0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Стих чей девушка в белой накидке сказала нет

Шестнадцать

Шестнадцать.
«Когда-то у той вон калитки
Мне было шестнадцать лет,
И девушка в белой накидке
Сказала мне ласково: «Нет!»
Далекие, милые были,
Тот образ во мне не угас..
Мы все в эти годы любили,
Но мало любили нас.»
(Сергей Есенин — «Анна Снегина»)
***
Я помню старый деревенский дом..
Пред ним воспетый гимном лета
Сидел поэт за праздничным столом
Ему исполнилось тогда шестнадцать лет.

Вся жизнь была пред ним, как на ладони
Но а в глазах — печаль, живая скорбь души
«Иль соловей предсмертно, словно, стонет»
Он был ничто — сплошные лишь мечты.

Ребенком искренним, нетронутым судьбою
Ей сердце билось в такт — прекрасная пора!
В краю том, где туманом над рекою
Витало счастье. Он раскрыл глаза..

Отпело ж лето песнь игриво — озорную
Поэту — лето, ну а музе — город друг.
Глаза счастливые не плакали в пустую
Уж едем.. Едем в Петербург!

Пороки поджидают юношей повсюду..
Сентябрь жарким выдался. Открыт был путь в кабак
В компании друзей потерянный рассудок
Расценивался, как отличия знак!

Ах, сколько пробок подлетало в воздух!
Прокуренный, но необъятный столь в ночи
«Поэт был для того и создан
Чтоб мир себе бутылкой подчинить.»

В ту пору он известен был повсюду,
Стал франтом, о душе лишь позабыв
В него влюблялись, врать я вам не буду,
Разменивал же он любовь без жалости.

Подруга с золотистыми власами
Казалось, жизнь могла предугадать
Он помнил.. Теплыми сентябрьскими днями
Не мог он не о ком ни думать, ни мечтать

О ней одной. Казалось воплощение
Всей жизни в ней, любви и юных лет
Ах, сколько бы отдал за те мгновенья,
Чуть позже наш мечтающий поэт!

То чувство первое, хрустальную струною
Порвалось в миг, бывает, c’ect la vie
Она ушла, простившись с той мечтою
Что называют люди детищем любви.

Она встревожено смотрела на поэта —
«Ах, друг мой, ваш ли мрачный путь
Мог стать моей звездой? Простите же за это
Не быть нам вместе, сообщить вам мчусь

В глазах небесных прячется мой образ
Такой по-детски тайный, озорной
Мой солнца луч мог стать бы вам, как компас
Простить же не могу я вам того, что вы с другой

Ее ли губы слаще моих песен?
Иль вы нашли в ней милые черты?
Прощайте же, о боже, мир столь тесен
Но не увидится нам более, увы.»

Недели шли.. Ну а обломки музы
Остались в сердце юном. Навсегда.
Мечтами становились в изумрудной
Душе. Поэт все больше у пера.

Прохладным ветром залетая в ставни
Восторженная память, вдохновения пыл
Мечты врагом людей давно уж стали,
Но тот поэтом не был, кто и не любил.

Любовь.. по-разному всем людям был начертан,
В судьбе и душах высшей силы свет.
Кто любит страстью, кто немой надеждой,
Восторженной тоскою полюбил поэт.

В те дни, что осенью дышали чинно
Та девушка мечтою стала вмиг.
Нет, не мечтал он боле о любимой
А ангелом представил ее светлый лик.
***
Зима стучалась в комнату пустую,
И снег тот первый уж искрился под луной.
Он вновь любил, пусть даже и другую
Другой любовью с прежнюю тоской.

Тоска тот — спутник жизни, слез и вдохновения
О прошлом приутихла бормотать
В той жизни что-то новое было, доселе
Что юноша не мог когда-то повстречать.

Рассветы пламенным пожаром расстилались
Над Петербургом, что дышал уж январем.
А двое молча просто улыбались,
Под шелком снега. Таял тот под их огнем.

О вы, безудержные страсти и любви порывы —
Мы счастливы тогда, когда одни
Иль вдохновение боится человечьей силы
Да только прячется оно внутри души.

Когда под свет тот лунный, иль фонарный
Поэт под руку милую держал,
В нем не было ни счастья, ни отравы
Не жил он ею, а лишь выживал.

А что в душе — вы спросите — осенний
Опавший и давно замерзший клен.
Былые расплывались акварели —
Они утрачены были красным вином.

В глазах уж не было той прежней страсти,
Поэзия затихла в сердце молодом.
Он просто жил. Живя без слез и счастья
..Порой ночами выбегал из дома..

Так неподвластно, словно заколдован..
Его душа неслась к просторам волшебства.
Весна уж чувствовалась, он весной был полон
И искалеченной душой искал он в ней себя.

И вот в ночном бреду, бессонницей ранимый
Он уничтожил мир, что помнил наизусть.
Встряхнувши с сердца ворох звездной пыли
Поэт пытался сем развеять грусть.

Ох, ошибался юноша, весной вскруженный
А после пыл его уж насовсем угас..
Весна встречала его песней похоронной,
Как август грозами встречает нас.

Так глупо на земле гоняться за тем счастьем,
Которому уж суждено стучаться к нам во сне.
Его ль мы пустим? То нам неподвластно!
И стоит ли искать его извне?

Быть может тот хрусталь в нашей душе таится
Там тихо тлеет, и лишь вера в волшебство
Откроет ему путь к сердцам и светлым лицам.
Мечтать и верить мы не любим более всего.
***
Поэт не знал — жив он, иль доживает
Последние часы своей пустой весны.
Закат уж за окном в который раз пылает,
А юноша читает чьи-то сны.

Спасение свое он видел в чувствах нежных
И возложив на них все бремя сей тоски,
Влюбился в мартовском мирочке снежном
В глаза, что полыхали пламенем зари.

В ту синь морскую, что на расстояние
Его притягивала, как полудня зной.
Поэт уж позабыл про прежние страданья —
Не правда ль страсть преобладает над тоской?!

На то любовь задумана тем космосом далеким,
Дабы страдания в глазах людей померкнув вновь:
Остались бы в поэмах — пожелтевшим строкам
Не передать запекшуюся в сердце кровь.

Однако ж сердце юноши как прежде
Не билось, выцветали карие глаза.
В поту холодном потерялась всякая надежда
Любовь, простившись шепотом, ушла.

Любить ли можно в ворохе страданий,
Что разъедают краски юных лет?
Попробуйте, попробуйте же сами!
Себя корил же в сем поэт.

Пороки, сырость иль тоска дурная
Все вместе растворяло юношу в себе.
Порою он считал, что жизнь такая —
Оплот презрения к людской толпе.

Но разве ль можно их любить, безумцев?
Что словно крысы выживают средь бездонных звезд,
Поэтов избегая, вольнодумцев
В себе скрывая струны тихих слез.
***
Уйдя к перу поэт не сомневался
Распились все друзья его по кабакам.
И силы не было за ними то угнаться!
И месяц призрачный маячил по ночам.

В той ледяной тоске, что с привкусом свободы
Любить пытаясь, но не находя огня,
Он помнил майские раскаты грома..
В них находила отзвук ветхая душа.

Усталый взгляд бессмысленно, но верно
Вокруг теней, что окружали дней поток,
Заметил светлый лик, он непременно
Нашел в душе поэта пару теплых строк.

Завороженный яркой краской жизни новой,
А может бликами в воде под стареньким мостом
Последний света луч в поэте заколдован
Вновь юноша бессмысленно влюблен.

Такие чувства он видал лишь в строках,
Витающих в его бесславненьких стихах.
А наяву же все! И ливневым потоком
Обрушились дожди.. друг — друга а руки держав..

Забыв о гордости, что губит все на свете,
Пытаясь разгадать загадку карих глаз..
«Есть все же что-то прекрасное в лете
А с летом прекрасное в нас.»

На то и жизнь, что дарит нам с опаской
Ту искренность, что счастьем мы зовем.
Но коль не заслужили вы той «сказки»
Безжалостно назад и заберет!

Судьба сказать в открытую же не решилась
В чем провинился незадачливый поэт.
Но на ее преславнейшую милость
Угас в душе последний божий свет..
***
В любовь та вера — высшее искусство
Дана что нам поэзией вовек.
В глазах поэта, карих и устало — грустных
Теперь читается семнадцать лет.

Что было, то утрачено в холодном ветре
Былое кажется немыслимой игрой,
Глаза пускай немножечко поблекли
Мне грезится еще последний бой..

Под звездами голубоглазыми то счастье
Родится может быть в созвездии стихов.
Ведь раньше времени и хоронить опасно
В себе огонь любви и теплых слов.
***
«Далекие, милые были,
Тот образ во мне не угас..
Мы все в эти годы любили,
Но, значит, любили и нас.»

Уважаемые друзья!
На Change.org создана петиция президенту РФ В.В. Путину
об открытии архивной информации о гибели С. Есенина

Призываем всех принять участие в этой акции и поставить свою подпись
ПЕТИЦИЯ

ЛЕСКОВА Наталия. Девушка в белой накидке

Лескова Наталия

ДЕВУШКА В БЕЛОЙ НАКИДКЕ

На родине Сергея Есенина, в селе Константиново, есть дом с мезонином. Когда-то в нем жила помещица Лидия Кашина, с которой, по мнению исследователей, великий лирик писал свою Анну Снегину — героиню одноименной поэмы. В отличие от стихотворной героини, Лидия Ивановна после революции, когда крестьяне изгнали ее из имения, уехала не в Лондон, а в Москву. В начале 20-х годов она работала в редакции газеты «Труд», была одним из первых профессиональных корректоров и литературных редакторов нашей газеты.

Лидия Ивановна Кашина родилась в семье купца Ивана Кулакова, владельца ночлежек, трактиров и доходных домов на знаменитом Хитровом рынке. В книге Гиляровского «Москва и москвичи» нарисована жутковатая картина быта «людей дна», населяющих эти заведения. Среди алчных дельцов, наживающихся на людских бедах, назван и Кулаков. Его заведения Гиляй метко окрестил «Кулаковским подземельем».
В 1903 году, не довольствуясь доходами в Москве, Кулаков купил в Константинове у местного помещика Куприянова усадебный дом с лугами и лесами. Крестьяне побаивались его. «Не столько бил, сколько хитростью и расчетом наказывал, — говорит местный старожил Владимир Ефремов, характеризуя Кулакова по рассказам своей бабки. — Так повернет, что и без вины виноватый должен на него за «так» работать. Иные говорили: лучше бы уж высек на конюшне».
Кулаков дал дочери блестящее образование. Очаровательная барышня легко изъяснялась на нескольких иностранных языках, музицировала и танцевала, как настоящая светская дама… В 1911 году Кулаков умер. Имение перешло к Лидии Ивановне. Бывший директор Музея-заповедника Сергея Есенина в Константинове Владимир Астахов, много лет изучавший реальные биографии прототипов стихотворных героев поэта, в 1967 году встречался с Анной Андреевной Ступеньковой, которая прислуживала Кашиной с 1911 по 1918 год. «Она была прямой противоположностью своего отца, — вспоминала Анна Андреевна. — Вся такая тонкая, нежная, возвышенная, неспособная обидеть человека. Бывало, упрекнет так мягко, что и не поймешь, ругает или хвалит. И при этом вся сконфузится: ты, говорит, уж прости меня, голубушка, если я не права… Подарки часто делала. Все раздавала крестьянам, деткам их маленьким. Славная, добрая и умная была барышня».

Иду я разросшимся садом,
Лицо задевает сирень.
Так мил моим вспыхнувшим взглядам
Погорбившийся плетень.
Когда-то у той вон калитки
Мне было 16 лет,
И девушка в белой накидке
Сказала мне ласково: «Нет!»
Далекие, милые были.
Тот образ во мне не угас.
Мы все в эти годы любили,
Но мало любили нас.

Так в начале поэмы. Была ли в реальности эта сцена — неизвестно.
История подтверждает: уже известный на всю Москву молодой поэт пришел в «дом с мезонином» по приглашению самой Лидии Кашиной — она интересовалась его творчеством и просила почитать стихи. Анна Андреевна хорошо запомнила этот визит. В тот день было морозно и солнечно, выпал молодой снежок. Сергей, как показалось Ступеньковой, переступил порог не без робости и с любопытством. «Будто на алтарь какой взошел», — вспоминала Анна Андреевна.
В поэме Есенин рассказывает об этой встрече иначе:

Был скромный такой мальчишка,
А нынче…
Поди ж ты…
Вот.
Писатель…
Известная шишка…
Без просьбы уж к нам не придет.

— Как бы переговариваются между собой мать и дочь Снегины. В действительности, похоже, поэт заметно робел. Ведь он, сын простых крестьян, всегда воспринимал барышню как нечто из «иных миров»…
Затем герои поэмы временно теряют друг друга из виду. Войны, революции, сумятица, описания гибельности происходящего — на этом фоне теплится неугасимое юношеское чувство, как бы олицетворяя неиссякаемую красоту. И — встреча:

Луна хохотала, как клоун.
И в сердце, хоть прежнего нет,
По-странному был я полон
Наплывом шестнадцати лет.
Расстались мы с ней
на рассвете…
Сгущалась, туманилась даль…
Не знаю, зачем я трогал
Перчатки ее и шаль.

Далее жизнь Снегиной складывается довольно типично для женщины ее происхождения. Гибель мужа во время гражданской войны, — по всей видимости, он сражался на стороне Белой армии. Крестьяне сжигают имение. Сама Анна исчезает. И вдруг, спустя годы, письмо из Англии, «и почерк такой беспечный» — да, от нее. «Письмо как письмо. Беспричинно. Я в жисть бы таких не писал…» Оно полно тоски по России:

Я часто хожу на пристань
И, то ли на радость, то ль в страх,
Гляжу средь судов
все пристальней
На красный советский флаг.

…Судьба Кашиной была совсем иной. Увы, куда печальней и трагичней, чем у героини поэмы. Из России она никуда не уезжала.
В начале 70-х Владимиру Астахову удалось разыскать сына Лидии Ивановны. Георгий Николаевич Кашин был еще совсем малышом, когда после выселения из усадьбы в 1918 году он с матерью и маленьким братом переехал в Москву. Крестьяне села Константиново действительно намеревались сжечь усадьбу. Вероятно, именно это бы и произошло, если бы не вмешательство Есенина. Во всяком случае, по воспоминаниям сестры поэта Александры, он выступил с пламенной речью на собрании колхоза:»Растащите, разломаете все, и никакой пользы! А так хоть школа будет или амбулатория. Ведь ничего нет у нас!» Через год в «доме с мезонином» был открыт медпункт, а потом в нем поселились учителя, преподававшие в местной школе.
Кашина в отличие от Снегиной не успела стать вдовой. Ее муж, Николай Кашин, сначала обычный деревенский учитель, стал исследователем творчества Александра Островского, под его редакцией вышло первое собрание сочинений русского классика. Николай Кашин стал одним из первых советских профессоров.
В 1919 году Лидия Ивановна, чтобы прокормить двоих детей, нанялась на службу в управление связи Красной Армии. Работала машинисткой, шила на дому, а в 1922 году ее взяли на работу в издательство недавно основанной газеты «Труд». Редакции были необходимы хорошо образованные, грамотные люди. Лидия Ивановна в течение пяти лет исполняла обязанности корректора, а потом — литературного редактора. В эти годы Есенин навещал Кашину в Москве. И даже целый месяц гостил у нее: самому поэту в 1918 году жить было негде. В архиве столичного музея-квартиры Есенина есть фотографии, где они вместе пьют чай. У обоих — веселые, по-дружески открытые лица.
В начале 30-х семьей Кашиных заинтересовались «органы», а в 1936 году взяли профессора Кашина. В 1937 году была арестована Лидия Ивановна. Официально считалось, что она в тот же год умерла от рака…
Род Кашиных продолжается. Внуки и правнуки Лидии Ивановны живут в Москве. «Кашины иногда приезжают в наши края, — рассказывают жители Константинова, — одну из правнучек зовут Аней, и она напоминает ту девушку в белой накидке… А еще больше она напоминает самого Сергея Александровича. Беленькая, кудрявая, веселая…»
Но это уже наверняка совпадения. Судя по всему, роман Кашиной и Есенина был чисто платоническим.

Далекие, милые были!
Тот образ во мне не угас.
Мы все в эти годы любили,
Но, значит,
Любили и нас.

Так поэма заканчивается.
«Белый дом» сохраняется и сейчас. Это часть есенинского музея. Редкие письма, фотографии и среди документов — копия трудовой книжки Лидии Кашиной, где сохранилась запись о том, что она работала в редакции газеты «Труд». Удивительное прикосновение многолетней судьбы газеты к великой и горькой есенинской судьбе.

«Труд» №131 за 19 Июля 2001 года

ВОЗВРАЩАЯСЬ К НАПЕЧАТАННОМУ

«ЗА ГОЛЫЕ КОЛЕНИ ОН ОБНИМАЛ МЕНЯ…»

Читать еще:  Стихи когда нет сил

ЛИДИЯ КАШИНА, ВДОХНОВИВШАЯ СЕРГЕЯ ЕСЕНИНА НА СОЗДАНИЕ ОБРАЗА АННЫ СНЕГИНОЙ, В ЖИЗНИ МАЛО ПОХОДИЛА НА ГЕРОИНЮ ПОЭМЫ

12 июля «Труд» рассказал о помещице Лидии Кашиной, которая стала одним из прообразов есенинской Анны Снегиной из одноименной поэмы. «Девушка в белой накидке» в 20-е годы прошлого века работала в нашей газете. После публикации в редакцию пришло немало читательских откликов, вопросов. Сегодня мы продолжаем эту тему.

Как нам рассказала главный хранитель Государственного музея-заповедника в Константинове Лидия Архипова, Есенин впервые увидел Лидию Кашину юной девушкой. А в мае 1916 года, когда Есенин уже стал известен как поэт, она пригласила его в свой дом. С тех пор, видимо, и началось близкое знакомство.
В 1918 году в Константинове Есенин пишет стихотворение «Зеленая прическа», посвящая его Лидии Кашиной. В нем образ березки сливается (как это вообще свойственно «очеловечивающему» природу поэту) с образом девушки:

Луна стелила тени,
Сияли зеленя.
За голые колени
Он обнимал меня…

В черновиках сохранилась и такая строчка: «Прощай, моя невеста, до новых журавлей». Конечно, та, кому посвящено стихотворение, невестой Есенина в прямом смысле слова быть никак не могла. Но интонация, эмоциональная откровенность невольно «подталкивают» к отождествлению лирического героя с самим автором, а трепетной березки — с вдохновившей поэта молодой женщиной.
— Анна Снегина — собирательный образ, — говорит Лидия Архипова. — Не одна только Кашина вдохновила поэта на его создание. Например, в Санкт-Петербурге он был знаком с молодой писательницей, хозяйкой модного литературного салона Ольгой Сноу («snow» — снег по-английски). Считается, что она тоже принимала участие в поэтическом синтезе образа Анны Снегиной. Кашина похожа на Анну. Но все-таки она другая…
В 1904 году с золотым вензелем она окончила Александровский институт благородных девиц в Москве. Таким вензелем награждали самых лучших воспитанниц заведения и давали право в скором будущем «дослужиться» до фрейлины императорского двора. Но Лидия влюбилась в учителя гимназии Николая Кашина. Он был репетитором по русскому языку и литературе у младшего брата Лидии Ивановны Бориса. Кашин и стал ее мужем — вопреки, кстати, воле ее богатого отца.
— Николай Кашин в отличие от молодого офицера, в которого была в поэме влюблена Снегина, никогда не был репрессирован, — рассказывает Лидия Архипова. — Революция принесла ему известность. Он издал книги о творчестве великого нашего драматурга Александра Островского, стал одним из первых «красных» профессоров, а умер в 1939 году, уже будучи академиком.
Но в то время Лидия и Николай Кашины уже давно не жили вместе. Они разъехались в 1916 году, а через два года развелись.
В 1918 году у Кашиной отобрали имение. Все ценные вещи экспроприировали. Она перебралась в Москву. В Белокаменной бывшую помещицу никто не ждал. Все доходные дома ее отца отошли государству. Поэтому детей — 12-летнего Юру и 10-летнюю Нину она оставила на Рязанщине, в селении Белый Яр, на другом берегу Оки, где находилось имение брата Бориса.
— Это были удивительные дети, — утверждает наша собеседница. — Они выращивали овощи, кормили живность, трудились целыми днями. Мама присылала из Москвы атласные ленточки, и дети ходили в соседние села Сельцы, Шехмино и Криушу, чтобы их обменять на продукты — молоко, пшено, яйца… Они не просто кормили себя сами, но когда в 1919 году на Арбате Лидия Ивановна попала под автомобиль и сломала руку, то приехала к детям в Белый Яр, и они в течение нескольких месяцев ее содержали.
В Москве Лидии Ивановне дали комнатку в одном из бывших доходных домов ее отца по Скатертному переулку, 20. Кашина испытала на себе все «прелести» уплотнения. В некогда роскошном, просторном особняке теперь громоздилось куда больше народу, чем когда-то в знаменитых ночлежках Кулакова. Но все-таки своя крыша над головой у бывшей помещицы была.
А вот Есенину, в том же 1912 году вновь оказавшемуся в столице, и прибиться-то было некуда. К тому же он заболел воспалением легких. И Кашина приютила бедолагу. Почти месяц он прожил с ней за одним порогом. По сути, Лидия Ивановна выхаживала поэта. Эта история стала основанием для будущих слухов: дескать, почему бы именно в этот период не развиться их роману, не перейти из платонического увлечения в настоящую любовь? Работники музея «Константиново» уверены, что ничего подобного между «последним поэтом деревни» и бывшей помещицей никогда не было. Была, очевидно, искренняя и нежная дружба.
Лидия Ивановна забрала детей в Москву в 1920 году. Сотрудники музея уточнили: в газете «Труд» Кашина проработала с 1926 по 1930 год не корректором, как мы полагали, а старшей машинисткой. Затем была уволена по сокращению штатов. За годы службы она не раз получала грамоты за честную, добросовестную работу. В трудовой книжке даже есть запись о присвоении ей звания ударника труда.
Сын вспоминал, что Кашина никогда не жаловалась на несправедливости судьбы, не хотела покинуть родину, как сделала та, чьим прообразом она была. Лидия Ивановна, видимо, решила принимать свою страну такой, какая она есть.
— По воспоминаниям Юрия Николаевича, Кашину не раз вызывали в «органы», в 1937 году три недели продержали в Бутырках, спрашивали, где ее золото, — продолжает Архипова. — А у нее из ценных вещей остался только золотой вензель, полученный за окончание Александровского института… Потом ее выпустили. 27 июля 1937 года она вернулась домой радостная: на работе дали отпуск, и она впервые в жизни едет к морю, в Гурзуф, на свои заработанные деньги. Оставались формальности: надо было пройти дежурное медицинское обследование. Так у Лидии Ивановны обнаружился рак.
«Потом болезнь дала метастазы, — вспоминал Юрий Николаевич. — Мы с Ниной сначала кормили ее мороженой клюквой, потом мороженым, вскоре она вообще не могла ничего есть». Меньше чем через месяц, 15 августа 1937 года, Лидия Ивановна скончалась. Ее похоронили на Ваганьковском кладбище в Москве. Там же, рядом с ней, покоится прах детей — Нины, умершей в 1951 году от туберкулеза, и Юрия, который покинул этот мир в 1985-м.
У Нины детей не было. У сына Юрия Константина две дочери — Людмила и Марина, у них тоже есть дети. Увы, сведения о том, что потомки Кашиной наезжают в Константиново, не подтвердились. После смерти Юрия никто из них сюда не наведывался…
Судя по всему, Юрий Николаевич Кашин был человеком неординарным: он, как и мама, знал несколько языков, во время войны работал переводчиком, всю жизнь увлекался орнитологией и опубликовал 25 работ по зоологической номенклатуре птиц. Даже помог английскому профессору Харрисону правильно описать один из древних видов птиц. В благодарность за помощь в важном научном открытии Харрисон назвал ископаемое в честь русского коллеги-любителя. Теперь в зоологических справочниках есть такая птица — «кашиния»…
Свою маму Юрий Николаевич горячо любил, считал ее лучшей из женщин и хорошо понимал Есенина, который всю жизнь сохранял к ней светлое чувство.

Читать еще:  Стих был трудный бой все нынче как спросонку

ВВП, РФ, мы, С. Есенин и поэма Анна Снегина

ВВП, РФ, мы, С. Есенин и поэма «Анна Снегина»


Поэма о любви и политике — «Анна Снегина» великого Сергея Есенина
—-
Есть такая прекрасная поэма «Анна Снегина» С. Есенина. О долгой и чистой любви. Он не обиделся на нее за отказ и она осталась в его душе, она выбрав другого тоже не забыла про него . Но поэма и о политике тоже, как не странно … Как ни странно поэма нисколько не устарела … И весьма точно описывает взаимоотношения народа и вождей …

А начало поэмы такое:
Иду я разросшимся садом,
Лицо задевает сирень.
Так мил моим вспыхнувшим взглядам
Состарившийся плетень.
Когда-то у той вон калитки
Мне было шестнадцать лет,
И девушка в белой накидке
Сказала мне ласково: «Нет!»
Далекие, милые были.
Тот образ во мне не угас.
Мы все в эти годы любили,
Но мало любили нас.

Прошло немало времени, наш герой снова в родных краях и ему передают письмо:
Сейчас я за милую душу
Подарок тебе передам».
«Подарок?» «Нет.
Просто письмишко.
Да ты не спеши, голубок!
Почти что два месяца с лишком
Я с почты его приволок».
Вскрываю. читаю. Конечно!
Откуда же больше и ждать!
И почерк такой беспечный,
И лондонская печать.
«Вы живы. Я очень рада.
Я тоже, как вы, жива.
Так часто мне снится ограда,
Калитка и ваши слова.
Теперь я от вас далеко.
В России теперь апрель.
И синею заволокой
Покрыта береза и ель.
Сейчас вот, когда бумаге
Вверяю я грусть моих слов,
Вы с мельником, может, на тяге
Подслушиваете тетеревов.
Я часто хожу на пристань
И, то ли на радость, то ль в страх,
Гляжу средь судов все пристальней
На красный советский флаг.
Теперь там достигли силы.
Дорога моя ясна.
Но вы мне по-прежнему милы,
Как родина и как весна». . .

Письмо как письмо. Беспричинно.
Я в жисть бы таких не писал.
По-прежнему с шубой овчинной
Иду я на свой сеновал.
Иду я разросшимся садом,
Лицо задевает сирень.
Так мил моим вспыхнувшим взглядам
Погорбившийся плетень.
Когда-то у той вон калитки
Мне было шестнадцать лет.
И девушка в белой накидке
Сказала мне ласково: «Нет!»
Далекие милые были.
Тот образ во мне не угас.
Мы все в эти годы любили,
Но, значит, Любили и нас.

Ну а теперь о политике, куда же без нее …

Гляжу, на крыльце у Прона
Горластый мужицкий галдеж.
Толкуют о новых законах,
О ценах на скот и рожь.
«Здорово, друзья!»
«Э, охотник! Здорово, здорово!
Садись! Послушай-ка ты, беззаботник,
Про нашу крестьянскую жисть.
Что нового в Питере слышно?
С министрами, чай, ведь знаком?
Недаром, едрит твою в дышло,
Воспитан ты был кулаком.
Но все ж мы тебя не порочим.
Ты — свойский, мужицкий, наш,
Бахвалишься славой не очень
И сердце свое не продашь.
Бывал ты к нам зорким и рьяным,
Себя вынимал на испод.
Скажи: Отойдут ли крестьянам
Без выкупа пашни господ?
Кричат нам, Что землю не троньте,
Еще не настал, мол, миг.
За что же тогда на фронте
Мы губим себя и других?»
И каждый с улыбкой угрюмой
Смотрел мне в лицо и в глаза,
А я, отягченный думой,
Не мог ничего сказать.
Дрожали, качались ступени,
Но помню Под звон головы:
«Скажи, Кто такое Ленин?»
Я тихо ответил: «Он — вы».

Так вот, спросите – Кто такой Путин? И я вам отвечу: — Он – вы ….
И ничего в России не изменилось с точки зрения умонастроения народа и наличия в нем слабоумных и подлецов …

LiveInternetLiveInternet

  • Регистрация
  • Вход

Музыка

  • Все (484)

Метки

Рубрики

  • Афоризмы,мысли (765)
  • Библиотеки (110)
  • Бисер.Украшения. (83)
  • Видео (44)
  • Возраст не помеха (2)
  • Вокруг света (235)
  • Вокруг света — Абхазия (49)
  • Вокруг света — Англия,Ирландия,Шотландия (188)
  • Вокруг света — Германия (48)
  • Вокруг света — Греция,Кипр (65)
  • Вокруг света — Европа (174)
  • Вокруг света — Египет,Израиль,Турция (160)
  • Вокруг света — Индия,Китай,Япония,Тайланд (105)
  • Вокруг света — Италия (269)
  • Вокруг света — Прибалтика,Скандинавия (7)
  • Вокруг света — Россия (616)
  • Вокруг света — Россия.Москва и Подмосковье. (1771)
  • Вокруг света — Россия.Питер и пригороды (644)
  • Вокруг света — США,Канада.Американский континент (70)
  • Вокруг света — Украина (108)
  • Вокруг света — Франция (255)
  • Выпечка — не сладкая (427)
  • Выпечка — без выпечки (58)
  • Выпечка — бисквит,пудинг (59)
  • Выпечка — булочки,слойки,плюшки,вафли (219)
  • Выпечка — в лаваше (133)
  • Выпечка — кексы,маффины,капкейки (389)
  • Выпечка — корзиночки,тарталетки (102)
  • Выпечка — лепёшки,хачапури,чебуреки,беляши (179)
  • Выпечка — манник (56)
  • Выпечка — печенье,бублики,рогалики (403)
  • Выпечка — пироги (134)
  • Выпечка — пироги с абрикосами,персиками,бананами (72)
  • Выпечка — пироги с ананасом,апельсином,лимоном (31)
  • Выпечка — пироги с виноградом,сливой,смородиной (52)
  • Выпечка — пироги с вишней,черешней. (136)
  • Выпечка — пироги с клубникой (33)
  • Выпечка — пироги с яблоками,грушами (457)
  • Выпечка — пирожки (57)
  • Выпечка — пирожное (54)
  • Выпечка — пицца (134)
  • Выпечка — пляцок. (6)
  • Выпечка — пончики,хворост (160)
  • Выпечка — профитроли,эклеры (42)
  • Выпечка — рулеты сладкие (29)
  • Выпечка — с творогом (58)
  • Выпечка — с шоколадом,сгущёнкой,вареньем (89)
  • Выпечка — тесто,глазурь,крем,секреты выпечки (181)
  • Выпечка — торты (165)
  • Выпечка — штрудель,медовик,наполеон (91)
  • Вышивка (362)
  • Вышивка — алфавит,часы (44)
  • Вышивка — бискорню,маятники,игольницы (67)
  • Вышивка — мережки,хардангер.барджелло (86)
  • Вязание для не модельных (37)
  • Вязание и ткань (56)
  • Вязание крючком — филейное — занавески,подушки,по (24)
  • Вязание крючком — филейное — кайма (64)
  • Вязание крючком — филейное вязание (145)
  • Вязание крючком — абажуры,чехлы (17)
  • Вязание крючком — ананасы (38)
  • Вязание крючком — ангелы,бабочки,сердечки (95)
  • Вязание крючком — безотрывное вязание (33)
  • Вязание крючком — болеро,топы,блузы,жилеты (283)
  • Вязание крючком — броши,бусы,украшения (56)
  • Вязание крючком — брюгское кружево (80)
  • Вязание крючком — веера,зонтики,пакетницы,чехлы дл (97)
  • Вязание крючком — вытачки,воротники,карманы,кокетк (52)
  • Вязание крючком — жакеты,кардиганы,пальто (119)
  • Вязание крючком — игольницы,корзиночки,шкатулочки (63)
  • Вязание крючком — игрушки,шарики,снежинки,яйца (110)
  • Вязание крючком — кайма,кружево,углы (206)
  • Вязание крючком — косметички,органайзеры,сумочки (55)
  • Вязание крючком — костюмы, платья,сарафаны (101)
  • Вязание крючком — ленточное кружево (26)
  • Вязание крючком — мотивы,узоры (556)
  • Вязание крючком — накидки,пончо,шали (86)
  • Вязание крючком — покрывало,подушки,коврики,сидушк (82)
  • Вязание крючком — прихватки,подстаканники,цветы (134)
  • Вязание крючком — пуловеры,туники (284)
  • Вязание крючком — салфетки,скатерти (185)
  • Вязание крючком — сарафаны,платья,костюмы (109)
  • Вязание крючком — секреты вязания,соединение,схемы (191)
  • Вязание крючком — тунисское вязание (43)
  • Вязание крючком — филейное — салфетки,скатерти (63)
  • Вязание крючком — филейное — топы,туники,костюмы,с (81)
  • Вязание крючком — шляпы,шапки,шарфы,митенки,варежк (129)
  • Вязание крючком — юбки (95)
  • Вязание спицами — болеро,пуловеры,топы,туники (68)
  • Вязание спицами — жакеты,кардиганы,пальто (81)
  • Вязание спицами — платья,сарафаны,юбки (17)
  • Вязание спицами — пончо,палантины,накидки,шарфы,ша (65)
  • Вязание спицами-узоры,секреты вязания (385)
  • Декор предметов,подарков (84)
  • Декупаж (67)
  • Дети.Вязание — варежки,шапки,шарфы (26)
  • Дети.Вязание — комплекты (11)
  • Дети.Вязание — кофточки,юбочки (20)
  • Дети.Вязание — пинетки (22)
  • Дети.Вязание — платья,сарафаны (75)
  • Дети.Вязание — пледы,конверты (33)
  • Дети.Вязание. (18)
  • Дети.Питание. (54)
  • Дети.Развитие. (115)
  • Для дневника,для компа (166)
  • Женщины в истории (415)
  • ЖЗЛ (95)
  • Журнал — Burda,Вязание крючком (191)
  • Журнал — Дуплет (110)
  • Журнал — Сабрина,Сандра,Диана (100)
  • Журнал — Салфетки,Ondori,Crochet (60)
  • Журнал — Формула рукоделия,Валя-Валентина (30)
  • Журнал — Чудесный крючок (89)
  • Журнал-вышиваю крестиком (36)
  • Журнал-Золушка,Лена (11)
  • Журналы и книги (88)
  • Журналы и книги по кулинарии.Школа гастронома. (305)
  • Здоровье — гимнастика для суставов (170)
  • Здоровье — гимнастика для фигуры (91)
  • Здоровье — рецепты (80)
  • Здоровье.Питание (21)
  • Здоровье.Травы (3)
  • Здоровье.Уход за собой.Волосы. (63)
  • Игрушки (111)
  • Игрушки — зайцы (68)
  • Игрушки — кошки и собаки (55)
  • Игрушки — куклы,тильды (106)
  • Игрушки — мишки и мышки (67)
  • Игрушки — секреты производства (26)
  • Игрушки — символ года (40)
  • Игры,флешки (64)
  • Интерьер.Ремонт.Дизайн (153)
  • Искусство.Антиквариат (63)
  • Искусство.Балет и опера. (223)
  • Искусство.Есенин Сергей,Дункан Айседора. (88)
  • Искусство.Живопись.Скульптура (257)
  • Искусство.Литература.Биографии. (195)
  • Искусство.Мода. (162)
  • Искусство.Музыка (381)
  • Искусство.Музыка. Михайлов.Домогаров.Пелагея. (68)
  • Искусство.Музыка.Гитара.Джаз.Саксофон. (146)
  • Искусство.Музыка.Елена Ваенга (41)
  • Искусство.Музыка.Романс.Блюз.Танго. (556)
  • Искусство.Мультики. (3)
  • Искусство.Поэзия (660)
  • Искусство.Пушкин А.С. (259)
  • Искусство.Ремёсла и народные промыслы. (121)
  • Искусство.Стекло,фарфор (128)
  • Искусство.Театр и кино (196)
  • Искусство.Чтобы помнили (468)
  • Искусство.Ювелирное — Фаберже (139)
  • Искусство.Ювелирное,камни,минералы (342)
  • История (25)
  • История вещей,названий,выражений (324)
  • История России (1067)
  • История России — династии (211)
  • История России — Декабристы и их жёны (242)
  • История России — Романовы (432)
  • История России до Романовых (327)
  • История России.Славой предков горжусь (378)
  • Календарь (426)
  • Коробочки и шкатулочки (72)
  • декорированые (23)
  • шитые (17)
  • Кулинария. Вареники,пельмени,манты. (86)
  • Кулинария. Народов мира (1)
  • Кулинария.Блины.Оладьи.Панкейки. (268)
  • Кулинария.Блюда в горшочках. (129)
  • Кулинария.Грибы. (120)
  • Кулинария.Десерты (522)
  • Кулинария.Десерты — мороженое,сорбет,гранита (385)
  • Кулинария.Десерты — тирамису и панна котта (110)
  • Кулинария.Детям. (3)
  • Кулинария.Дж Оливер,Гор Рамзи (65)
  • Кулинария.Заготовки (378)
  • Кулинария.Закуски — канапе,бутерброды (287)
  • Кулинария.Капуста. (137)
  • Кулинария.Картофель (793)
  • Кулинария.Кофе и чай. (261)
  • Кулинария.Курица.Индейка.Гусь. (986)
  • Кулинария.Масло,молочные продукты,яйца (257)
  • Кулинария.Мясо,котлеты,тефтели. (386)
  • Кулинария.Напитки (241)
  • Кулинария.Овощи. (787)
  • Кулинария.Паста. (212)
  • Кулинария.Первые блюда — супы-пюре (154)
  • Кулинария.Первые блюда холодные (62)
  • Кулинария.Первые блюда. (377)
  • Кулинария.Пикник.Барбекю.Шашлык. (74)
  • Кулинария.Пряности и травы,специи (190)
  • Кулинария.Рис.Крупы. (87)
  • Кулинария.Рыба и морепродукты. (443)
  • Кулинария.Салаты (1305)
  • Кулинария.Секреты,замена продуктов (165)
  • Кулинария.Смузи (421)
  • Кулинария.Соусы,заправки,кляр,уксус. (806)
  • Кулинария.Сталик Ханкишиев. (43)
  • Кулинария.Сыр и вино. (103)
  • Кулинария.Фрукты.Ягоды. (157)
  • Кулинарный словарь (28)
  • Легенды и мифы.Библия.Древние Греция и Рим (325)
  • Магия.Приметы (248)
  • Монастыри,соборы,церкви мира (69)
  • Монастыри,соборы,церкви Москвы и Подмосковья (219)
  • Монастыри,соборы,церкви России (136)
  • О кошках (107)
  • Огород на балконе.Цветы (94)
  • Пасха (101)
  • куличи,пасха,яйца (54)
  • Рукоделие,украшения (47)
  • Православие (301)
  • иконы (83)
  • молитвы (21)
  • праздники (34)
  • святые,святители,мученики (76)
  • Православие — посты,постная кухня (51)
  • второе (3)
  • выпечка (14)
  • салаты (6)
  • супы (5)
  • Приборы.Аэрогриль (41)
  • Приборы.Блендер. (21)
  • Приборы.Микроволновка.Мультиварка (488)
  • Приборы.Пароварка (32)
  • Приборы.Хлебопечка.Хлеб (166)
  • Пригодится (54)
  • Притчи (146)
  • Секреты (13)
  • Секреты — ношения платков,хранения (110)
  • Секреты — уборка,стирка,пятна (167)
  • Секреты сервировки и этикета. (107)
  • Учим математику (36)
  • Учим язык английский (397)
  • Учим язык итальянский (18)
  • Учим язык русский (178)
  • Фоны и схемы (23)
  • Фото (87)
  • Фото — архитектура (31)
  • Фото — еда,продукты (33)
  • Фото — заброшенные города (12)
  • Фото — зверьё моё (511)
  • Фото — пейзажи (41)
  • Фото -цветы (92)
  • Фотошоп (27)
  • Хочу (28)
  • Шитьё (212)
  • сарафаны,туники,платья,юбки (50)
  • чехлы,для хранения (36)
  • швы,секреты,пуговицы (74)
  • шторы (17)

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

. когда-то у той вот калитки мне было 17 лет, и девушка в белой накидке сказала мне ласково — «нет»

. когда-то у той вот калитки мне было 17 лет, и девушка в белой накидке сказала мне ласково — «нет»


Мы в Есенинском Константиново, что под Рязанью на берегу Оки, и повторяем про себя все его слова о бабьем лете и ветренных женщинах, милой старушке, в ветхом шушуне все ждущей сына на дороге, начинаем тосковать о сестре, красивее которой и ты нигде не видел и о том, что и о нас с тобой вместе вместо ласки и вместо слез у ворот, как о сгибшей невесте,тихо воет покинутый пес, вспоминаем каждый своего котенка, который и у нас дома мурлыкал растянувшись на лежанке и безразлично глядел мимо всех проходящих.

Панорама прекрасной Оки, протекающей прямо под домом Сергея

Вот так (примерно) выглядел дом-усадьба соседа Есениных Кашина, дочка которого долго вспоминалась Сергею и которая стала прототипом Анны Снегиной

Зелёная причёска, Девическая грудь,
О тонкая берёзка, Что загляделась в пруд?
Что шепчет тебе ветер? О чём звенит песок?
Иль хочешь в косы-ветви Ты лунный гребешок?

Читать еще:  Стих из чего состоит женская душа

Открой, открой мне тайну Твоих древесных дум,
Я полюбил печальный Твой предосенний шум.
И мне в ответ берёзка: «О любопытный друг,
Сегодня ночью звёздной Здесь слёзы лил пастух.

Луна стелила тени, Сияли зеленя.
За голые колени Он обнимал меня.
И так, вдохнувши глубко, Сказал под звон ветвей:

«Прощай, моя голубка, До новых журавлей»»

А вообще экспозицию дома-музея Сергея Есенина и архитектурно-исторического заповедника нужно наверное все переделать. Мне казалось бы, что нужно внимательно читать стихи Сергея и искать в деревнях вокруг экспонаты времени его жизни. Культ Есенина существует и спокойно можно пользоваться его славой. В год в Костантиново приезжает около 400 тысяч человек посмотреть и послушать Есенина, узнать о нем побольше, подышать воздухом великой русской равнины.
Мать Есенина умерла оказывается в 60х годах и многое из того времени соседи еще помнят.

Анна Снегина (Есенин С. А., 1925)

А. Воронскому

«Село, значит, наше — Радово,

Дворов, почитай, два ста.

Тому, кто его оглядывал,

Приятственны наши места.

Богаты мы лесом и водью,

Есть пастбища, есть поля.

И по всему угодью

Мы в важные очень не лезем,

Но всё же нам счастье дано.

Дворы у нас крыты железом,

У каждого сад и гумно.

У каждого крашены ставни,

По праздникам мясо и квас.

Недаром когда-то исправник

Любил погостить у нас.

Оброки платили мы к сроку,

Но — грозный судья — старшина

Всегда прибавлял к оброку

По мере муки и пшена.

И чтоб избежать напасти,

Излишек нам был без тягот.

Раз — власти, на то они власти,

А мы лишь простой народ.

Но люди — все грешные души.

У многих глаза — что клыки.

С соседней деревни Криуши

Косились на нас мужики.

Житье у них было плохое —

Почти вся деревня вскачь

Пахала одной сохою

На паре заезженных кляч.

Каких уж тут ждать обилий, —

Была бы душа жива.

Украдкой они рубили

Из нашего леса дрова.

Однажды мы их застали…

Они в топоры, мы тож.

От звона и скрежета стали

По телу катилась дрожь.

В скандале убийством пахнет.

И в нашу и в их вину

Вдруг кто-то из них как ахнет! —

И сразу убил старшину.

На нашей быдластой сходке

Мы делу условили ширь.

Судили. Забили в колодки

И десять услали в Сибирь.

С тех пор и у нас неуряды.

Скатилась со счастья вожжа.

Почти что три года кряду

У нас то падеж, то пожар».

Такие печальные вести

Возница мне пел весь путь.

Я в радовские предместья

Ехал тогда отдохнуть.

Война мне всю душу изъела.

За чей-то чужой интерес

Стрелял я в мне близкое тело

И грудью на брата лез.

Я понял, что я — игрушка,

В тылу же купцы да знать,

И, твердо простившись с пушками,

Решил лишь в стихах воевать.

Я бросил мою винтовку,

Купил себе «липу» [«Липа» – подложный документ. – Примеч. автора.] , и вот

С такою-то подготовкой

Я встретил 17-й год.

Свобода взметнулась неистово.

И в розово-смрадном огне

Тогда над страною калифствовал

Керенский на белом коне.

Война «до конца», «до победы».

И тут же сермяжную рать

Прохвосты и дармоеды

Сгоняли на фронт умирать.

Но всё же не взял я шпагу…

Под грохот и рев мортир

Другую явил я отвагу —

Был первый в стране дезертир.

Дорога довольно хорошая,

Приятная хладная звень.

Луна золотою порошею

Осыпала даль деревень.

«Ну, вот оно, наше Радово, —

Недаром я лошади вкладывал

За норов ее и спесь.

Позволь, гражданин, на чаишко.

Вам к мельнику надо?

Я требую с вас без излишка

За дальний такой прогон».

Даю еще двадцать.

Такой отвратительный малый.

А малому тридцать лет.

За что ты с меня гребешь?»

И мне отвечает туша:

«Сегодня плохая рожь.

Давайте еще незвонких

Десяток иль штучек шесть —

Я выпью в шинке самогонки

За ваше здоровье и честь…»

И вот я на мельнице…

Осыпан свечьми светляков.

От радости старый мельник

Не может сказать двух слов:

«Голубчик! Да ты ли?

Озяб, чай? Поди, продрог?

Да ставь ты скорее, старуха,

На стол самовар и пирог!»

В апреле прозябнуть трудно,

Особенно так в конце.

Был вечер задумчиво чудный,

Как дружья улыбка в лице.

Объятья мельника круты,

От них заревет и медведь,

Но всё же в плохие минуты

Приятно друзей иметь.

«Откуда? Надолго ли?»

«Ну, значит, дружище, гуляй!

Сим летом грибов и ягод

У нас хоть в Москву отбавляй.

И дичи здесь, братец, до черта,

Сама так под порох и прет.

Подумай ведь только…

Тебя не видали мы год…»

Мы выпили весь самовар.

По-старому с шубой овчинной

Иду я на свой сеновал.

Иду я разросшимся садом,

Лицо задевает сирень.

Так мил моим вспыхнувшим взглядам

Когда-то у той вон калитки

Мне было шестнадцать лет,

И девушка в белой накидке

Сказала мне ласково: «Нет!»

Далекие, милые были.

Тот образ во мне не угас…

Мы все в эти годы любили,

Но мало любили нас.

Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Карта слов и выражений русского языка

Онлайн-тезаурус с возможностью поиска ассоциаций, синонимов, контекстных связей и примеров предложений к словам и выражениям русского языка.

Справочная информация по склонению имён существительных и прилагательных, спряжению глаголов, а также морфемному строению слов.

Сайт оснащён мощной системой поиска с поддержкой русской морфологии.

Матершиники серебянного века: Есенин, Пушкин, Лермонтов, Маяковский — стихи без цензуры (12 фото)

Есенин С. А. — «Ветер веет с юга и луна взошла»

Ветер веет с юга
И луна взошла,
Что же ты, бл*дюга,
Ночью не пришла?

Не пришла ты ночью,
Не явилась днем.
Думаешь, мы дро*им?
Нет! Других е*ём!

Есенин С. А. — «Не тужи, дорогой, и не ахай»

Не тужи, дорогой, и не ахай,
Жизнь держи, как коня, за узду,
Посылай всех и каждого на *уй,
Чтоб тебя не послали в пи*ду!

Есенин С. А. — «Сыпь, гармоника. Скука… Скука»

Сыпь, гармоника. Скука… Скука…
Гармонист пальцы льет волной.
Пей со мною, паршивая сука,
Пей со мной.

Излюбили тебя, измызгали —
Невтерпеж.
Что ж ты смотришь так синими брызгами?
Иль в морду хошь?

В огород бы тебя на чучело,
Пугать ворон.
До печенок меня замучила
Со всех сторон.

Сыпь, гармоника. Сыпь, моя частая.
Пей, выдра, пей.
Мне бы лучше вон ту, сисястую, —
Она глупей.

Я средь женщин тебя не первую…
Немало вас,
Но с такой вот, как ты, со стервою
Лишь в первый раз.

Чем вольнее, тем звонче,
То здесь, то там.
Я с собой не покончу,
Иди к чертям.

К вашей своре собачьей
Пора простыть.
Дорогая, я плачу,
Прости… прости…

Есенин С. А. — «Осень гнилая давно уж настала»

Осень гнилая давно уж настала
Птицы говно начинают клювать.
На старом заборе ворона насрала
Ну и погода, итить твою мать.

Мне бы женщину — белую, белую
Ну а впрочем какая разница
Я прижал бы ее с силой к дереву
И в задницу, в задницу, в задницу.

Маяковский В. В. «Вы любите розы? А я на них срал»

Вы любите розы?
а я на них срал!
стране нужны паровозы,
нам нужен металл!
товарищ!
не охай,
не ахай!
не дёргай узду!
коль выполнил план,
посылай всех
в пи*ду
не выполнил —
сам
иди
на
*уй.

Маяковский В. В. — «Гимн онанистов»

Мы,
онанисты,
ребята
плечисты!
Нас
не заманишь
титькой мясистой!
Не
совратишь нас
пи*довою
плевой!
Кончил
правой,
работай левой.

Маяковский В. В. — «Кто есть бл*ди»

Не те
бл*ди,
что хлеба
ради
спереди
и сзади
дают нам
е*ти,
Бог их прости!
А те бл*ди —
лгущие,
деньги
сосущие,
еть
не дающие —
вот бл*ди
сущие,
мать их ети!

Маяковский В. В. — «Лежу на чужой жене»

Лежу
на чужой
жене,
потолок
прилипает
к жопе,
но мы не ропщем —
делаем коммунистов,
назло
буржуазной
Европе!
Пусть *уй
мой
как мачта
топорщится!
Мне все равно,
кто подо мной —
жена министра
или уборщица!

Маяковский В. В. — «Эй, онанисты»

Эй, онанисты,
кричите «Ура!» —
машины е*ли
налажены,
к вашим услугам
любая дыра,
вплоть
до замочной
скважины.

Пушкин А. С. — «Телега жизни»

С утра садимся мы в телегу,
Мы рады голову сломать
И, презирая лень и негу,
Кричим: пошёл! Е*ёна мать!

Пушкин А. С. «От всенощной вечор…»

Молчи ж, кума; и ты, как я, грешна,
А всякого словами разобидишь;
В чужой пиз*е соломинку ты видишь,
А у себя не видишь и бревна!

Пушкин А. С. «Рефутация г-на Беранжера»

Ты помнишь ли, ах, ваше благородье,
Мусье француз, говенный капитан,
Как помнятся у нас в простонародье
Над нехристем победы россиян?
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, е*ена твоя мать?

Ты помнишь ли, как за горы Суворов
Перешагнув, напал на вас врасплох?
Как наш старик трепал вас, живодеров,
И вас давил на ноготке, как блох?
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, е*ена твоя мать?

Ты помнишь ли, как всю пригнал Европу
На нас одних ваш Бонапарт-буян?
Французов видели тогда мы многих жопу,
Да и твою, говенный капитан!
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, е*ена твоя мать?

Ты помнишь ли, как царь ваш от угара
Вдруг одурел, как бубен гол и лыс,
Как на огне московского пожара
Вы жарили московских наших крыс?
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так. сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, е*ена твоя мать?

Ты помнишь ли, фальшивый песнопевец,
Ты, наш мороз среди родных снегов
И батарей задорный подогревец,
Солдатской штык и петлю казаков?
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, е*ена твоя мать?

Ты помнишь ли, как были мы в Париже,
Где наш казак иль полковой наш поп
Морочил вас, к винцу подсев поближе,
И ваших жен похваливал да е*?
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, е*ена твоя мать?

Михаил Лермонтов — «Он был в краю святом»

Он был в краю святом,
На холмах Палестины.
Стальной его шелом
Иссекли сарацины.

Понес он в край святой
Цветущие ланиты;
Вернулся он домой
Плешивый и избитый.

Неверных он громил
Обеими руками —
Ни жен их не щадил,
Ни малых с стариками.

Встречаясь с ним подчас,
Смущалися красотки;
Он пиз*ил их не раз,
Перебирая четки.

Вернулся он в свой дом
Без славы и без злата;
Глядит — детей содом,
Жена его брюхата.

Пришибло старика:
За что ж с врагами бился?
Он дрался там пока —
С женой другой скоблился

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector