6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему поэты писали матерные стихи

«И Пушкин не чурался». Профессор об истории мата в отечественной литературе

1 июля вступил в силу закон о запрете, запрещающий употребление мата на телевидении, в кино, в публичных выступлениях. Он косвенно касается и литературы — теперь на книгах, содержащих в себе нецензурную лексику, должна быть соответствующая пометка. Илья Кузнецов, профессор Новосибирского государственного театрального института, доктор филологических наук, рассказал о том, какое место мат занимает в истории отечественной литературы.

Конец мату?

Всеволод Храмов, АиФ-Новосибирск: Илья Владимирович, многие сторонники публичного употребления мата указывают на то, что это неотъемлемая часть нашей культуры. Но в произведениях классиков его нет, так когда же бранные слова стали частью российской литературы?

Илья Кузнецов: Действительно, ненормативная лексика никогда не была частью художественной литературы. В XVIII веке, сразу после своего появления, наша литература была нормативной, и о мате там речи, конечно, не шло. Существовали достаточно неприличные басни Лёвшина, но они оставались за пределами культурной нормы. В общем, всё было прилично, за рамки дозволенного не выходило.

— А как же матерные стихи Пушкина и других классиков, или это тоже была игра «не по правилам»?

— Пушкин обращался к нецензурной лексике в поисках новых литературных приёмов, тогда он, по сути, формировал художественный язык. Но ни ему, ни его современникам не приходило в голову со сцены декларировать матерные слова. Это изобретение уже века XX. Впервые употребили мат футуристы в 1910 году. Крепкими словами и выражениями они стремились шокировать публику. Иначе говоря, он использовался в соответствии с культурными ожиданиями буржуа того времени. К примеру, поэт-серебряник Игорь Северянин надевал маску пресыщенного эротикой и развратом человека, вокруг которого штабелями стелются дамы. Хотя сам Северянин не вкладывал в ненормативную лексику каких-то специфических значений, которые невозможно выразить другими словами.

— Получается, это миф, что иногда без мата нельзя обойтись даже в литературе?

— Илья Владимирович, вы сейчас говорите о культуре высокой, но ведь далеко не все люди понимают произведения, скажем, экзистенциалистов. Не может быть так, что мат в литературе просто приближает её к массовому читателю?

— Отчасти это правда. Вся эпоха постмодернизма, в которой мы с вами живём, исходит из того, что границ как бы нет. В попытке примирить культуру элитарную и массовую современники смешивают различные жанры, но в итоге у них получаются артефакты, называемые симулякрами, т. е. подобия действительности. Всё это от того, что в действительности границы никуда не исчезли и разница между мной и абстрактным слесарем Иваном Алексеевичем по-прежнему существует. К слову, соединить эти две культуры пытались ещё советские писатели 20–30-х годов. Но они существовали в атмосфере эйфории, они были уверены, что можно создать нового человека. Из чего? Да из той самой пролетарской массы, из совершенно неподготовленного читателя. Сделать это старался, например, Маяковский.

Поощрение самодовольства

— С прошлым разобрались. Почему нецензурщина прямо расцвела в современной литературе?

— По вашим словам получается, что засилье нецензурной лексики — это не проблема современного искусства, а проблема современного человека? Эдакого тупенького, тщеславного, заносчивого, не стремящегося к собственному развитию, к познанию мира?

— Знаете, когда отец с любовью говорит своему сыну: «Серёжа, пам-пам, куда ж ты лезешь? Пам-пам» — мне становится стыдно за наше общество. В действительности сейчас надо бороться с тем, что определённые корни вытесняют собой всю культурную лексику, а не с тем, что какой-то писатель хочет пересечь границы и засыпать рвы. Поверьте, это не проблема современного искусства. Наши дети матерятся с 3–5 лет и учатся этому в детском саду! Наше государство подходит к проблеме не с той стороны. Если на афише написать «18+», вменяемый человек всё поймёт и сделает нужные выводы. Закон нужен для тех, у кого просто нет внутреннего цензора, для тех, кто считает, что можно зайти в автобус и начать материться. Как мне кажется, первым шагом должны быть штрафы за нецензурную лексику в общественных местах.

— Дайте прогноз на будущее. Куда после принятия закона уйдёт мат?

— Думаю, он станет субкультурным явлением. Произведения с нецензурной лексикой никуда не денутся, но у большинства будет чёткое понимание того, что они уже не являются собственно культурой. Мат — это то, чего нельзя делать перед широкой публикой, всё равно, что ширинку расстёгивать.

3 русских поэта, которые матерились в стихах не хуже сапожника

А вы знали о таких экспериментах поэтов?

Photo by JJ Jordan on Unsplash

Русский язык — самый великий и могучий и, казалось бы, в дополнительных оборотах речи не нуждается. Но, несмотря на это обсценная лексика или по-простому нецензурные выражения, имеющие древние корни, стали неотъемлемой его частью. Раньше бранных слов использовалось не так уж много, но сколько экспрессии в них содержалось, как много чувств и смыслов в эти слова можно было вложить! Очевидно, поэтому и русские поэты-классики не стеснялись употреблять ненормативную лексику.

И. С. Барков «Поначалу «аз» да «буки»

А потом х… в руки. (1756 г.)

Читать еще:  Какие стихи нравятся сайори

Это двустишие в каком-то смысле краткая биография очень неоднозначного, но, несомненно, одаренного человека. Кто такой Иван Барков? Сын дьячка был совсем неглуп и в совершенстве владел словом. Он долгое время состоял на службе у М. В. Ломоносова и даже водил с ученым дружбу. Благодаря своим талантам и протекции Михаила Васильевича поступил в Академический университет, но продержался там, увы, недолго.

А все из-за того, что к скучной ученой жизни поэт, который уже в те годы писал стихи, был совершенно не расположен. К веселью и беззаботности тяготела его душа. Непутевый повеса регулярно пил, слыл завсегдатаем домов терпимости, лез в драки и никогда не выбирал выражений. Ходят слухи, что и умер он в разгар кутежа — то ли во время утех с девицей, то ли от беспробудного пьянства.

Барков был реалистом. В его стихах известные части человеческого тела обозначались так, как назывались и в жизни, без прикрас и эвфемизмов. А действия им присущие описывались в силу их природного назначения. Как это ни странно, но именно «срамные» пошлые стихи, относящиеся к низам человеческой культуры, и обессмертили имя поэта. Несмотря на то что Барков входил в число непечатных авторов, он был чрезвычайно популярен в XVIII в. В поэзии даже появился новый жанр, который в народе прозвали «барковщиной».

А ведь писал Барков и торжественные оды без намека на матерную речь, но вот только первооткрывателем в этом не был. И его самого в таких стихах ничтожно мало. Так получалось, что именно выражаясь нецензурно, Барков становился самим собой, по-другому не мог. Поэтому непристойные стихи получали отклик от читателей, которые чувствовали искренность, а оттого принимали и воспринимали их. Пусть и бранные, зато такие живые и правдивые. Попробуйте рассказать о том, чего не испытывали и о чем не знаете. И вспомните Станиславского и его знаменитое: «Не верю!»

В. В. Маяковский «Вам!»

жизнь отдавать в угоду?!

Я лучше в баре б… буду

подавать ананасную воду! (1915 г.)

Большинство воспринимает Маяковского как хулигана и революционера с грозным взором и твердой рукой. Он не боялся осуждения, даже если его личное мнение не совпадало с общественным и высказывал его, что называется «в лоб». Однако, несмотря на это, слухи о том, что поэт не стеснялся употреблять в своих стихотворениях нецензурную речь, сильно преувеличены.

Лингвист Якобсон и ближайший друг Маяковского говорил: «…поэт гордился тем, что ни разу не написал скабрезного произведения, кроме нескольких двустиший…» Остальные же матерные стихи, приписываемые перу Маяковского, на самом деле ему не принадлежат.

Так ли это? Здесь мнения расходятся. Доподлинно известны три произведения с нецензурной бранью пера Маяковского. А также и то, что поэт впервые употребил матерное слово в стихотворении «Вам!» Он посвятил его буржуям, представителям «золотой молодежи». Маяковский — горячий приверженец революционных идей презирал людей беспринципных, бесцельно проживающих жизнь за счет богатеньких родителей. Не стоит забывать, что сам поэт рано остался без крова и познал нужду.

Стихотворение писалось в разгар Первой мировой войны, когда на фронт уходили голодные, безоружные молодые ребята. Пока их богатые сверстники развлекались на балах, пили дорогое вино и придумывали, как бы скоротать очередной вечер. Такие люди не готовы пожертвовать даже малой толикой комфортной жизни во благо родины. И Маяковский в своем стихотворении взывает к их совести. Заявляя в конце, что перед самовлюбленной, высокомерной публикой даже стихи свои читать не намерен. Очень эмоционально, потому и с матом. А как еще донести до напыщенной праздной молодежи, насколько ничтожное существование они влачат?

Н. А. Некрасов «Наконец из Кенигсберга»

Я приблизился к стране,

Где не любят Гутенберга

И находят вкус в г..

Выпил русского настою,

И пошли передо мною

Рожи русские плясать (1857 г.)

В своих произведениях Некрасов чаще рассказывал о крестьянских буднях, тяжелой женской доле, несправедливости устройства мира и горестях «маленького человека». А вовсе не о том «кому на Руси жить хорошо». Вот и в стихотворении «Наконец из Кенигсберга», написанного в письме приятелю М. Н. Лонгинову Некрасов не изменяет своим принципам.

Поэт признается, какое бы унылое чувство ни вызывала в нем Европа, стоит вернуться на родину, чтобы понять, что не так уж там было и плохо. А вот о России он отзывается, как об убогой, серой и почти безнадежной. Однако это совсем не значит, что поэт не любит ее. И нет, он не был русофобом, правдолюбцем скорее. Как там у Тютчева: «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить…»

В своем письме, еще одному закадычному приятелю Тургеневу Некрасов пишет, что доволен своим возвращением из путешествия: «Русская жизнь имеет особенность свергать человека с вершин его идеалов, то и дело, напоминая ему, какая он все-таки дрянь. Такой же дрянной кажется вся жизнь. Хотя, признаться, при виде родных просторов сердце мое стало как-то по-особенному сильно биться».

Читать еще:  Когда проснешься ты стихи

Надо заметить также, что в пору, когда Некрасов написал вышеупомянутое стихотворение, денежные дела его находились в упадке. И вернувшись на родину, он должен был как-то исправить непростое положение. Поэт задолжал крупную сумму Герцену, которую не мог вернуть ему уже 10 лет. Из-за этого отношения с публицистом были безнадежно испорчены. Возможно, и это обстоятельство повлияло на настроение Некрасова в то время, когда рождались резкие бранные строки стихотворения «Наконец из Кенигсберга».

Оправдан ли в этом случае мат? Трудно сказать. Но эмоционально окрашенная ненормативная лексика иногда наилучшим образом передает отношение человека к происходящему. Смягчил бы Некрасов свою речь, и его стихотворение тут же потеряло свой первоначальный смысл.

Сквернословие, используемое абы как, воспринимается как развязность и невоспитанность. Взять хотя бы дворовую шпану или спившихся маргиналов. Но если крепкое словцо вырвалось в эмоциональном порыве или применяется для усиления глубины сказанного, это можно понять и оправдать. В конце концов, поэты тоже люди и ничто человеческое им не чуждо. Бранным словом они выражали свой протест, пламенно и искренне, не желая быть угодными всем, и оттого, в частности, были любимы народом.

Почему поэты писали матерные стихи

Правда ли, что такие великие русские поэты, как Пушкин, Лермонтов и Есенин, а так же советский поэт Маяковский писали стихи с применением обсценной лексики?

Мне тут утверждали, что да — мотивируя это тем, что об этом говорится в школах на уроках литературы (я, конечно, за давностью лет уже слабо помню школу, но что нам такое не говорили — почему-то уверен) и что только те, кто вообще не читал биографии поэтов, может верить в то, что они писали лишь великие произведения и не баловались матерком.

Я подумал: а и правда! Ведь все же эти поэты — обычные люди и ничего человеческое им не чуждо. Так же ходят срать, блюют с перепоя, трахаются и матерятся. Особенно Есенин, который, по его же утверждению, “похабник я и скандалист”. Однако сам Есенин говорит так: “Прокатилась дурная слава, что похабник я и скандалист”. Делая некие умозрительные допущения, можно предположить, что эта “слава” прокатилась не совсем заслуженно, но поэту на это плевать. И опять же, значит ли, что “похабник” — именно за матерные вирши? Отнюдь. Похабником вполне могут назвать человека и за сальные шутки, например. Однако у людей сложилось стойкое мнение, что раз поэт — похабник, то значит писал стихи матом. А так это или нет — неважно! Ведь таким образом великого сводят к простому и понятному “человеку из народа”, который матом на данный момент уже и разговаривает, не стесняясь детей, женщин и вообще никого.

Но это всё так — мои личные, субъективные, ощущения. Что же до стихов, то вот например два стиха:
Маяковский (типа):
«Вы любите розы?»

Вы любите розы?
а я на них срал!
стране нужны паровозы,
нам нужен металл!
товарищ!
не охай,
не ахай!
не дёргай узду!
коль выполнил план,
посылай всех
в пизду
не выполнил —
сам
иди
на
хуй.

и Есенин (как говорят):
***
Не тужи, дорогой, и не ахай,
Жизнь держи, как коня, за узду,
Посылай всех и каждого на хуй,
Чтоб тебя не послали в пизду!

Учитывая, что датировка этих опусов везде опущена (хотя ходят слухи, что Есенин записывал свои матерные стихи в основном на последнем году жизни), то сложно определить кто у кого и что сплагиатил. Лично мне кажется, что это один “неизвестный автор”, позже приписавший свои потуги Маяковскому, содрал у второго, такого же, который “подделывался” под Есенина.

Если попытаться найти сканы или фотографии черновиков того же Есенина, то гугл вываливает кучу картинок, но матерных стихов там нет — попробуйте поискать сами и ткните меня носом, если я не прав. Да и ссылки на один из самых “популярных” нецензурных стихов Есенина “Ветер веет с юга” ведут на развлекательные сайты и ни одной ссылки на действительно оригинал текста. Конечно, во всём можно обвинить “кровавый рЭжЫм”, который лишил народ, без сомнения, великого наследия великих поэтов в жанре нецензурного стихоплётства. Но так ли это?

Увы, я не филолог и не историк и вплотную не занимался творчеством упомянутых мной поэтов, однако даже моему неискушённому глазу видно, что 99% — грубая подделка. Вот два стиха якобы Маяковского

«Лежу на чужой жене…»

Лежу
на чужой
жене,
потолок
прилипает
к жопе,
но мы не ропщем —
делаем коммунистов,
назло
буржуазной
Европе!
Пусть хуй
мой
как мачта
топорщится!

Мне все равно,
кто подо мной —
жена министра
или уборщица!

Нам ебля нужна
как китайцам
рис.
Не надоест хую
радиомачтой топорщиться!

В обе дырки
гляди —
не поймай
сифилис.
А то будешь
перед врачами
корчиться!

Не замечаете некоторого сходства, а? Ну да — один же поэт писал, вот и использовал одинаковое сравнение! А как по мне — писали разные люди, но точно не Маяковский!

Читать еще:  В чем смысл стихотворений послушайте стихи о разнице вкусов

К тому же Маяковский был известен своими антирелигиозными взглядами и стихами, поэтому вставить в стих строчку — “Бог их прости!” — он мог вряд ли, а вот любому автору, под него подделывающемуся, не западло!

И совсем мне не понятно, как мог поэт вставить в своё стихотворение слово “мудак” в ругательном смысле:
Все люди бляди,
Весь мир бардак!
Один мой дядя
И тот мудак

Когда, согласно викисловарю, первое использование этого слова (именно как ругательства) встречается в 40-х годах 20-го века, а поэт скончался слегка пораньше..
Впрочем, вполне возможно, что я не прав и мне это убедительно докажут, с ссылками на серьёзные исследования, сканами черновиков и прочими “железобетонными” фактами.
Хотя кого я обманываю? Если этот текст вообще кто и прочтёт, то, скорее, даже не откомментит, а уж доказывать чего-то — да ладно! Ведь есть темы и поважнее: что там на главной и кто там толстая!

С матершиной мы родились, с матершиной мы живем,
С матершиной мы учились, с матершиной и помрем,
Матершину мы вкушали с материнским молоком,
С матершиной, мой папаша бил мамашу кулаком.

Ю. Клинских

Первый тролль русской поэзии: для кого Пушкин писал матерные стихи

В этом году в России отмечают 220-летие со дня рождения поэта Александра Пушкина. «Ай да Пушкин, ай да сукин сын» — это так Александр Сергеевич сам себя похвалил, когда закончил трагедию «Борис Годунов». А вы думали, что с крепким словцом дружили только Есенин с Маяковским? Как бы не так! Хоть мы и привыкли к воздушной поэзии Пушкина, заученной наизусть в школе, а все же интересно взглянуть на нецензурные строчки поэта. И, судя по многоточиям, которые заменяют некоторые буквы в его стихах, такие точно есть. В каких произведениях Пушкина встречается мат, а какие ему только приписывают?

Романтические стихи, захватывающие сюжеты поэм и сказки – столько всего мы помним из Пушкина со школы, но мало кто может себе представить, что великий поэт иногда писал совсем не возвышенным слогом.

Оказывается, солнце русской поэзии не стеснялся сочинять и непристойности. К примеру, «Гавриилиада» — это поэма-пародия на сюжет Евангелия о Благовещении. Известную библейскую историю Пушкин в свои 22 года превратил чуть ли не в оргию, в которой Дева Мария отдается «в один и тот же день архангелу, лукавому и богу». Представители церкви, узнав о тексте, сразу же пожаловалась царю, и в итоге поэт отказался от авторства, но нескромные строчки писать продолжил.

Совсем не детское произведение «Царь Никита и сорок его дочерей» называют сказкой-анекдотом. В ней все государевы дочки родились от разных женщин и имели физический изъян. Специалисты утверждают: это едкая сатира на распущенного императора Александра I и его окружение. Так что вполне понятно, что при жизни Пушкина сказку не напечатали. Ее читали лишь близкие друзья поэта. Кстати, чаще всего он матерился именно в дружеских письмах и эпиграммах.

«Шутка снижает степень обсценности. В его письмах тоже есть обсценная лексика. Почти всегда это сопряжено с языковой игрой или с шуткой, то есть всегда попытка, может быть, интуитивная снизить этот запрет на использование обсценной лексики», – рассказал заведующий отделом Института русского языка им В.В. Виноградова РАН Анатолий Баранов.

«Телега жизни», «К кастрату раз пришел скрипач» – некоторые из матерных стихов Пушкина даже вошли в сборники сочинений. Даже в известной всем поэме «Борис Годунов» встречаются бранные слова. Причем, как по-русски, так и по-французски. И все же с «крепким словечком» Пушкин обращался деликатно, вставлял его к месту и исключительно в общении с мужчинами. Матерные выражения поэт называл «русским титулом» и считал их одним из признаков русской культуры.

«Все тексты Пушкина, в которых есть обсценная лексика, естественно, не предназначались для печати. Это только рукописная традиция, где был сформирован определенный жанр – похабной поэзии. И Пушкин в ранние годы осваивал в том числе и ее. Для него обсценная лексика была частью, собственно, русского языка. А Пушкину было важно включить в сферу литературного языка очень разные пласты. В том числе он за это ценил выразительные возможности этой самой обсценной лексики», – отметила научный сотрудник Института русской литературы (Пушкинский дом) РАН Алина Бодрова.

Часто Пушкину приписывают чужие матерные стихи – попробуй докажи, что он такого не писал. Много споров, например, вызывает авторство баллады «Тень Баркова»: то ли сам Пушкин ее сочинил, то ли это коллективное творчество его друзей-лицеистов. А «Тайные записки Пушкина», изданные советским эмигрантом Михаилом Армалинским, многие исследователи вообще называют наглой выдумкой. Эта книга считается одним из самых скандальных образцов русской эротики, но какими бы неприглядными ни были пятна на светлом образе Пушкина, мы все же смотрим на них с большим снисхождением. Ведь гению, показавшему читателям все богатство родного языка, можно простить любую шалость.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector