1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Стих когда они уходят в тишину

Духовные стихи Эдуарда Асадова

В 17 лет Эдуард Асадов добровольцем отправился на фронт. В возрасте 21 года во время боев за Севастополь поэт навсегда потерял зрение. В ночь с 3 на 4 мая 1944 он получил тяжелое осколочное ранение, но, даже теряя сознание, выполнил боевую задачу. С тех пор до конца своих дней Эдуард Асадов был вынужден носить черную повязку на глазах.

Для вас лучшие слова великого поэта, которые дышат любовью, радостью жизни и верой в добро

Пока мы живы, можно все исправить…
Все осознать, раскаяться… Простить.
Врагам не мстить, любимым не лукавить,
Друзей, что оттолкнули, возвратить…

Пока мы живы, можно оглянуться…
Увидеть путь, с которого сошли.
От страшных снов очнувшись, оттолкнуться
От пропасти, к которой подошли.

Пока мы живы… Многие ль сумели
Остановить любимых, что ушли-
Мы их простить при жизни не успели,
А попросить прощенья, — Не смогли…

И фото – черно-белое кино.
Усталые глаза – знакомым взглядом.
Они уже простили нас давно
За то, что слишком редко были рядом,

За не звонки, не встречи, не тепло.

Не лица перед нами, просто тени…
А сколько было сказано не то,
И не о том, и фразами не теми.

Тугая боль – вины последний штрих –

Скребет, изводит холодом по коже.
За всё, что мы не сделали для них,
Они прощают…мы себя-не можем.

Бывает дефицит финансов,
Железа дефицит — в крови,
Бывает мало в жизни шансов,
Но хуже — дефицит любви.

Тем, кто женился по «залёту»,
Хочу сказать: ваш брак не плох.
«Залёт» подобен самолёту,
В котором двигатель заглох.

Тем, кто женился по привычке,
Хочу открыть один секрет:
Ваш брак большой подобен спичке,
В которой, правда, серы нет.

И быт уютливо-угрюмый

Не разожжёт огня в крови.
Поверьте мне, что даже юмор
Не лечит дефицит любви.

Тем, кто женился по расчёту,
Возможно, больше повезло
И не сводя друг с другом счёты
Живут они «друзьям» назло,

Те, кто женат на голом теле
И только телом дорожит,
Покуда нет проблем в постели,
Не испытают дефицит.

Но стоит телу «разрыхлиться»
И потерять «товарный вид» —
Захочется пережениться.
Наступит «телодефицит».

И чтоб семья могла сложиться,
Нам пары нужно создавать
Не с тем, с кем хочется ложиться,
А с тем, с кем хочется вставать.

Когда мне встречается в людях дурное,
То долгое время я верить стараюсь,
Что это, скорее всего, напускное,
Что это случайность. И я ошибаюсь.

И, мыслям подобным ища подтвержденья,
Стремлюсь я поверить, забыв про укор,
Что лжец, может, просто большой фантазер,
А хам, он, наверно, такой от смущенья.

Что сплетник, шагнувший ко мне на порог,
Возможно, по глупости разболтался,
А друг, что однажды в беде не помог,
Не предал, а просто тогда растерялся.

Я вовсе не прячусь от бед под крыло,
Иными тут мерками следует мерить.
Ужасно не хочется верить во зло,
И в подлость ужасно не хочется верить!

Поэтому, встретив нечестных и злых,
Нередко стараешься волей-неволей
В душе своей словно бы выправить их
И попросту «отредактировать», что ли!

Но факты и время отнюдь не пустяк.
И сколько порой ни насилуешь душу,
А гниль все равно невозможно никак
Ни спрятать, ни скрыть, как ослиные уши.

Ведь злого, признаться, мне в жизни моей
Не так уж и мало встречать доводилось.
И сколько хороших надежд поразбилось,
И сколько вот так потерял я друзей!

И все же, и все же я верить не брошу,
Что надо в начале любого пути
С хорошей, с хорошей и только с хорошей,
С доверчивой меркою к людям идти!

Пусть будут ошибки (такое не просто),
Но как же ты будешь безудержно рад,
Когда эта мерка придется по росту
Тому, с кем ты станешь богаче стократ!

Пусть циники жалко бормочут, как дети,
Что, дескать, непрочная штука – сердца…
Не верю! Живут, существуют на свете
И дружба навек, и любовь до конца!

И сердце твердит мне: ищи же и действуй.
Но только одно не забудь наперед:
Ты сам своей мерке большой соответствуй,
И все остальное, увидишь, – придет!

Скажите, Вы когда-нибудь любили?
Скажите, в Вашем доме плыл рассвет?
А голуби над головой кружили
Свой самый белый в мире менуэт?

Скажите, в Вашей спальне пела вьюга?

Скажите, Вы когда-нибудь рыдали
Навзрыд от счастья горького с утра?
А душу на салфетках отдавали
Редакторам, ревнителям пера?

А Вы надеялись на Божью волю?
А в осень с листьями летали в свет?
А Вы благословляли свою долю,
Когда любовь предаст
И больше нет надежд?

А Вы смиряли строгую гордыню,
Пытаясь одолеть свои пути?
А Вы любили так, что даже имя
Вам больно было вслух произнести?

И если Вам хоть чуточку знакома
Ошибок рябь моей шальной руки,
То, значит, это Вам, а не другому,
Я написала все свои стихи

Как много тех, с кем можно лечь в постель,
Как мало тех, с кем хочется проснуться…
И утром, расставаясь обернуться,
И помахать рукой, и улыбнуться,
И целый день, волнуясь, ждать вестей.

Как много тех, с кем можно просто жить,
Пить утром кофе, говорить и спорить…
С кем можно ездить отдыхать на море,
И, как положено – и в радости, и в горе
Быть рядом… Но при этом не любить…

Как мало тех, с кем хочется мечтать!
Смотреть, как облака роятся в небе,
Писать слова любви на первом снеге,
И думать лишь об этом человеке…
И счастья большего не знать и не желать.

Как мало тех, с кем можно помолчать,
Кто понимает с полуслова, с полу взгляда,
Кому не жалко год за годом отдавать,
И за кого ты сможешь, как награду,
Любую боль, любую казнь принять…

Вот так и вьётся эта канитель –
Легко встречаются, без боли расстаются…
Все потому, что много тех, с кем можно лечь в постель.
И мало тех, с кем хочется проснуться.

Как много тех, с кем можно лечь в постель…
Как мало тех, с кем хочется проснуться…
И жизнь плетёт нас, словно канитель…
Сдвигая, будто при гадании на блюдце.

Мы мечемся: – работа…быт…дела…
Кто хочет слышать- всё же должен слушать…
А на бегу- заметишь лишь тела…
Остановитесь…чтоб увидеть душу.

Мы выбираем сердцем – по уму…
Порой боимся на улыбку- улыбнуться,
Но душу открываем лишь тому,
С которым и захочется проснуться…

Она вошла, совсем седая,
Устало села у огня,
И вдруг сказала «Я не знаю,
За что ты мучаешь меня.

Ведь я же молода, красива,
И жить хочу, хочу любить.
А ты меня смиряешь силой
И избиваешь до крови.

Велишь молчать? И я молчу,
Велишь мне жить, любовь гоня?
Я больше не могу, устала.
За что ты мучаешь меня?

Ведь ты же любишь, любишь, любишь,
Любовью сердце занозя,
Нельзя судить, любовь не судят.
Нельзя? Оставь свои «нельзя».

Отбрось своих запретов кучу,
Cейчас, хоть в шутку согреши:
Себя бессонницей не мучай,
Сходи с ума, стихи пиши.

Или в любви признайся, что ли,
А если чувство не в чести,
Ты отпусти меня на волю,
Не убивай, а отпусти».

И женщина, почти рыдая,
Седые пряди уроня, твердила:
«Я не знаю, за что ты мучаешь меня».
Он онемел.

В привычный сумрак
Вдруг эта буря ворвалась.
Врасплох, и некогда подумать:
«Простите, я не знаю Вас.

Не я надел на Вас оковы»
И вдруг спросил, едва дыша:
«Как Вас зовут? Скажите, кто Вы?»
Она в ответ: «Твоя Душа».

Ах, как все относительно в мире этом!
Вот студент огорченно глядит в окно,
На душе у студента темным-темно:
“Запорол” на экзаменах два предмета…

Ну а кто-то сказал бы ему сейчас:
– Эх, чудила, вот мне бы твои печали?
Я “хвосты” ликвидировал сотни раз,
Вот столкнись ты с предательством милых глаз –
Ты б от двоек сегодня вздыхал едва ли!

Только третий какой-нибудь человек
Улыбнулся бы: – Молодость… Люди, люди.
Мне бы ваши печали! Любовь навек…
Все проходит на свете. Растает снег,
И весна на душе еще снова будет!

Ну а если все радости за спиной,
Если возраст подует тоскливой стужей
И сидишь ты беспомощный и седой –
Ничего-то уже не бывает хуже!

А в палате больной, посмотрев вокруг,
Усмехнулся бы горестно: – Ну сказали!
Возраст, возраст… Простите, мой милый друг.
Мне бы все ваши тяготы и печали!

Вот стоять, опираясь на костыли,
Иль валяться годами (уж вы поверьте),
От веселья и радостей всех вдали,
Это хуже, наверное, даже смерти!

Только те, кого в мире уж больше нет,
Если б дали им слово сейчас, сказали:
– От каких вы там стонете ваших бед?
Вы же дышите, видите белый свет,
Нам бы все ваши горести и печали!

Есть один только вечный пустой предел…
Вы ж привыкли и попросту позабыли,
Что, какой ни достался бы вам удел,
Если каждый ценил бы все то, что имел,
Как бы вы превосходно на свете жили!

Если вы хотите научиться управлять своей РЕАЛЬНОСТЬЮ и своей ЛИЧНОСТЬЮ через силу энергии СЛОВ, достигнув при этом здоровья души и тела, радости каждого дня, общения и ускоренного получения того, что вы пишите Словом в виде ваших целей, то присоединяйтесь к моему авторскому уникальному (в нем нет методов аффирмаций и НЛП) базовому тренингу «СЛОВА – ПРОГРАММЫ ЖИЗНИ. УПРАВЛЕНИЕ РЕАЛЬНОСТЬЮ ЧЕРЕЗ СЛОВО» ПРЯМО СЕЙЧАС здесь, нажав на банер ниже

Если вам была полезна эта статья, то пишите ниже комментарии и поделитесь с друзьями в соц. сетях! Заранее благодарна, Фатеева Елена

Покаяние родителям (Эдуард Асадов)

Посвящаю родителям:Ярославу Степановичу и Анне Ивановне Данчишиным.

Когда они уходят в тишину,
Туда, откуда точно нет возврата,
Порой хватает несколько минут
Понять — о боже, как мы виноваты…
И фото — черно-белое кино.
Усталые глаза — знакомым взглядом.
Они уже простили нас давно
За то, что слишком редко были рядом,
За не звонки, не встречи, не тепло.
Не лица перед нами, просто тени…
А сколько было сказано не то,
И не о том, и фразами не теми.
Тугая боль — вины последний штрих-
Скребет, изводит холодом по коже.
За всё, что мы не сделали для них,
Они прощают. Мы себя — не можем

Рейтинг работы: 213
Количество отзывов: 25
Количество сообщений: 26
Количество просмотров: 34232
Добавили MP3 в избранное: 7
Добавили в избранное: 5
© 18.12.2014г. Кеша Северный
Свидетельство о публикации: izba-2014-1209508

  • ««
  • «
  • 255
  • 256
  • 257
  • 258
  • 259
  • 260
  • 261
  • 262
  • 263
  • »
  • »»

Натали Самоний 24.12.2018 12:40:35

Здравствуйте, Владимир! Очень редко бываю на этом сайте. Вот забежала.
Спасибо Вам за песню. У меня 4 года назад не стало папы.
***
Памяти моего отца.

Читать еще:  Стих михалкова о мальчике который грубил старшим

От рака люди умирают,
Как снег от едкого тумана…
От скорби сердце словно рана…
И реки слёз не высыхают.

Улыбка, съеденная болью,
Осталась в памяти извечной…
Душа взнеслась дорогой млечной…
И свечи пышут горькой смолью.

От рака люди умирают,
Как снег от едкого тумана…
Смерть – с кровожадностью орлана…
И слёзы молча восклицают:

За что проклятия такие,
Несправедливость, злобность рока?!
Жизнь завершилась так жестоко –
Неужто ангелы глухие?!

…Рыдают в скорби все родные.

КАК ТРУДНО БЫТЬ СЧАСТЛИВОЙ БЕЗ ОТЦА…

Как трудно быть счастливой без отца,
Когда его на свете вдруг не стало,
Когда внутри – слезливость без конца,
Когда дождей осенних сердцу мало.

Как трудно быть счастливой без отца,
Когда душа истерзана и в клочья,
От солнца тень тернового венца…
Отцовской жизни стёрты многоточья.

Как трудно быть счастливой без отца,
Когда звучат поминные молитвы,
Когда по сердцу боль – подобье бритвы,
Когда обиды даже на Творца.
Как трудно быть счастливой без отца…

ПРимите. искренние мои сожаления.
С уважением.

Очень трогательно! мне до боли это знакомо — эпизод из моей жизни!

светлана 20.03.2018 20:41:47

Передо мной мамино черное- белое фото. мы слушали эти проникновенные строчки вмести. Спасибо ,Кеша.

Прошлое 01.12.2017 10:51:17

,,Не хочу,не могу,не смирился.
И в душе все границы сотру.
Я в Советском Союзе родился
И в Советском Союзе умру».
(Пока буду жить,буду молиться за этого советского человека-верного защитника нашей Родины-СССР).

С уважением к Вам.

Спасибо Вам.
с уважением.

Nikolay Sokolay 01.10.2017 22:54:52
Отзыв: положительный
Посчастливилось и мне встретиться с этим замечательным человеком Э.Асадовым и его женой.
Жаль, что так рано ушел от нас.
Спасибо за песню !
С теплом души и уважением

Спасибо. на слове добром.

ВАм спасибо. что неравнодушны и что зашли ко мне.
С уважением.

Нина Захарова 16.12.2016 21:59:28
Отзыв: положительный
Володя!
До слёз.

Очень чувственно исполнил ты эти строки!

Иначе нельзя . только от души.
Спасибо.

Дмитрий 21.10.2016 19:25:59

Стихи потрясающие. Но не в музыке не в голосе ни грамма тоски. Извиняюсь, но это честно. Что такое боль души я знаю, я потерял всю свою семью в которой рос.

Благодарю за честность . примите мои сожаления. Боль-способность откликнуться на сверх напряжение . будь то физическая, эмоциональная. и пережить это всегда сложно. тем более жить с ней.
С уважением.

Лариса 24.09.2016 16:44:30

Затронуло до слез. Перечитала несколько раз, слезы и боль.Чувствую свою вину, а попросить прощение уже не у кого. Сто раз говорила своим детям об этом, но и они наверно поймут, когда меня не станет.

Благодарю. за понимание и поддержку.
С уважением.

Рад Вам ,заходите.

благодарю за теплый отклик.

Согласен. Царство небесное им.

РђРЅРЅР° 06.07.2015 08:09:25

Спасибо. До слёз тронуло.

Лидия Чуданова 13.06.2015 08:08:04

Уж так устроен мир. Суматоха нас поглощает и мы ничего не замечаем вокруг, только свои проблемы. А когда уходят родители, ощущаешь, что какая-то непонятная ПУСТОТА ВДРУГ ОБРАЗОВАЛАСЬ и на память приходят слова и мысли, не сказанные им в нужный момент, а они ведь ждали. Конечно, можно сейчас выговариваться на могилах, но это только облегчение своей (опять же) души, но мы не можем видеть их радость, что МЫ-Рядом. Простите нас, родители. сказать без слез эти слова не получается. А за слова (песню я не слышала) отдельное спасибо автору, который потряс своим талантом не одно поколение людей. Светлая память Эдуарду Асадову

С уважением к автору строк. хочется,чтобы прослушали песню,надеюсь понравится.

Лидия Феоктистова 25.12.2014 00:55:27
Отзыв: положительный
Володя, примите мой поклон за такую трогательную песню, пронзающую душу, на стихи моего
любимого Эдуарда Асадова — человека с БОЛЬШОЙ БУКВЫ, СИЛЬНЫМ ДУХОМ И ВОЛЕЙ. Не так много,
как хотелось бы, мы уделяли родителям внимания. Позвонишь по телефону, справишься об их здоровье,
поговоришь 5-10 минут, и скорей за свои дела и заботы о своих детях. Только в выходной навещали,
привозили продукты, а им требовалось общение, а мы посидев часок, другой,
снова торопились домой к своим делам. Только сейчас на могилке говорю им всё,
что не успела в жизни сказать.
Вот схожу на могилку, принесу им цветы,
А для нищих оставлю там немного еды,
Свои свечи зажгу и скажу им тогда:-
«Привет, папа и мама, в гости дочка пришла».
Душой и сердцем спели эту песню, а по-другому её нельзя петь.
СПАСИБО ВАМ, ВОЛОДЯ! ТАКИЕ ПЕСНИ НУЖНО ПЕТЬ ПОЧАЩЕ, ЧТОБ НЕ ЧЕРСТВЕЛИ НАШИ ДУШИ.
С искренним уважением и теплом души, Лида

Всё так. всё от сердца.
С уважением.

фаина мухамадеева 24.12.2014 07:56:13
Отзыв: положительный
Володя.
до дрожи. до мурашек на коже.
с юности знакомое. любимое.
но теперь эти строки воспринимаются уже по другому. с высоты прожитых лет.

низкий поклон
нижайший.

очень тепло. от понимания. твоего.
С уважением.

Памяти Эдуарда Асадова. Пока мы живы, можно все исправить.

Пока мы живы, можно все исправить…
Все осознать, раскаяться… Простить.
Врагам не мстить, любимым не лукавить,
Друзей, что оттолкнули, возвратить…

Пока мы живы, можно оглянуться…
Увидеть путь, с которого сошли.
От страшных снов очнувшись, оттолкнуться
От пропасти, к которой подошли.

Пока мы живы… Многие ль сумели
Остановить любимых, что ушли?
Мы их простить при жизни не успели,
А попросить прощения, — Не смогли…

Когда они уходят в тишину,
Туда, откуда точно нет возврата,
Порой хватает несколько минут
Понять — о боже, как мы виноваты…

И фото — черно белое- кино.
Усталые глаза — знакомым взглядом.
Они уже простили нас давно
За то, что слишком редко были рядом,

За не звонки, не встречи, не тепло.
Не лица перед нами, просто тени…
А сколько было сказано не то,
И не о том, и фразами не теми.

Тугая боль — вины последний штрих-
Скребет, изводит холодом по коже.
За все, что мы не сделали для них,
Они прощают. Мы себя — не можем…

Эдуард Аркадьевич Асадов родился 7 сентября 1923 года в городе Мары Туркестанской АССР, в учительской семье. Отец его в Гражданскую войну воевал на Кавказе. После смерти отца в 1929 году семья переехала в Свердловск к деду.

В восьмилетнем возрасте Эдуард написал своё первое стихотворение. Жил как большинство его сверстников в то время – вступил в пионеры, потом в комсомол.

С 1939 года Асадов жил в Москве. Он окончил школу в 1941 году, а через неделю после выпускного вечера началась Великая Отечественная война. Он ушёл добровольцем на фронт. В мае 1944 года в боях за Севастополь был тяжело ранен, потерял зрение и с того времени появлялся на публике с чёрной повязкой на глазах.

В 1946 году Эдуард поступил в Литературный институт им. А.М. Горького, который с отличием окончил в 1951 году. Тогда же опубликовал первый сборник стихов «Светлая дорога» и был принят в Союз писателей.

В последующие годы вышло немало книг и сборников со стихами поэта. Среди них – «Снежный вечер», «Солдаты вернулись с войны», «Во имя большой любви», «Лирические страницы», «Я люблю навсегда», «Не надо отдавать любимых» и многие другие. Он автор 47 книг.

Асадов писал не только лирические стихи и поэмы, но и прозу (рассказы «Зарницы войны», «Разведчица Саша», повесть «Фронтовая весна»), переводил стихи поэтов Азербайджана, Башкирии, Грузии, Калмыкии, Казахстана, Узбекистана.

Особенно популярен он стал с начала 1960-х годов. Его книги, выходившие 100-тысячными тиражами, раскупались моментально, а литературные вечера поэта на протяжении почти 40 лет проходили с неизменным успехом во многих крупнейших концертных залах страны. И это неудивительно, ведь в своих стихах Асадов обращался к лучшим человеческим качествам — к верности, справедливости, любви, благородству. Будучи незрячим, он видел жизнь намного лучше и глубже, чем многие зрячие. В своих интервью поэт отмечал, что всегда чувствовал на себе большую ответственность за то, что говорил, писал и делал. Он гордился тем, что у него не было ни одной строки, в которой он бы солгал.

В последние годы Асадов жил и работал в писательском поселке Красновидово Московской области. Герой Советского Союза он был награжден рядом орденов и медалей, являлся Почетным гражданином Севастополя.

Скончался Эдуард Аркадьевич Асадов 21 апреля 2004 года в Одинцово, был похоронен на Кунцевском кладбище Москвы.
Источник: https://www.calend.ru/persons/1347/

Эдуард Асадов и Галина Разумовская: Любовь с широко открытыми сердцами

Эдуард Асадов по праву считался певцом любви в Советском Союзе. Его книги раскупались мгновенно, его стихи переписывались в тетрадки. А самое пронзительное стихотворение он посвятил своей супруге, Галине Разумовской, которую никогда не видел.

На изломе войны

Он начал писать стихи еще в начальной школе. И мечтал о том, что поступит в литературный или театральный институт. Но началась Великая Отечественная война. Именно война наложила отпечаток на всю дальнейшую судьбу Эдуарда Асадова. Он из тех, кто надел гимнастерку сразу после выпускного. Он выжил в этой чудовищной военной мясорубке, но навсегда погрузился в темноту.

Его боевой расчет должен был доставить боевой запас на передовую. Немецкий снаряд, разорвавшийся с ним рядом, едва не лишил его жизни. Истекающий кровью после ранения, он отказался возвращаться, не выполнив задания. Снаряды были доставлены в срок, а потом медики двадцать шесть суток боролись за то, чтобы сохранить ему жизнь.

Ему исполнился всего 21 год, когда врачи огласили свой приговор: вечная слепота. Казалось, что жизнь рушится, так и не начавшись. Но по признанию Эдуарда Асадова, помогли ему справиться с депрессией шесть девушек, которые регулярно навещали молодого героя в госпитале. Одна из них, Ирина Викторова, стала его первой женой.

Позже Эдуард Асадов в письме другу признается, что связал свою жизнь не с тем человеком. Будет трудный развод и разрушенные отношения с сыном. Но до этого молодой и очень организованный юноша, несмотря на полную слепоту, начнет писать стихи, поступит в Литературный институт и станет много писать.

Первый успех пришел к нему тогда, когда стихи его опубликовали в журнале «Огонек» с легкой руки Корнея Чуковского, которому отправил Асадов свои творения впервые, еще находясь в госпитале. Корней Иванович раскритиковал творчество юного поэта, но при этом настоятельно посоветовал Асадову не бросать начатое, написав ему: «. Вы – истинный поэт. Ибо у Вас есть то подлинное поэтическое дыхание, которое присуще только поэту!»
С этого момента жизнь его снова круто изменится. Он станет писать о самом главном человеческом качестве – способности любить. Критики относились к его творчеству весьма снисходительно, считая эго произведения слишком простыми. Зато трудно было найти человека, который бы не знал стихов Асадова. Всенародная любовь и признание были ответом критикам.

Творческие вечера с участием любимого поэта неизменно собирали полные залы. Люди узнавали себя в его произведениях и писали письма благодарности и признательности за столь точное описание чувств. Никто и не догадывался, насколько поэт одинок в личной жизни. Но все изменила одна-единственная встреча.

Читать еще:  С чего начинается утро стихи

На одной из литературных встреч актриса Москонцерта Галина Разумовская попросила пропустить ее выступление вперед, так как она боялась опоздать на самолет. Она должна была читать стихи женщин-поэтов. Асадов тогда пошутил, что мужчины тоже пишут. Она осталась послушать, что он станет читать. После его выступления попросила прислать стихи ей в Ташкент, чтобы она смогла их читать. После своего выступления Галина написала автору обстоятельное письмо о том, какой успех имели его произведения.

Он очень боялся вновь ошибиться, но Галина Разумовская стала для него не только женой. Она стала его глазами, его чувствами, его настоящей любовью. Он нашел в себе силы в этот момент порвать свои прошлые, очень тяготившие его отношения. И уйти к той, которую любит. Свои потрясающие стихи он посвятил именно ей.

С тех пор она всегда принимала участие в его творческих вечерах, читала его стихи, сопровождала всюду. Только стихи он писал самостоятельно, вслепую набирая их на печатной машинке.

Вся жизнь семьи Асадовых была подчинена четкому графику: ранний подъем, завтрак в семь утра и затем в кабинете начитывал стихи на диктофон. После обеда, который всегда был в два часа, поэт садился печатать свои стихи. А супруга уже после начисто перепечатывала их, готовила к сдаче в издательство.

Он не использовал в быту никаких приспособлений для незрячих, кроме специальных часов, позволяющих ему определять время. Он очень любил дисциплинированность, терпеть не мог необязательности или непунктуальности.

Галина Валентиновна в 60 лет научилась водить машину, чтоб супруг мог с комфортом перемещаться по городу и посещать дачу. Она категорически отказывалась от приобретения телевизора, ибо считала неэтичным смотреть его при незрячем муже. Зато они вместе слушали радио, а еще Галина Валентиновна читала ему вслух книги, газеты, журналы. Он даже не пользовался палочкой, потому что с ним рядом всегда была Галина, помогавшая и направлявшая его в самом прямом смысле.

Она ушла из жизни раньше своего супруга, скончавшись от сердечного приступа в 1997 году. Поэт вспоминал этот период, как один из самых сложных в своей жизни. Ведь он остался совсем один. И снова писал. Ей, своей любимой, но уже неземной.

Сквозь звёздный звон, сквозь истины и ложь,
Сквозь боль и мрак и сквозь ветра потерь
Мне кажется, что ты ещё придёшь
И тихо-тихо постучишься в дверь…
На нашем, на знакомом этаже,
Где ты навек впечаталась в рассвет,
Где ты живёшь и не живёшь уже
И где, как песня, ты и есть, и нет.
А то вдруг мниться начинает мне,
Что телефон однажды позвонит
И голос твой, как в нереальном сне,
Встряхнув, всю душу разом опалит.
И если ты вдруг ступишь на порог,
Клянусь, что ты любою можешь быть!
Я жду. Ни саван, ни суровый рок,
И никакой ни ужас и ни шок
Меня уже не смогут устрашить!
Да есть ли в жизни что-нибудь страшней
И что-нибудь чудовищнее в мире,
Чем средь знакомых книжек и вещей,
Застыв душой, без близких и друзей,
Бродить ночами по пустой квартире…

Но бойцовский характер не позволил ему сдать свои позиции. Он снова ринулся в творческий бой и смог одержать победу над депрессией и одиночеством. На помощь к нему пришли его боевые друзья, все – генералы, как гордо он говорил.
И вскоре в свет вышла его очередная книга «Не надо сдаваться, люди!». Он не сдавался до самого конца, в 2004 году. Он писал, встречался с почитателями своего таланта и искренне радовался жизни до последнего дня, пока сердечный приступ не унес его жизнь.
Эдуард Асадов был счастлив со своей любимой.

Стих когда они уходят в тишину

Незаметно исчезают друзья,
Реже встречи и короче звонки,
Изменить, наверно, это нельзя,
Если мы уже другие внутри.
И никто не виноват — просто жаль,
Что у всех такая разная жизнь.
Наше прошлое, летящее в даль,
Превращается уже в миражи.
Да и времени практически нет,
И уже по вечерам мало сил,
Шлёшь на праздники привычный привет,
И не важно что писал, что спросил.
В разных странах мы — иль рядом сейчас
Мы с друзьями, но ничьей нет вины —
Забывают постепенно про нас,
Забываем постепенно и мы.
Может это и нормально вполне?
Может это происходит у всех?
Кто-то вырвался вперед на коне,
От другого отвернулся успех.
Но ведь нечего делить нам уже
Кроме мыслей и простых новостей,
И печально на любом рубеже
Вдруг остаться одному, без друзей.
Всё, что было — это было не зря!
Ради дружбы постарайся, пойми!
Так обидно исчезают друзья
И вернуть их невозможно . увы.

Пока мы живы, можно все исправить,
Все осознать, раскаяться, простить,
Врагам не мстить, любимым не лукавить,
Друзей, что оттолкнули, возвратить.
Пока мы живы, можно оглянуться —
Увидеть путь, с которого сошли,
От страшных снов очнувшись, оттолкнуться
От пропасти, к которой подошли.
Пока мы живы. Многие ль сумели
Остановить любимых, что ушли?
Мы их простить при жизни не успели,
А попросить прощенья — не смогли..
Когда они уходят в тишину,
Туда, откуда точно нет возврата,
Порой хватает несколько минут
Понять – о боже, как мы виноваты…
И фото – черно-белое кино —
Усталые глаза, знакомы взгляды,
Они уже простили нас давно
За то, что слишком редко были рядом,
За не звонки, не встречи, не тепло.
А лица перед нами — просто тени,
А сколько было сказано не то,
И не о том, и фразами не теми.
Тугая боль – вины последний штрих –
Скребет, изводит холодом по коже.
За всё, что мы не сделали для них,
Они прощают. Мы себя – не можем

Эта молитва висит на стене в квартире Алексея Германа. Ему она
досталась в наследство от отца. Юрию Герману, в свою очередь, её
прислал писатель и учёный Даниил Данин:

«Господи, ты знаешь лучше меня, что я скоро состарюсь. Удержи меня от
рокового обыкновения думать, что я обязан по любому поводу что-то
сказать. Спаси меня от стремления вмешиваться в дела каждого, чтобы
что-то улучшить.

Пусть я буду размышляющим, но не занудой. Полезным, но не деспотом.
Охрани меня от соблазна детально излагать бесконечные подробности..
Дай мне крылья, чтобы я в немощи достигал цели. Опечатай мои уста,
если я хочу повести речь о болезнях. Их становится всё больше, а
удовольствие без конца рассказывать о них — всё слаще.

Не осмеливаюсь просить тебя улучшить мою память, но приумножь мое
человеколюбие. Усмири мою самоуверенность, когда случится моей
памятливости столкнуться с памятью других.

Если я умел бывать радушным, сбереги во мне эту способность. Право, я
не собираюсь превращаться в святого: иные из них невыносимы в близком
общении. Однако и люди кислого нрава — вершинные творения самого
дьявола.

Научи меня открывать хорошее там, где его не ждут, и распознавать
неожиданные таланты в других людях».

Другие статьи в литературном дневнике:

  • 23.02.2016. ***
  • 22.02.2016. Гийом дю Вентре. Десять заповедей.
  • 03.02.2016. 28 января-день памяти Иосифа Бродского
  • 01.02.2016. ***

Портал Проза.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Проза.ру – порядка 100 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более полумиллиона страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

Эдуард Асадов стих Пока мы живы можно все исправить. Пока мы живы, можно всё исправить, всё осознать, раскаяться, простить.

Популярные материалы

За сегодня:

  • Ремонт у Муравьевой. Исправили ошибки НТВ на кухне у Ирины Муравьевой…
  • Французский маникюр и педикюр в Киеве: стили и особенности
  • С чем есть вареные яйца. C чем есть яйца
  • Настойка для суставов с анальгином. Чем полезна «бабушкина растирка» от болей в суставах
  • Наталья рудова очень заметно изменилась!
  • Сила внутри нас цитаты.
  • Желтые круги под глазами причины. Отчего появляется жёлтая кожа вокруг глаз

  1. Эдуард Асадов стих Пока мы живы можно все исправить. Пока мы живы, можно всё исправить, всё осознать, раскаяться, простить.
  2. Эдуард Асадов Стихи Пока мы живы можно все исправить. «Пока мы живы, можно всё исправить…»…
  3. Видео Эдуард Асадов — Пока мы живы (Стих и Я)
  4. Эдуард Асадов Стихи о рыжей дворняге текст. Текст песни Эдуард Асадов — Стихи о рыжей дворняге
  5. Эдуард Асадов Стихи о любви короткие. А для сердца – сердце не секрет
    • Аргументы любви
    • Влюблённые, в вечных стремленьях своих…
    • Грустно-грустно и чуть устало…
  6. Эдуард Асадов Стихи о маме. Это мы думаем, что взрослеем, а для нее, любимой мамы, мы всегда остаемся детьми…
  7. Эдуард Асадов Стихи о любви.
    • Жар-птица
  8. Эдуард Асадов Стихи о женщине. Эдуард Асадов » И появилась женщина»
  9. Асадов покаяние родителям.

Эдуард Асадов стих Пока мы живы можно все исправить. Пока мы живы, можно всё исправить, всё осознать, раскаяться, простить.

Врагам не мстить, любимым не лукавить, друзей, что оттолкнули, возвратить.

Пока мы живы, можно оглянуться, увидеть путь, с которого сошли.
От страшных снов очнувшись, оттолкнуться.
От пропасти, к которой подошли.

Пока мы … живы. Многие ль сумели.
Остановить любимых, что ушли?
Мы их простить при жизни не успели, и попросить прощенья не смогли.

Когда они уходят в тишину, туда, откуда точно нет возврата, порой хватает нескольких минут.
Понять — о, боже, как мы виноваты!

И фото — чёрно-белое кино.
Усталые глаза — знакомым взглядом.
Они уже нас давно простили.
За то, что слишком редко были рядом, за не звонки, не встречи, не тепло.
Не лица перед нами, просто тени.
А сколько было сказано «не то», и не о том, и фразами не теми.

Тугая боль, — вины последний штрих, -.
Скребёт, изводит холодом по коже.
За всё, что мы не сделали для них, они прощают. Мы себя — не можем (с! Эдуард асадов.

Эдуард Асадов Стихи Пока мы живы можно все исправить. «Пока мы живы, можно всё исправить…»…

Бывает сядешь, задумаешься о прошлом, и столько мыслей всяких, сожалений, сомнений приходит в голову… Но стоит ли печалиться? Что сделано, то прошло, и мы не в силах это изменить. А вот будущее можем, прямо сейчас начать делать всё правильно и по совести. Ведь каждый день — это возможность начать заново, но уже более мудро.

Читать еще:  Генрих гейне стихи не знаю что стало со мною

Прочтите это потрясающее стихотворение Эдуарда Асадова:

Пока мы живы, можно все исправить…
Все осознать, раскаяться… Простить.
Врагам не мстить, любимым не лукавить,
Друзей, что оттолкнули, возвратить…

Пока мы живы, можно оглянуться…
Увидеть путь, с которого сошли.
От страшных снов очнувшись, оттолкнуться
От пропасти, к которой подошли.

Пока мы живы… Многие ль сумели
Остановить любимых, что ушли?
Мы их простить при жизни не успели,
А попросить прощения, — Не смогли…
Когда они уходят в тишину,
Туда, откуда точно нет возврата,
Порой хватает несколько минут
Понять — о боже, как мы виноваты…
И фото — черно белое- кино.

Усталые глаза — знакомым взглядом.
Они уже простили нас давно
За то, что слишком редко были рядом,
За не звонки, не встречи, не тепло.
Не лица перед нами, просто тени…
А сколько было сказано не то,
И не о том, и фразами не теми.

Тугая боль — вины последний штрих-
Скребет, изводит холодом по коже.
За все, что мы не сделали для них,
Они прощают. Мы себя — не можем…

No related posts.

Видео Эдуард Асадов — Пока мы живы (Стих и Я)

Эдуард Асадов Стихи о рыжей дворняге текст. Текст песни Эдуард Асадов — Стихи о рыжей дворняге

Все песни Эдуард Асадов

Слова: Э. Асадов Исп.: Эдуард Асадов
Хозяин погладил рукою
Лохматую рыжую спину:
— Прощай, брат! Хоть жаль мне, не скрою,
Но всё же тебя я покину.
Швырнул под скамейку ошейник
И скрылся под гулким навесом,
Где пёстрый людской муравейник
Источник https://alllyr.ru/lyrics/song/72326-eduard-asadov-stihi-o-ryzhey-dvornyage/
Вливался в вагоны экспресса.
Собака не взвыла ни разу.
И лишь за знакомой спиною
Следили два карие глаза
С почти человечьей тоскою.
Старик у вокзального входа
Сказал:- Что? Оставлен, бедняга?
Эх, будь ты хорошей породы…
А то ведь простая дворняга!
Огонь над трубой заметался,
Взревел паровоз что есть мочи,
На месте, как бык, потоптался
И ринулся в непогодь ночи.
В вагонах, забыв передряги,
Курили, смеялись, дремали…
Тут, видно, о рыжей дворняге
Не думали, не вспоминали.
Не ведал хозяин, что где-то
По шпалам, из сил выбиваясь,
За красным мелькающим светом
Собака бежит задыхаясь!
Споткнувшись, кидается снова,
В кровь лапы о камни разбиты,
Что выпрыгнуть сердце готово
Наружу из пасти раскрытой!

Эдуард Асадов Стихи о любви короткие. А для сердца – сердце не секрет

Короткие хлесткие стихи Эдуарда Асадова о любви будоражат и поражают своей точностью. Удивительно! Каждая строчка к месту. Ничего лишнего – и сказано все.

Знаю, больно тебе, дружище:
Хворь, скосив, унесла подругу.
И в глазах твоих будто вьюга
Горько кружит над пепелищем.

Только мне тяжелее было.
Я страшнее знавал дела.
Мне любимая изменила,
Это хуже, чем умерла.

Смерть не в силах людей разлучить навек
И захлопнуть за ними дверцу.
Разве может уйти дорогой человек,
Если он остается в сердце?!

Как избежать измен и горьких сцен?
Что делать, чтоб любовь не распылялась?
Берите милых в столь горячий плен
И так ласкайте их, чтоб для измен
Ни времени, ни сил уж не осталось.

Любовь дарит радости и печаль,
Восторги, сомнения и мечту.
Любовь — это звездно-хмельная даль
И крылья, несущие в высоту.
И это такой золотой запас,
Что в мире любого ценней богатства.
Но если она унижает вас,
Терзает и мучит до слез из глаз,
Тогда это все не любовь, а рабство!

Аргументы любви

От слов о любви звенит голова.
Они и красивы, и очень хрупки.
Однако любовь — не только слова,
Любовь — это, прежде всего, поступки.
И тут никому не нужны лазейки.
Доказывай чувства и — весь секрет.
А вот если дел за словами нет,
Любви вашей стоимость три копейки!

Влюблённые, в вечных стремленьях своих…

Влюблённые, в вечных стремленьях своих,
Мечтают любовь разделить на двоих.
Но так получается только отчасти.
Причин всех я точно, конечно, не знаю,
Но чаще выходят неравные части —
Побольше одна и поменьше другая.
И странно, что большую часть берёт
Тот, кто минимум отдаёт.

Грустно-грустно и чуть устало…

Грустно-грустно и чуть устало
Ты ушла в закатную тьму
И на все мои: почему?
Ни словечка мне не сказала.
Только ветер шепнул морозно:
— Не ищи в ней причину зла!

Эдуард Асадов Стихи о маме. Это мы думаем, что взрослеем, а для нее, любимой мамы, мы всегда остаемся детьми…

Ну что ты не спишь и все ждешь упрямо?
Не надо. Тревоги свои забудь.
Мне ведь уже не шестнадцать, мама!
Мне больше! И в этом, пожалуй, суть.

Я знаю, уж так повелось на свете,
И даже предчувствую твой ответ,
Что дети всегда для матери дети,
Пускай им хоть двадцать, хоть тридцать лет

И все же с годами былые средства
Как-то меняться уже должны.
И прежний надзор и контроль, как в детстве,
Уже обидны и не нужны.

Ведь есть же, ну, личное очень что-то!
Когда ж заставляют: скажи да скажи! —
То этим нередко помимо охоты
Тебя вынуждают прибегнуть к лжи.

Родная моя, не смотри устало!
Любовь наша крепче еще теперь.
Ну разве ты плохо меня воспитала?
Верь мне, пожалуйста, очень верь!

И в страхе пусть сердце твое не бьется,
Ведь я по-глупому не влюблюсь,
Не выйду навстречу кому придется,
С дурной компанией не свяжусь.

И не полезу куда-то в яму,
Коль повстречаю в пути беду,
Я тотчас приду за советом, мама,
Сразу почувствую и приду.

Когда-то же надо ведь быть смелее,
А если порой поступлю не так,
Ну что ж, значит буду потом умнее,
И лучше синяк, чем стеклянный колпак.

Дай твои руки расцеловать,
Самые добрые в целом свете.
Не надо, мама, меня ревновать,
Дети, они же не вечно дети!

И ты не сиди у окна упрямо,
Готовя в душе за вопросом вопрос.
Мне ведь уже не шестнадцать, мама.
Пойми. И взгляни на меня всерьез.

Прошу тебя: выбрось из сердца грусть,
И пусть тревога тебя не точит.
Не бойся, родная. Я скоро вернусь!
Спи, мама. Спи крепко. Спокойной ночи!

Эдуард Асадов Стихи о любви.

Жар-птица

– Любовь? Ее нет между нами, —
Мне строго сказала она. —
Хотите, мы будем друзьями,
Мне верная дружба нужна.

Что спорить, она откровенна,
Но только я хмуро молчу.
Ведь я же солгу непременно,
Когда ей скажу, что хочу.

Что ж, дружба – хорошее дело!
В ней силы не раз почерпнешь,
Но дружба имеет пределы,
А мне они – по сердцу нож!

Как жил я, что в сердце вплеталось,
Я все бы ей мог рассказать,
Когда бы она попыталась,
Когда б захотела понять.

Идя сквозь невзгоды и вьюги,
Не встретил я преданных глаз.
Случайные лгали подруги,
Я сам ошибался не раз.

Но думал я: вспыхнут зарницы.
Я знал: надо верить и ждать.
Не может так быть, чтоб жар-птицы
Я в мире не смог отыскать!

Когда же порой мне казалось,
Что к цели приблизился я,
Жар-птица, увы, превращалась
В простого, как хвощ, воробья.

Вспорхнув, воробьи улетали,
И снова я верил и ждал.
И все-таки вспыхнули дали!
И все-таки мир засиял!

И вот наконец золотые
Я россыпи в сердце открыл.
Наверное, в жизни впервые
Я так горячо полюбил!

Моя долгожданная, здравствуй!
Ты чувств не найдешь горячей.
Иди и в душе моей царствуй!
Я весь тут – бери и владей!

Жар-птица сверкнула глазами,
И строго сказала она:
– Любовь? Ее нет между нами.
Хотите, мы будем друзьями,
Мне верная дружба нужна.

Что спорить, она откровенна,
Но только я хмуро молчу.
Ведь я же солгу непременно,
Когда ей скажу, что хочу.

Эдуард Асадов Стихи о женщине. Эдуард Асадов » И появилась женщина»

В горах, на скале, о беспутствах мечтая,
Сидела Измена худая и злая.
А рядом, под вишней, сидела Любовь,
Рассветное золото в косы вплетая.
С утра, собирая плоды и коренья,
Они отдыхали у горных озер.
И вечно вели нескончаемый спор –
С улыбкой одна, а другая с презреньем.
Одна говорила: — На свете нужны
Верность, порядочность и чистота.
Мы светлыми, добрыми быть должны:
В этом и красота!
Другая кричала: — Пустые мечты!
Да кто тебе скажет за это спасибо?
Тут, право, от смеха порвут животы
Даже безмозглые рыбы!
Жить надо умело, хитро и с умом,
Где – быть беззащитной, где – лезть напролом,
А радость увидела – рви, не зевай!
Бери! Разберемся потом!
А я не согласно бессовестно жить!
Попробуй быть честной и честно любить!
— Быть честной? Зеленая дичь! Чепуха!
Да есть ли что выше, чем радость греха?!
Однажды такой они подняли крик,
Что в гневе проснулся косматый старик,
Великий колдун, раздражительный дед,
Проспавший в пещере три тысячи лет.
И рявкнул старик: — Это что за война?!
Я вам покажу, как будить колдуна!
Так вот, чтобы кончить все ваши раздоры,
Я сплавлю вас вместе на все времена!
Схватил он Любовь колдовскою рукой,
Схватил он Измену рукою другой
И бросил в кувшин их, зеленый, как море,
А следом туда же – и радость, и горе,
И верность, и злость, доброту и дурман,
И чистую правду, и подлый обман.
Едва он поставил кувшин на костер,
Дым взвился над лесом, как черный шатер, —
Всё выше и выше, до горных вершин,
Старик с любопытством глядит на кувшин:
Когда переплавится всё, перемучится,
Какая же там чертовщина получится?
Кувшин остывает. Опыт готов.

Асадов покаяние родителям.

ПОКАЯНИЕ РОДИТЕЛЯМ
Когда они уходят в тишину
Туда, откуда точно нет возврата,
Порой хватает несколько минут
Понять — о боже, как мы виноваты…
И фота — черно-белое кино.
Усталые глаза — знакомым взглядом.
Они уже простили нас давно
За то, что слишком редко были рядом,
За не звонки, не встречи , не тепло.
Не лица перед нами, просто тени…
А сколько было сказано не то,
И не о том, а фразами не теми.
Тугая боль — вины последний штрих —
Скребет, изводит холодом по коже.
За все, что мы не сделали для них,
Они прощают. Мы себя —-не можем.
(Э. Асадов)
Страшно читать этот маленький текст любому поколению, в любую эпоху….ПОЧЕМУ?
этот крест на могильной плите…
Текст строится как бы разделенным на две: быть / не быть, между которыми экслицитно с одной стороны есть МЬСЛЬ / с другой НЕПОДВИЖНОЕ ТЕЛО…
Если подойти к этому поэтическому тексту-раскаянию совсеим профессионально, то он интегрируется на принципе противопоставления: темы — ремы
тема тут одна, статичная и не осознанная при жизни близкими, чаще всего ДЕТЬМИ:
УМЕРШИЙ — тема / рема -идея действия или бездействия, ЖИВЬІХ.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector