5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Стих был трудный бой все нынче как спросонку

Александр Твардовский — Рассказ танкиста: Стих

Был трудный бой. Всё нынче, как спросонку,
И только не могу себе простить:
Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку,
А как зовут, забыл его спросить.

Лет десяти-двенадцати. Бедовый,
Из тех, что главарями у детей,
Из тех, что в городишках прифронтовых
Встречают нас как дорогих гостей.

Машину обступают на стоянках,
Таскать им воду вёдрами — не труд,
Приносят мыло с полотенцем к танку
И сливы недозрелые суют…

Шёл бой за улицу. Огонь врага был страшен,
Мы прорывались к площади вперёд.
А он гвоздит — не выглянуть из башен, —
И чёрт его поймёт, откуда бьёт.

Тут угадай-ка, за каким домишкой
Он примостился, — столько всяких дыр,
И вдруг к машине подбежал парнишка:
— Товарищ командир, товарищ командир!

Я знаю, где их пушка. Я разведал…
Я подползал, они вон там, в саду…
— Да где же, где. — А дайте я поеду
На танке с вами. Прямо приведу.

Что ж, бой не ждёт. — Влезай сюда, дружище! —
И вот мы катим к месту вчетвером.
Стоит парнишка — мины, пули свищут,
И только рубашонка пузырём.

Подъехали. — Вот здесь. — И с разворота
Заходим в тыл и полный газ даём.
И эту пушку, заодно с расчётом,
Мы вмяли в рыхлый, жирный чернозём.

Я вытер пот. Душила гарь и копоть:
От дома к дому шёл большой пожар.
И, помню, я сказал: — Спасибо, хлопец! —
И руку, как товарищу, пожал…

Был трудный бой. Всё нынче, как спросонку,
И только не могу себе простить:
Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку,
Но как зовут, забыл его спросить.

Анализ стихотворения «Рассказ танкиста» Твардовского

А. Твардовский был, прежде всего, журналистом. Поэтому с 1939 по 1946 гг. он принимал участие во всех боевых действиях в качестве военного корреспондента. Это наложило отпечаток на все творчество поэта. Его художественные произведения напоминают публицистические очерки. Это усиливает их эмоциональное воздействие, так как позволяет читателю стать непосредственным свидетелем событий. В 1942 г. Твардовский написал стихотворение «Рассказ танкиста», основанный на реальной истории из жизни. Главный герой остался неизвестным, он стал олицетворениям множества подобных военных историй.

Стихотворение рассказывает о небольшом эпизоде, связанным со взятием советскими войсками незначительного населенного пункта. С самого начала главный герой вносит интригу в повествование. Упоминая лишь о трудности боя, он выражает сожаление, что не узнал имени какого-то мальчишки. Он в нескольких фразах вспоминает его внешность и сравнивает с тысячами таких же ребят, детство которых было искалечено войной. Эти дети всеми силами приближали победу, многие из них уже в самом раннем возрасте имели свой личный счет к врагу.

В центре стихотворения – подвиг мальчика. Танковая группа никак не могла пробиться к центру города из-за подавляющего огня противника. Маленький ребенок сумел найти позицию вражеской пушки и сообщить об этом танкисту. Сведения ребенка позволяют уничтожить пушечный расчет. Утомленный боем танкист успевает только сказать: «Спасибо, хлопец!» и пожать мальчонке руку.

Последняя строфа повторяет первую, замыкая композицию. Среди огромного количества боев, который провел танкист, только один ему запомнился навсегда. Он узнал бы мальчика «из тысяч лиц», но имя героя осталось ему неизвестным из-за собственной забывчивости.

Стихотворение «Рассказ танкиста» можно считать посвящением всем безымянным детям, рисковавшим жизнью, ради Великой Победы. Порой их подвиги были незначительны в масштабах всей страны, но и война – совершенно не детское дело.

LiveInternetLiveInternet

  • Регистрация
  • Вход

Рубрики

  • Авиация (150)
  • Астрономические явления (17)
  • Атмосферные конвективные явления (13)
  • Атмосферные оптические явления (30)
  • Атмосферные электрические явления (14)
  • Бабочки (20)
  • ВАТИКАН (23)
  • Владимир Джанибеков (8)
  • Водолей (20)
  • Вокруг Солнечной системы (80)
  • Вопрос-Ответ (2364)
  • Габсбурги (16)
  • Гаремы (7)
  • Далёкий космос (114)
  • Дальние страны (1258)
  • ДИНАСТИИ (39)
  • Дорога — это жизнь (39)
  • ДОСЬЕ (40)
  • Животные (536)
  • Загадки истории (445)
  • ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ИМЕНА (864)
  • Замки и Дворцы (27)
  • ЗАПОВЕДНИКИ (13)
  • ЗДОРОВЬЕ (268)
  • Земля (144)
  • ЗЕРКАЛО (5)
  • Искусство (715)
  • Истории любви (186)
  • ИСТОРИЯ (2448)
  • История одного стихотворения (2035)
  • История одной картины (1122)
  • Книги для детей (256)
  • Краса ветвей зависит от корней (30)
  • КУЛЬТУРА (249)
  • КУЛЬТУРНЫЙ КОД (53)
  • Легенды и мифы (185)
  • ЛИТЕРАТУРА (301)
  • ЛИТЕРАТУРНЫЕ ГЕРОИ (203)
  • ЛИЦА ИСТОРИИ (496)
  • ЛИЦА РАЗВЕДКИ (159)
  • ЛЮДИ (571)
  • Люди-легенды (120)
  • МАЯКИ (9)
  • Микеланджело Буонарроти (29)
  • Микробиология: ВИРУСЫ и БАКТЕРИИ (33)
  • МИКРОмир (16)
  • Мода (54)
  • Москва (75)
  • Музеи (123)
  • Наполеон Бонапарт (68)
  • Насекомые (105)
  • НАУКА (623)
  • Облака (15)
  • Оружие (23)
  • ОТКРЫТИЯ и ИЗОБРЕТЕНИЯ (253)
  • ПАРАЗИТЫ (23)
  • Первые среди равных (197)
  • ПЛАНЕТАРИЙ (81)
  • Поэзия (764)
  • Праздники (53)
  • Притчи (34)
  • Проза (478)
  • Прошлое и настоящее Ташкента (203)
  • Психология (81)
  • Птицы (214)
  • Растения (120)
  • Рекорды (19)
  • РОЗА ВЕТРОВ (22)
  • Романовы (106)
  • Россия (1238)
  • Сады и парки (36)
  • Самарканд — столица Тамерлана (22)
  • Санкт-Петербург (113)
  • Символы (165)
  • Скульпторы (38)
  • СЛОВАРЬ (77)
  • Соборы и Мечети (65)
  • СПИРАЛЬ ВРЕМЕНИ (23)
  • Судьбы человеческие (1617)
  • ТАЙНЫ и ЗАГАДКИ (370)
  • Ташкент (18)
  • Узбекистан (213)
  • Фарфор (8)
  • ФЕНОМЕН (167)
  • ФИЛАТЕЛИЯ (195)
  • Фотографии (521)
  • ФОТОГРАФЫ и их фотографии (187)
  • Фра Беато Анджелико (13)
  • ХУДОЖНИКИ (804)
  • ЦВЕТЫ (48)
  • ЧАЙ (24)
  • ЧЕЛОВЕК и ПРИРОДА (44)
  • ЧТОБЫ ПОМНИЛИ (734)
  • ЭВОЛЮЦИЯ (19)
  • ЭКСПЕДИЦИИ и НАХОДКИ (290)
  • ЭПОХА СССР (455)
  • ЮСУПОВЫ (21)

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Интересы

  • Все (1)

Постоянные читатели

  • Все (213)

Сообщества

Статистика

Александр Трифонович Твардовский. «Рассказ танкиста»

Александр Трифонович Твардовский

Был трудный бой. Всё нынче, как спросонку,
И только не могу себе простить:
Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку,
А как зовут, забыл его спросить.

Лет десяти-двенадцати. Бедовый,
Из тех, что главарями у детей,
Из тех, что в городишках прифронтовых
Встречают нас как дорогих гостей.

Машину обступают на стоянках,
Таскать им воду вёдрами — не труд,
Приносят мыло с полотенцем к танку
И сливы недозрелые суют…

Шёл бой за улицу. Огонь врага был страшен,
Мы прорывались к площади вперёд.
А он гвоздит — не выглянуть из башен, —
И чёрт его поймёт, откуда бьёт.

Тут угадай-ка, за каким домишкой
Он примостился, — столько всяких дыр,
И вдруг к машине подбежал парнишка:
— Товарищ командир, товарищ командир!

Я знаю, где их пушка. Я разведал…
Я подползал, они вон там, в саду…
— Да где же, где. — А дайте я поеду
На танке с вами. Прямо приведу.

Что ж, бой не ждёт. — Влезай сюда, дружище! —
И вот мы катим к месту вчетвером.
Стоит парнишка — мины, пули свищут,
И только рубашонка пузырём.

Подъехали. — Вот здесь. — И с разворота
Заходим в тыл и полный газ даём.
И эту пушку, заодно с расчётом,
Мы вмяли в рыхлый, жирный чернозём.

Я вытер пот. Душила гарь и копоть:
От дома к дому шёл большой пожар.
И, помню, я сказал: — Спасибо, хлопец! —
И руку, как товарищу, пожал…

Был трудный бой. Всё нынче, как спросонку,
И только не могу себе простить:
Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку,
Но как зовут, забыл его спросить.

Александр Твардовский с детства писал стихи, однако его жизнь в большей степени была связана не с поэзией, а с журналистикой. На фронт Твардовский ушел военным корреспондентом газеты «На страже Родины» в 1939 году, когда шли тяжелые бои за Финляндию, а вернулся к мирной жизни лишь весной 1946 года. За 7 лет фронтовой жизни автор успел исколесить не только всю Россию, но и Европу, опубликовал сотни очерков и военных сводок. В то же время Твардовский не забывал и о стихах, которые сегодня воспринимаются как иллюстрации к тем далеким и страшным событиям.

Примечательно, что, оставаясь верным журналистским принципам, Твардовский и в стихах старался передавать все увиденное либо услышанное с поразительной точностью. Это относится и к стихотворению «Рассказ танкиста», созданному в 1942 году. Оно было написано со слов очевидца – одного из участников танкового боевого сражения. Однако создается впечатление, что Твардовский лично видел все то, что происходило на пыльной улочке небольшого провинциального городка, который советские войска пытались отбить у фашистов.

Читать еще:  Какой размер у стиха неохотно и несмело

Стихотворение начинается с сожаления о том, что рассказчик не успел узнать имя главного героя повествования – местного мальчишки лет 10-12 из числа тех, кого принято именовать «бедовыми». Они – заводилы в любой компании, инициаторы дворовых драк, а также верные помощники русских солдат. Один такой сорванец и подошел к советским танкистам во время боя, чтобы показать, где именно находится огневая позиция противника. «Стоит парнишка — мины, пули свищут, и только рубашонка пузырем», — именно так описывает поэт героя своего произведения.

Солдатам-танкистам не оставалось ничего иного, как взять с собой юного смельчака на броню и, руководствуясь его указаниями, зайти в тыл к противнику. В итоге, как вспоминает очевидец тех далеких событий, «эту пушку, заодно с расчетом, мы вмяли в рыхлый, жирный чернозем». Солдаты поблагодарили своего помощника и, словно взрослому, пожали ему руку. Но вот имени мальчишки никто спросить не догадался, о чем участники тех событий искренне сожалеют. «Из тысяч лиц узнал бы я мальчишку», — отмечает танкист, которому, по сути, этот сорванец спас жизнь. Однако солдат понимает, что таких юных героев можно было встретить в каждом городе. И именно детям войны, которые защищали свою Родину наравне с взрослыми, Твардовский посвятил это волнующее стихотворение с элементами публицистики.

Стихотворение и анализ «Рассказ танкиста»

Был трудный бой. Всё нынче, как спросонку,

И только не могу себе простить:

Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку,

А как зовут, забыл его спросить.

Лет десяти-двенадцати. Бедовый,

Из тех, что главарями у детей,

Из тех, что в городишках прифронтовых

Встречают нас как дорогих гостей.

Машину обступают на стоянках,

Таскать им воду вёдрами – не труд,

Приносят мыло с полотенцем к танку

И сливы недозрелые суют…

Шёл бой за улицу. Огонь врага был страшен,

Мы прорывались к площади вперёд.

А он гвоздит – не выглянуть из башен, –

И чёрт его поймёт, откуда бьёт.

Тут угадай-ка, за каким домишкой

Он примостился, – столько всяких дыр,

И вдруг к машине подбежал парнишка:

– Товарищ командир, товарищ командир!

Я знаю, где их пушка. Я разведал…

Я подползал, они вон там, в саду…

– Да где же, где. – А дайте я поеду

На танке с вами. Прямо приведу.

Что ж, бой не ждёт. – Влезай сюда, дружище! –

И вот мы катим к месту вчетвером.

Стоит парнишка – мины, пули свищут,

И только рубашонка пузырём.

Подъехали. – Вот здесь. – И с разворота

Заходим в тыл и полный газ даём.

И эту пушку, заодно с расчётом,

Мы вмяли в рыхлый, жирный чернозём.

Я вытер пот. Душила гарь и копоть:

От дома к дому шёл большой пожар.

И, помню, я сказал: – Спасибо, хлопец! –

И руку, как товарищу, пожал…

Был трудный бой. Всё нынче, как спросонку,

И только не могу себе простить:

Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку,

Но как зовут, забыл его спросить.

Краткое содержание

Великая Отечественная война коснулась каждого советского человека, отняла жизни у миллионов людей и оставила незаживающий след в народной памяти. Неудивительно, что эта тема широко отразилась в творчестве многих поэтов и писателей того времени. Среди произведений, посвященных подвигам советских бойцов, есть и такие, героями которых оказываются подростки, наравне со взрослыми приближавшие день великой победы.

В. Болтышев. Битва за Москву. Бой под Калининым. 2011

Стихотворение Александра Трифоновича Твардовского «Рассказ танкиста» – это воспоминание солдата, прошедшего войну, об одном из танковых боев, исход которого помог решить местный мальчик. Он сожалеет лишь об одном, что не узнал имени этого отважного мальчугана. По воспоминаниям рассказчика, это был обычный мальчишка, лет десяти-двенадцати, из тех, кого называют «бедовыми». Такие ребята всегда становились заводилами, возглавляли дворовые мальчишеские ватаги и, как могли, старались помогать нашим бойцам.

Во время одного из сражений советские танкисты оказались дезориентированы в том смысле, что не могли определить, откуда исходит шквальный огонь, пробиться сквозь который не было никакой возможности. На выручку пришел мальчик, который предложил показать месторасположение вражеской огневой точки. «Стоит парнишка – мины, пули свищут, и только рубашонка пузырем», такими словами описывает автор юного героя. Танкисты посадили мальчика на броню и, благодаря его указаниям, смогли зайти в тыл врага.

Так, благодаря юному смельчаку, были спасены многие жизни. Рассказчик в конце своего повествования еще раз повторяет, что жалеет о том, что не спросил, как зовут этого бесстрашного подростка. «Из тысяч лиц узнал бы я мальчишку», – такими словами заканчивает он свой рассказ. Героев, подобных этому мальчику, было во время войны очень много, и Твардовский, на основе реального случая создал собирательный образ юного патриота родины.

Анализ

История создания

В течение семи лет, с 1939 по 1946 годы Твардовский находился на фронтах в качестве военного корреспондента. Вместе с войсками он участвовал в сражениях и прошел трудный боевой путь, пережив множество лишений и испытаний. Все это отразилось не только на личности поэта, но и на его творчестве. Его стихи похожи на очерки с места события, в данном случае, с фронта, и это помогает читателю погрузиться в соответствующую атмосферу. В 1942 году поэт услышал историю одного из участников танкового сражения и, взяв ее за основу, написал стихотворение «Рассказ танкиста», повествующий о мужестве юного безымянного героя.

Персонажи и образы

Главным персонажем произведения стал городской подросток, через образ которого Твардовский попытался донести до читателя, что даже юные граждане нашей страны способны оказать помощь в победе над общим врагом. Такие ребята заслуживают награды наравне со взрослыми, потому что их поступки можно смело назвать героизмом. В этом и состоит главная идея данного стихотворения.

Другой персонаж – рассказчик, непосредственный участник описываемых событий. Его сожаление о своей забывчивости: «И только не могу себе простить» усиливается повтором первой строфы, который завершает повествование. Инверсия «Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку» служит доказательством, что образ безымянного героя навсегда сохранится в памяти рассказчика.

Композиция

Композиция стихотворения кольцевая, так как повествование начинается и заканчивается одинаково. Состоит оно из десяти катренов (четверостиший), в которых присутствует монолог рассказчика и его диалог с подростком. Благодаря такому чередованию речи, очень наглядно раскрываются характеры героев.

Произведение содержит все стадии развития сюжета: экспозицию (сожаление рассказчика и описание мальчика), завязку (сообщение подростка о дислокации огневой точки врага), кульминацию (победа советских танкистов) и развязку, которая выражается в благодарности бойцов маленькому герою.

Литературное направление данного произведения – реализм, по принадлежности к литературному роду – это эпос. Лиризм стихотворения, эпический сюжет, существующая интрига – все это позволяет отнести его к жанру баллады.

Размер и средства художественной выразительности

При написании автор использует ямб с перекрестной рифмовкой (АВАВ).

Учитывая тему и содержание стихотворения, Твардовский ограничивается минимальным набором средств художественной выразительности. Тем не менее, в тексте встречаются эпитеты: «трудный», «недозрелые», олицетворения: «шел пожар», «пули свищут», «душила гарь и копоть», метафора – «огонь гвоздит», сравнения: «все нынче, как спросонку», «рубашонка пузырем», «руку, как товарищу, пожал». Легкость и простоту восприятия обеспечивают просторечные слова: «бедовый», «хлопец», «черт его поймет».

Проблематика и основная идея произведения

Главная тема стихотворения – героизм и бесстрашие мальчика, которые он проявил, помогая советским бойцам. Твардовский показывает, что в то тяжелое время, когда весь народ встал на защиту отечества, возраст не являлся помехой для совершения подвига. В произведении прослеживается акцент автора на том, что такое проявление отваги подростком – случай далеко не единичный. В разных населенных пунктах, прилегающих к фронту, проживали десятки и сотни таких же мальчишек, готовых прийти на помощь действующей армии. Их маленькие подвиги в масштабах огромной войны были не всегда заметны и значительны, но, все же, их нельзя преуменьшать хотя бы потому, что они также являлись вкладом в приближение победы над врагом.

Стих был трудный бой все нынче как спросонку

© Твардовский А.Т., насл., 2019

© Ил. на обл. Савченков И. Ю., 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2019

Стихотворения

Родное

Дорог израненные спины,
Тягучий запах конопли…
Передо мной знакомые картины
И тихий вид родной земли…

Читать еще:  Я свободен чьи стихи

Я вижу – в сумерках осенних
Приютом манят огоньки.
Иду в затихнувшие сени,
Где пахнет залежью пеньки.

На стенке с радостью заметить
Люблю приклеенный портрет.
И кажется, что тихо светит
В избе какой-то новый свет.

Еще с надворья тянет летом,
Еще не стихнул страдный шум…
Пришла «Крестьянская газета»,
Как ворох мужиковских дум.

А проскрипит последним возом
Уборка хлеба на полях —
И осень закует морозом
В деревне трудовой размах.

Придет зима. Под шум метелей
В читальне, в радостном тепле,
Доклад продуманный застелет
Старинку темную в селе…

А за столом под шум газетный
Улыбки вспыхнут в бородах,
Прочтя о разностях на свете,
О дальних шумных городах.

Матери

Я помню осиновый хутор
И детство – разбегом коня…
Я помню, ты каждое утро
Корову пасла за меня.

Покуда я спал, улыбаясь,
С сухим армяком в головах,
Ты – тихая и простая —
Корову кормила в кустах…

Ногами росу обсыпала,
Сбирала грибы на заре…
А с солнышком все просыпалось
На вызолоченном дворе.

И шел я на позднюю смену,
Спешила ты печь затоплять…
И пахло подкошенным сеном,
И тихо дымились поля.

«Кружились белые березки…»

Кружились белые березки,
Платки, гармонь и огоньки.
И пели девочки-подростки
На берегу своей реки.

И только я здесь был не дома,
Я песню узнавал едва.
Звучали как-то по-иному
Совсем знакомые слова.

Гармонь играла с перебором,
Ходил по кругу хоровод,
А по реке в огнях, как город,
Бежал красавец пароход.

Веселый и разнообразный,
По всей реке, по всей стране
Один большой справлялся праздник,
И петь о нем хотелось мне.

Петь, что от края и до края,
Во все концы, во все края,
Ты вся моя и вся родная,
Большая родина моя.

Мать и сын

На родного сына
Молча смотрит мать.
Что бы ей такое
Сыну пожелать?

Пожелать бы счастья —
Да ведь счастлив он.
Пожелать здоровья —
Молод и силен.

Попросить, чтоб дольше
Погостил в дому, —
Человек военный,
Некогда ему.

Попросить, чтоб только
Мать не забывал, —
Но ведь он ей письма
С полюса писал.

Чтоб не простудиться,
Дать ему совет?
Да и так уж больно
Сын тепло одет.

Указать невесту —
Где уж! Сам найдет.
Что бы ни сказала —
Ясно наперед.

На родного сына
Молча смотрит мать.
Нечего как будто
Пожелать, сказать.

Верит – не напрасно
Сын летать учен.
Как ему беречься, —
Лучше знает он.

Дело, что полегче,
Не ему под стать.
Матери, да чтобы
Этого не знать!

Он летал далеко,
Дальше полетит.
Трудно – перетерпит.
Больно – промолчит.

А с врагом придется
Встретиться в бою —
Не отдаст он даром
Голову свою.

Матери – да чтобы
Этого не знать…
На родного сына
Молча смотрит мать.

«Велика страна родная…»

Велика страна родная,
Так раскинулась она,
Что и впрямь – война иная
Для нее как не война.

Но в любой глухой краине,
Но в любой душе родной
Столько связано отныне
С этой, может, не войной.

Пусть прибитый той зимою
След ее травой порос,
И прибой залива моет
Корни сосен и берез,

Пусть в тот край вернулись птицы,
И пришло зверье в леса,
И за старою границей
День обычный начался, —
Там…

Там, в боях полубезвестных,
В сосняке болот глухих,
Смертью храбрых, смертью честных
Пали многие из них.

«Пускай до последнего часа расплаты…»

Пускай до последнего часа расплаты,
До дня торжества – недалекого дня —
И мне не дожить, как и многим ребятам,
Что были нисколько не хуже меня.

Я долю свою по-солдатски приемлю,
Ведь если бы смерть выбирать нам, друзья,
То лучше, чем смерть за родимую землю,
И выбрать нельзя.

Рассказ танкиста

Был трудный бой. Все нынче, как спросонку,
И только не могу себе простить:
Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку,
А как зовут, забыл его спросить.

Лет десяти-двенадцати. Бедовый,
Из тех, что главарями у детей,
Из тех, что в городишках прифронтовых
Встречают нас, как дорогих гостей,

Машину обступают на стоянках,
Таскать им воду ведрами – не труд,
Приносят мыло с полотенцем к танку
И сливы недозрелые суют…

Шел бой за улицу. Огонь врага был страшен,
Мы прорывались к площади вперед.
А он гвоздит – не выглянуть из башен, —
И черт его поймет, откуда бьет.

Тут угадай-ка, за каким домишкой
Он примостился, – столько всяких дыр,
И вдруг к машине подбежал парнишка:
– Товарищ командир, товарищ командир!

Я знаю, где их пушка. Я разведал…
Я подползал, они вон там, в саду…
– Да где же, где?… – А дайте я поеду
На танке с вами. Прямо приведу.

Что ж, бой не ждет. – Влезай сюда, дружище!
И вот мы катим к месту вчетвером.

Стоит парнишка – мины, пули свищут,
И только рубашонка пузырем.

Подъехали. – Вот здесь. – И с разворота
Заходим в тыл, и полный газ даем.
И эту пушку, заодно с расчетом,
Мы вмяли в рыхлый, жирный чернозем.

Я вытер пот. Душила гарь и копоть:
От дома к дому шел большой пожар.
И, помню, я сказал: – Спасибо, хлопец! —
И руку, как товарищу, пожал…

Был трудный бой. Все нынче, как спросонку.
И только не могу себе простить:
Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку,
Но как зовут, забыл его спросить.

«Отцов и прадедов примета…»

Отцов и прадедов примета, —
Как будто справдилась она:
Таких хлебов, такого лета
Не год, не два ждала война.
Как частый бор, колосовые
Шумели глухо над землей.
Не пешеходы – верховые
Во ржи скрывались с головой.
И были так густы и строги
Хлеба, подавшись грудь на грудь,
Что, по пословице, с дороги
Ужу, казалось, не свернуть.
И хлеба хлеб казался гуще,
И было так, что год хлебов
Был годом клубней, землю рвущих,
И годом трав в лугах и пущах,
И годом ягод и грибов.
Как будто все, что в почве было, —
Ее добро, ее тепло —
С великой щедростью и силой
Ростки наружу выносило,
В листву, в ботву и колос шло.
В свой полный цвет входило лето,
Земля ломилась, всем полна…
Отцов и прадедов примета, —
Как будто справдилась она:

Гром грянул – началась война…

У славной могилы

Нам памятна каждая пядь
И каждая наша примета
Земли, где пришлось отступать
В пыли сорок первого лета.

Но эта опушка борка
Особою памятью свята:
Мы здесь командира полка
В бою хоронили когда-то.

Мы здесь для героя отца,
Меняясь по двое, спешили
Готовый окопчик бойца
Устроить поглубже, пошире.

В бою – как в бою. Под огнем
Копали, лопатой саперной
В песке рассекая с трудом
Сосновые желтые корни.

И в желтой могиле на дне
Мы хвои зеленой постлали,
Чтоб спал он, как спят на войне
В лесу на коротком привале.

Прости, оставайся, родной.
И целых и долгих два года
Под этой смоленской сосной
Своих ожидал ты с восхода.

И ты не посетуй на нас,
Что мы твоей славной могиле
И в этот, и в радостный час
Не много минут посвятили.

Торжествен, но краток и строг
Салют наш и воинский рапорт.
Тогда мы ушли на восток,
Теперь мы уходим на запад.

Над этой могилой скорбя,
Склоняем мы с гордостью знамя:
Тогда оставляли тебя,
А нынче, родимый, ты с нами.

«В пилотке мальчик босоногий…»

В пилотке мальчик босоногий
С худым заплечным узелком
Привал устроил на дороге,
Чтоб закусить сухим пайком.

Горбушка хлеба, две картошки —
Всему суровый вес и счет.
И, как большой, с ладони крошки
С великой бережностью – в рот.

Стремглав попутные машины
Проносят пыльные борта.
Глядит, задумался мужчина.
– Сынок, должно быть, сирота?

И на лице, в глазах, похоже, —
Досады давнишняя тень.
Любой и каждый все про то же,
И как им спрашивать не лень.

В лицо тебе серьезно глядя,
Еще он медлит рот открыть.
– Ну, сирота. – И тотчас: – Дядя,
Ты лучше дал бы докурить.

Читать еще:  Стихи обо всем и не о чем

«В поле, ручьями изрытом…»

В поле, ручьями изрытом,
И на чужой стороне
Тем же родным, незабытым
Пахнет земля по весне:

Полой водой и – нежданно —
Самой простой, полевой
Травкою той безымянной,
Что и у нас под Москвой.

И, доверяясь примете,
Можно подумать, что нет
Ни этих немцев на свете,
Ни расстояний, ни лет.

Можно сказать: неужели
Правда, что где-то вдали
Жены без нас постарели,
Дети без нас подросли?…

«Перед войной, как будто в знак беды…»

Перед войной, как будто в знак беды,
Чтоб легче не была, явившись в новости,
Морозами неслыханной суровости
Пожгло и уничтожило сады.

И тяжко было сердцу удрученному
Средь буйной видеть зелени иной
Торчащие по-зимнему, по-черному
Деревья, что не ожили весной.

Под их корой, как у бревна отхлупшею,
Виднелся мертвенный коричневый нагар.
И повсеместно избранные, лучшие
Постиг деревья гибельный удар…

Прошли года. Деревья умерщвленные
С нежданной силой ожили опять,
Живые ветки выдали, зеленые…
Прошла война. А ты все плачешь, мать.

Я убит подо Ржевом

Я убит подо Ржевом,
В безымянном болоте,
В пятой роте, на левом,
При жестоком налете.

Я не слышал разрыва,
И не видел той вспышки, —
Точно в пропасть с обрыва —
И ни дна, ни покрышки.

И во всем этом мире,
До конца его дней,
Ни петлички, ни лычки
С гимнастерки моей.

Я – где корни слепые
Ищут корма во тьме;
Я – где с облаком пыли
Ходит рожь на холме;

Я – где крик петушиный
На заре по росе;
Я – где ваши машины
Воздух рвут на шоссе;

Где травинку к травинке
Речка травы прядет, —
Там, куда на поминки
Даже мать не придет.

Подсчитайте, живые,
Сколько сроку назад
Был на фронте впервые
Назван вдруг Сталинград.

Фронт горел, не стихая,
Как на теле рубец.
Я убит и не знаю —
Наш ли Ржев наконец?

Удержались ли наши
Там, на Среднем Дону?…
Этот месяц был страшен,
Было все на кону.

Неужели до осени
Был за ним уже Дон,
И хотя бы колесами
К Волге вырвался он?

Нет, неправда! Задачи
Той не выиграл враг!
Нет же, нет! А иначе,
Даже мертвому, – как?

И у мертвых, безгласных,
Есть отрада одна:
Мы за родину пали,
Но она – спасена.

Наши очи померкли,
Пламень сердца погас.
На земле на проверке
Выкликают не нас.

Нам свои боевые
Не носить ордена.
Вам все это, живые.
Нам – отрада одна:

Что недаром боролись
Мы за родину-мать.
Пусть не слышен наш голос, —
Вы должны его знать.

Вы должны были, братья,
Устоять, как стена,
Ибо мертвых проклятье —
Эта кара страшна.

Это грозное право
Нам навеки дано, —
И за нами оно —
Это горькое право.

Летом, в сорок втором,
Я зарыт без могилы.
Всем, что было потом,
Смерть меня обделила.

Всем, что, может, давно
Всем привычно и ясно.
Но да будет оно
С нашей верой согласно.

Братья, может быть, вы
И не Дон потеряли,
И в тылу у Москвы
За нее умирали.

И в заволжской дали
Спешно рыли окопы,
И с боями дошли
До предела Европы.

Нам достаточно знать,
Что была несомненно
Там последняя пядь
На дороге военной.

Та последняя пядь,
Что уж если оставить,
То шагнувшую вспять
Ногу некуда ставить.

Та черта глубины,
За которой вставало
Из-за вашей спины
Пламя кузниц Урала.

И врага обратили
Вы на запад, назад.
Может быть, побратимы,
И Смоленск уже взят?

И врага вы громите
На ином рубеже,
Может быть, вы к границе
Подступили уже!

Может быть… Да исполнится
Слово клятвы святой! —
Ведь Берлин, если помните,
Назван был под Москвой.

Братья, ныне поправшие
Крепость вражьей земли,
Если б мертвые, павшие

Александр Твардовский — Рассказ танкиста

Александр Твардовский — Рассказ танкиста

Был трудный бой. Всё нынче, как спросонку,
И только не могу себе простить:
Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку,
А как зовут, забыл его спросить.

Лет десяти-двенадцати. Бедовый,
Из тех, что главарями у детей,
Из тех, что в городишках прифронтовых
Встречают нас как дорогих гостей.

Машину обступают на стоянках,
Таскать им воду вёдрами — не труд,
Приносят мыло с полотенцем к танку
И сливы недозрелые суют…

Шёл бой за улицу. Огонь врага был страшен,
Мы прорывались к площади вперёд.
А он гвоздит — не выглянуть из башен, —
И чёрт его поймёт, откуда бьёт.

Тут угадай-ка, за каким домишкой
Он примостился, — столько всяких дыр,
И вдруг к машине подбежал парнишка:
— Товарищ командир, товарищ командир!

Я знаю, где их пушка. Я разведал…
Я подползал, они вон там, в саду…
— Да где же, где. — А дайте я поеду
На танке с вами. Прямо приведу.

Что ж, бой не ждёт. — Влезай сюда, дружище! —
И вот мы катим к месту вчетвером.
Стоит парнишка — мины, пули свищут,
И только рубашонка пузырём.

Подъехали. — Вот здесь. — И с разворота
Заходим в тыл и полный газ даём.
И эту пушку, заодно с расчётом,
Мы вмяли в рыхлый, жирный чернозём.

Я вытер пот. Душила гарь и копоть:
От дома к дому шёл большой пожар.
И, помню, я сказал: — Спасибо, хлопец! —
И руку, как товарищу, пожал…

Был трудный бой. Всё нынче, как спросонку,
И только не могу себе простить:
Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку,
Но как зовут, забыл его спросить.

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push(<>);

Анализ стихотворения «Рассказ танкиста» Твардовского

А. Твардовский был, прежде всего, журналистом. Поэтому с 1939 по 1946 гг. он принимал участие во всех боевых действиях в качестве военного корреспондента. Это наложило отпечаток на все творчество поэта. Его художественные произведения напоминают публицистические очерки. Это усиливает их эмоциональное воздействие, так как позволяет читателю стать непосредственным свидетелем событий. В 1942 г. Твардовский написал стихотворение «Рассказ танкиста», основанный на реальной истории из жизни. Главный герой остался неизвестным, он стал олицетворениям множества подобных военных историй.

Стихотворение рассказывает о небольшом эпизоде, связанным со взятием советскими войсками незначительного населенного пункта. С самого начала главный герой вносит интригу в повествование. Упоминая лишь о трудности боя, он выражает сожаление, что не узнал имени какого-то мальчишки. Он в нескольких фразах вспоминает его внешность и сравнивает с тысячами таких же ребят, детство которых было искалечено войной. Эти дети всеми силами приближали победу, многие из них уже в самом раннем возрасте имели свой личный счет к врагу.

В центре стихотворения – подвиг мальчика. Танковая группа никак не могла пробиться к центру города из-за подавляющего огня противника. Маленький ребенок сумел найти позицию вражеской пушки и сообщить об этом танкисту. Сведения ребенка позволяют уничтожить пушечный расчет. Утомленный боем танкист успевает только сказать: «Спасибо, хлопец!» и пожать мальчонке руку.

Последняя строфа повторяет первую, замыкая композицию. Среди огромного количества боев, который провел танкист, только один ему запомнился навсегда. Он узнал бы мальчика «из тысяч лиц», но имя героя осталось ему неизвестным из-за собственной забывчивости.

Стихотворение «Рассказ танкиста» можно считать посвящением всем безымянным детям, рисковавшим жизнью, ради Великой Победы. Порой их подвиги были незначительны в масштабах всей страны, но и война – совершенно не детское дело.

Конец стихотворения — все стихи в оригинале.

Стихотворная библиотека. Становитесь участником и публикуйте свои собственные стихи прямо здесь

Стихотворное чудовище — многоязычный сайт о поэзии. Здесь вы можете читать стихи в оригинале на других языках, начиная с английского, а также публиковать свои стихи на доступных языках.

Найти стихотворение, читать стихотворение полностью, стихи, стих, классика и современная поэзия по-русски и на русском языке на сайте Poetry.Monster.

Read poetry in Russian, find Russian poetry, poems and verses by Russian poets on the Poetry.Monster website.

Yandex — лучший поисковик на русском языке

Qwant — лучий поисковик во Франции, замечателен для поиска на французском языке, также на других романских и германских языках

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector