0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Послушайте братцы какие я стихи сочинил

Как Незнайка сочинял стихи — Поэма

По рассказу
Николая Николаевича Носова

Незнайка ничего не знал,
среди друзей он проживал.
Однажды к Пудику попал,
к тому, кто всем стихи писал.

Пудик — он думал, сочинял,
для красоты всё изменял,
и даже имя поменял —
себя, он Цветиком назвал.

— Послушай, Цветик научи,
Незнайка жалобно сказал:
«Поэтом, очень стать хочу.
Научишь, я б не подкачал».

Незнайку Цветик перебил,
способности с него спросил,
ответ немедля получил…
Незнайка хвастал во весь пыл.

— Способный я! Везде уж был!
— Ты рифму знаешь или нет?
— Какую рифму? Я забыл.
— Забыл? Не знал! Вот мой совет:

«Раскрою я тебе секрет.
Следи, и к этому стремись,
чтоб окончания слов сошлись,
и в том на слух лови момент.

Вот пример, тебе поможет —
утка–шутка, коржик – моржик.
Скажи рифму к слову — палка,
да подумай — поспешалка»

— Что тут думать, то ж — «селёдка».
— Нет и нет, к селёдке — плётка!
— Вот послушай: «палка – галка,
печка–свечка, книжка – шишка!»

— Понял! Понял! Палка – скалка,
ха-ха-ха! И свечка – речка!
рифмы как на ветках галки.
слово к слову, без осечки.

— Ты Незнайка, ведь способный,
рифму думай к слову — пакля.
— Здесь отвечу точно — шмакля!
— Что за шмакля? Бред же полный.

Разве есть такое слово?
— Разве нету? Тогда — рвакля.
— Что за рвакля? Это новость,
может скажешь ещё — дракля.

Врёшь ты всё дружок Незнайка,
зачем придумывать слова?
Ты получше размышляй-ка
и будет умная строка.

— Если нет другого слова,
и невозможно подобрать.
— Не нашёл ты рифмы новой,
как поэтом можешь стать?!

Тут обиделся Незнайка.
— Сам придумай рифму с паклей.
Цветик сразу — Ну, давай-ка,
сейчас будет «болтик к гайке»…

Сложил он руки на груди,
наклонил головку набок
И стал думать, лоб скрести,
рифмы к пакле на добавок.

— Пакля, бакля, вакля, гакля,
Дакля, макля, жакля, дракля.
Он долго так бы бормотал,
Но, не выдержав, сказал:

«Что за слово. Тьфу, какое!
Рифмы нет – это бывает,
ну, давай возьмём другое. »
— Ха-ха-ха, ишь сам не знает!

Задаёшь такое слово,
говоришь, я неспособный,
Рифмы нет, вот это новость.
— «Да отстань! – я с болью лобной»

— Сказал Цветик распалённый:
«Всё получится, бесспорно,
сочиняй, раз ты способный,
чтоб стихи читались ровно.

— Неужели всё так просто,
удивляется Незнайка.
— Есть способности, то просто,
песню пой, слова вставляй-ка.

— Сочинять я дома буду,
ходить по комнате и петь.
Целый день над рифмой думать,
на потолок и пол смотреть…

Прижав руки к подбородку,
Незнайка мерил шагом стих.
Бормотал, делал доводку,
в строках дразнил друзей своих.

Наконец, уж всё готово —
Незнайка громко объявил:
«Слушайте все! Хотите новость?!
Стихи, я братцы, сочинил!»

— Ну-ка, что там, прочитай нам,
о чём твои будут стихи.
— Я сочинил про всех, и вам
свои творенья посвятил!

— Ну, сначала вот про Знайку,
про овечку и про речку:
«Знайка шёл гулять на речку,
перепрыгнул через овечку»

Возмущённо кричит Знайка:
— Что?! Какая, где овечка?!
— Да для рифмы я словечко,
что ты рвёшь своё сердечко.

— Из-за рифмы всю неправду!-
Вскипел Знайка на Незнайку.
— Да, конечно — сказал автор —
правда правдой, здесь овечка.

— Вот ещё хоть раз, то знаешь?
За себя я не ручаюсь!
Грозил Знайка — Ну читай-ка,
про других — язык вертляйка!

— Вот теперь про Торопыжку,
Братцы, это же стишки всё!:
— «Торопыжка был голодный,
проглотил утюг холодный»

Торопыжка возмутился:
-«Голодать не приходилось,
Сам в словах он заблудился,
про утюг ему приснилось!».

Сказал Незнайка: — «Не кричи,
просто для рифмы голодал…
— Ни холодный, ни горячий,
Ни разу в жизни не глотал.

— Я про Авоську настрочил,
прочувствуйте ватрушкин пыл.
— «У Авоськи под подушкой
Лежит сладкая ватрушка».

— Во даёт! В моей кровати,
быть ватрушкам, с какой стати.
Но на всякий случай всё же,
версию проверить можем.

— Враки! — Братцы, нет ватрушки,
Под Авоськиной подушкой.
И Авоська распалился-
Сочиняло ты и врушка!

— Про Пилюлькина прочту вам —
лучший стих — он доктор нам.
— «Доктор слёг сегодня в люльку,
горькую глотал пилюльку».

Возмущается Пилюлькин:
«Издевательство!- терпеть нам.
Он меня сегодня в люльку,
завтра в облако — лететь вам!».

— Потерпите, вот закончу,
расскажу, что любит Пончик.
«Пончик любит сладко кушать,
про еду рассказы слушать».

— Винтик, Шпунтик, пусть услышат,
про них строчки жаром пышат.
«Винтик, Шпунтик — растопили
в кузне печь и сталь варили»

— Всё довольно, надоело!
и кому, какое дело,
кто что любит, кто что варит,
нам Незнайка сплетни травит.

Все прочитанные просят —
Говорят: «да пусть читает!
то стихи без всякой злости,
про других пусть все узнают».

А другие крик подняли:
«Не хотим, чтоб сочиняли!»
— Ну, раз все вы не хотите,
то прочту соседям, ждите.

— Что? — Ты нас позорить вздумал,
вот попробуй только это.
Там останешься разумник,
всё равно нам будет, где ты.

«Ладно, братцы я не буду!» —
соглашается Незнайка.
— То-то! Мы предупреждаем,
тебя слышать не желаем.

— Я стихи писать бросаю,
Дружба мне всегда дороже!
Вас, друзей я уважаю,
ну а вы? — Незнайку тоже.

Как Незнайка сочинял стихи — Поэма

Как Незнайка сочинял стихи — Поэма

По рассказу
Николая Носова

Незнайка ничего не знал,
среди друзей он проживал.
Однажды к Пудику попал,
к тому, кто всем стихи писал.

Пудик — он думал, сочинял,
для красоты всё изменял,
и даже имя поменял —
себя, он Цветиком назвал.

-Послушай, Цветик научи,
Незнайка жалобно сказал:
«Поэтом, очень стать хочу.
Научишь, я б не подкачал».

Незнайку Цветик перебил,
способности с него спросил,
ответ немедля получил…
Незнайка хвастал во весь пыл.

-Способный я! Везде уж был!
-Ты рифму знаешь или нет?
-Какую рифму? Я забыл.
-Забыл? Не знал! Вот мой совет:

«Раскрою я тебе секрет.
Следи, и к этому стремись,
чтоб окончанья слов сошлись,
и в том на слух лови момент.

Вот пример, тебе поможет —
утка–шутка, коржик–моржик.
Скажи рифму к слову — палка,
да подумай — поспешалка»

-Что тут думать, то ж — «селёдка».
— Нет и нет, к селёдке- плётка!
— Вот послушай: «палка–галка,
печка–свечка, книжка–шишка!»

— Понял! Понял! Палка – скалка,
ха-ха-ха! И свечка – речка!
рифмы как на ветках галки.
слово к слову, без осечки.

-Ты Незнайка, ведь способный,
рифму думай к слову — пакля.
-Здесь отвечу точно — шмакля!
-Что за шмакля? Бред же полный.

Разве есть такое слово?
— Разве нету? Тогда — рвакля.
-Что за рвакля? Это новость,
может скажешь ещё — дракля.

Врёшь ты всё дружок Незнайка,
Зачем придумывать слова?
Ты получше размышляй-ка
и будет умная строка.

-Если нет другого слова,
и невозможно подобрать.
-Не нашёл ты рифмы новой,
как поэтом можешь стать?!

Тут обиделся Незнайка.
— Сам придумай рифму с паклей.
Цветик сразу — Ну, давай-ка,
сейчас будет «болтик к гайке»…

Сложил он руки на груди,
наклонил головку набок
И стал думать, лоб скрести,
рифмы к пакле на добавок.

— Пакля, бакля, вакля, гакля,
Дакля, макля, жакля, дракля.
Он долго так бы бормотал,
Но, не выдержав, сказал:

«Что за слово. Тьфу, какое!
Рифмы нет – это бывает,
ну, давай возьмём другое. »
-Ха-ха-ха, ишь сам не знает!

Задаёшь такое слово,
говоришь, я неспособный,
Рифмы нет, вот это новость.
-«Да отстань! – я с болью лобной»

-Сказал Цветик распалённый:
«Всё получится, бесспорно,
сочиняй, раз ты способный,
чтоб стихи читались ровно.

-Неужели всё так просто,
удивляется Незнайка.
-Есть способности, то просто,
песню пой, слова вставляй-ка.

— Сочинять я дома буду,
ходить по комнате и петь.
Целый день мне рифмы думать,
на потолок и пол смотреть…

Прижав руки к подбородку,
Незнайка мерил шаг и стих.
Бормотал, делал доводку,
в словах дразнил друзей своих.

Наконец, уж всё готово —
Незнайка громко объявил:
«Слушайте все! Хотите новость?
Стихи, я братцы, сочинил! «

— Ну-ка, ну-ка, прочитай нам,
о чём твои будут стихи.
— Я сочинил про вас, и вам
свои творенья посвятил!

— Ну, сначала вот про Знайку,
про овечку и про речку:
«Знайка шёл гулять на речку,
перепрыгнул через овечку»

Возмущённо кричит Знайка:
-Что?! Какая, где овечка?!
-Да для рифмы я словечко.
Что ты рвёшь своё сердечко.

-Из-за рифмы всю неправду!-
Вскипел Знайка на Незнайку.
-Да, конечно — сказал автор —
правда есть, а здесь овечка.

— Вот ещё хоть раз, то знаешь?
За себя я не ручаюсь!
Грозил Знайка — Ну читай-ка,
про других — язык вертляйка!.

Вот теперь про Торопыжку,
Братцы, это же стишки всё!:
-«Торопыжка был голодный,
Проглотил утюг холодный»

Торопыжка возмутился:
-«Голодать не приходилось,
Сам в словах он заблудился,
про утюг ему приснилось!».

Сказал Незнайка: — «Не кричи,
просто для рифмы голодал…
— Ни холодный, ни горячий,
Ни разу в жизни не глотал.

-Я про Авоську настрочил,
прочувствуйте ватрушкин пыл.
-«У Авоськи под подушкой
Лежит сладкая ватрушка».

Читать еще:  Стихи потому что я женщина

-Во даёт! В моей кровати,
быть ватрушкам, с какой стати.
Но на всякий случай всё же,
версию проверить можем.

— Враки! — Братцы, нет ватрушки,
Под Авоськиной подушкой.
И Авоська распалился-
Сочиняло ты и врушка!

— Про Пилюлькина прочту вам —
лучший стих — он доктор нам.
— «Доктор слёг сегодня в люльку,
горькую глотал пилюльку».

Возмущается Пилюлькин:
«Издевательство!- терпеть нам.
Он меня сегодня в люльку,
завтра в облако — лететь вам!».

— Потерпите, вот закончу,
расскажу, что любит Пончик.
«Пончик любит сладко кушать,
про еду рассказы слушать».

-Винтик, Шпунтик, пусть услышат,
про них строчки жаром дышат.
«Винтик, Шпунтик — растопили
в кузне печь и сталь варили»

— Всё довольно, надоело!
и кому, какое дело,
кто что любит, кто что варит,
нам Незнайка сплетни травит.

Все прочитанные просят —
Говорят: «да пусть читает!
то стихи без всякой злости,
про других пусть все узнают».

А другие крик подняли:
«Не хотим, чтоб сочиняли!»
— Ну, раз все вы не хотите,
то прочту соседям, ждите.

— Что? — Ты нас позорить вздумал,
вот попробуй только это.
Там останешься разумник,
всё равно нам будет, где ты.

«Ладно, братцы я не буду!» —
соглашается Незнайка.
-То-то! Мы предупреждаем,
Тебя слышать не желаем.

— Я стихи писать бросаю,
Дружба с вами мне дороже,
Вас, друзей я уважаю,
Ну а вы? — Незнайку тоже.

Рассказ Носова Как Незнайка сочинял стихи

Как Незнайка сочинял стихи читать:

После того как из Незнайки не получилось художника, он решил сделаться поэтом и сочинять стихи. У него был знакомый поэт, который жил на улице Одуванчиков. Этого поэта по-настоящему звали Пудиком, но, как известно, все поэты очень любят красивые имена. Поэтому, когда Пудик начал писать стихи, он выбрал себе другое имя и стал называться Цветиком.

Однажды Незнайка пришел к Цветику и сказал:

— Слушай, Цветик, научи меня сочинять стихи. Я тоже хочу быть поэтом.

— А у тебя способности есть? — спросил Цветик.

— Конечно, есть. Я очень способный, — ответил Незнайка.

— Это надо проверить, — сказал Цветик. — Ты знаешь, что такое рифма?

— Рифма? Нет, не знаю.

— Рифма — это когда два слова оканчиваются одинаково, — объяснил Цветик. — Например: утка — шутка, коржик — моржик. Понял?

— Ну, скажи рифму на слово «палка».

— Селедка, — ответил Незнайка.

— Какая же это рифма: палка — селедка? Никакой рифмы нет в этих словах.

— Почему нет? Они ведь оканчиваются одинаково.

— Этого мало, — сказал Цветик. — Надо, чтобы слова были похожи, так чтобы получалось складно. Вот послушай: палка — галка, печка — свечка, книжка — шишка.

— Понял, понял! — закричал Незнайка. — Палка — галка, печка — свечка, книжка — шишка! Вот здорово! Ха-ха-ха!

— Ну, придумай рифму на слово «пакля», — сказал Цветик.

— Шмакля, — ответил Незнайка.

— Какая шмакля? — удивился Цветик. — Разве есть такое слово?

— Ну, тогда рвакля.

— Что это за рвакля такая? — снова удивился Цветик.

— Ну, это когда рвут что-нибудь, вот и получается рвакля, — объяснил Незнайка.

— Врешь ты все, — сказал Цветик, — такого слова не бывает. Надо подбирать такие слова, которые бывают, а не выдумывать.

— А если я не могу подобрать другого слова?

— Значит, у тебя нет способностей к поэзии.

— Ну, тогда придумай сам, какая тут рифма, — ответил Незнайка.

— Сейчас, — согласился Цветик.

Он остановился посреди комнаты, сложил на груди руки, голову наклонил набок и стал думать. Потом поднял голову кверху и стал думать, глядя на потолок. Потом ухватился руками за собственный подбородок и стал думать, глядя на пол. Проделав все это, он стал бродить по комнате и потихоньку бормотал про себя:

— Пакля, бакля, вакля, гакля, дакля, макля. — Он долго так бормотал, потом сказал: — Тьфу! Что это за слово? Это какое-то слово, на которое нет рифмы.

— Ну вот! — обрадовался Незнайка. — Сам задает такие слова, на которые нет рифмы, и еще говорит, что я неспособный.

— Ну, способный, способный, только отстань! — сказал Цветик. — У меня голова разболелась. Сочиняй так, чтобы был смысл и рифма, вот тебе и стихи.

— Неужели это так просто? — удивился Незнайка.

— Конечно, просто. Главное — это способности иметь.

Незнайка пришел домой и сразу принялся сочинять стихи. Целый день он ходил по комнате, глядел то на пол, то на потолок, держался руками за подбородок и что-то бормотал про себя.

Наконец стихи были готовы, и он сказал:

— Послушайте, братцы, какие я стихи сочинил.

— Ну-ка, ну-ка, про что же это стихи? — заинтересовались все.

— Это я про вас сочинил, — признался Незнайка. — Вот сначала стихи про Знайку: Знайка шел гулять на речку, Перепрыгнул через овечку.

— Что? — закричал Знайка. — Когда это я прыгал через овечку?

— Ну, это только в стихах так говорится, для рифмы, — объяснил Незнайка.

— Так ты из-за рифмы будешь на меня всякую неправду сочинять? — вскипел Знайка.

— Конечно, — ответил Незнайка. — Зачем же мне сочинять правду? Правду и сочинять нечего, она и так есть.

— Вот попробуй еще, так узнаешь! — пригрозил Знайка. — Ну-ка, читай, что ты там про других сочинил?

— Вот послушайте про Торопыжку, — сказал Незнайка. Торопыжка был голодный, Проглотил утюг холодный.

— Братцы! — закричал Торопыжка. — Что он про меня сочиняет? Никакого холодного утюга я не глотал.

— Да ты не кричи, — ответил Незнайка. — Это я просто для рифмы сказал, что утюг был холодный.

— Так я же ведь никакого утюга не глотал, ни холодного, ни горячего! — кричал Торопыжка.

— А я и не говорю, что ты проглотил горячий, так что можешь успокоиться, — ответил Незнайка. — Вот послушай стихи про Авоську: У Авоськи под подушкой Лежит сладкая ватрушка. Авоська подошел к своей кровати, заглянул под подушку и сказал:

— Враки! Никакой ватрушки тут не лежит.

— Ты ничего не понимаешь в поэзии, — ответил Незнайка. — Это только для рифмы так говорится, что лежит, а на самом деле не лежит. Вот я еще про Пилюлькина сочинил.

— Братцы! — закричал доктор Пилюлькин. — Надо прекратить это издевательство! Неужели мы будем спокойно слушать, что Незнайка тут врет про всех?

— Довольно! — закричали все. — Мы не хотим больше слушать! Это не стихи, а какие-то дразнилки.

Только Знайка, Торопыжка и Авоська кричали:

— Пусть читает! Раз он про нас прочитал, так и про других пусть читает.

— Не надо! Мы не хотим! — кричали остальные.

— Ну, раз вы не хотите, то я пойду почитаю соседям, — сказал Незнайка.

— Что? — закричали тут все. — Ты еще пойдешь перед соседями нас срамить? Попробуй только! Можешь тогда и домой не возвращаться.

— Ну ладно, братцы, не буду, — согласился Незнайка. — Только вы уж не сердитесь на меня.

С тех пор Незнайка решил больше не сочинять стихов.

Приключения Незнайки и его друзей (ил. А.Лаптева 1959 г.) (4 стр.)

Наконец стихи были готовы, и он сказал:

— Послушайте, братцы, какие я стихи сочинил.

— Ну-ка, ну-ка, про что же это стихи? — заинтересовались все.

— Это я про вас сочинил, — признался Незнайка. — Вот сначала стихи про Знайку:

Знайка шёл гулять на речку,

Перепрыгнул через овечку.

— Что? — закричал Знайка. — Когда это я прыгал через овечку?

— Ну, это только в стихах так говорится, для рифмы, — объяснил Незнайка.

— Так ты из-за рифмы будешь на меня всякую неправду сочинять? — вскипел Знайка.

— Конечно, — ответил Незнайка. — Зачем же мне сочинять правду? Правду и сочинять нечего, она и так есть.

— Вот попробуй ещё, так узнаешь! — пригрозил Знайка. — Ну-ка, читай, что ты там про других сочинил?

— Вот послушайте про Торопыжку, — сказал Незнайка:

Торопыжка был голодный,

Проглотил утюг холодный.

— Братцы! — закричал Торопыжка. — Что он про меня сочиняет? Никакого холодного утюга я не глотал.

— Да ты не кричи, — ответил Незнайка. — Это я просто для рифмы сказал, что утюг был холодный.

— Так я же ведь никакого утюга не глотал, ни холодного, ни горячего! — кричал Торопыжка.

— А я и не говорю, что ты проглотил горячий, так что можешь успокоиться, — ответил Незнайка. — Вот послушай стихи про Авоську:

У Авоськи под подушкой

Лежит сладкая ватрушка.

Авоська подошёл к своей кровати, заглянул под подушку и сказал:

— Враки! Никакой ватрушки тут не лежит.

— Ты ничего не понимаешь в поэзии, — ответил Незнайка. — Это только для рифмы так говорится, что лежит, а на самом деле не лежит. Вот я ещё про Пилюлькина сочинил.

— Братцы! — закричал доктор Пилюлькин. — Надо прекратить это издевательство! Неужели мы будем спокойно слушать, что Незнайка тут врёт про всех?

— Довольно! — закричали все. — Мы не хотим больше слушать! Это не стихи, а какие-то дразнилки.

Читать еще:  Стихи как самочувствие

Только Знайка, Торопыжка и Авоська кричали:

— Пусть читает! Раз он про нас прочитал, так и про других пусть читает.

— Не надо! Мы не хотим! — кричали остальные.

— Ну, раз вы не хотите, то я пойду почитаю соседям, — сказал Незнайка.

— Что? — закричали тут все. — Ты ещё пойдёшь перед соседями нас срамить? Попробуй только! Можешь тогда и домой не возвращаться.

— Ну ладно, братцы, не буду, — согласился Незнайка. — Только вы уж не сердитесь на меня.

С тех пор Незнайка решил больше не сочинять стихов.

Как Незнайка катался на газированном автомобиле

Механик Винтик и его помощник Шпунтик были очень хорошие мастера. Они были похожи друг на друга, только Винтик был чуточку повыше, а Шпунтик чуточку пониже ростом. Оба ходили в кожаных куртках. Из карманов их курток вечно торчали гаечные ключи, клещи, напильники и другие железные инструменты. Если бы куртки были не кожаные, то карманы давно оторвались бы. Шапки у них были тоже кожаные, с очками-консервами. Эти очки они надевали во время работы, чтобы не запорошить глаза.

Винтик и Шпунтик по целым дням сидели у себя в мастерской и чинили примусы, кастрюли, чайники, сковородки, а когда нечего было чинить, делали трехколесные велосипеды и самокаты для коротышек.

Однажды Винтик и Шпунтик никому ничего не сказали, закрылись у себя в мастерской и стали что-то мастерить. Целый месяц они пилили, строгали, клепали, паяли и никому ничего не показывали, а когда месяц прошёл, то оказалось, что они сделали автомобиль.

Этот автомобиль работал на газированной воде с сиропом. Посреди машины было устроено сиденье для водителя, а перед ним помещался бак с газированной водой. Газ из бака проходил по трубке в медный цилиндр и толкал железный поршень. Железный поршень под напором газа ходил то туда, то сюда и вертел колёса. Вверху над сиденьем была приделана банка с сиропом. Сироп по трубке протекал в бак и служил для смазки механизма.

Такие газированные автомобили были очень распространены среди коротышек. Но в автомобиле, который соорудили Винтик и Шпунтик, имелось одно очень важное усовершенствование: сбоку к баку была приделана гибкая резиновая трубка с краником, для того чтобы можно было попить газированной воды на ходу, не останавливая машины.

Торопыжка научился управлять этим автомобилем, и, если кому-нибудь хотелось покататься, Торопыжка катал и никому не отказывал.

Больше всех любил кататься на автомобиле Сиропчик, так как во время поездки он мог пить сколько угодно газированной воды с сиропом. Незнайка тоже любил кататься на автомобиле, и Торопыжка часто его катал. Но Незнайке захотелось самому научиться управлять автомобилем, и он стал просить Торопыжку:

— Дай мне поездить на автомобиле. Я тоже хочу научиться управлять.

— Ты не сумеешь, — сказал Торопыжка. — Это ведь машина. Тут понимать надо.

— Чего тут ещё понимать! — ответил Незнайка. — Я видел, как ты управляешь. Дёргай за ручки да верти руль. Все просто.

— Это только кажется, что просто, а на самом деле трудно. Ты и сам убьёшься и автомобиль разобьёшь.

— Ну ладно, Торопыжка! — обиделся Незнайка. — Попросишь ты у меня что-нибудь, я тоже тебе не дам.

Однажды, когда Торопыжки не было дома, Незнайка забрался в автомобиль, который стоял во дворе, и стал дёргать за рычаги и нажимать педали. Сначала у него ничего не получалось, потом вдруг машина зафыркала и поехала. Коротышки увидели это в окно и выбежали из дома.

— Что ты делаешь? — закричали они. — Убьёшься!

— Не убьюсь, — ответил Незнайка и тут же наехал на собачью будку, которая стояла посреди двора.

Трах-трах! Будка рассыпалась в щепки. Хорошо ещё, что Булька успел выскочить, а то Незнайка и его раздавил бы.

— Вот видишь, что ты наделал! — закричал Знайка. — Остановись сейчас же!

Незнайка испугался, хотел остановить машину и потянул какой-то рычаг. Но машина, вместо того чтобы остановиться, поехала ещё быстрей. На дороге попалась беседка. Трах-та-ра-рах! Беседка рассыпалась на кусочки. Незнайку с ног до головы забросало щепками. Одной доской его зацепило по спине, другой треснуло по затылку.

Незнайка ухватился за руль и давай поворачивать. Автомобиль носится по двору, а Незнайка кричит во всё горло:

— Братцы, откройте скорее ворота, а то я тут все во дворе переломаю!

Коротышки открыли ворота, Незнайка выехал со двора и помчался по улице. Услышав шум, со всех дворов выбегали коротышки.

— Берегись! — кричал им Незнайка и мчался вперёд.

Знайка, Авоська, Винтик, доктор Пилюлькин и другие коротышки бежали за ним. Но где там! Они не могли его догнать.

Незнайка колесил по всему городу и не знал, как остановить машину.

Наконец машина подъехала к реке, свалилась с обрыва и кубарем покатилась вниз. Незнайка вывалился из неё и остался лежать на берегу, а газированный автомобиль упал в воду и утонул.

Знайка, Авоська, Винтик и доктор Пилюлькин схватили Незнайку и понесли домой. Все думали, что он уже мёртвый.

Николай Носов — Как Незнайка сочинял стихи — Глава 4: Сказка

После того как из Незнайки не получилось художника, он решил сделаться поэтом и сочинять стихи. У него был знакомый поэт, который жил на улице Одуванчиков. Этого поэта по-настоящему звали Пудиком, но, как известно, все поэты очень любят красивые имена. Поэтому, когда Пудик начал писать стихи, он выбрал себе другое имя и стал называться Цветиком.

Однажды Незнайка пришёл к Цветику и сказал:

— Слушай, Цветик, научи меня сочинять стихи. Я тоже хочу быть поэтом.

— А у тебя способности есть? — спросил Цветик.

— Конечно, есть. Я очень способный, — ответил Незнайка.

— Это надо проверить, — сказал Цветик. — Ты знаешь, что такое рифма?

— Рифма? Нет, не знаю.

— Рифма — это когда два слова оканчиваются одинаково, — объяснил Цветик. — Например: утка — шутка, коржик — моржик. Понял?

— Ну, скажи рифму на слово «палка».

— Селёдка, — ответил Незнайка.

— Какая же это рифма: палка — селёдка? Никакой рифмы нет в этих словах.

— Почему нет? Они ведь оканчиваются одинаково.

— Этого мало, — сказал Цветик. — Надо, чтобы слова были похожи, так чтобы получалось складно. Вот послушай: палка — галка, печка — свечка, книжка — шишка.

— Понял, понял! — закричал Незнайка. — Палка — галка, печка — свечка, книжка — шишка! Вот здорово! Ха-ха-ха!

— Ну, придумай рифму на слово «пакля», — сказал Цветик.

— Шмакля, — ответил Незнайка.

— Какая шмакля? — удивился Цветик. — Разве есть такое слово?

— Ну, тогда рвакля.

— Что это за рвакля такая? — снова удивился Цветик.

— Ну, это когда рвут что-нибудь, вот и получается рвакля, — объяснил Незнайка.

— Врёшь ты всё, — сказал Цветик, — такого слова не бывает. Надо подбирать такие слова, которые бывают, а не выдумывать.

— А если я не могу подобрать другого слова?

— Значит, у тебя нет способностей к поэзии.

— Ну, тогда придумай сам, какая тут рифма, — ответил Незнайка.

— Сейчас, — согласился Цветик.

Он остановился посреди комнаты, сложил на груди руки, голову наклонил набок и стал думать. Потом поднял голову кверху и стал думать, глядя на потолок. Потом ухватился руками за собственный подбородок и стал думать, глядя на пол. Проделав всё это, он стал бродить по комнате и потихоньку бормотал про себя:

— Пакля, бакля, вакля, гакля, дакля, макля… — Он долго так бормотал, потом сказал: — Тьфу! Что это за слово? Это какое-то слово, на которое нет рифмы.

— Ну вот! — обрадовался Незнайка. — Сам задаёт такие слова, на которые нет рифмы, и ещё говорит, что я неспособный.

— Ну, способный, способный, только отстань! — сказал Цветик. — У меня голова разболелась. Сочиняй так, чтобы был смысл и рифма, вот тебе и стихи.

— Неужели это так просто? — удивился Незнайка.

— Конечно, просто. Главное — это способности иметь.

Незнайка пришёл домой и сразу принялся сочинять стихи. Целый день он ходил по комнате, глядел то на пол, то на потолок, держался руками за подбородок и что-то бормотал про себя.

Наконец стихи были готовы, и он сказал:

— Послушайте, братцы, какие я стихи сочинил.

— Ну-ка, ну-ка, про что же это стихи? — заинтересовались все.

— Это я про вас сочинил, — признался Незнайка. — Вот сначала стихи про Знайку: Знайка шёл гулять на речку, Перепрыгнул через овечку.

— Что? — закричал Знайка. — Когда это я прыгал через овечку?

— Ну, это только в стихах так говорится, для рифмы, — объяснил Незнайка.

— Так ты из-за рифмы будешь на меня всякую неправду сочинять? — вскипел Знайка.

— Конечно, — ответил Незнайка. — Зачем же мне сочинять правду? Правду и сочинять нечего, она и так есть.

— Вот попробуй ещё, так узнаешь! — пригрозил Знайка. — Ну-ка, читай, что ты там про других сочинил?

— Вот послушайте про Торопыжку, — сказал Незнайка. Торопыжка был голодный, Проглотил утюг холодный.

Читать еще:  Как вы думаете можно ли делать стихи

— Братцы! — закричал Торопыжка. — Что он про меня сочиняет? Никакого холодного утюга я не глотал.

— Да ты не кричи, — ответил Незнайка. — Это я просто для рифмы сказал, что утюг был холодный.

— Так я же ведь никакого утюга не глотал, ни холодного, ни горячего! — кричал Торопыжка.

— А я и не говорю, что ты проглотил горячий, так что можешь успокоиться, — ответил Незнайка. — Вот послушай стихи про Авоську: У Авоськи под подушкой лежит сладкая ватрушка. Авоська подошёл к своей кровати, заглянул под подушку и сказал:

— Враки! Никакой ватрушки тут не лежит.

— Ты ничего не понимаешь в поэзии, — ответил Незнайка. — Это только для рифмы так говорится, что лежит, а на самом деле не лежит. Вот я ещё про Пилюлькина сочинил.

— Братцы! — закричал доктор Пилюлькин. — Надо прекратить это издевательство! Неужели мы будем спокойно слушать, что Незнайка тут врёт про всех?

— Довольно! — закричали все. — Мы не хотим больше слушать! Это не стихи, а какие-то дразнилки.

Только Знайка, Торопыжка и Авоська кричали:

— Пусть читает! Раз он про нас прочитал, так и про других пусть читает.

— Не надо! Мы не хотим! — кричали остальные.

— Ну, раз вы не хотите, то я пойду почитаю соседям, — сказал Незнайка.

— Что? — закричали тут все. — Ты ещё пойдёшь перед соседями нас срамить? Попробуй только! Можешь тогда и домой не возвращаться.

— Ну ладно, братцы, не буду, — согласился Незнайка. — Только вы уж не сердитесь на меня.

С тех пор Незнайка решил больше не сочинять стихов.

ЛитЛайф

Жанры

Авторы

Книги

Серии

Форум

Носов Николай Николаевич

Книга «Приключения Незнайки и его друзей»

Оглавление

Читать

Помогите нам сделать Литлайф лучше

  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • .
  • 29
  • 30
  • »
  • Перейти

Наконец, стихи были готовы, и он сказал:

— Послушайте, братцы, какие я стихи сочинил.

— Ну-ка, ну-ка, про что же это стихи? — заинтересовались все.

— Это я про вас сочинил, — признался Незнайка. — Вот сначала стихи про Знайку:

Знайка шёл гулять на речку,

Перепрыгнул через овечку.

— Что? — закричал Знайка. — Когда это я прыгал через овечку?

— Ну, это только в стихах так говорится, для рифмы, — объяснил Незнайка.

— Так ты из-за рифмы будешь на меня всякую неправду сочинять? — вскипел Знайка.

— Конечно, — ответил Незнайка. — Зачем же мне сочинять правду? Правду и сочинять нечего, она и так есть.

— Вот попробуй ещё, так узнаешь! — пригрозил Знайка. — Ну-ка, читай, что ты там про других сочинил?

— Вот послушайте про Торопыжку, — сказал Незнайка.

Торопыжка был голодный,

Проглотил утюг холодный.

— Братцы! — закричал Торопыжка. — Что он про меня сочиняет? Никакого холодного утюга я не глотал.

— Да ты не кричи, — ответил Незнайка. — Это я просто для рифмы сказал, что утюг был холодный.

— Так я же ведь никакого утюга не глотал, ни холодного, ни горячего! — кричал Торопыжка.

— А я и не говорю, что ты проглотил горячий, так что можешь успокоиться, — ответил Незнайка. — Вот послушай стихи про Авоську:

У Авоськи под подушкой

Лежит сладкая ватрушка.

Авоська подошёл к своей кровати, заглянул под подушку и сказал:

— Враки! Никакой ватрушки тут не лежит.

— Ты ничего не понимаешь в поэзии, — ответил Незнайка. — Это только для рифмы так говорится, что лежит, а на самом деле не лежит. Вот я ещё про Пилюлькина сочинил…

— Братцы! — закричал доктор Пилюлькин. — Надо прекратить это издевательство! Неужели мы будем спокойно слушать, что Незнайка тут врёт про всех?

— Довольно! — закричали все. — Мы не хотим больше слушать! Это не стихи, а какие-то дразнилки.

Только Знайка, Торопыжка и Авоська кричали:

— Пусть читает! Раз он про нас прочитал, так и про других пусть читает.

— Не надо! Мы не хотим! — кричали остальные.

— Ну, раз вы не хотите, то я пойду почитаю соседям, — сказал Незнайка.

— Что? — закричали тут все. — Ты ещё пойдёшь перед соседями нас срамить? Попробуй только! Можешь тогда и домой не возвращаться.

— Ну ладно, братцы, не буду, — согласился Незнайка. — Только вы уж не сердитесь на меня.

С тех пор Незнайка решил больше не сочинять стихов.

Глава пятая. Как Незнайка катался на газированном автомобиле

Механик Винтик и его помощник Шпунтик были очень хорошие мастера. Они были похожи друг на друга, только Винтик был чуточку повыше, а Шпунтик чуточку пониже ростом. Оба ходили в кожаных куртках. Из карманов их курток вечно торчали гаечные ключи, клещи, напильники и другие железные инструменты. Если бы куртки были не кожаные, то карманы давно оторвались бы. Шапки у них были тоже кожаные, с очками-консервами. Эти очки они надевали во время работы, чтобы не запорошить глаза.

Винтик и Шпунтик по целым дням сидели у себя в мастерской и чинили примусы, кастрюли, чайники, сковородки, а когда нечего было чинить, делали трёхколесные велосипеды и самокаты для коротышек.

Однажды Винтик и Шпунтик никому ничего не сказали, закрылись у себя в мастерской и стали что-то мастерить. Целый месяц они пилили, строгали, клепали, паяли и никому ничего не показывали, а когда месяц прошёл, то оказалось, что они сделали автомобиль.

Этот автомобиль работал на газированной воде с сиропом. Посреди машины было устроено сиденье для водителя, а перед ним помещался бак с газированной водой. Газ из бака проходил по трубке в медный цилиндр и толкал железный поршень. Железный поршень под напором газа ходил то туда, то сюда и вертел колёса. Вверху над сиденьем была приделана банка с сиропом. Сироп по трубке протекал в бак и служил для смазки механизма.

Такие газированные автомобили были очень распространены среди коротышек. Но в автомобиле, который соорудили Винтик и Шпунтик, имелось одно очень важное усовершенствование: сбоку к баку была приделана гибкая резиновая трубка с краником, для того, чтобы можно было попить газированной воды на ходу, не останавливая машины.

Торопыжка научился управлять этим автомобилем, и, если кому-нибудь хотелось покататься, Торопыжка катал и никому не отказывал.

Больше всех любил кататься на автомобиле Сиропчик, так как во время поездки он мог пить сколько угодно газированной воды с сиропом. Незнайка тоже любил кататься на автомобиле, и Торопыжка часто его катал. Но Незнайке захотелось самому научиться управлять автомобилем, и он стал просить Торопыжку:

— Дай мне поездить на автомобиле. Я тоже хочу научиться управлять.

— Ты не сумеешь, — сказал Торопыжка. — Это ведь машина. Тут понимать надо.

— Чего тут ещё понимать! — ответил Незнайка. — Я видел, как ты управляешь. Дёргай за ручки да верти руль. Всё просто.

— Это только кажется, что просто, а на самом деле трудно. Ты и сам убьёшься, и автомобиль разобьёшь.

— Ну ладно, Торопыжка! — обиделся Незнайка. — Попросишь ты у меня что-нибудь, я тоже тебе не дам.

Однажды, когда Торопыжки не было дома, Незнайка забрался в автомобиль, который стоял во дворе, и стал дёргать за рычаги и нажимать педали. Сначала у него ничего не получалось, потом вдруг машина зафыркала и поехала. Коротышки увидели это в окно и выбежали из дома.

— Что ты делаешь? — закричали они. — Убьёшься!

— Не убьюсь, — ответил Незнайка и тут же наехал на собачью будку, которая стояла посреди двора.

Трах-трах! Будка рассыпалась в щепки. Хорошо ещё, что Булька успел выскочить, а то Незнайка и его раздавил бы.

— Вот видишь, что ты наделал! — закричал Знайка. — Остановись сейчас же!

Незнайка испугался, хотел остановить машину и потянул какой-то рычаг. Но машина, вместо того, чтобы остановиться, поехала ещё быстрей. На дороге попалась беседка. Трах-та-ра-рах! Беседка рассыпалась на кусочки. Незнайку с ног до головы забросало щепками. Одной доской его зацепило по спине, другой треснуло по затылку.

Незнайка ухватился за руль и давай поворачивать. Автомобиль носится по двору, а Незнайка кричит во всё горло:

— Братцы, откройте скорее ворота, а то я тут все во дворе переломаю!

Коротышки открыли ворота, Незнайка выехал со двора и помчался по улице. Услышав шум, со всех дворов выбегали коротышки.

— Берегись! — кричал им Незнайка и мчался вперёд.

Знайка, Авоська, Винтик, доктор Пилюлькин и другие коротышки бежали за ним. Но где там! Они не могли его догнать.

Незнайка колесил по всему городу и не знал, как остановить машину. Наконец машина подъехала к реке, свалилась с обрыва и кубарем покатилась вниз. Незнайка вывалился из неё и остался лежать на берегу, а газированный автомобиль упал в воду и утонул.

Знайка, Авоська, Винтик и доктор Пилюлькин схватили Незнайку и понесли домой. Все думали, что он уже мёртвый.

Дома его положили на кровать, и только тут Незнайка открыл глаза. Он поглядел по сторонам и спросил:

— Братцы, я ещё живой?

— Живой, живой, — ответил доктор Пилюлькин. — Только, пожалуйста, лежи спокойно, мне тебя осмотреть надо.

Он раздел Незнайку и стал осматривать. Потом сказал:

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector