0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сколько стихов блок посвятил жене

История любви — Александр Блок и Любовь Менделеева

Душа молчит. В холодном небе
Всё те же звёзды ей горят.
Кругом о злате иль о хлебе
Народы шумные кричат…
Она молчит, — и внемлет крикам,
И зрит далёкие миры,
Но в одиночестве двуликом
Готовит чудные дары,
Дары своим богам готовит
И, умащённая, в тиши,
Неустающим слухом ловит
Далёкий зов другой души…
Так- белых птиц над океаном
Неразлучённые сердца
Звучат призывом за туманом,
Понятным им лишь до конца.

Александр Блок родился 28 ноября 1880 года. Он был поэтом-символистом, сыгравшим заметную роль в русской литературе Серебряного века. Первые свои стихи Блок написал в пять лет, в десять — он написал два номера журнала «Корабль». Первый громкий успех пришел в начале ХХ века с выходом цикла «Стихи о Прекрасной Даме».

Той Прекрасной Дамой стала Любовь Менделеева, дочь знаменитого русского химика. Любовь Дмитриевна была для Блока одновременно и Музой, и супругой. Они были одной из самых красивых и скандальных пар Серебряного века. Актриса и поэт.

Прекрасная Дама и воспевающий ее лирик. Он посвятил ей сотни стихов. Она – посвятила ему жизнь. Вокруг их отношений ходило множество слухов. Эту пару обсуждал весь литературный Санкт-Петербург. Что было правдой, а что вымыслом неизвестно до сих пор.

Они были знакомы с детства. Имения родственников находились неподалеку. Дед будущего поэта – известный ботаник Андрей Бекетов нередко заезжал в гости к приятелю — химику Дмитрию Менделееву.

Как рассказывает научный сотрудник Музея-квартиры Блока в Санкт-Петербурге Анна, тогда они просто шутили и не могли предположить, что отношения детей перерастут в серьезную и драматичную историю любви.

«Дмитрий Иванович говорил: «Ну, как ваш принц поживает? Наша принцесса уже пошла гулять». Ну, и действительно такая сказка. Дворянские семьи. Встреча в детстве. Подарки в виде фиалочек».

Однако, настоящая встреча поэта с будущей женой произошла гораздо позже. Александру Блоку было восемнадцать. И снова все происходило как в сказке – юноша приехал в усадьбу Менделеевых на белом коне.

«Коня звали Мальчик. Вот он совершал долгие поездки и приезжал, в том числе, в Боблово. И вот там в такой красивой обстановке, обстановке дворянской усадьбы проходили встречи Блока и Любови Дмитриевны».

Любовь Менделеева (17 лет) в роли Офелии в домашнем спектакле Боблово, 1898.

Вскоре молодых людей сблизило увлечение театром. В дворянских усадьбах в те времена устраивать спектакли было очень модно. Одно из таких представлений стало роковым для Блока и Менделеевой. Ставили «Гамлета». Любовь Дмитриевна блистала в роли Офелии. Принца Датского играл Александр Блок.

«Я — Гамлет. Холодеет кровь,
Когда плетёт коварство сети,
И в сердце — первая любовь
Жива — к единственной на свете.
Тебя, Офелию мою,
Увел далёко жизни холод,
И гибну, принц, в родном краю
Клинком отравленным заколот».

Эти строчки окажутся пророческими. Александр Блок, действительно, пронесет любовь к своей Офелии через всю жизнь – тяжелую, драматичную и непростую. Любови Дмитриевне в отличие от мужа удастся сделать неплохую карьеру в театре.

Но самую сложную роль ей все-таки придется играть в жизни – быть спутницей великого поэта. Нести высокое и ко многому обязывающее звание Прекрасной Дамы.

«Ты моя первая тайна и последняя моя надежда. Если мне когда-нибудь удастся что-нибудь совершить, на чем-нибудь запечатлеться, все будет твоё, от тебя, к тебе. Я твой раб, слуга, пророк и глашатай».

Любови Дмитриевне было одновременно и интересно, и сложно жить в этом мистическом мире. Образ Прекрасной Дамы, которой она стала для современников и потомков, тешил самолюбие. Но ведь она была не только музой поэта, но и обычной женщиной из плоти и крови.

«У нас с самого начала нашего знакомства установились особые отношения. Мы придумали для себя какой-то вымышленный мир, населенный вымышленными, но для нас совершенно реальными существами. И в этом мире мы были всегда вместе, несмотря на все тяготы земные».

За их отношениями следил весь Санкт-Петербург. Любовь Дмитриевну постоянно обсуждали, а нередко и осуждали. В их любви была какая-то особая тайна, которую так хотелось, не невозможно было разгадать.

«И потом, когда Любовь Дмитриевна станет женой Блока, в обществе, в литературных кругах вызовет негодование, непонимание. Как это прекрасная дама? На прекрасных Дамах не женятся! Все это действительно было очень интересно и для окружающих.

За их отношениями следили и даже несколько поэтов, в том числе Андрей Белый и Сергей Соловьев организовали такую секту блоковцев и поклонялись буквально Любовь Дмитриевне».

Когда говорят о спутницах великих людей, часто отзываются о них не лучшим образом. Вокруг Любовь Дмитриевны было много разных споров. И среди специалистов они продолжаются до сих пор.

Но в одном исследователи жизни и творчества поэта единогласны – в исключительности натуры его супруге не откажешь. Она не только не отставала от людей той эпохи, но, может быть, даже в чем-то опережала свое время.

«Спутница поэта — она будет тоже и ученым исследователем и будет Блоку помогать в работе, например, над поэмой «12».

…Гетры серые носила,

Шоколад Миньон жрала.

С юнкерьем гулять ходила —

С солдатьем теперь пошла?

Вот известна запись Корнея Ивановича Чуковского, о том, что Блок ему сказал, что строчку о Катьке – «Шоколад-миньон жрала» – написал не он, а написала Любовь Дмитриевна. «А у меня»,- добавляет Блок, «было гораздо хуже – юбкой улицу мела».

Любовь Дмитриевна не только помогала мужу в редактировании его произведений, но и читала стихи поэта на публике. После таких выступлений Александр Блок заходил к ней в гримерку, и его глаза горели каким-то особым светом.

«Ощущение таинственности. Какой-то особой тайны, которая заключена в их отношениях. То, что дано ему было в лице Любовь Дмитриевны. Это пройдет через всю жизнь. И любопытно, что когда Блок, уже будет заниматься театром в конце своей жизни после революции. И будет писать статьи. И вот одна из таких работ – тайный смысл трагедии «Отелло». И вот он пишет, конечно, здесь и о самом себе».

«В Дездемоне Отелло нашел душу свою. Впервые обрел собственную душу. А с ней – гармонию, строй, порядок, без которых он потерянный несчастный человек. Когда я перестану любить тебя, наступит опять хаос».

Своей возлюбленной Александр Блок посвятил больше тысячи стихов. И сам в конце жизни говорил, что лучшим в его творчестве был именно он – цикл о Прекрасной Даме. Любовь Дмитриевна в одном из своих последних писем к мужу признавалась, что часто думает о себе его стихами.

Она пережила супруга на 18 лет. Занималась изданием его произведений, работала корректором. Так или иначе, вся жизнь Любови Менделеевой была связана с мужем — с гениальным поэтом Александром Блоком.

Она молода и прекрасна была

Она молода и прекрасна была
И чистой мадонной осталась,
Как зеркало речки спокойной, светла.
Как сердце мое разрывалось.
Она беззаботна, как синяя даль,
Как лебедь уснувший, казалась;
Кто знает, быть может, была и печаль…
Как сердце мое разрывалось.
Когда же мне пела она про любовь,
То песня в душе отзывалась,
Но страсти не ведала пылкая кровь…
Как сердце мое разрывалось.

Сегодня шла Ты одиноко,

Сегодня шла Ты одиноко,
Я не видал Твоих чудес.
Там, над горой Твоей высокой,
Зубчатый простирался лес.
И этот лес, сомкнутый тесно,
И эти горные пути
Мешали слиться с неизвестным,
Твоей лазурью процвести.

(2 июня 1901)

Мне страшно с Тобой встречаться

Мне страшно с Тобой встречаться.
Страшнее Тебя не встречать.
Я стал всему удивляться,
На всем уловил печать
По улице ходят тени,
Не пойму — живут, или спят.
Прильнув к церковной ступени,
Боюсь оглянуться назад.
Кладут мне на плечи руки,
Но я не помню имен.
В ушах раздаются звуки
Недавних больших похорон.
А хмурое небо низко —
Покрыло и самый храм.
Я знаю- Ты здесь Ты близко.
Тебя здесь нет. Ты — там.

(5 ноября 1902) «Незнакомка» (отрывок)

И каждый вечер, в час назначенный

И каждый вечер, в час назначенный
(Иль это только снится мне?),
Девичий стан, шелками схваченный,
В туманном движется окне.
И медленно, пройдя меж пьяными,
Всегда без спутников, одна
Дыша духами и туманами,
Она садится у окна.
И веют древними поверьями
Ее упругие шелка,
И шляпа с траурными перьями,
И в кольцах узкая рука.
И странной близостью закованный,
Смотрю за темную вуаль,
И вижу берег очарованный
И очарованную даль.

(24 апреля 1906. Озерки)

Была ты всех ярче, верней и прелестней

Была ты всех ярче, верней и прелестней,
Не кляни же меня, не кляни!
Мой поезд летит, как цыганская песня,
Как те невозвратные дни.
Что было любимо — всё мимо, мимо.
Впереди — неизвестность пути.
Благословенно, неизгладимо,
Невозвратимо. прости!

Последние годы жизни и смерть

Их любовь была трагична и – для Блока – вечна: его Прекрасная Дама стала одним из самых красивых образов русской любовной лирики. Несмотря на все трудности Менделеева осталась с ним до самого конца. И уже при смерти поэт скажет, что в его жизни было «две женщины – Люба и все остальные».

Христос! Родной простор печален.
Изнемогаю на кресте.
И чёлн твой – будет ли причален
К моей распятой высоте?

Перед смертью поэт часто болел. На запрос о выезде из страны для лечения и последующее ходатайство Максима Горького политбюро ЦК РКП(б) ответило отказами. После такого решения Блок отказался принимать пищу и лекарства, уничтожил свои записи.

Живя в Петрограде среди нищеты, Александр Блок скончался от болезни сердца 7 августа 1921 года.

В день холодный, в день осенний

В день холодный, в день осенний
Я вернусь туда опять
Вспомнить этот вздох весенний,
Прошлый образ увидать.
Я приду — и не заплачу,
Вспоминая, не сгорю.
Встречу песней наудачу
Новой осени зарю.
Злые времени законы
Усыпили скорбный дух.
Прошлый вой, былые стоны
Не услышишь — я потух.
Самый огнь — слепые очи
Не сожжёт мечтой былой.
Самый день — темнее ночи
Усыплённому душой.

Захоронения Александра Блока

Блок был похоронен в августе 1921 года на Смоленском кладбище Ленинграда. У коренного петербуржца Александра Блока на Смоленском было много родственных могил. Здесь под «бекетовским» кленом в 1902 г. были похоронены дед и бабушка поэта ректор Петербургского университета академик А.Н. Бекетов и Е.Г. Бекетова (рожд. Карелина). Через два года после Блока тут же похоронили его мать — А.А. Кублицкую-Пиотух, а в 1939 г. — тетку и биографа поэта М.А. Бекетову, Надгробия Бекетовых и Блоков сохраняются и в других частях этого кладбища.

О том, как выглядела могила Блока в 1944 г., писал основатель музея-некрополя Н.В. Успенский: «Во время блокады исчез и крест, взята или развалилась от ветхости деревянная скамейка, провалился и самый холм, и ко дню переноса останков мы застали на могиле Блока почти ровное место с едва взрыхленным земляным холмиком, украшенным какой-то неведомой заботливой рукой длинными осенними ветками и опавшими листьями того же у подножия могилы растущего клена.

Между листьями виднелась воткнутая в землю узкая железка с грубо написанной надписью «Блок», Перенести его прах решили еще в 41-м, но сделать это смогли только после снятия ленинградской блокады. Академик Лихачев вспоминал, что при перезахоронении Блока в 1944 году со Смоленского кладбища перенесли на Литераторские мостки Волкова лишь череп поэта.

Спустя тридцать лет после этих событий Дмитрий Максимов в своих воспоминаниях дал точную характеристику бессмысленности и ненужности уничтожения первой блоковской могилы. «Горько было то, что с переносом могилы Блока нарушалась духовно важная для многих связь с этой знакомой, вошедшей в их жизнь могилой – скромной, зеленой, расположенной в уютном уголке кладбища, посещаемой читателями Блока. юношами и девушками, влюбленными, счастливыми, объединенными в пары или одинокими, грустящими, приходящими сюда посидеть на простой скамейке, посмотреть на деревянный некрашеный крест и травянистый могильный холмик», – писал он.

Так и повелось: поклоняться Блоку ходят по сей день к двум могилам. На Смоленское кладбище (здесь стоит памятный камень и белый крест, а неподалеку захоронены младенец Митя, сын Любови Дмитриевны, жены поэта, его тетя и няня Соня). И на кладбище Волково (где установлен обелиск работы скульптора Дыдыкина с барельефом поэта, а рядом перезахоронены Бекетовы, родные поэта, и его жена).

Читать еще:  Когда душа поет стихи

Могила Александра Блока в Санкт-Петербурге на литературном кладбище,.

Могила Александра Блока в Санкт-Петербурге на Смоленском православном кладбище, где похоронены близкие родственники поэта.

Четыре музы Александра Блока

Той Прекрасной Дамой стала Любовь Менделеева, дочь знаменитого русского химика. Любовь Дмитриевна была для Блока одновременно и Музой, и супругой. Однако, как ни была сильна любовь к супруге, Блок увлекался и другими женщинами. Сегодня «РГ» вспоминает тех, кто стал для поэта Музой.

Ксения Садовская

С Ксенией Михайловной Блок познакомился на немецком курорте Бад-Наугейме в 1897 году. Это была его первая любовь, оставившая глубокий след в творчестве поэта. Садовская была старше Блока на 22 года. Курортный роман был бурным, а затем перерос в длительные отношения; 16-летний юноша испытал весь спектр чувств мужчины к женщине — от пылкой влюбленности и неловкого смущения до ярости и ненависти.

Влюбленный Блок писал:

«В такую ночь успел узнать я,
При звуках ночи и весны,
Прекрасной женщины объятья
В лучах безжизненной луны».

Через двенадцать лет, когда до него дойдут слухи о кончине Садовской, поэт не лестно отзовется о своей первой любви: «Однако, кто же умер? Умерла старуха. Что же осталось? Ничего. Земля ей пухом».

Впрочем, несмотря на осадок, оставшийся после расставания, Блок в стихах нашел место и теплым чувствам:

«Жизнь давно сожжена и рассказана,
Только первая снится любовь,
Как бесценный ларец перевязана
Накрест лентою алой, как кровь.
И когда в тишине моей горницы
Под лампадой томлюсь от обид,
Синий призрак умершей любовницы
Над кадилом мечтаний сквозит».

Любовь Менделеева

Дочь знаменитого химика Дмитрия Менделеева в свои шестнадцать лет слыла красавицей. Знакомы они с Блоком были с детства, но новая встреча перевернула мир поэта — он встретил Музу, Прекрасную Даму, Любовь. И эти отношения были противоположностью его романа с Садовской.

Вхожу я в темные храмы,
Совершаю бедный обряд.
Там жду я Прекрасной Дамы
В мерцаньи красных лампад.

В тени у высокой колонны
Дрожу от скрипа дверей.
А в лицо мне глядит, озаренный,
Только образ, лишь сон о Ней.

О, я привык к этим ризам
Величавой Вечной Жены!
Высоко бегут по карнизам
Улыбки, сказки и сны.

О, Святая, как ласковы свечи,
Как отрадны Твои черты!
Мне не слышны ни вздохи, ни речи,
Но я верю: Милая — Ты.

Они поженились в 1903 году. Сперва Блок видел в своей Идеал, боготворил ее. И это было проблемой в их отношениях. Блок считал, что Муза должна оставаться Музой, и нет никакой необходимости в физической близости. Супруга была в смятении. Особенно учитывая увлечения Блока другими. Но и Любовь Дмитриевна не осталась без внимания: за ней ухаживали «коллеги по цеху» Блока — Соловьев и Белый. А чувства Блока вновь бурлят.

Наталья Волохова

С актрисой труппы Веры Комиссаржевской Блок познакомился во время подготовки постановки пьесы «Балаганчик» (1906 год). Именно в этой драме описан конфликт между поэтом и Андреем Белым, претендовавшим на сердце Любови Дмитриевны. Отношения супругов к этому времени практически разладились…

Блок сходил с ума от эффектной брюнетки, посылал ей цветы и стихи, просиживал у нее в гримерке, встречал после спектаклей. Ходят слухи, что он готов был развестись ради Волоховой, но этот роман завершился вместе с циклом стихов «Снежная Маска».

«Я в дольний мир вошла, как в ложу.
Театр взволнованный погас
И я одна лишь мрак тревожу
Живым огнем крылатых глаз.

Они поют из темной ложи:
«Найди. Люби. Возьми. Умчи».
И все, кто властен и ничтожен,
Опустят предо мной мечи».

Любовь Андреева-Дельмас

Оперную певицу Блок повстречал в марте 1913 года. Их дома были по соседству, Блоки жили тогда в доходном доме на Офицерской улице. В течение нескольких месяцев они были неразлучны, даже выступали вместе — он читал стихи, она пела романсы.

«О да, любовь вольна, как птица,
Да, все равно — я твой!
Да, все равно мне будет сниться
Твой стан, твой огневой!

Да, в хищной силе рук прекрасных,
В очах, где грусть измен,
Весь бред моих страстей напрасных,
Моих ночей, Кармен!»

Однако они расстались в 1914 году, когда Блок затосковал по жене, которая не выдержав любовных метаний мужа отправилась санитаркой на фронт.

После возвращения Любови Дмитриевны Блок успокоился, более он не отпускал жену от себя и был ей верен до самой смерти в 1921 году. Любовь Дмитриевна пережила мужа на 18 лет.

Менделеева-Блок

1894 год. Москва. Женская гимназия. Девочки в строгих темных платьях записывают утомительную лекцию. Дружно скрипят перья, профессор вышагивает от стены к стене:
— Следует добавить, что в параграфе номер восемь абзац четыре …
Он не успевает договорить, потому что через весь класс, покрывая парты синими брызгами, летит чернильница, ударяется о стену и разбивается.
— Кто это сделал? – в ярости кричит учитель.
— Я! – улыбается пухленькая девочка с густыми светлыми волосами.
— Зачем? – заикаясь, спрашивает пораженный учитель.
— А мне было скучно! – отвечает гимназистка Люба Менделеева.

Любовь Дмитриевна Менделеева-Блок (1881-1939)

Дочь великого химика родилась летом 1881 года. К тому моменту Дмитрий Менделеев еще не успел оформить развод с первой женой, и новорожденную девочку зарегистрировали только зимой следующего года. Люба гордилась своей неправильной датой рождения и видела в этом добрый знак, обещающий ей яркую, насыщенную событиями жизнь.
В Боблово, имении Менделеева, часто устраивались спектакли для соседей и крестьян. Любе, мечтавшей стать актрисой, было немного обидно, что ее двоюродные сестры пользуются большей популярностью у публики и у мальчиков-актеров. Сестры были хорошенькие, а Люба находила себя полноватой и слишком высокой.
Летом в Боблово зачастил семнадцатилетний юноша, большой оригинал. Он тоже собирался стать актером и играл в жизни, как на сцене, изображая загадочного английского принца. Юношу звали Александр Блок. Тогда он еще сам не был уверен, что будет поэтом.
К приезду Блока Люба одевалась во все розовое и напускала на себя равнодушный и неприступный вид. Так она решила выделиться из толпы веселых, болтливых подружек.
Трюк возымел действие – многие мальчики обратили на Любу внимание, в том числе и Блок.
В постановке Гамлета эта пара получила главные роли. Блок был неотразим в черном облегающем костюме принца датского, а Люба Менделеева поразила всех в роли Офелии. Ее главной изюминкой стали распущенные густые светлые волосы почти до пят. Волосы – плащ, так говорили про Любу в роли Офелии.
Десять минут тихого разговора за сценой стали началом мучительного романа Блока и Менделеевой. Они толком не успели ничего сказать друг другу, но Люба почувствовала возникновение невидимой связующей нити. С тех пор она, по ее собственному утверждению, могла послать Блоку мысленный вызов – и он мчался к ней верхом на белом коне за восемь верст, чтобы просто помолчать вместе.
Однажды фокус не получился – юноша заразился болезнью, во время лечения которой доктора запретили ему ездить верхом. На телеге романтик передвигаться не желал, и на этом закончилась первая глава любовного романа.
— Вспоминаю о Блоке с досадой, — говорила Люба. Ее угнетала недосказанность, туманность отношений. Она уехала в Петербург продолжать учебу в театральной студии. Немногочисленных поклонников девушка называла бездушными манекенами. Легкий флирт ей был не нужен – она хотела разбивать сердца.
Когда Любе удавалось остаться в доме одной, она снимала платье и обнаженная ходила по зале, глядя на себя в зеркала. Через месяц таких упражнений в ней появилась особая пластика. Увидев Любу случайно в городе, на стрелке Васильевского острова, повзрослевший Блок поразился произошедшей в ней перемене.
— Божественная! – все что мог он прошептать. Блок уже определился со своим предназначением – оставил театр и посвятил себя поэзии. Ему была необходима муза, Прекрасная дама – и вот он ее нашел!
Люба почувствовала, что Блок идет за ней. Но она не обернулась и плавной походкой прошла вдоль и поперек весь Васильевский остров. Поэт стал ее тенью. Последующие месяцы она мысленно призывала его то в ложу театра, то на студенческие посиделки, и Блок непременно появлялся.
Люба получила несколько заметных ролей в театре, она была так называемой молодой бытовой актрисой. Ей приходилось смириться с этим амплуа, романтических героинь ей не доверяли. Блок приходил на премьеры и видел, что игра его Прекрасной дамы вызывает одобрение публики. После представления они бродили по улицам.
Нет конца лесным тропинкам.
Только встретить до звезды
Чуть заметные следы.
Внемлет слух лесным былинкам.
Это первое стихотворение Блока, которое услышала из его уст Люба.
— Ты — больше, чем Афанасий Фет! – на полном серьезе сказала она. Блок был счастлив. Они заходили в церкви, но избегали богослужений. Они стояли у самой старой, темной иконы. Люба молилась Богородице, а Блок молился на Любу.
Девушка не скрывала, что бесконечные прогулки и красивые разговоры – это не совсем то, что ей нужно от молодого мужчины.
— Прощайте! – однажды выпалила она. И он ушел. Во второй главе была поставлена точка.
Казалось, что между ними все кончено.
Прошли месяцы. Однажды Люба пошла в театр и села на хорах, в самом темном и незаметном углу. Через несколько минут в зале появился Блок и прошествовал прямиком к ней, точно зная и чувствуя, где она. Взволнованные, Александр и Люба оставили театр и вышли на улицу, под снегопад.
Блок сделал Любе Менделеевой официальное предложение. Она сознавалась, что не поняла ни слова – только смысл.
— Я согласна! – сказала она, и тут же засомневалась в своем решении.
Блок вынул и кармана бумажку и протянул ей:
— Прочти!
Это была записка самоубийцы. Блок собирался застрелиться в случае, если бы получил отказ. Люба скомкала листок и сунула в карман. Она будет хранить эту записку всю жизнь.
Родственники Любы и Александра не были против их брака. Только Александра Андреевна Блок, души не чаявшая в сыне, сразу откровенно начала ревновать.
Они поженились в 1903 году имении Блока, Шахматове. До наших дней сохранились руины церкви 17 века, в которой венчались влюбленные.
Первая брачная ночь стала шоком для Любы.
— Я не могу быть с тобой, как с уличной девкой, – сообщил молодой муж обескураженной девушке.
Он и раньше намекал, что придерживается столь странного убеждения, но тогда Люба не поверила. На знаменитой фотографии, сделанной в год свадьбы, мы видим, насколько молодожены отстранены друг от друга, их силуэты напоминают неумелый коллаж.
— Вечная жена! — говорит Блок, воспевая ее душу и прочие неосязаемые качества. В ответ Люба наряжается и кокетничает, пытаясь продемонстрировать свою физическую привлекательность. Но на удочку клюет другой. Лучший друг Блока, Андрей Белый, влюбляется в Любу. Он пишет ей записки с угрозами самоубийства (что было в ту пору в моде), преследует, умоляет…
— Ты должна принадлежать мне!
Желая досадить мужу, Люба становится любовницей Белого. Эта история чуть не закончилась дуэлью двух поэтов, но Люба за чашкой чая окрутила секунданта, и поединок был отменен.

Страсть закипела в груди —
Горе людское забыто,
Нет ничего впереди,
Прошлое дымкой закрыто.

Пишет Блок и снова заводит роман на стороне.
Любовь уезжает на гастроли. Она не нуждается в зарплате актрисы, ее содержит знаменитый отец. Злые языки уверяли, чтобы сыграть главную роль в театре Мейерхольда, Люба тратила свои деньги на постановку. Тем не менее, в записках современников сохранились лестные отзывы о ее игре. Корней Чуковский пишет:
«Певцы зaгримированы очень хорошо. Женa Блокa, дочь Менделеевa, не пелa, a кричaлa, по-бaбьи, выходило очень хорошо, до ужaсa. Вообще было что-то из Достоевского в этой ужaсной лимонaдке, похоже нa мухоедство,- и кaкой лимон рвaть онa моглa в России, где лимоны? Но неукоснительно, безжaлостно, с голосом отчaяния и покорности Року эти бледные мaстеровые и девки фaбричные выкрикивaли: — Я лимон рвaлa.»
Среди коллег Люба выделила молодого красавца и прозвала его – мой паж. Актеры вместе переезжают из города в город, их любовь развивается в номерах провинциальных гостиниц. Молодая актриса живет чужой жизнью, подписываясь сценическим псевдонимом «Басаргина».
В Петербург к мужу Люба вернулась беременной, но она не видела себя в роли матери. Блок уговорил ее оставить ребенка. Он хотел наследника, пусть даже не родного по крови.
Увеличивающийся живот раздражал Любу. Он мешал ей сохранять привлекательный образ Прекрасной дамы. Она не берегла себя и частенько пила водку в сомнительной компании.
Родившийся мальчик прожил всего восемь дней. Люба повторяла, что недаром ее линию жизни на правой ладони перекрывает красное пятно.
Блок плакал на могиле неродного сына.

Читать еще:  О чем молчат в постели женщины стих

Я подавлю глухую злобу,
Тоску забвению предам.
Святому маленькому гробу
Молиться буду по ночам.

Поэт по-прежнему встречался со многими женщинами, начал пить.
Любовь чувствовала потребность очиститься, сделать что-то хорошее, ее жизнь была окружена мраком. Она закончила курсы медсестер и уехала на фронт первой мировой войны, работала медсестрой больше года, пока Блок не упросил ее вернуться. Он не мог без нее жить, вернее справляться со все ухудшающимися жизненными обстоятельствами. Но вместе им было еще хуже.
— Он не был нормальным, я это поняла очень поздно, – повторяла Люба, – Он был слишком изысканной, интеллегентной, уже вырождающейся породы…
Восторг Александра Блока от свершившейся октябрьской революции сменился болезненным и агрессивным состоянием.
— Блок боится, что к нему в квартиру подселят тех самых 12 матросов из его поэмы! – мрачно шутила поэтесса Зинаида Гиппиус.
Блоку пришлось работать в чуждом ему большевистском Комиссариате, чтобы иметь хоть какие-то средства к существованию.
Любовь как могла организовала послереволюционный быт – посылала мать Блока, Александру Андреевну, на рынок продавать драгоценности, топила печь венскими стульями и чистила остро пахнущую селедку.
— О, мои красивые ручки! Что с Вами сделала скользкая рыба! – плакала Люба.
Ведь о ее руках писал Блок:
В снах печальных тебя узнаю,
И сжимаю руками моими,
Чародейную руку твою…
К 1921 году состояние их маленькой семьи приблизилось к катастрофе.
На несчастного поэта нападали приступы ярости. Он бил посуду, ломал последние не проданные вещи, хотя до того всю жизнь был совершенным аккуратистом и обожал порядок в доме. Агрессия сменялась апатией и упадком сил. Смерть стала для поэта освобождением.
Мать и вдова вместе рыдали у гроба. На похоронах собралось несколько тысяч поклонников Блока.
Любовь Дмитриевна пережила мужа на 18 лет. Романов она больше не заводила, и как-то быстро смирилась со старостью. На сцену она выходила разве что для чтения «Двенадцати».
Ее подруга балерина Ваганова устроила вдову поэта в хореографическое училище. На закате жизни Любовь Дмитриевна открыла в себе новый талант — стала теоретиком классического танца.
В 1939 году, подготавливая архивы Блока для печати, она неожиданно умерла. На последнем вздохе Любовь успела прошептать имя покойного мужа: «Сашенька…» Она вновь возвращалась к нему.
«И потому, что бы ни случилось с нами, — у нас всегда был выход в этот мир, где мы были незыблемо неразлучны, верны и чисты. В нем нам всегда было легко и надежно, если мы даже и плакали порой о земных наших бедах.»

Любовь Менделеева и Александр Блок

Любовь Менделеева и Александр Блок

Отношения великого русского поэта Александра Блока, в стихах которого женщина, как правило, являлась существом высшим, поднятой на недосягаемый пьедестал Прекрасной Дамой, с женщинами земными, из плоти и крови, всегда были более чем странными.

С Любашей Менделеевой Блок был знаком с самого детства: имение его деда Шахматово находилось всего в восьми километрах от имения Дмитрия Менделеева, знаменитого русского химика. Домашний театр, посиделки на веранде под пение самовара, «живые картины», совместное разгадывание ребусов… Все это разом вспомнилось Александру, когда он снова встретил ту, которую не видел долгие годы.

Люба Менделеева играла Офелию в «Гамлете», и Блок был очарован как исполнением, так и самой девушкой, выросшей из пухлощекой молчуньи в статную красавицу. В свои восемнадцать Александр Блок уже пережил острое разочарование первой любви. Ксения Садовская, с которой у него случился захватывающий курортный роман и которая вдохновила его на многочисленные поэтические строки, была скучающей светской львицей. Они встретились на курорте в Южной Германии. Блоку было шестнадцать, Ксении – тридцать семь. Пылкий мальчик забавлял томящуюся даму, и та, не слишком задумываясь о последствиях, легко пустила его в свою постель.

Мать Блока, с которой он приехал на курорт, устроила пошлый скандал, ворвавшись к «гнусной совратительнице» в номер. Садовская была старше матери Саши на год – и та неистовствовала, грозя распутнице всеми карами небесными и даже каторгой… Садовская выставила мадам Блок за дверь, и та сорвала досаду на сыне: «Куда деться, Сашурочка, возрастная физика, и, может, так оно и лучше, чем публичный дом, где безобразия и болезни?»

В тот же день Блоки уехали домой. Александр не успел попрощаться со своей первой любовью, лишь положил под ее дверь красную розу… Однако они еще не раз свидятся – в Петербурге, где их сладкие тайные свидания будут разбавлять рутину ее скучной семейной жизни.

С появлением в его жизни Любы Менделеевой Блок совершенно остывает к Садовской: он наконец-то нашел свой идеал, чистую, прекрасную девушку, жизнь с которой можно начать с нового листа! Они встречались год, а затем Блок, совершенно уверенный в своих чувствах, сделал Менделеевой предложение. Была сыграна свадьба, и все предрекали паре долгую и счастливую семейную жизнь. Из этого сбылось только первое – их семейная жизнь была действительно долгой. Но счастливой, увы, назвать ее было невозможно…

Разумеется, поэты отчасти существа не от мира сего, но чтобы в первую брачную ночь объяснить трепещущей от любви и страсти невесте, что физической близости между ними быть никак не может, потому что это… помешает их духовному родству?! Люба плакала от стыда и унижения, но она как-никак была его Прекрасной Дамой, Таинственной Девой и Вечной Женой, и, возможно, это на время примирило ее с происходящим.

Блок не мог проделывать со своей женой в постели то, что позволял себе с уличными девками в публичных домах, куда он шел, чтобы выпустить пар и… снова писать о чистоте, женственности и белых одеждах! Однако если он, презирая все плотское, вовсю пользовался услугами доступных женщин, то бедная Люба даже помыслить себе не могла, что их брак, освященный церковью, превратится в такой балаган… Ее созревшее тело также требовало любви земной, настоящей, а не той условной близости, которую предлагал ей муж.

Между тем внимания Любы стало открыто добиваться другое литературное дарование – Андрей Белый. Красавец Белый настойчиво ухаживал за женой Блока, а она, бедняжка, не знала, что делать со всеми этими свалившимися на нее высокими чувствами: мистикой собственного мужа, который желал видеть ее как Неизреченную, и поклонением Белого, который также хотел от нее пламенного горения и полного слияния душ…

Люба была чудо как хороша: пытаясь совратить собственного мужа, она выписывала наряды из Парижа, пользовалась модными духами, но лучше всего был ее истомленный неразделенной страстью взгляд. Их физическая близость все же состоялась – через два года жене удалось затащить собственного мужа в постель, но… он заявил, что это была ошибка и больше такого не повторится! Правда, время от времени они с Блоком все же бывали близки, но особой радости в этом для бедной Любы не было.

Наконец она решилась принять навязываемые ей правила чужой игры и стать «свободной, как птица», допустив к своему телу других, раз уж мужу оно было совсем без надобности. Гастролируя с театром Мейерхольда по России, Люба честно писала Блоку о каждом новом любовнике, неизменно приписывая в конце: «Люблю тебя одного в целом мире».

Да, она несомненно любила его, иначе давно ушла бы к кому-нибудь из тех, кто восхищался ею и жаждал ее общения, понимания, страсти… Но сердце ее было навек отдано Блоку, как и его странное сердце навек принадлежало ей. На очередных гастролях Люба всерьез увлеклась актером Лавидовским и даже забеременела от него. Возвратившись домой, она рассказала о своей беременности мужу, и тот… обрадовался! «Пусть будет ребенок! Это еще больше сблизит нас, ведь это будет наш общий ребенок!»

Люба плакала от острой любви и жалости к мужу – Блок не мог иметь детей, переболев в юности сифилисом. Однако детей им иметь было не суждено – новорожденный мальчик скончался через восемь дней, повергнув обоих родителей в неизбывную печаль.

Возможно, только обладавшая ангельским терпением Любовь Блок могла вынести все странности и чудачества своего мужа. Когда тот, увлекшись красавицей актрисой Натальей Волоховой, даже стал думать о разводе, Люба сама пошла к Волоховой и… честно рассказала о поэте все. Что дед Блока умер в психиатрической лечебнице, а мать страдает эпилептическими припадками. Что жизнь с поэтом – это тяжелый груз, но… она, Люба, готова переложить этот груз на другие плечи. При условии, что Волохова действительно любит поэта так, что будет играть по его правилам и при этом забудет о собственной жизни.

Волохова, эта «Снежная королева», которой Блок посвятил цикл стихов, предпочла порвать с поэтом, оставив его жене. Но… Любочке от этого легче не стало. Ее Сашура тут же закрутил новый роман – на этот раз с оперной певицей. Поэту как воздух необходимо было постоянное впрыскивание в кровь сладкого яда влюбленности, а ей – крепкая семья, супружеское счастье, которого с Блоком у нее не было, да и не могло быть…

Началась Первая мировая, и Любовь Блок уехала на фронт санитаркой, разорвав тем самым круг непростых отношений с собственным мужем. Поэт безумно тоскует по жене, и когда она возвращается домой, не отпускает Любу от себя ни на шаг. Александр Блок, который все чаще прикладывался к бутылке дешевого вина и разменивал ее на таких же дешевых шлюх, наконец понял, в чем было его истинное счастье.

До самой смерти Блока они останутся вместе, несмотря ни на его по-прежнему тяжелый характер, ни на горькое разочарование в революции, которую он когда-то приветствовал. Здоровье поэта было подорвано той самой «истиной в вине» и мучительными поисками настоящей правды, которая открылась ему лишь в последние годы жизни: оказывается, счастье было совсем рядом, стоило лишь протянуть руку…

Блок умер вскоре после Октябрьской революции – в 1921 году. Большевики, на которых он согласился работать, взваливали на поэта непомерно большие нагрузки, заставляли бесконечно агитировать, председательствовать, кричать с трибуны… Блок жаловался жене: «Я чувствую, как будто меня выпили…» Блоки жили очень скромно, если не сказать в полной нищете. Смертельно больной поэт просил у новой власти разрешения на выезд за границу, но ему много раз отказывали. Когда же это разрешение наконец было получено, оно уже ничего не могло изменить – Александр Блок умер от болезни сердца.

Любовь Менделеева-Блок пережила мужа на восемнадцать лет и всю оставшуюся жизнь посвятила сохранению его наследия. Умерла она внезапно: открыв дверь двоим приятельницам, пришедшим за ее мемуарами о покойном муже, Люба вдруг сияющим взором уставилась на что-то за их спинами, произнесла: «Са-а-ашенька!» – и упала замертво.

В среде богемы долго ходили слухи о странной болезни Блока, как-то слишком быстро унесшей его в могилу, и о смерти его жены… Все сходились лишь в одном: ему надоело ждать свою Прекрасную Даму на перепутье параллельных миров, и он пришел к ее порогу сам…

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

6. Александр Блок

6. Александр Блок Году в 1919—1920-м Блок приезжал в Москву и выступал в Политехническом музее[97]. Было лето, в нашем фильском саду расцветали пионы, а в неуспокоенной столице то и дело происходили огненные и кровавые вспышки. Политехнический музей был переполнен в этот душный

«Гамлет» и Александр Блок

«Гамлет» и Александр Блок Когда Пастернак только еще начинал работать над романом «Доктор Живаго», он так формулировал свой замысел: «Я сейчас пишу роман в прозе о человеке, который составляет некоторую равнодействующую между Блоком и мной (и Маяковским и Есениным,

Александр Блок

Александр Блок Кем ты призван В мою молодую жизнь ? Весть о смерти Блока ударила Цветаеву. Сразу же, в августе 1921 года, она пишет четыре стихотворения на его кончину, которые могли бы быть озаглавлены «Вознесение». Ключевое слово этого цикла – «крыло». Оно повторено шесть

Александр Блок

Александр Блок На момент смерти Блоку 40 лет. Статус – главный поэт эпохи. Его имя знает вся читающая Россия. Один из немногих представителей русской интеллигенции, принявших Октябрьскую революцию. В начале 1918 г. пишет поэмы «Двенадцать» и «Скифы» – глубоко революционные

Читать еще:  На чьи стихи писал римский корсаков

АЛЕКСАНДР БЛОК

АЛЕКСАНДР БЛОК IВсякий раз, когда я перелистываю его стихотворные сборники, у меня возникает множество мелких, стариковских, никому, должно быть, не нужных, бытовых воспоминаний о нем.Читая, например, его знаменитые строки: Ночь, улица, фонарь, аптека,— я вспоминаю

АЛЕКСАНДР БЛОК

АЛЕКСАНДР БЛОК Нет более трудной задачи, чем рассказать о запахе речной воды или о полевой тишине. И притом рассказать так, чтобы собеседник явственно услышал этот запах и почувствовал тишину.Как передать «хрустальный звон», как говорил Блок, пушкинских стихов,

Любовь Менделеева-Блок

Любовь Менделеева-Блок ПРЕКРАСНАЯ ДАМА РУССКОЙ ПОЭЗИИТрудно через толщу прошедшего столетия разглядеть образ девушки, вызвавшей небывалый в русской поэзии поток песнопений. Если судить по фотографиям, красивой ее не назовешь – грубоватое, немного скуластое лицо, не

Александр Блок

Александр Блок IИмя Александра Блока я впервые услышал из уст Анны Николаевны Шмидт,[331] особы примечательной и загадочной, чья судьба, как известно, была связана с судьбой Владимира Соловьева. Встретился я с Анною Николаевной в 1903 году, когда я жил поневоле в Нижнем

Жена Любовь Дмитриевна Блок

Жена Любовь Дмитриевна Блок Любовь Дмитриевна Блок:Я была по складу души, по способу ощущения и по устремленности мысли другая, чем соратники Блока эпохи русского символизма. Отставала? В том-то и дело, что теперь мне кажется – нет. Мне кажется, что я буду своя в ней

Александр Блок

Александр Блок Нет более трудной задачи, чем рассказать о запахе речной воды или о полевой тишине. И притом рассказать так, чтобы собеседник явственно услышал этот запах и почувствовал тишину.Как передать «хрустальный звон», как говорил Блок, пушкинских стихов,

АЛЕКСАНДР БЛОК В ВОСПОМИНАНИЯХ С. Н. ТУТОЛМИНОЙ

АЛЕКСАНДР БЛОК В ВОСПОМИНАНИЯХ С. Н. ТУТОЛМИНОЙ С Александром Блоком мы были в близком родстве: его отец — родной брат моей матери. Мы родились в один год. Должно быть, именно потому он был ближе со мной, чем с моей старшей сестрой Ольгой.Нас связывала еще проявившаяся у

Александр Блок «Стихи о Прекрасной даме»

Литературный календарь – 2019: читаем книги

Книга-юбиляр – 115 лет

…Вся история моего внутреннего развития напророчена в «Стихах о Прекрасной Даме».
Александр Блок
Свои мечты поэт определяет, как «сны раздумий небывалых», как «священный сон», и его заветные мольбы сводятся к одному: да исчезнет «мысль о теле», «воскресни дух, а плоть усни».
Валерий Брюсов

«Стихи о Прекрасной Даме» (1904) – главный цикл любовной лирики Александра Александровича Блока, представляющий собой поэтический дневник становления возвышенного чувства русского поэта. Это цикл «чистой» по жанру, отрешенной от всяких злободневных вопросов поэзии, одно из произведений русского символизма, посвященное Любови Дмитриевне Менделеевой, жене, актрисе, дочери великого ученого-химика. Зная свою будущую супругу Любовь Менделееву с детства (Менделеевы жили по соседству с Бекетовыми), он увлекся ею по-настоящему в 19-летнем возрасте, пригласив летом на даче на роль Офелии в любительском спектакле, где сам играл Гамлета. Летом 1901 г. Блок понял, что «страшно влюблен» в нее. Четыре года трепетной любви – вся она, как на ладони, представлена в письмах и в стихах, в сборнике «Стихи о Прекрасной Даме». Блок сделал Любови предложение, 17 августа 1903 г. они обвенчались. Для творчества Александра Блока это событие превратилось в акт вселенской значимости. Этот роман оказался «поэтичным». «Он писал тогда стихи – много стихов, писал как завороженный. Он не замечал ни студенческих демонстраций, хотя сам тогда учился в Петербургском университете, ни других событий времени. Ему было не до этого – он «входил в темные храмы и совершал бедный обряд», – так видела молодого Блока Л. Менделеева.

Образ Прекрасной Дамы Блок почерпнул в рыцарской поэзии Средневековья: рыцарского поклонения Даме, традициях мистической лирики Ренессанса, в особенности Данте и Петрарки, он соединился у Блока с земным чувством любви-страсти. В русской поэзии Блок видел своих предшественников в Жуковском и особенно в Фете. Поэт не сразу нашел название цикла. Тема была ясна с самого начала – Вечная Женственность. В ней виделась разгадка бытия и всех его законов. Она шла от Гете и Владимира Сергеевича Соловьева. Под влиянием мыслителя о мистической Вечной Женственности жили в начале ХХ столетия многие молодые люди России. Они бредили образом Прекрасной Дамы. Поэта тоже захватила мысль о воплощении Идеала в земной действительности. Он верил в возможность соприкосновения идеального и реального миров. Ожидание грандиозного преображения все теснее связывалось в его сознании с нисхождением на землю Вечной Женственности, Таинственной Девы. Наступление нового века воспринималось поэтом как начало всеобщего обновления и перерождения человека. В 1901–1902 гг. его посещали видения. Ему является она, в ее чертах он узнает Мировую Душу, образ которой причудливо переплетается с чертами реальной женщины, его невесты. Почитание неземной прекрасной Дамы и влюбленность в конкретную женщину слились в единое чувство и породили творческое напряжение невиданной силы. Александр Александрович осознал, что такой Девой является Любовь Менделеева. Первоначально автору тоже хотелось назвать собрание самых сокровенных стихотворений – «О вечноженственном», но он по-новому взглянул на свою строфу:

Вхожу я в темные храмы.
Свершаю бедный обряд.
Там жду я Прекрасной Дамы
В мерцанье красных лампад.

В цикле «Стихи о Прекрасной Даме» произошло открытие новой для всей литературы 1900-х гг. темы мистического женского начала мира. Так родилось название сборника, который стал важнейшим событием в истории русской поэзии начала ХХ в. Название будущего цикла впервые появилось в печати в 1903 г. в связи с публикацией в альманахе «Северные цветы» десяти лирических стихотворений Блока и было предложено составителем и редактором альманаха В. Я. Брюсовым. В дальнейшем это название традиционно использовалось Блоком. В конце октября 1904 г. (на титульном листе 1905) в московском издательстве «Гриф» вышла первая отдельная книга поэта с тем же названием «Стихи о Прекрасной Даме». Выход первой книги сделал имя автора широко известным и ввел его в круг символистов, а первый сборник Александра Блока свидетельствовал о зрелости таланта и творческой оригинальности поэта.

Блок хотел, чтобы все его творчество рассматривалось как единый роман в стихах. Он разделил свою поэзию на три тома, каждый из которых знаменовал определенный этап пройденного им жизненного и творческого пути. В этой картине целого в первом томе центральное место отведено самому обширному по объему циклу – «Стихам о Прекрасной Даме». В последнем прижизненном издании блоковской лирики цикл включал 164 стихотворения, написанных в период с весны 1901 г. по осень 1902 г. «Стихи о Прекрасной Даме» – единый текст, в основе которого лежит простой мотив: лирический герой – «рыцарь» (юноша, поэт, инок) стремится к ней. В цикле разработана система символов. В предметах и явлениях Блок провидел намеки на иной мир, базу для символов Блок искал и находил в окружающей жизни.

Предчувствую Тебя. Года проходят мимо –
Все в облике одном предчувствую Тебя.
Весь горизонт в огне – и ясен нестерпимо,
И молча жду, – тоскуя и любя.

Блок воспринял свое отношение к девушке как возвышенный «мистический роман», однако брак не осчастливил Любовь Дмитриевну. Блок любил ее, но не как земную женщину из плоти и крови, а как Музу, источник поэтического вдохновения. На протяжении четырех лет после свадьбы супруга оставалась для него Прекрасной Дамой – земным воплощением божественного начала. Менделеева точку зрения мужа не разделяла. Она хотела быть любимой, как обычная женщина, и считала поведение Александра Александровича издевательским. Отношения Блока с женой, которые поначалу складывались романтично, обернулись личной трагедией. Любовь Менделеева стала Вселенским символом не только для мужа, но и для его друзей, что привело к острым конфликтам. Вскоре дало знать извечное противоречие между мечтой и действительностью – самим Блоком и его Прекрасной Дамой: та оказалась далекой от созданного поэтического идеала, к тому же еще и неверной супругой. Все так и было: сначала портрет, как икона, затем – снятое обручальное кольцо. А что же Прекрасная Дама? Вполне закономерна и хрестоматийная концовка стихотворения:

Твое лицо в его простой оправе
Своей рукой убрал я со стола.

С кем бы в дальнейшем ни сводила Блока судьба, и какие бы лирические шедевры ни рождались – былой образ Прекрасной Дамы, возвышенный, вдохновенный, и в какой-то мере недостижимый идеал любви, по-прежнему лучезарно светился между строк любовной лирики. В этом смысле судьба знаменитого сборника, посвященного невесте-жене, оказалась более чем символичной. По существу, Прекрасная Дама – это вся поэзия Блока, вся мировая поэзия вообще! Именно эти стихи оставались для Блока самыми любимыми до конца жизни. Мотивы и образы цикла получили широкое развитие в лирике и драматургии Блока.

Литературоведы часто называют первый том лирики Блока «стихотворным молитвенником»: герой застывает в коленопреклоненной позе, он «молча ждет», «тоскуя и любя»; ритуальность происходящего поддержана образными знаками религиозного служения – упоминанием лампад, свечей, церковной ограды, господством белого, алого и золотого цветов в живописной палитре. Земные «переживания» Блока и эпизоды личной биографии используются поэтом как материал для вдохновенного преобразования. Исследовательница Л. А. Колобаева отмечает: «Способ восприятия мира» и соответствующий ему способ символизации в поэзии Блока этого времени – это способ всеобщих, универсальных аналогий и мировых «соответствий».

…Весь горизонт в огне, и близко появленье.
Но страшно мне: изменишь облик Ты.
И дерзкое возбудишь подозренье,
Сменив в конце привычные черты.

С годами Прекрасную Даму сменяет Незнакомка, Снежная Маска, «цыганка-раскольница» Фаина.

Цитаты:

Вхожу я в темные храмы,
Совершаю бедный обряд.
Там жду я Прекрасной Дамы
В мерцаньи красных лампад.

В тени у высокой колонны
Дрожу от скрипа дверей.
А в лицо мне глядит, озаренный,
Только образ, лишь сон о Ней.
О, я привык к этим ризам
Величавой Вечной Жены!
Высоко бегут по карнизам
Улыбки, сказки и сны.

О, Святая, как ласковы свечи,
Как отрадны Твои черты!
Мне не слышны ни вздохи, ни речи,
Но я верю: Милая – Ты.

25 октября 1902

***
Покраснели и гаснут ступени.
Ты сказала сама: Приду.
У входа в сумрак молений
Я открыл мое сердце. – Жду.

Что скажу я тебе – не знаю.
Может быть, от счастья умру.
Но, огнем вечерним сгорая,
Привлеку и тебя к костру.

Расцветает красное пламя.
Неожиданно сны сбылись.
Ты идешь. Над храмом, над нами –
Беззакатная глубь и высь.

25 декабря 1902

Отзывы читателей

Много стихов о прекрасной даме наводили на мысль, что ее не существует, а это просто такое вот воспевание женского образа в лике луны. Холодной, далекой, манящей, но неживой. Но иногда товарищ Блок вытаскивал на свет всю свою чувственную страсть и она превращалась в живую женщину из плоти и крови… с которой хочется жить.

…Он необыкновенный. Он – полностью мой. Я чувствую его стихи, я понимаю его, погружаясь в его мир, взлетая вместе с ним. И так не хочется потом приземляться. Но приходится. И тогда, когда опускаешься на землю, где-то в душе отзвук полета его стихов…

Источники:
83.3(0)
А 161
К-569303-БО
Блок. «Стихи о Прекрасной Даме» // Сто великих книг / Ю. А. Абрамов, В. Н. Демин. – Москва : Вече, 2007. – С. 439–443 : ил. – (100 великих). – Библиогр.: с. 474.

83.3Р6
Р 893
К-536098-БО
Александр Александрович Блок // Русские поэты XX века : собр. биогр. / М. Б. Богуславский [и др.]. – Челябинск : Урал Л.Т.Д., 2001. – С. 55–61.

83.3(0)
Е 702
К-579719-БО
Александр Александрович Блок // Сто великих поэтов / В. Н. Еремин. – Москва : Вече, 2010. – С. 398–402. : портр. – (Сто великих).

83.3(0)
Э 687
Д-271716-БО
«Стихи о Прекрасной Даме» // Энциклопедия литературных произведений : для
использования в учеб. процессе в высш. и сред. учеб. заведениях гуманитар. профиля / под ред. С. В. Стахорского. – Москва : Вагриус, 1998. – С. 476–477. – (Литературные энциклопедии). – Библиогр.: с. 624–654.

* Для чтения книги онлайн в библиотеке ЛитРес необходима удалённая регистрация на портале ЧОУНБ. Библиотечную книгу Вы сможете читать онлайн на сайте или в библиотечных приложениях ЛитРес для Android, iPad, iPhone.

Материал подготовила Наталья Удовицкая,
гл. библиограф ИБО

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector