в море. Поручик заболевает. Марютка его выхаживает. В это время в ней посыпаются нежные чувства у нему. Когда наконец Говоруха-Отрок выздоравливает, они перебираются в другой сарай, где Марютка нашла оставленные хозяевами небольшие запасы муки. Там они остались, выжидая весны, когда начнут ходить по Аралу корабли и спасут их. В Марютке все больше крепнут чувства к поручику, тот тоже полюбил ее за простоту и искренность. Каждый вечер Говоруха-Отрок рассказывает девушки истории, которые когда-то читал. Он говорит, что устал, и не хочет больше бороться. Поручик предлагает Марютке бросить все и уехать с ним. Но девушка твердо считает, что должна помочь свершиться пролетарской революции. Она за победу красных. Марютка возмущена конформистским отношением Говорухи-Отрока к творящимся в стране событиям: «Другие горбом землю под новь распахивают, а ты? Ах и сукин же сын!» «Три дня после ссоры не разговаривали поручик и Марютка». Но все же он признал правоту девушки: «Поумнел, голубушка! Поумнел! Спасибо — научила! Если мы за книги теперь сядем, а вам землю оставим в полное владение, вы на ней такого натворите, что пять поколений кровавыми слезами выть будут. Нет, дура ты моя дорогая. Раз культура против культуры, так тут уже до конца. Пока…» В этот момент на горизонте появляется корабль. Но их спасителями были белые. Марютка строго помнила наказ Евсюкова: «На белых нарветесь ненароком, живым не сдавай». Она стреляет в поручика. «Поручик упал головой в воду. В маслянистом стекле расходились красные струйки из раздробленного черепа. Марютка шагнула вперед, нагнулась. С воплем рванула гимнастерку на груди, выронив винтовку. В воде на розовой нити нерва колыхался выбитый из орбиты глаз. Синий, как море, шарик смотрел на нее недоуменно-жалостно. Она шлепнулась коленями в воду, попыталась приподнять мертвую, изуродованную голову и вдруг упала на труп, колотясь, пачкая лицо в багровых сгустках, и завыла низким, гнетущим воем: — Родненький мой! Что ж я наделала? Очнись, болезный мой! Синегла-азенький! С врезавшегося в песок баркаса смотрели остолбенелые люди.»

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector