0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Стих таких как я не заносят в списки

Стихотворение Николая Асеева, из фильма «В моей смерти прошу винить Клаву К»

Нет, ты мне совсем не дорогая;

Милые — такими не бывают.

Сердце от тоски оберегая,

Зубы сжав, их молча забывают.

Ты глядишь — меня не понимая,

Слушаешь — не видя и не веря,

Даже в этой дикой сини мая

как смену кино-серий.

Целый день лукавя и фальшивя,

Грустные выдумывая штуки,

Вдруг — взметнешь ресницами большими,

Вдруг — сведешь в стыде и страхе руки.

Если я такой тебя забуду,

Если зубом прокушу я память —

Никогда к сиреневому гуду

Не итти сырыми мне тропами.

«Я люблю, когда темнеет рано!»

Скажешь ты и станешь как сквозная

И на мертвой зелени экрана

Только я тебя и распознаю.

И, веселье призраком пугая,

Про тебя скажу, смеясь с другими:

— Эта — мне совсем не дорогая!

— Милые бывают не такими.

Дубликаты не найдены

Причины вымирания

Осень. Половина офиса по домам с подтвержденным ковидом. Захожу и в инстаграм и смотрю сториз сотрудников: та в кино, та в кафе, тот с семьей в зоопарк поехал. Сижу и делюсь этим с коллегами:

— Ну не долбоебы? У тебя ковид подтвержденный, а ты шаришься по магазинам и торговым центрам с купленным сертификатом. Нахера людей заражать то?

— Ну знаете, дома скучно целый день же сидеть. Я вот в прошлом году болел и никому не говорил и на работу ездил.

Думаю, так вот из за какой твари я в прошлом году чуть ласты не склеил. Выяснилось, что он самый первый в офисе заболел.

Мы вымрем не от коронавируса или еще какой другой болезни. Мы вымрем из за таких долбоебов.

Такие времена

Мой отец: строил атомные электростанции, заводы, пароходы, собственный дом и в ус не дул.
Я: заменил гофру на котле и шланг в душевой — уже второй день хожу, горжусь собой. Жена говорит что я её герой.

Наследники

Продолжение поста «Юра-дворник»

Все таки, история Юры требует еще одного поста)

Для ЛЛ: все нормально

фото: Артур Гареев, г.Уфа

Часть комментаторов считала, что теперь Юра будет работать моделью в Дольчегабанах, Версачах, и прочих Арманях. Конечно, это не так. Юра по-прежнему работает дворником, но иногда ему дают что-то отрекламировать в Инстаграм за бартер, или небольшую сумму.

Другие наоборот, считали, что когда хайп пройдет, все про Юру забудут, и он скатится в нищету и алкоголизм. Тут опять мимо. Моя семья как заботилась о нем долгие годы, так и продолжает. Сейчас Юра живет несопоставимо лучше, чем в 2020.

Теперь о том, какие события были в жизни Юры за это время.

Начну, наверное, с самого яркогого: Юру пригласили на вручение премии GQ в качестве почетного гостя. Я тоже там присутствовал в качестве сопровождающего) Сидели в первом ряду, как цари 😎

Это было необычно. Два дня жили в отеле Националь и прочие понты. Юре даже подарили костюм Boss от спонсора премии. Мне все это было как-то странно, но интересно. А Юра просто кайфовал)

Правда, вся эта движуха омрачалась тем, что именно в это время мы с Юрой попали под мстительную руку малолетнего дебила, который удалил наши аккаунты в Инстаграм. Я писал об этом тут: Продолжение поста «История о том, как из-за одной модели пострадали 10 фотографов, агенство и журнал»

Сейчас аккаунты удалось восстановить, но непонятно, надолго ли. Я об этом уже много писал, кому интересно — пройдите по ссылкам. А мы отмотаем время еще немного назад:

Летом мы с моей мамой, племянником и Юрой съездили отдохнуть в Севастополь. Скажу честно, таким счастливым Юра не выглядел даже на премии GQ 😀

на этом фото еще Ирина, модель. Она ко мне на съемку прилетала =)

А еще мы по пути заезжали в Краснодар к моему дедушке (Вы могли его видеть у меня тут: Дедуля ). Там Юре очень понравился парк Галицкого. Да собсно, есть ли вообще кто-то, кому он не нравится?))

Плескаться Юра может реально часами) За неделю успел два раза сгореть и облезть, несмотря на крем от загара))

А еще не могу не отметить, что Юра прекрасный нянь. С моим племянником он управляется по-моему, даже лучше, чем его родители и бабушка 😃

Реально, где надо мягкий, где надо строгий. И увлечь ребенка всегда умеет. Не знаю, как бы нам отдыхалось, если бы Юра не помогал с Кириллом))

Ну и наверное, последнее, о чем я хотел бы тут написать: Юре НАКОНЕЦ-ТО доделали ремонт! Чтоб я еще раз за ремонт взялся. Ну главное, закончили. Подробно об этом у Юры в инсте: instagram.com/ura_gq

Переходите, лайкайте, подписывайтесь))

Для сравнения, вот как мы с Юрой жили в 2020:

Единственное, о чем мы пока не написали в инсте, это про негативные моменты. Например, Юре сделали диван (не тот, что на фото) за рекламу в его аккаунте, но из-за постоянных переносов сроков окончания ремонта, пост об этом задерживался. И чувак просто сказал, ладно, Юра уже не на слуху, треть аудитории отписалось. Давайте деньги. А т.к. в этот ремонт мы вбухали абсолютно все деньги, и даже больше, теперь Юра вынужден отдавать по 10к 7 месяцев подряд за сраный диван. Знали бы заранее, не отдавали бы старый, или купили бы в Икее в 5 раз дешевле. Ладно, хоть цену оптовую оставил, а не 100к. И на том спасибо.

Это уж не говоря о разных умниках, которые на хайп обещали кучу всего (даже не бесплатно, а по себестоимости + рекламу, например), а потом просто слились. Это бы ничего, если бы мы не рассчитывали, что стол и стулья на кухню покупать не нужно. Пришлось деньги на них отдельно изыскивать. И таких примеров полно, даже писать обо всем не хочется. Но в целом, все уже позади. После того, как Юра рассчитается за диван, он планирует начать откладывать на новый холодильник. Благо, зарплату и пенсию больше никто не списывает, и финансово он чувствует себя вполне уверенно =)

Еще раз огромное спасибо всем, кто зимой присылал деньги Юре. Вы реально изменили жизнь человека до неузнаваемости. Спасибо ❤️

UPD: Позвонил владелец мебельной компании (с диваном которые), переговорили. Если коротко, вышло недопонимание из-за менеджера компании. Никаких денег не нужно, все в порядке. Нормальный мужик он, прекратить бугурт!)

Не опять, а снова

Тяжёлые времена у «Спартака».Над ним издеваются даже презервативы после поражения 1:7 от «Зенита»

Кто на что учился

У моего друга (46 лет) сын (18 лет) по окончании школы поступил в академию РВСН и я сказал ему, что прикинь, может так случиться, что сын-то раньше тебя на пенсию выйдет.

Двойные стандарты

Чтобы попасть на рабочее место должен пройти через секции где сидят коллеги-женщины. Каждое утро при пересечении каждой из секций громко говорю «доброе утро»! Но ни разу ни одна из этих женщин в ответ ничего не сказала и даже голову не повела. Причём, если они приходят позже -никогда не здороваются. Сегодня молча прошёл мимо всех. Через 20 минут после прихода подошёл начальник и спросил почему я никогда не здороваюсь с коллегами? Заговор?бунт?как это работает?!

Как потом спать

«Титановое бедро после кремации»

Ответ на пост «Совсем уже обнаглели»

В 2013 году устроился в Ашан на приёмку. И все там было отлично. Зарплата на момент трудоустройства 35к с премией. Оплачиваемые отпуска, мед обслуживание по карте немецкой страховой Alliance, куда были включены большая часть платных клиник Москвы. За пять лет работы в Ашане, я лечил себе зубы, делал бесплатно МРТ и прочее, все включено в стоимость страховки.
Два раза в день походы в столовую, которая 75% оплачивалась компанией Вот такой вот обед, всего за 65 рублей для сотрудников Ашан.. Если ты работаешь больше года, тебе раз в год капали акции Ашана в евро, которые индексировались вместе с зарплатой и премией. Забрать можно было не ранее чем через 5 лет работы или ранее на личные нужды, такие как рождение ребенка, свадьба, покупка жилья и прочее. Я так оплатил свадьбу, сняв после двух лет, акций на 130к. Так как работа не только днём, но и ночью занимались приемом товара, то соответственно и ночные смены оплачивались по тарифу +30%. Так же плюсом шли и праздничные дни которые оплачивались +100%. К примеру за январские праздники можно было смело поднять от 60к до 75к.
Еще большим праздником были командировки в другие города. Отправляли меня как то в г.Владимир на 2 недели. Оплатили номер в отеле золотое кольцо, с завтраками и обедами, компенсация за такси, ну и надбавка к ЗП 60к за 2 недели. В Ашане котором я работал была спорт комната, в перерывах между работой можно было поиграть в пинг-понг. А ещё комната отдыха, курилка, актовый зал, массажная комната релаксации и прочее.
А потом.
Потом Пьер Жермен, ген директор Ашан Россия уехал обратно во Францию, так как его 15 летняя миссия по развитию Ашана в Росси кончилась, гендиром сделали русских и все пошло по пизде. Ко-нец!

Читать еще:  Стихи мужу что скучаю

Феномен русского мата.

Феномен русского мата
(найдено в инете)

«Самопознание русского человека исчисляется
отрицательными величинами. Внутри себя он видит
неизменно прямо противоположное самому себе, и об
этом другом он слагает поэмы». (В. Ерофеев)

Несколько лет назад при подготовке учебника «Русский язык как иностранный» в раздел «Русская культура» я включил такую задачу:
«Что удивляет иностранцев, живущих в России, в поведении русских? И наоборот, тысячи русских, живущих за границей, никак не могут отвыкнуть от него, увозят с собой мучительную любовь к нему. Привычка эта обусловлена глубокими национальными традициями, даже влияет на психику русских. Известны случаи болезни русских солдат, лишенных привычного предмета. О чем же идет речь?»
Следовало выбрать из данных ответов:
А) водка
Б) матерное слово
В) русская баня
Г) черный хлеб
Правильным ответом следовало считать — черный хлеб, но мои ученики почти не обращали на него внимания, а больше склонялись к любимой русскими водочке, другие настойчиво выбирали русскую баню. Очень часто мне не хватало аргументов доказать справедливость сей сомнительной задачки — пришлось ее выкинуть. Но теперь, по прошествии времени, многих лет разлуки с покинутой страной, я все чаще думаю, что выбрать следовало бы мне совсем другой ответ: матерное слово, блатная феня, ненормативные выражения, которые и являются наиболее ярким национальным символом русского человека. То, что отличает русского от иностранца, без чего русская психика просто надломится. А уж никак не черный хлебушек или сладкая водочка, так пришедшиеся по вкусу русским. Как вывод отсюда — самой понятной и характерной чертой русских скорей всего назовут беззаветную привязанность к крепкому словцу.

Слово на три буквы

Другое.
Вот начинаю новый курс русского языка для израильтян. Как правило записываются люди, которые тем или иным боком связаны с русскими: то ли имеют друзей, то ли гуляют с русскими девочками, то ли сохранили память об истлевших корнях, то ли надеются на успешный бизнес, но в любом варианте выбор сделан не из любви к русскому языку, а из практических соображений. Однако не это главное. Обращаю внимание на другое: каждый, кто пришел изучать русский, имеет за душой несколько с трудом выученных слов и выражений, которые тут же тебе и выложит. Странно лишь, как правило, что это матерные выражения. Вряд ли, прийдя изучать английский или испанский, мы первым делом огорошим учителя матерным словом по-английски, А вот по-русски — нормальное явление. Перефразируя известный слоган следовало бы откровенно съязвить: «Русский ребенок ходить, пить, курить и ругаться матом начинает одновременно». И сомневаться не стоит, что самые первые слова и впечатления, первые вздохи и восклицания украшены матерными словечками. Попробуйте научить ребенка лишь одной букве Х, как непроизвольно замрете, уловив понимающую ухмылку.
Ну вот занимаемся мы год — другой русским, подучили с горем пополам кое-какие ходовые выражения, ведем легкие светские диалоги между собой, читаем простые учебные тексты, а меня преследует постоянное неодолимое чувство, будто мы играемся. Не говорим по-русски, а манерно и жеманно выражаемся. Не поймет нас русский человек, враз смекнет, что говорит с иностранцем. Чего же не хватает для подлинности? Чему я не научил? И только сейчас понял: мату. Похабная грязная феня не просто дополняет или оттеняет какие-то смысловые акценты, она делает блюдо съедобным. Жаргонизмы и нецензурная брань — это и есть соль и перец, и приправа, и засаленная упаковка русского языка. Без нее мы не чувствуем ни вкуса, ни запаха, ни сладости, ни удовольствия. Иностранец же, пытающийся говорить по-русски, но не окрашивающий свою речь ненормативными перлами, так и останется чужаком, говорящим на птичьем, сухом, мертвом языке. Вовремя сказанное крепкое словцо — это те мягкие обертона, которые окрашивают музыку русской речи, делают ее вменяемой и привычной русскому уху. Но в то же время липкая зараза мата пачкает или попросту перечеркивает любые проявления высокого человеческого духа, особенно у молодых, не выработавших защиты организмов: любви, жалости, благородства, человеколюбия.
Так что прийдется теперь специально вводить раздел матерных выражений в курсы иностранных языков?!
В таком случае признаемся вслух, что сегодня русский язык засорен до крайности мусором грязных слов. Но откуда взялась эта напасть?

История русского мата

Обратившись к истории, давайте посмотрим, как там протекал процесс русского сквернословия. Может быть, широкое проникновение мата во все поры русской жизни — это веяние нового времени? Ясно, что сито времени, цензуры, религии, культурных установок очистило от словесной грязи многие тексты, но все же что-то и осталось. Покопавшись в хрониках древнерусской литературы, старых былинах и народных песнях, нельзя не наткнуться на них, хотя ученые и неохотно пишут о таком предмете.
Вот полюбуйтесь, что пишет Виктор Ерофеев о народных сказках, которые он называет заветными: «Заветная сказка широко пользуется матом, для определения половых органов и действий своих персонажей, а также для их характеристики; она ругается «по-соромски», то есть использует мат метафорически. »
Использование матерных выражений в классической русской литературе носит все же, заметим, локальный характер, хотя и здесь любители смогут сыскать похабные перлы и зрелые «клубнички», ведь как никак писатель отражает действительность и ему не уйти от мощной народной стихии «соромского языка». Подлинный исследователь народного быта оказывается в двусмысленном положении: если он опустится до уличной брани, так точно характеризующей речь его персонажей, он потеряет в художественности; но если он выбросит мат совсем, он лишит произведение жизненных соков, достоверности и правдоподобия.
Что хочется отметить, мат — не столько наркотик и болезнетворный микроб, сколько атмосфера, окружение, невидимый эфир, аура, в которую погружено русское сознание. Причем, эта аура имеет способность постоянно меняться, принимая разные формы и очертания.
Так, в одном случае она прикинется революционным лозунгом. Кнутом, булыжником, которым пролетарий ударит по хрупкому зданию культуры. Неужели непонятно, что и сама революция и Гражданская война была не только борьбой классов, но и войной языков: грязный поток нутряных народных выражений поглотил культурную утонченную речь интеллигентов.

Русский мат и политика

В другом варианте прелюдная брань становится гражданским протестом, звонкой пощечиной, которой интеллигенция отвешивает официозу и оболваниванию. Не случайно многие интеллигентные люди в период застоя, в годы засилия цензуры, когда даже нормального «секса в России не было», припали к народным истокам и выучились так виртуозно ругаться, отпускать такие многоэтажные матерные проклятья, что получили полное признание у простого русского мужика.
Но подлинный бум, лавинообразный взрыв любимая народная привычка получила сегодня, когда Россия приоткрыла дверцу демократии. Вместе со свободой и другими ее атрибутами вырвались наружу низменные, долго сдерживаемые инстинкты: всенародная истерическая привязанность к мату, сильному слову, грязному анекдоту, который мы наблюдаем. Матерятся со вкусом и просто так все от мала до велика на бескрайних просторах страны; в популярных литературных текстах тиражируется весь набор нецезурной брани уголовника, отсидевшего на нарах не один год и заматеревшего в бандитской фене; похабно откровенничают, не сохраняя ничего святого, в русском Интернете и живых журналах подавляющее большинство, бравируя и извращаясь кто как может. Никем не сдерживаемая мутная волна антикультуры катится и захлестывает все новые и новые поколения. На злую наркотическую иглу мата подсаживается каждый, кто хоть раз попробовал его. И ядовитый микроб нечисти так глубоко проник в народный организм, так пропитал его ядом бессмыслицы и позора, что уже никем не замечается. Многие даже находят в этом занятии некое удовольствие: вот выматерюсь — станет полегче.
Крепкое слово — это возможность перенести сильную боль или разочарование в жизни.
Сильное выражение — это признак крутизны и бывалости.
Матерный сленг — это знак принадлежности к избранной публике.
Разве случайно возникло целое лингво-психологическое направление, изучающее феномен русского мата и воздействие оного на русскую психику. Оформлены и изданы большими тиражами многочисленные словари и пособия по русскому мату. Они востребованы и рейтинг их никогда не падает. Неиссякаемый интерес русской публики подхвачен и широко разрекламирован, коммерчески весьма успешен. Читай публика от мала до велика, набирайся уму — разуму, совершенствуй свой словарь.

Жаргон в семье языков

Только в сопоставлении с другими языками и нравами русские могут увидеть, как далеко они отклонились от культурного стандарта.
Давайте сравним.
Вот мы видим некий крутой американский боевик. Герои его, зверски накаченные и грубые парни, сидящие в грязной тюрьме, сплошь в татуировках, принимающие наркоту и бьющие в глаз по любому поводу, — так вот эти супермены начинают говорить между собой. Конечно, их лаконичный английский несколько отличается от диломатического языка выступлений с трибуны ООН или с профессорской кафедры, но в то же время особым разнообразием и живостью материала не отмечен. Его неоткуда брать. Ну, скажет от души бедолага «фак», а дальше-то что?
В моем любимом идише, конечно же, присутствует некоторое количество матерных слов. Но вглядитесь в них: это или знакомые нам русские выражения, перенятые и перелицованные евреями, или выражения неприличные, не произносимые в культурном обществе или в семье, но по сути не имеющие тех страшных и разрушительных коннотаций и обжигающего смысла, которым пропитаны русские ругательства. Они мягки и ироничны, они смешны и печальны, они употребляются редко и лишь в мужской компании. Тебя вовсе не поймут и сделают замечание, если ты, говоря на идиш, вдруг двинешь крепкое матерное слово. Тем более такая ситуация невозможна в разговоре со старшими.
В иврите, как и в любом другом языке, также присутствует ряд непечатных слов и выражений, также слышна уличная брань, также существует прослойка людей, пачкающих свой рот словесным ядом. Но таких выражений крайне мало, в основном, заимствования из арабского и русского языков и особо разойтись невозможно, потому игра идет на слишком узком поле. Просто выбирать не из чего. Услышать же брань в публичном месте, допустить мат в теле или радиопрограмме можно крайне редко.
— А как же часто используемая калька с русского знакомого выражения «Ебенемать», — спросите вы? Понятно, что она в иврите несет совсем другую смысловую нагрузку.

Читать еще:  Когда родился сын стихи

Но особенно поразила меня программа «Культурная революция», которую ведет Михаил Швыдкой. Как раз обсуждалась тема русского мата. Как всегда были изложены две точки зрения: в одной русский мат, очищенный и облагороженный в устах потомственного интеллигента, нашел оправдание и поддержку. Его оппонент резко выступил против, приведя свои аргументы.
Все как всегда, — что же тут удивительного?
Дело в реакции слушателей. Единогласно, с пеной у рта публика встала на защиту русского матерного слова. Какие спичи и дифирамбы пели ему профессора и журналисты, какие глубокие потаенные смыслы открывали они в «соромском языке»!
Восторгу не было предела, в завершение разговора убеленный сединами ученый — лингвист в порыве откровения сказал такие проникновенные слова: «Как доказано наукой, русский мат лишен сакрального смысла, а потому вполне легитимен».
Что в переводе на обычный разговорный звучит так: мат не наделен глубоким религиозным подтекстом и зашифрованным скрытым смыслом, он не имеет связей с темными силами магии, волшебства или наговора, значит может быть использован в нашей речи. Эк куда хватил, молодчина! Да если бы мат сохранил свой сакральный смысл, которым он безусловно когда-то обладал в древности, с его помощью русские давно поубивали бы друг друга или превратили в инвалидов, или закляли бы так, что и ругаться больше было бы некому.
Почему-то вспомнился Чехов и его меланхоличная повесть «Ионыч». Переиначив чудесную фразу Антона Павловича скажу: что если самые образованные и талантливые люди столицы так высказываются о мате, то что говорить о глубинке России.
В заключение хочу высказать метафизическую гипотезу.
Некое высшее существо, тот, имя которого нельзя произносить всуе, почему-то решил испытать избранные нации. Он вмонтировал, встроил в программы их развития разрушительные микробы, несущие смерть и гибель нации. Эти ядовитые микробы, разлагающие механизм прогресса — бранные слова. У одних наций прививка прошла легко, они переболели ею и живут себе дальше. У других — вызвала жестокие болезни, которым нет конца.

Количество просмотров пользователями: 19

Общее количество просмотров: 994

Стих таких как я не заносят в списки

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

  • before
  • long ago
  • pals
  • about
  • not to forget

Oct. 10th, 2005

Тут мои любимые стихи Екатерины Горбовской.

* * *
. Прийти на рынок без копейки денег,
Понюхать розы и потрогать веник
И перепробовать все то, что разрешат —
Капусту, творог, мед и виноград,
Сказать, что мед — балованный, а творог —
Не так уж и хорош, насколько дорог,
И с чувством собственной законной правоты
Еще раз перенюхать все цветы.

* * *
Мы сидим в кафе «Метелица»,
Не роман, а так — безделица,
Мне вообще в любовь не верится,
А тем более зимой.
Тот, кто весел, — пусть смеется,
Тот, кто хочет, — пусть добьется,
А тебе еще придется
Провожать меня домой.

* * *
А ты сегодня мне приснился
В чудесном разноцветном сне,
Ты из тумана появился
Верхом на розовом коне.
Была луна, и месяц тоже,
И доносилось пенье флейт,
И я подумала: «О боже,
А что б сказал об этом Фрейд!»

* * *
Ты помнишь, сколько мне дано,
Как я умею —
Всю ночь плясать, всю ночь не спать,
А утром — даже не зевать,
Ты помнишь, как тебя люблю
И как жалею?
Ты помнишь, что я лучше всех,
Ты помнишь, как звучит мой смех,
когда ты с нею?
А вечер нежно-голубой,
Нам глупо ссориться с тобой.
Что наши ссоры — лишь слова,
К тому же я всегда права.

* * *
Утром.
Ты спал как сурок.
Ты спал как убитый.
Ты спал как убитый сурок.
А я допивала наш чай недопитый
И воспевала порок.

Я верила в счастье, я верила в чудо,
Так часто бывает с утра.
Я вытерла пыль и помыла посуду —
Я верила в силу добра.

Я вспомнить старалась,
как делают тесто, —
Хотелось сварганить пирог.
Какое красивое слово «невеста».
Ты спал. Как убитый сурок.

* * *
Ты не ждал? а я пришла.
Здравствуй, милый, как дела?
Ты совсем уже не тот.
Как ты прожил этот год?

Да, любимый, в самом деле —
Ровно год и две недели.
Я соскучилась, родной.
Познакомь меня с женой.

* * *
Берег моря. На песке
Дева мается в тоске.
Волны ходят ходуном,
Дева молит об одном:

«Море, море, мой любимый
Пусть вернется невредимый!»
Дева плачет на ветру:
«Он погибнет — я умру. «

Но челнок приплыл под вечер,
И она бежит навстречу,
Осушив потоки слез:
«Милый, что ты мне привез?»

* * *
«Сегодня на арене
Впервые перед вами
Мадемуазель Эжени
С пантерами и львами!»
«Сегодня на арене. «
Я комкаю афишу,
Опять дрожат колени,
Я ничего не слышу,
Вокруг мелькают тени,
Мне пудрят грудь и плечи.
«Впервые на арене», —
Звучит уж сотый вечер.
Я наливаю брома
и полстакана рома,
И старый гардеробщик мне говорит:
«Не трусь!»
Я ничего не слышу, я ничего не вижу,
Но я их ненавижу
И до смерти боюсь!

И вот я перед вами —
С пантерами и львами:
Они сидят на тумбах
И на меня глядят.
Пока я молодая,
Я слишком уж худая,
Когда я разбабею —
Они меня съедят.

* * *
Мне грустно без причины,
Я плакала не раз:
Я встретила мужчину,
Похожего на вас.

Я вас не предавала,
Счастливая взахлеб,
Я вас поцеловала
В его холодный лоб.

Hо знайте, мой хороший,
Однажды в добрый час
Я разлюблю и брошу
Похожего на вас.

* * *
Я на Арбат поеду —
Туда, где ждут меня
С утра и до обеда,
Потом еще полдня.

Я на Арбат поеду,
Там бабушка живет,
Как личную победу
Встречая каждый год.

Я завтра же поеду —
Она сто лет ждала.
А впрочем, лучше в среду —
Дела, дела, дела.

Ах, бабье лето, бабье лето —
Опять осенняя весна.
И, словно призрак с того света,
На месте туч — голубизна.
А я еще училась в школе,
И вот уж ровно десять лет
Цветенье солнца в синем поле
Мне заменял ученья свет.

Ломая зубы, я брезгливо
Грызу учебников гранит,
Страшнее атомного взрыва
Будильник затемно звонит,
И полновластные, как боги,
То запрещая, то веля,
«Мы справедливы, хоть и строги», —
Внушают нам учителя.

Но будет вечер, будет лето,
И все былое — позади,
Я буду лучше всех одета
И завита на бигуди.
Я буду самой развеселой,
Но под конец, припав к окну,
Прощаясь с ненавистной школой,
О чем-то горестно всплакну.

* * *
А мы заблудились в березовой роще —
Что может быть лучше, что может быть проще?
Пытались пристроить лопух в икебану,
Потом набрели на грибную поляну
И собирали — почти до заката —
То ли поганки, то ли опята,
И возвращались домой на попутке.
Я не забуду твои незабудки.

* * *
…А живут они хорошо и дружно,
И не мудрствуя многосложно,
И если что ему от нее и нужно —
Так это чтобы ей было можно.

Сам Господь на них смотрит и радуется,
А они его ни о чем не просят:
И раскладушка у них раскладывается,
И пылесос у них пылесосит.

* * *
Весна прикинулась зимой —
Бездарно как-то, неумело,
И неопрятной бахромой,
Висит метель. Мне надоело.
А ты все про мои глаза,
К тому же, не своими фразами:
Сперва сказал, что бирюза,
А под конец назвал алмазами.
. А за окном опять метели,
Когда же это прекратится.
Ну подожди хоть две недели,
Я не могу сейчас влюбиться.

* * *
Вот Вам бы все песни петь да дурачиться,
Да чтобы с музыкой, с фортепиано…
А мне с Вашего голоса
Поется — как плачется,
А плачется горько, как будто спьяну.
Я на таких, как Вы — всю жизнь спотыкалась:
Споткнусь — и падаю. Прямо кубарем.
Я думала, больше таких не осталось,
А тут вот Вы — с тенорком да с юмором.
А на меня это действует — безотказно,
И пускай пропадет оно все пропадом —
Я, вот, напьюсь сейчас безобразно
И о себе расскажу Вам шепотом.

Читать еще:  Стихи как хочется к тебе прижаться

Вот и все. Уже время кончилось —
Не осталось, совсем не осталось.
Разве только лишь самая малость,
Разве только лишь пара минут.
Это женщина многое знала,
Эта женщина все понимала,
Но, вцепившись в рукав, умоляла:
«Поклянись, что тебя не убьют!»
И мужчина в ответ улыбнулся,
Странно глядя куда-то вперед…
«Не убьют», — он сказал — и запнулся,
Потому что вдруг понял, что врет…

Он к ее волосам прикоснулся
И в глаза заглянуть не посмел…
«Не убьют…» — и он снова запнулся,
Потому что он лгать не умел.
И когда пронеслось над перроном:
«По вагонам! Пора по вагонам!» —
Он ей долго махал из вагона,
Растворившись в защитно-зеленом…

Но вагоны уже уплывали,
И колеса все громче стучали,
И солдаты платформе кричали,
Что обратно с победой придут…
А потом они долго молчали,
А потом табачок доставали.
И колеса им всем обещали:
«Не убьют,
Не убьют,
Не убьют…»

Вот так сидим и говорим —
О том, что мир неповторим.
О том, что скоро выпускной,
Что пахнет в воздухе весной.

И всё чудесно и чудно —
Сирень, открытое окно,
И сигареты огонек,
И разговоры до ночи.
И мне пока что невдомек,
Что все мужчины — сволочи.

Заиндевевшая судьба,
Как неуютная изба,
Вам предоставит
Свой неуют, свои углы,
Где мыши опытны и злы,
Где крыша давит.
Вам будет страшно засыпать
И плохо спаться.
Как вы могли так поступать —
И не бояться
Того, что я вас прокляну —
Однажды, отходя ко сну,
Забыв поплакать.
А я же ведьма, я могу,
Прокляв, судьбу согнуть в дугу
И бросить в слякоть.
Я отомщу за те дожди,
За злое слово «уходи» —
За все, что было.
За лестницу, что вниз ползла,
Таща перила.
А впрочем, я не помню зла.
Я пошутила.

* * *
И почерк не моей руки, и канувшие даты —
Мои смурные дневники конца семидесятых.
Шестнадцать лет, семнадцать лет
Все это было, или нет?

. Дым сигарет, неясный свет,
Стихи, похожие на бред,
Аквариум, где сдохли рыбки.
(Две грамматических ошибки.)

И этот невозможный тип —
Какого черта он прилип? —
Ведь — все. Проехали. Привет.
Иди гуляй себе — так нет:

Решил, что мы теперь близки
До самой гробовой доски.
. А я, как мышь, забилась в кресле,
Чтоб он моих не трогал рук.

А я все думала: «А если. «
А я все думала: «А вдруг. «
Но этот гад сказал: «Авось. «
И в самом деле, обошлось.

А дальше — странные значки,
Две-три зачеркнутых строки,
Девичий профиль, васильки, провал на месяц.

Куда бы деть все это прочь,
Чтоб не прочла однажды дочь —
Лет через десять.

* * *
И еще один подслушанный разговор

«Мне вас придется разлюбить.
И не смотрите так тоскливо!
Не вздумайте меня забыть
Или запомнить некрасивой!

И не влюбляйтесь сильно впредь,
И никому не доверяйте.
Вы мне клянетесь умереть?!
Я вас прошу, не умирайте…

Я вас на слове не ловлю –
Нет, нет… Но все же это мило.
Но я вас больше не люблю.
Я вас и раньше не любила».

* * *
Мы вряд ли будем целоваться,
Когда мы будем расставаться.
Скорей всего, мы гнусным тоном
Заговорим об отвлеченном —

О том, что отпуск пролетел,
О том, что юг осточертел,
О том, что дома ждут дела…
Как жаль, что я с тобой спала.

* * *
Ну и что, что вдвоем. Ну и пусть при свечах —
У меня еще есть голова на плечах.
А мой внутренний голос —
Он в голос кричал
И в полголоса сам же себе отвечал,
Что когда при свечах,
А вокруг тишина,
Голова на плечах
Никому не нужна.

* * *
Разговор в кафе

«О боже, сколько лет прошло!
Мне сорок пять, мой сын женился,
И внучка весит три кило!» —
А ты ничуть не изменился —
Красавец-профессионал.
А я тебя почти забыла.
Ведь ты бы так и не узнал:
Смешно, но я тебя любила.
Ну что ты смотришь на меня?
Да, ты не знал. Да, я скрывала —
Смеялась среди бела дня,
А вечерами ревновала.
Я от тоски, а не со зла
Шутила зло и ядовито.
Я кавалера завела —
Чтоб видел, что не лыком шита.
Постриглась, выкрасилась хной,
А ты не замечал, проклятый.
И вот сидишь передо мной —
Наверняка давно женатый. «
«Нет, я с тех пор привык один —
Завел кота, стал нумизматом.
Ведь у тебя был тот блондин,
А у меня — не та зарплата. «

* * *
Он пригласит зайти к нему,
И я, конечно, все пойму —
И соглашусь безропотно,
Чтоб скрыть, что малоопытна.

И ни жива, и не мертва,
Я перепутаю слова
И позабуду имена
Всех тех, в кого я влюблена.

* * *
Очи чёрные,
Очень чёрные, —
Это чёрт его знает что.
А я слышала, к вам в гримёрную
Ходит женщина. Это кто?
. Очи чёрные,
Очень чёрные,
Слишком чёрные, так нельзя.
Тяжело, когда смотрят в сторону,
Невозможно, когда в глаза:
Мысли кружатся беспризорные,
Жарко делается в пальто.
Очи чёрные,
Очень чёрные, —
Просто чёрт его знает что.

Прости меня, мальчик пятнадцати лет —
Тот самый, кому посвятила
Свой первый, нескладный и нежный куплет,
Который от всех утаила.

Прости меня, мальчик, ты даже не знал,
Ты жил, ты учил логарифмы,
А я всё любила. И слёзы ронял
Пегас на нескладные рифмы.

Прости меня, мальчик, за то, что потом
Повадилась, поднаторела,
За то, что, склонясь над привычным листом,
Другим посвящала умело.

А ты был со мною добрее других —
Другие бывали жестоки.
Прости, что тебе — самый первый мой стих
И самые глупые строки.

У кошечки — заболи,
У собачки — заболи,
А у девицы — все пройди.
Страдалица…
И у красавца твоего пускай заболит.
Пусть долго болит,
А потом отвалится.

* * *
Уж я не знаю, как мне быть:
Ума — ни капельки.
С волками жить — по-волчьи выть,
А голос слабенький.
Но как натянутой струной,
Я взгляды чувствую спиной,
И, если надо встать стеной —
Я в пол врастаю…
И не боюсь, что гром убьет,
Что враг на мине подорвет,
Боюсь, что кто-то позовет —
И я растаю…

И будет день.
И будет ночь.
И у меня родится дочь.
Я дам ей имя
И скажу ей все, что знаю.
Я ей скажу, что мир не плох,
Хотя, быть может, и не «ох!»,
Но что его задумал Бог,
Как самый лучший.
И научу стоять стеной,
И взгляды чувствовать спиной —
На всякий случай,
Не доверять хорошим снам,
Плохим стихам, чудным словам…
И сколько б ни было вас там —
Егор Кузьмич, Демьян Фомич, Иван Петрович —
За каждую ее слезу —
Я горло вам перегрызу,
И Бог мне в помощь!

* * *
Это ты, положим, врешь,
Ты от горя не умрешь —
Потому что есть, что кушать,
Потому что мир хорош,

Потому что перламутром
Серебрятся скаты крыш,
Потому что завтра утром
Ты в Палангу улетишь,

Потому что править балом
Ты намерен до седин,
А таких, как я — навалом.
Это ты у нас один.

* * *
Я думала, что главное в погоне за судьбой —
Малярно-ювелирная работа над собой:
Над всеми недостатками,
Которые видны,
Над скверными задатками,
Которые даны,
Волшебными заплатками,
Железною стеной
Должны стоять достоинства,
Воспитанные мной.

Когда-то я так думала
По молодости лет.
Казалось, это главное,
А оказалось — нет.

Из всех доброжелателей никто не объяснил,
Что главное, чтоб кто-нибудь
Вот так тебя любил:
Со всеми недостатками,
Слезами и припадками,
Скандалами и сдвигами
И склонностью ко лжи —
Считая их глубинами, считая их загадками,
Неведомыми тайнами твоей большой души.

* * *
Я ненавижу вас —
И в профиль, и в анфас,
Я ненавижу вас,
Ваш свитер, ваши джинсы,
Самодовольный бас
И перстень на мизинце —
Десятки тысяч раз
Я ненавижу вас.

Но вас я ненавижу
Еще сильней
Тогда, когда я вижу
Вас рядом с ней.

Они, правда, не разобраны по серьезности, и грустные перемешаны с веселыми. Их надо по отдельности читать. И желательно вслух. И еще их там как-то много получилось.
Но они все равно офигенные и я с них прусь.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector