3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему у маяковского странные стихи

Почему у маяковского странные стихи

Правда ли, что такие великие русские поэты, как Пушкин, Лермонтов и Есенин, а так же советский поэт Маяковский писали стихи с применением обсценной лексики?

Мне тут утверждали, что да — мотивируя это тем, что об этом говорится в школах на уроках литературы (я, конечно, за давностью лет уже слабо помню школу, но что нам такое не говорили — почему-то уверен) и что только те, кто вообще не читал биографии поэтов, может верить в то, что они писали лишь великие произведения и не баловались матерком.

Я подумал: а и правда! Ведь все же эти поэты — обычные люди и ничего человеческое им не чуждо. Так же ходят срать, блюют с перепоя, трахаются и матерятся. Особенно Есенин, который, по его же утверждению, “похабник я и скандалист”. Однако сам Есенин говорит так: “Прокатилась дурная слава, что похабник я и скандалист”. Делая некие умозрительные допущения, можно предположить, что эта “слава” прокатилась не совсем заслуженно, но поэту на это плевать. И опять же, значит ли, что “похабник” — именно за матерные вирши? Отнюдь. Похабником вполне могут назвать человека и за сальные шутки, например. Однако у людей сложилось стойкое мнение, что раз поэт — похабник, то значит писал стихи матом. А так это или нет — неважно! Ведь таким образом великого сводят к простому и понятному “человеку из народа”, который матом на данный момент уже и разговаривает, не стесняясь детей, женщин и вообще никого.

Но это всё так — мои личные, субъективные, ощущения. Что же до стихов, то вот например два стиха:
Маяковский (типа):
«Вы любите розы?»

Вы любите розы?
а я на них срал!
стране нужны паровозы,
нам нужен металл!
товарищ!
не охай,
не ахай!
не дёргай узду!
коль выполнил план,
посылай всех
в пизду
не выполнил —
сам
иди
на
хуй.

и Есенин (как говорят):
***
Не тужи, дорогой, и не ахай,
Жизнь держи, как коня, за узду,
Посылай всех и каждого на хуй,
Чтоб тебя не послали в пизду!

Учитывая, что датировка этих опусов везде опущена (хотя ходят слухи, что Есенин записывал свои матерные стихи в основном на последнем году жизни), то сложно определить кто у кого и что сплагиатил. Лично мне кажется, что это один “неизвестный автор”, позже приписавший свои потуги Маяковскому, содрал у второго, такого же, который “подделывался” под Есенина.

Если попытаться найти сканы или фотографии черновиков того же Есенина, то гугл вываливает кучу картинок, но матерных стихов там нет — попробуйте поискать сами и ткните меня носом, если я не прав. Да и ссылки на один из самых “популярных” нецензурных стихов Есенина “Ветер веет с юга” ведут на развлекательные сайты и ни одной ссылки на действительно оригинал текста. Конечно, во всём можно обвинить “кровавый рЭжЫм”, который лишил народ, без сомнения, великого наследия великих поэтов в жанре нецензурного стихоплётства. Но так ли это?

Увы, я не филолог и не историк и вплотную не занимался творчеством упомянутых мной поэтов, однако даже моему неискушённому глазу видно, что 99% — грубая подделка. Вот два стиха якобы Маяковского

«Лежу на чужой жене…»

Лежу
на чужой
жене,
потолок
прилипает
к жопе,
но мы не ропщем —
делаем коммунистов,
назло
буржуазной
Европе!
Пусть хуй
мой
как мачта
топорщится!

Мне все равно,
кто подо мной —
жена министра
или уборщица!

Нам ебля нужна
как китайцам
рис.
Не надоест хую
радиомачтой топорщиться!

В обе дырки
гляди —
не поймай
сифилис.
А то будешь
перед врачами
корчиться!

Не замечаете некоторого сходства, а? Ну да — один же поэт писал, вот и использовал одинаковое сравнение! А как по мне — писали разные люди, но точно не Маяковский!

К тому же Маяковский был известен своими антирелигиозными взглядами и стихами, поэтому вставить в стих строчку — “Бог их прости!” — он мог вряд ли, а вот любому автору, под него подделывающемуся, не западло!

И совсем мне не понятно, как мог поэт вставить в своё стихотворение слово “мудак” в ругательном смысле:
Все люди бляди,
Весь мир бардак!
Один мой дядя
И тот мудак

Когда, согласно викисловарю, первое использование этого слова (именно как ругательства) встречается в 40-х годах 20-го века, а поэт скончался слегка пораньше..
Впрочем, вполне возможно, что я не прав и мне это убедительно докажут, с ссылками на серьёзные исследования, сканами черновиков и прочими “железобетонными” фактами.
Хотя кого я обманываю? Если этот текст вообще кто и прочтёт, то, скорее, даже не откомментит, а уж доказывать чего-то — да ладно! Ведь есть темы и поважнее: что там на главной и кто там толстая!

Читать еще:  Сколько мне лет стихи

С матершиной мы родились, с матершиной мы живем,
С матершиной мы учились, с матершиной и помрем,
Матершину мы вкушали с материнским молоком,
С матершиной, мой папаша бил мамашу кулаком.

Ю. Клинских

Маяковский, или Несовпадение поэзии с жизнью

Редко у какого поэта слово столь разительно расходилось с делом, а жизнь с поэзией. Он заявлял, что его девиз – «светить всегда, светить везде». Однако светлым человеком его назвать никак нельзя. Вспомним, например, как он «светил» до революции, когда называл себя еще не «горланом и агитатором», а футуристом.

Сборник, в котором дебютировал В.Маяковский

Вот он со злым и мрачным видом выходит на эстраду читать свои вирши публике: руки засунуты в карманы штанов, в углу презрительно искривленного рта зажата папироса. На нем знаменитая желтая кофта, лицо дикарски раскрашено. Он читает, то усиливая голос до рева, то лениво бормоча себе под нос. Кончив читать, обращается к публике:
– Желающие получить в морду благоволят становиться в очередь.

«Засветился» он и на художественных выставках, – такими вот, например, полотнами: к холсту, на котором что-то как попало наляпано, приклеена обыкновенная деревянная ложка, а внизу подпись: «Парикмахер ушел в баню»…

Открыто возмущались этим безобразием немногие. Бунин, например, писал: «Если бы подобная картина была вывешена на базаре в каком-нибудь захолустном русском городишке, любой прохожий мещанин, взглянув на нее, только покачал бы головой и пошел дальше, думая, что выкинул эту штуку какой-нибудь дурак набитый или помешанный. Если бы на какой-нибудь ярмарке балаганный шут крикнул толпе становиться в очередь, чтобы получать по морде, его немедля выволокли бы из балагана и самого измордовали бы до бесчувствия. Ну, а столичная интеллигенция вполне соглашалась с тем, что эти выходки называются футуризмом».

Выставочные залы и сегодня регулярно наполняются подобными «произведениями», которые почему-то считаются современным искусством, хотя это «искусство» на самом деле траченное молью старье, которому пошла уже вторая сотня лет.

В день объявления первой русской войны с немцами Маяковский влезает на пьедестал памятника Скобелеву в Москве и ревет над толпой патриотическими виршами. Однако затем он как-то устраивается так, что, несмотря на весь патриотизм, на войну его не берут. Его черед настанет чуть позже.

Подлинная слава к Маяковскому пришла после революции. Именно тогда в нем признали выдающегося реформатора русского стихосложения, создателя новой, «революционной» поэзии.

Он и в самом деле решительно порвал с традициями русской поэзии и русской литературы. Со стороны идейного содержания даже еще более бесповоротно, чем со стороны формы.

Весь 19 век русская литература мужественно защищала достоинство человека перед лицом власти. Маяковский первым встал на сторону власти в ее насилии над человеческой личностью. Напрочь позабыв о «милости к павшим», он всей силой своего таланта поддерживал и восхвалял любые преступления и издевательства большевистской власти над русским и другими народами. В его стихах русский поэтический язык впервые был осквернен публичными призывами к массовому истреблению людей, соотечественников, сограждан.

Не ведая стыда, Маяковский безудержно славил большевистских вождей. Более того, он вообще перешел грань допустимого, когда призвал юношей «делать жизнь с товарища Дзержинского», т.е. попросту говоря, идти в палачи и вертухаи, предвосхитив самый гнусный тренд ХХ века.

Маяковский любил козырнуть своим неприятием буржуазного образа жизни:

Вам ли, любящим баб да блюда,
Жизнь отдавать в угоду…

Позже он уверял: «Мне и рубля не накопили строчки».
Но тут Владим Владимыч лукавил. Его поэтические творения издавались громадными тиражами по приказу из Кремля, в журналах ему платили за каждую строку даже в одно слово самые высокие гонорары. Он то и дело вояжировал в капиталистические страны, будто бы столь им презираемые, побывал в Америке, несколько раз приезжал в Париж, заказывал белье и костюмы у лучших парижских кутюрье, рестораны выбирал тоже наиболее буржуазные.

Мы никогда не узнаем, что толкнуло Маяковского на роковой выстрел. Самоубийство – самая безнадежная из тайн. Если, как говорят одни, Маяковский покончил с собой из-за того, что прозрел, ужаснувшись от вида того зверя, которого сам же кормил с руки, — тогда его конец можно считать по настоящему трагическим. Если же все дело в том, что «любовная лодка разбилась о быт», то поэт революции кончил жизнь самой заурядной «буржуазной» мелодрамой.

Читать еще:  Стихи про то как муж обидел жену

Ну и последняя характерная черточка: Маяковский – единственный крупный русский поэт, у которого нет ни одного стихотворения о России.

В качестве P.S.

Мы взглянули на Маяковского без «хрестоматийного глянца», который и он сам так не любил. Однако не приходится отрицать, что это был большой поэтический талант. Свидетельство тому – десятки крылатых фраз и выражений, разобранных на цитаты и прочно вошедших в нашу жизнь – «прозаседавшиеся», «моя милиция меня бережет», «кто более матери истории ценен» и многие, многие другие.

Кроме того, с именем Маяковского связан расцвет русского тонического стиха. Тоническое стихосложение, родившееся из тактовых частушек и народных стихов, изредка использовалось великими русскими поэтами (вспомним пушкинское «…Не гонялся бы ты поп за дешевизной» или «Вхожу я в темные храмы, Свершаю бедный обряд. » Александра Блока). Но лишь Маяковский создал из тонического стиха свою «поэтическую империю». Чтобы донести до массового слушателя прямую как древко знамени мысль, поэт вбивал в строку одинаковое количество ударений, усиленных чугунными угловатыми рифмами.

К тоническим стихам можно относиться по-разному. Но в исполнении Маяковского они были неотразимы. Вот характерная история.
Маяковский терпеть не мог, когда ему говорили, что его стихи непонятны. Весной 1918 года он устроил в одном из московских кафе читку своих стихотворений. по-старославянски. На языке Кирилла и Мефодия стихи Маяковского должен был читать его хороший знакомый Владимир Нейштадт, литературовед и переводчик. Выйдя на эстраду, он сказал:
— Сейчас вы услышите самого живого поэта на самом мертвом языке, — и затем зашаманил по-старославянски:

К брадобрею придох и рекох
Хощу, отче, да причешеши ми уши.

Едва он кончил читать, в зале поднялась буря возмущения:
— Переведите эту тарабарщину.
Тут на сцену вышел сам Маяковский.
— Не понимаете? — спросил он.
— Не понимаем, — ответили в зале.
— Тогда, — провозгласил Маяковский, — читаю эти стихи, как они написаны мною: на великолепном русском языке.
И начал:

Вошел к парикмахеру, сказал – спокойный:
«Будьте добры, причешите мне уши»,

ну и т.д.

Когда поэт кончил читать, зал зааплодировал.
— Понятно? — спросил Маяковский.
— Понятно! – был дружный ответ.
— А говорят, Маяковский непонятен. Есть вещи куда непонятнее, — сказал довольный Владим Владимыч.

Маяковский: поэт, которого никто не любил? Часть 2

«Из себя и то готов достать печенку…»
Одна из светлых черт Маяковского: любовь к животным, особенно к кошкам и собакам. Он подбирал их, бездомных и беспризорных, и пристраивал у друзей и знакомых. Однажды нашел под забором непонятный лохматый комок. Он был грязным до такой степени, что не было видно, где у этого создания перед, где зад. Принес этот «комок» домой, хорошенько отмыл и обнаружил, что это щенок. Сразу же придумал ему имя — «Щен». Этот «Щен» станет его вторым «я»: именно так — Щен — со временем будет подписывать он свои письма и телеграммы к Лиле Брик.

В письмах он часто спрашивает ее, не видела ли она «каких-нибудь интересных собаков и кошков?» Не в силах пройти мимо мяукающей кошки или жалкой собачонки, он одно время наприводил в квартиру, которую он снимал у одной сердобольной хозяйки, «целый зверинец»: шесть собак и три кошки, одна из которых вскоре родила нескольких котят… И все они мирно уживались в одной небольшой комнате — кошки с собаками, и все вместе — с радушным хозяином. Идиллия, к сожалению, длилась недолго: хозяйка квартиры не вынесла бесконечного мяуканья и лая и поставила Маяковскому ультиматум: или квартира, или зверинец. Пришлось срочно искать для своих питомцев новых хозяев.

Одно из самых проникновенных признаний в любви к «братьям нашим меньшим» — пожалуй, во всей мировой литературе — мы найдем у Маяковского:
Я люблю зверье.
Увидишь собачонку —
тут у булочной одна —
сплошная плешь, —
из себя
и то готов достать печенку.
Мне не жалко, дорогая,
ешь!


«Рожа краской питана…»

Иван Бунин, впервые увидевший Маяковского, пишет о его внешности: «Маяковский… был в мятой рубахе без галстука и почему-то с поднятым воротником пиджака, как ходят плохо бритые личности, живущие в скверных номерах, по утрам в нужник». Бунин говорит, что у Маяковского «зычный рев» и «корытообразный рот»… «Театральная газета» описывает поэта так: «У него четырехугольный рот, из которого вылетают не слова, а гремящие камни альпийского потока…»

Странное дело: насколько некрасив Маяковский в молодости, настолько одухотворен и прекрасен его лик в зрелости. Не случайно на его внешность обращали внимание режиссеры театра и кино. Если в его «футуристические годы» Есенин описал его в частушке так: «Рожа краской питана, обокрал Уитмена!», то десять лет спустя почти все поддавались очарованию благородного лица, прекрасных необыкновенных глаз, простым и совершенным манерам Маяковского. Он снялся в трех фильмах и даже подумывал об актерской карьере, мечтал сыграть Базарова, но Мейерхольд отказал ему — уж слишком Маяковский был Маяковским.

Читать еще:  Анализ стиха вот какой рассеянный

Ты одна мне ростом вровень…
Как и многие поэты, Маяковский не был счастлив в любви. Татьяна Яковлева, «русская француженка», была, наверное, его самой идеальной любовью. И потому — несбыточной. Яковлева, поддавшись обаянию знаменитого поэта, была неравнодушна к нему, но в самый ответственный момент, когда требовалось сделать решительный шаг, вышла замуж за более благополучного и предсказуемого поклонника. Весь Париж, называвший Маяковского и Яковлеву, одинаково высоких и красивых, идеальной парой, разочарованно констатировал печальную развязку этого красивого романа. Ей, Яковлевой, а не Эйфелевой башне, посвятил Маяковский свои знаменитые строки:
Ты одна мне
ростом вровень,
стань же рядом
с бровью брови,
дай
про этот
важный вечер
рассказать
по-человечьи…

Лиличка
Лиля Брик — еще одна печальная история в биографии поэта. Ей посвящены самые лучшие и самые известные стихи Маяковского. Увы, Лиля Брик шла ровно в ногу со своим временем: она расценивала нормальную семью как некую мещанскую ограниченность. «Вы представляете, — говорила она, — Володя такой скучный, он даже устраивает сцены ревности!». Отсюда этот «странный» брак на троих: Лиля Брик, Осип Брик и Маяковский.
Любила ли Лиля Маяковского? Наверное, да, но очень непродолжительное время. «Какая разница между Володей и извозчиком? — спрашивала она своих подруг. — Один управляет лошадью, другой — рифмой». Переживания Маяковского мало трогали ее, но она видела их «пользу»: «Страдать Володе полезно, он помучается и напишет хорошие стихи».

Гибель Маяковского была воспринята Лилей Юрьевной с искренним удивлением, огорчением, но без трагизма. После похорон у Бриков пили чай, шутили, говорили о разных разностях…
Завтра забудешь,
что тебя короновал,
что душу цветущую любовью выжег,
и суетных дней взметенный карнавал
растреплет страницы моих книжек…
Слов моих сухие листья ли
заставят остановиться,
жадно дыша?
Дай хоть
последней нежностью выстелить
твой уходящий шаг.

…Она забудет его, как и многих других своих поклонников. Восьмидесятилетней старухой она завершит свою жизнь в одном из европейских отелей — покончит с собой из-за несчастной любви…

Последняя любовь
Вероника Полонская — последняя любовь Маяковского. В то роковое утро 14-го апреля 1930 года Маяковский будет просить ее стать его женой, остаться с ним, начать новую и счастливую жизнь… Но она, ссылаясь на то, что опаздывает на репетицию, все же уйдет, в очередной раз пообещав, что все решится вечером… Не пройдя и нескольких шагов от его двери, она услышит звук выстрела. Вернется — уже к умирающему — и через несколько минут… побежит на репетицию. «Простите, — скажет она в оправдание за опоздание режиссеру. — Только что застрелился Маяковский. Я прямо оттуда». И… останется репетировать.
Через месяц она выйдет замуж — то ли за какого-то провинциального актера, то ли за театрального рабочего…

Я хочу быть понят моей страной…
За два месяца до его кончины поэт Кирсанов, бывший друг, напишет о Маяковском: «Пемзой грызть, бензином кисть облить, чтобы все его рукопожатья со своей ладони соскоблить!» 17-го апреля, в день похорон, он со слезами на глазах на траурном митинге будет читать с балкона «Во весь голос». Председательствовать в похоронной комиссии будет Артемий Халатов, за десять дней до смерти приказавший вырвать портрет Маяковского из всего тиража журнала «Печать и революция»…
В 1925 году он завершит одно из стихотворений такими строками:
Я хочу быть понят моей страной,
а не буду понят —
что ж?!
По родной стране
пройду стороной,
Как проходит косой дождь.

Позднее он вычеркнет эти строки. Поэта можно понять: всего лишь «пройти стороной» — какая радость, какое утешение? Этого ли он ожидал? Он, так много отдавший сил и сердца своей стране? Конечно, он мечтал о другом. И, наверное, воображал себя не «косым дождем», а грозовым ливнем, благодатным, омывающим и плодоносным… Но он и был им! Мы — его поклонники, читатели, потомки — это знаем! И жалеем только об одном: как жаль, что этот благодатный ливень так внезапно и так быстро закончился…

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector