0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Стихи некрасова которых рассказывается декабристах

Евгеньев-Максимов В. Е.: Н. А. Некрасов
Глава 15

15

70-е годы характеризовались нарастанием революционного движения. Это способствовало дальнейшему развитию революционной темы в творчестве Некрасова. Прежде всего это проявилось в его двух поэмах о декабристах и декабристках — «Дедушка» и «Русские женщины», относящихся к самому началу 70-х годов, когда в России происходили «политические процессы», свидетельствовавшие о том, что революционные элементы русской общественности уже готовы перейти к самой беспощадной борьбе против существующего порядка, а во Франции разгорался, а затем ярко запылал ослепительный светоч Парижской Коммуны.

И «Дедушка» и «Русские женщины» — историко-революционные поэмы.

Поворот Некрасова к исторической тематике на первый взгляд представляется несколько неожиданным. Ведь тяга к современности — отличительная черта его поэзии. И не случайно еще на заре своей творческой деятельности одно из своих произведений он назвал «Современной одой», а другое — «опытом современной баллады». «Современность» — это один из основных лозунгов Некрасова как поэта. Перейдя к исторической тематике, Некрасов руководствовался не стремлением к уходу от современности, а стремлением подойти к ней с той стороны, с какой это представлялось желательным и возможным. Некрасов не мог не испытывать в 70-е годы жгучей потребности изобразить именно революционную современность. Тем более, что как раз в это время он получил ряд новых и неопровержимых доказательств того, что то решение «проблемы положительного героя», которое он намечал четырнадцать-пятнадцать лет тому назад, работая над поэмой «Несчастные» («положительный герой», в котором так нуждается русский народ, — это революционер, демократ, патриот), абсолютно правильно. Но показать образ такого именно «положительного героя» нечего было и думать. В результате создалось такое положение вещей, при котором предстояло или вовсе отказаться от изображения революционных борцов современности, или показать их сквозь призму исторического прошлого. Через головы декабристов и декабристок Некрасов как бы обращался к революционным деятелям и деятельницам современности с призывом так же честно и самоотверженно служить народному революционному делу, как служили ему лучшие из декабристов и декабристок. Чтобы избегнуть при этом призыве фальшивых нот, Некрасов должен был дать отнюдь не искаженные, с точки зрения исторической достоверности, образы своих героев и героинь, а вместе с тем подчеркнуть в их обликах такие черты, которые роднили их с революционной современностью.

Историческая основа поэм Некрасова прощупывается совершенно явственно. Однако как поэт огромного дарования, к тому же как общественный деятель определенного лагеря, Некрасов не мог и не хотел ограничиться ролью перелагателя исторических фактов. Он дал этим фактам определенное истолкование и освещение, а кроме того, не заграждал дорог собственному свободному вдохновению, когда это не вело к искажению исторической правды.

Идейная направленность поэмы «Дедушка» наиболее ярко выражена в следующем четверостишии:

Зрелище бедствий народных
Невыносимо, мой друг;
Счастье умов благородных —
Видеть довольство вокруг.

Эти слова вложены поэтом в уста дедушки, «возвращенного декабриста». После тридцати лет пребывания в Сибири он не изменил своим убеждениям и попрежнему думает, что стремление к народному благу должно быть присуще всякому честному («благородному») гражданину своего отечества.

Если борьба за благо народа потребует жертв, то нельзя останавливаться и перед жертвами. Равнодушное отношение к общественной неправде резко отвергается дедушкой. Рассказывая своему внуку о невыносимо тяжелом положении народа в аракчеевские времена, дедушка не однажды прерывает свой рассказ восклицаниями:

Кто же имеющий душу
Мог это вынести. кто.
Кто же, в ком честь не уснула,
Кто примирился бы.

С общественной неправдой следует не мириться, а бороться. Эту мысль поэт четко выразил в строках:

Взрослые люди — не дети,
Трус — кто сторицей не мстит.

Но под давлением цензуры должен был изъять их из печатного текста.

Дедушка страстно любит родную природу и родной народ, он знает жизнь народа и верит в его лучшее будущее. С крестьянами, с солдатами он говорит как с равными себе людьми. Он ценит физический труд и с увлечением занимается им. Желая помочь измученному пахотой крестьянину, он сам становится у плуга, и его внук убеждается, что дед умеет «отлично пахать».

Дедушка по возрасту принадлежит прошлому, но у него юная душа; он любит молодежь и умеет ее воспитывать в духе тех освободительных стремлений, которым он никогда не изменял. И не случайно поэма заканчивается рассказом о том, какое благотворное влияние оказал дедушка на маленького Сашу:

Время проходит. Исправно
Учится мальчик всему.
Глупых и злых ненавидит,
Бедным желает добра.

В лице Саши дедушка подготовил себе смену, будущего борца, заступника за народ. В этом агитационное значение поэмы.

— уже не индивидуальный, — образ русского народа, без которого поэма потеряла бы значительную часть своего идейного смысла. В 70-е годы демократическая направленность поэзии Некрасова достигла такого развития, что для него трудно, если не невозможно, было создавать произведения, не вводя в число действующих лиц представителей народной среды.

В «Дедушке» народ показан и в прошлом, и в настоящем, и в будущем.

Картины прошлого до ужаса мрачны. Молодую крестьянку, стоявшую у аналоя («Поп уже кольца менял»), барин, насильник и сластолюбец, делает своей подневольной наложницей, а ее жениха приказывает сдать в солдаты. Сыновья народа, затянутые в солдатские мундиры, подвергаются гнуснейшим издевательствам («Что ни начальник, то зверь!»). «Подлых подьячих орда» безжалостно давит «сок из народа».

Но и в настоящем, накануне «освобождения» (действие поэмы относится к этому именно времени), народу живется не легко. «Пахарь угрюмый, С темным, убитым лицом», повстречавшийся дедушке, одет в лохмотья; и он, и его клячонка еле живы с голоду.

Как ни ужасно прошлое народа, как ни мрачно его настоящее, дедушка, а вместе с ним и автор уверены в его светлом будущем. Завесу этого грядущего призваны приподнять великолепные строки поэмы, посвященные Тарбагатаю. Благоденствующий Тарбагатай — не мечта, не порождение авторской фантазии. Он на самом деле существовал и был описан в мемуарах барона Розена. Это описание и использовал Некрасов. Но при этом он очень хорошо понимал, что Тарбагатай — типическое явление, которому принадлежит будущее.

«возвращенного декабриста» — внушать молодому поколению стремление к тому, чтобы вся Россия превратилась в благоденствующий и цветущий Тарбагатай. Некрасов сумел дать определенный ответ на вопрос о том, что нужно для этого сделать. «Волю да землю им дали», — говорит дедушка, объясняя то «чудо», воплощением которого явился Тарбагатай. Эти слова, кроме своего прямого смысла, имели некий тайный смысл. «Земля и воля» — название революционной партии 60-х годов, с которой был тесно связан Чернышевский. Иными словами, Некрасов хотел сказать, что только путем революции возможно превращение России в благоденствующий и цветущий Тарбагатай. Правда, при этом он подчеркнул еще одно необходимое для этого условие — труд, направляемый сильной и разумной человеческой волей:

Читать еще:  Как поздравить парня с 18 летием не в стихах

Воля и труд человека
Дивные дивы творят!

Яркость образов, живость диалогов, сила и выразительность языка говорят сами за себя. Необычайно удачна композиция поэмы, обусловившая динамизм в развитии ее действия и драматизм ее содержания. Чередование событий, пейзажей, встреч, живых диалогов, проникновенных рассказов и песен деда, интерес которых обостряется постоянными вопросами внука, держат внимание читателя в состоянии некоторого напряжения, и поэма читается с неослабевающим интересом.

В уста дедушки поэт не случайно вложил песню о «Трубецкой и Волконской».

«Русских женщинах» эта песня была развернута в большую поэму, точнее, в две поэмы.

В поэмах о Трубецкой и Волконской проводится тот же взгляд на социальные причины движения декабристов, что и в «Дедушке». Иркутский губернатор, убеждая княгиню Трубецкую вернуться, говорит ей, что муж принес ее в жертву «пустому призраку». В пылу спора он называет ее «жалкой рабой» своего мужа. Княгиня с негодованием восклицает:

О, если б он меня забыл
Для женщины другой,
В моей душе достало б сил

Но знаю: к родине любовь
Соперница моя,
И если б нужно было, вновь
Ему простила б я.

революционной деятельности мужа, что вкладывает ей в уста следующее обращение к нему, не пропущенное целиком царской цензурой и только после Великой Октябрьской социалистической революции полностью включенное в текст поэмы:

«Скажи, что делать? Я сильна,
Могу я страшно мстить.
Достанет мужества в груди,
Готовность горяча. »

В поэме «Княгиня Трубецкая» две части. Первая начинается с рассказа об отъезде княгини, о прощании ее с отцом, в основной же части изображается ее трудное и далекое путешествие. Описание путешествия перемежается воспоминаниями княгини, граничащими с полусонными видениями. Ее первые воспоминания — о радостной юности, пышных балах, счастливом замужестве, путешествии с любимым мужем в Италию, неподражаемых красотах южной природы. Но тотчас же, вслед за ними, Некрасов рисует ряд контрастирующих картин:

Исчезли радужные сны,
Пред нею ряд картин
Забытой богом стороны:

И жалкий труженик-мужик
С понурой головой.
«Скажи, ужель весь край таков?
Довольства тени нет. »
— Ты в царстве нищих и рабов! —
Короткий был ответ.

Перед воображением княгини проносятся события 14 декабря в Петербурге (классическое, единственное почти во всей русской поэзии описание восстания декабристов), посещение ею заключенного в Петропавловской крепости мужа, с ее наводящей ужас обстановкой. А после ужаса, привидевшегося во сне, но восходящего к пережитым ею впечатлениям действительности, новый ужас, ужас того, что ее окружает в данный момент на яву. От этого ужаса княгиню спасает новый сон, «опасный» на таком морозе, — перед нею снова проносятся картины итальянской природы.

На этом кончается первая часть поэмы.

— смежному изображению снов и яви. Однако, так как сны княгини отразили не какие-либо фантастические видения, а реально ею пережитое, то этот прием, обогатив поэму яркими контрастами, неподдельным драматизмом, повышающим ее интерес, ни в малой степени не противоречит реалистическому методу художника.

Вторая часть поэмы — это столкновение княгини с губернатором, возникшее на исторической основе. Оно много дает для характеристики образа княгини, как несгибаемой патриотки и революционерки, представляя в то же время незаурядный интерес ярким изображением старого служаки, заскорузлого бюрократа александровско-николаевской эпохи — иркутского губернатора. Полная и несомненная моральная победа революционно настроенной героини над реакционным бюрократом — вот чем кончается поэма Некрасова.

В отличие от образа княгини Трубецкой, Некрасов рисует образ Волконской в движении, в росте. Это делает неизбежным широкое внесение в его поэму психологических элементов.

Они выражены уже в первой главе. Но во второй и в особенности в третьей главе поэт отводит им несравненно большее место, показывая, как под влиянием происшедших событий княгиня нравственно и умственно вырастает и оказывается в силах выдержать трудную борьбу с отцом, который не хочет отпускать ее вслед за мужем в Сибирь. Из этой борьбы княгиня Волконская выходит победительницей только потому, что благодаря пережитому она превратилась в сознательного человека, в революционно настроенную гражданку.

В четвертой главе поэт подчеркивает, что сочувствие лучших представителей тогдашней интеллигенции с Пушкиным во главе всецело на стороне едущей в Сибирь Волконской, а вместе с тем на стороне декабристов.

«пустынного русского края», поэт показал сочувственное отношение народа к своей героине.

В «Записках» Волконской имеется лаконическая фраза: «Я зашла в первую встретившуюся церковь, чтобы отслужить благодарственный молебен». Некрасов развил ее в яркую и эмоциональную картину, подчеркивая сочувствие народа декабристке.

Сказанного достаточно, чтобы прийти к выводу, что в планы Некрасова входило, наравне с образами индивидуальных героев (М. Н. Волконской, ее отца, ее мужа, Пушкина и т. д.), создать и образ русского народа. Над созданием этого образа он упорно и успешно работал в «Дедушке»; к этому же образу вернулся в пятой главе «Княгини М. Н. Волконской». Окончательную дорисовку этот образ получил в шестой главе.

Образ народа дорисовывает, конечно, не столько мелкая, но характерная подробность — доброта и бескорыстие часового, разрешившего княгине, вопреки приказу, спуститься в рудник («Не золото, внуки, и здесь помогло»), сколько то лирическое отступление («Спасибо, вам, русские люди!»), которое по справедливости считается одним из перлов революционно-демократической поэзии Некрасова. В нем содержится поистине неповторимый гимн в честь русского народа и его высоких моральных качеств.

И опять-таки, сравнивая этот гимн с соответствующими строками «Записок М. Н. Волконской», мы убеждаемся, насколько демократическое сознание Некрасова обогнало уже склонявшееся к демократизму, но не лишенное черт, присущих барыне-аристократке, сознание его героини.

ореолом нравственного величия. Святость революционного подвига с исключительной силой подчеркнута в этой сцене.

Композиция поэмы в связи с образами ее героев наглядно показывает, каким достижением русской реалистической литературы XIX века является поэма.

Идейная направленность поэмы в связи с ее высокими художественными достоинствами обусловила ее исключительный успех в передовых кругах русской общественности, и Некрасов имел достаточно объективное основание сказать своему брату (в письме 1873 года): «Моя поэма „Княгиня Волконская“, которую я написал летом в Карабихе, имеет такой успех, какого не имело ни одно из моих прежних писаний. Литературные шавки меня щиплют, а публика читает и раскупает» (XI, 240).

Школьные сочинения

За землю и волю: поэмы Некрасова о декабристах

Поэт не только ждет революцию — он своей поэзией активно способствует ее подготовке. В начале 70-х годов Некрасов пишет две поэмы о декабристах — «Дедушка» и «Русские женщины», в которых, прославляя революционеров прошлых поколений, призывает молодежь следовать их примеру. В поэме «Дедушка» (1870) декабрист, вернувшийся с каторги, заканчивая рассказ об ужасах крепостного права, говорит:

  • Трус — кто сторицей не мстит
  • Помни, что нету на свете
  • Неотразимых обид.
Читать еще:  Стих где снегурочка живет

В этой поэме Некрасов наиболее полно выразил свой общественный идеал. Дедушка рассказывает Саше о горсточке русских, сосланных в сибирскую глушь.

  • Землю да волю им дали…

Земля и воля — вот что, по утверждению революционеров 70-х годов, нужно крестьянину. Недаром самая значительная революционная партия того времени называлась «Земля и воля».

  • Воля и труд человека Дивные дивы творят!
  • Прошло несколько лет, и свободные люди на свободной земле создали земной рай:
  • Как там возделаны нивы,
  • Как там обильны стада!
  • Высокорослы, красивы
  • Жители, бодры всегда…
  • Этой идеальной картине Некрасов противопоставляет российскую действительность.
  • Вот он, наш пахарь угрюмый,
  • С темным, убитым лицом:
  • Лапти, лохмотья, шапчонка,
  • Рваная сбруя; едва
  • Тянет косулю клячонка,
  • С голоду еле жива!

Рассказывая в поэме «Русские женщины» (1871 — 1872) о героизме жен декабристов, поехавших за своими мужьями на Нерчинские рудники, поэт стремится возбудить в современниках энтузиазм, веру в революцию. I Пленительны образы декабристок — Екатерины Трубецкой и Марии Волконской. Их преданная любовь и верность мужьям вызывают восхищение. В созданной Некрасовым галерее русских женщин с сильной волей, богатых душой они занимают почетное место. Поэма нашла горячий отзвук в сердцах молодежи. «Моя поэма… имеет успех, какого не имело ни одно из моих прежних писаний…» — подтверждал сам Некрасов.

В условиях правительственного террора 70-х годов, когда реакционная пресса всячески чернила революционеров, поэмы Некрасова о декабристах во весь голос заявили о красоте и величии революционного подвига и оказали большое влияние на революционеров последующих поколений. В «Воспоминаниях» М. М. Эссен пишет:

«Как-то он спросил меня, знаю ли я наизусть поэму «Русские женщины». Я ответила: знаю, но никогда не могу прочитать ее вслух, душат слезы.

«Не пропадет ваш скорбный труд»: декабристы в поэзии

26 декабря 1825 года в Петербурге на Сенатской площади произошла одна из самых известных попыток государственного переворота, известная как Восстание декабристов. Его целью было не только свержение действующего монарха (едва взошедшего на престол Николая I), но и отмена крепостного права. Действия и судьба декабристов нашли отклик в литературе. Мы решили вспомнить некоторые поэтические произведения, связанные с восстанием.

«Во глубине сибирских руд. » Александра Пушкина

Отношения Пушкина с членами тайных кружков обросли мифами еще до восстания 1825 года. Сразу после окончания лицея поэт был принят в литературное общество «Арзамас», где общался с будущими заговорщиками. Их социальным идеям он, безусловно, сочувствовал, да и сам славился своими антимонархическими эпиграммами и выходками, однако не готов был принять стремления к насильственной смене власти.

Существует почти анекдотический рассказ о том, что поэт, отбывавший ссылку в Михайловском, выехал в Петербург сразу после того, как узнал о смерти Александра I. Но зайцы дважды перебежали ему дорогу, и суеверный Пушкин приказал поворачивать назад. Более правдоподобной кажется версия, по которой он отправился в столицу сразу после событий 14 декабря (по старому стилю), рассчитывая, что в суматохе его появления никто не заметит. До города на Неве он так и не доехал, однако меньше чем через год, 8 сентября 1826-го, встретился с императором в Москве. И Пушкин, и Николай I описывают эту встречу по-разному. Если верить поэту, он признался, что если бы был в Петербурге во время восстания, то обязательно вышел бы на Сенатскую площадь, ведь все его друзья были там.

Встреча закончилась обещанием Пушкина измениться и отдавать все свои произведения на цензуру Николаю I. Поэт даже опубликовал несколько промонархических текстов, однако в конце 1826 — начале 1827 года он написал стихотворение «Во глубине сибирских руд. », которое распространялось в списках и было передано декабристам вместе с Александрой Муравьевой, женой Никиты Муравьева, уехавшей за мужем в ссылку.

Во глубине сибирских руд Во глубине сибирских руд
Храните гордое терпенье,
Не пропадет ваш скорбный труд
И дум высокое стремленье.

Несчастью верная сестра,
Надежда в мрачном подземелье
Разбудит бодрость и веселье,
Придет желанная пора:

Любовь и дружество до вас
Дойдут сквозь мрачные затворы,
Как в ваши каторжные норы
Доходит мой свободный глас.

Оковы тяжкие падут,
Темницы рухнут — и свобода
Вас примет радостно у входа,
И братья меч вам отдадут.

«Струн вещих пламенные звуки до слуха нашего дошли. » Александра Одоевского

Из глубины «сибирских руд», а точнее из Читинского острога, Пушкину ответил Александр Одоевский. Сегодня он считается одним из главных поэтов-декабристов. Его творчество до 1825 года почти неизвестно, зато стихотворения, написанные после ареста, чудесным образом попадали в Центральную Россию (декабристы были лишены права переписки), заучивались наизусть и перекладывались на музыку. Строчка из поэтического ответа Пушкину «Из искры возгорится пламя. » в 1900 году стала эпиграфом к первой российской революционной газеты «Искра».

Сам Одоевский был осужден на 12 лет каторги, позже срок уменьшили до 8 лет, а в июле 1837 года поэт был отправлен рядовым в действующую армию на Кавказ, где познакомился с Лермонтовым.

Струн вещих пламенные звуки Струн вещих пламенные звуки
До слуха нашего дошли,
К мечам рванулись наши руки,
И — лишь оковы обрели.

Но будь покоен, бард, цепями,
Своей судьбой гордимся мы
И за затворами тюрьмы
В душе смеемся над царями.

Наш скорбный труд не пропадет:
Из искры возгорится пламя, —
И просвещенный наш народ
Сберется под святое знамя.

Мечи скуем мы из цепей
И пламя вновь зажжем свободы,
Она нагрянет на царей,
И радостно вздохнут народы.

«Памяти А. И. Одоевского» Михаила Лермонтова

Александр Одоевский производил на окружающих весьма благоприятное впечатление. Николай Огарев писал, что в его глазах «выражалось спокойствие духа, скорбь не о своих страданиях, а о страданиях человека», личность Одоевского современники называли «христоподобною». Неудивительно, что совсем молодой Лермонтов, сам пониженный в чине и отправленный в ссылку за стихотворение «Смерть поэта», только с ним и нашел общий язык. С остальными декабристами, служившими на Кавказе, отношения ладились плохо.

Исследователи предполагают, что Лермонтов заинтересовался Одоевским еще до встречи с ним. Так как в тексте «Памяти. » встречаются как реминисценции из более ранних произведений поэта, так и из стихотворений Одоевского. О декабристах и их идеях в лермонтовском тексте очень мало, и только строки «Он сохранил и блеск лазурных глаз, / И звонкий детский смех, и речь живую, / И веру гордую в людей и жизнь иную. » говорят о непростом прошлом адресата.

Читать еще:  Стихи мужу что скучаю

Памяти А. И. Одоевского 1

Я знал его — мы странствовали с ним
В горах востока. и тоску изгнанья
Делили дружно; но к полям родным
Вернулся я, и время испытанья
Промчалося законной чередой;
А он не дождался минуты сладкой:
Под бедною походною палаткой
Болезнь его сразила, и с собой
В могилу он унес летучий рой
Еще незрелых, темных вдохновений,
Обманутых надежд и горьких сожалений.

Он был рожден для них, для тех надежд,
Поэзии и счастья. но, безумный —
Из детских рано вырвался одежд
И сердце бросил в море жизни шумной,
И свет не пощадил — и бог не спас!
Но до конца среди волнений трудных,
В толпе людской и средь пустынь безлюдных
В нем тихий пламень чувства не угас:
Он сохранил и блеск лазурных глаз,
И звонкий детский смех, и речь живую,
И веру гордую в людей и жизнь иную.

Но он погиб далеко от друзей.
Мир сердцу твоему, мой милый Саша!
Покрытое землей чужих полей,
Пусть тихо спит оно, как дружба наша
В немом кладбище памяти моей.
Ты умер, как и многие — без шума,
Но с твердостью. Таинственная дума
Еще блуждала на челе твоем,
Когда глаза закрылись вечным сном;
И то, что ты сказал перед кончиной,
Из слушавших тебя не понял ни единый.

И было ль то привет стране родной,
Названье ли оставленного друга,
Или тоска по жизни молодой,
Иль просто крик последнего недуга,
Кто скажет нам! твоих последних слов
Глубокое и горькое значенье
Потеряно. Дела твои, и мненья,
И думы, все исчезло без следов,
Как легкий пар вечерних облаков:
Едва блеснут, их ветер вновь уносит.
Куда они, зачем? — откуда? — кто их спросит.

И после их на небе нет следа,
Как от любви ребенка безнадежной,
Как от мечты, которой никогда
Он не вверял заботам дружбы нежной.
Что за нужда. пускай забудет свет
Столь чуждое ему существованье:
Зачем тебе венцы его вниманья
И терния пустых его клевет?
Ты не служил ему, ты с юных лет
Коварные его отвергнул цепи:
Любил ты моря шум, молчанье синей степи —

И мрачных гор зубчатые хребты.
И вкруг твоей могилы неизвестной
Все, чем при жизни радовался ты,
Судьба соединила так чудесно.
Немая степь синеет, и венцом
Серебряным Кавказ ее объемлет;
Над морем он, нахмурясь, тихо дремлет,
Как великан склонившись над щитом,
Рассказам волн кочующих внимая,
А море Черное шумит не умолкая.

«Русские женщины» Николая Некрасова

Историей декабристов интересовались и поэты следующих поколений. Во второй половине XIX века Николай Некрасов познакомился с сыном Сергея и Марии Волконских, Михаилом, родившимся в ссылке. Он-то и рассказал редактору «Современника» о своем детстве и быте декабристов. Эти воспоминания впоследствии отразились в поэме «Дедушка» (1890).

Однако больше всего Некрасова заинтересовала тема жен декабристов и их подвига. Собирать материал для будущего произведения автор начал зимой 1871 года, и если княгиня Трубецкая в первой части поэмы из-за недостатка фактов получилась весьма собирательным и далеким от реальности персонажем, то история Марии Волконской основана на ее собственных записках, а героиня кажется более реальной. Сами записки поэту читал вслух Михаил Сергеевич, впоследствии он писал:

«Вспоминаю, как при этом Николай Алексеевич по нескольку раз в вечер вскакивал со словами: „Довольно, не могу“, бежал к камину, садился к нему и, схватясь руками за голову, плакал как ребенок».

Русские женщины
Княгиня Трубецкая (фрагмент)
Покоен, прочен и легок,
Катится городом возок.

Вся в черном, мертвенно бледна,
Княгиня едет в нем одна,

А секретарь отца (в крестах,
Чтоб наводить дорогой страх)

С прислугой скачет впереди.
Свища бичом, крича: «Пади!»

Ямщик столицу миновал.
Далек княгине путь лежал,

Была суровая зима.
На каждой станции сама

Выходит путница: «Скорей
Перепрягайте лошадей!»

И сыплет щедрою рукой
Червонцы челяди ямской.

Но труден путь! В двадцатый день
Едва приехали в Тюмень,

Еще скакали десять дней,
«Увидим скоро Енисей, —

Сказал княгине секретарь.
Не ездит так и государь. »

Вперед! Душа полна тоски,
Дорога всё трудней,
Но грезы мирны и легки —
Приснилась юность ей.
Богатство, блеск! Высокий дом
На берегу Невы,
Обита лестница ковром,
Перед подъездом львы,
Изящно убран пышный зал,
Огнями весь горит.
О радость! нынче детский бал,
Чу! музыка гремит!
Ей ленты алые вплели
В две русые косы,
Цветы, наряды принесли
Невиданной красы.
Пришел папаша — сед, румян, —
К гостям ее зовет.
«Ну, Катя! чудо-сарафан!
Он всех с ума сведет!»
Ей любо, любо без границ.
Кружится перед ней
Цветник из милых детских лиц,
Головок и кудрей.
Нарядны дети, как цветы,
Нарядней старики:
Плюмажи, ленты и кресты,
Со звоном каблуки.
Танцует, прыгает дитя,
Не мысля ни о чем,
И детство резвое шутя
Проносится. Потом
Другое время, бал другой
Ей снится: перед ней
Стоит красавец молодой,
Он что-то шепчет ей.
Потом опять балы, балы.
Она — хозяйка их,
У них сановники, послы,
Весь модный свет у них.

«14 декабря 17 года» Зинаиды Гиппиус

Нетривиальным образом Восстание декабристов преломляется в творчестве Зинаиды Гиппиус. После прихода к власти большевиков сбылись все ее опасения и страхи. Поэтесса пишет ряд яростных стихотворений, среди которых и «14 декабря. », где лирический герой-революционер просит прощения у своих духовных учителей, понимая, что его поколение поступилось заветами предшественников: «Напрасно все: душа ослепла, / Мы преданы червю и тле, / И не осталось даже пепла / От „Русской Правды“ на земле».

«14 декабря 17 года» Простят ли чистые герои?
Мы их завет не сберегли.
Мы потеряли всё святое:
И стыд души, и честь земли.

Мы были с ними, были вместе,
Когда надвинулась гроза.
Пришла Невеста. И Невесте
Солдатский штык проткнул глаза.

Мы утопили, с визгом споря,
Ее в чану Дворца, на дне,
В незабываемом позоре
И наворованном вине.

Ночная стая свищет, рыщет,
Лед по Неве кровав и пьян.
О, петля Николая чище,
Чем пальцы серых обезьян!

Рылеев, Трубецкой, Голицын!
Вы далеко, в стране иной.
Как вспыхнули бы ваши лица
Перед оплеванной Невой!

И вот из рва, из терпкой муки,
Где по дну вьется рабий дым,
Дрожа протягиваем руки
Мы к вашим саванам святым.

К одежде смертной прикоснуться,
Уста сухие приложить,
Чтоб умереть — или проснуться,
Но так не жить! Но так не жить!

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector