3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Стихи о том как началась война

О начале Великой Отечественной 22 июня 1941 года

День памяти и скорби отмечается в России ежегодно 22 июня; аналогичные памятные даты отмечаются также в Белоруссии и на Украине. 22 июня 1941 года немецкая армия вторглась на территорию СССР, и началась Великая Отечественная война, в которой погибли около 27 миллионов советских граждан. (Википедия).

Несколько стихов. Просто как напоминание. Чтобы не забывать. Стихи авторов военного времени (с ).

22 ИЮНЯ 1941 ГОДА

Казалось, было холодно цветам,
и от росы они слегка поблёкли.
Зарю, что шла по травам и кустам,
обшарили немецкие бинокли.
Цветок, в росинках весь, к цветку приник,
и пограничник протянул к ним руки.
А немцы, кончив кофе пить, в тот миг
влезали в танки, закрывали люки.
Такою все дышало тишиной,
что вся земля еще спала, казалось.
Кто знал, что между миром и войной
всего каких-то пять минут осталось!
Я о другом не пел бы ни о чем,
а славил бы всю жизнь свою дорогу,
когда б армейским скромным трубачом
я эти пять минут трубил тревогу.

Против нас полки сосредоточив,
Враг напал на мирную страну.
Белой ночью, самой белой ночью
Начал эту чёрную войну!
Только хочет он или не хочет,
А своё получит от войны:
Скоро даже дни, не только ночи,
Станут, станут для него черны!

1941, 23 июня, Ленинград

Тот самый длинный день в году

Тот самый длинный день в году
С его безоблачной погодой
Нам выдал общую беду
На всех, на все четыре года.
Она такой вдавила след
И стольких наземь положила,
Что двадцать лет и тридцать лет
Живым не верится, что живы.
И к мертвым выправив билет,
Всё едет кто-нибудь из близких
И время добавляет в списки
Еще кого-то, кого-то нет.
И ставит, ставит обелиски.

Не танцуйте сегодня, не пойте.
В предвечерний задумчивый час
Молчаливо у окон постойте,
Вспомяните погибших за нас.
Там, в толпе, средь любимых, влюблённых,
Средь весёлых и крепких ребят,
Чьи-то тени в пилотках зелёных
На окраины молча спешат.
Им нельзя задержаться, остаться –
Их берёт этот день навсегда,
На путях сортировочных станций
Им разлуку трубят поезда.
Окликать их и звать их – напрасно,
Не промолвят ни слова в ответ,
Но с улыбкою грустной и ясной
Поглядите им пристально вслед.

Из цикла «С тобой и без тебя»

Майор привез мальчишку на лафете,
Погибла мать, сын не простился с ней.
За десять лет на том и этом свете
Ему зачтутся эти десять дней.
Его везли из крепости, из Бреста
Был исцарапан пулям лафет
Отцу казалось, что надежней места
Отныне в мире для ребенка нет.
Отец был ранен, и разбита пушка
Привязанный к щиту, чтоб не упал,
Прижав к груди заснувшую игрушку
Седой мальчишка на лафете спал.
Мы шли ему навстречу из России.
Проснувшись, он махал войскам рукой.
Ты говоришь, что есть еще другие,
Что я там был и мне пора домой.
Ты это горе знаешь понаслышке,
А нам оно оборвало сердца.
Кто раз увидел этого мальчишку
Домой прийти не сможет до конца.
Я должен видеть теми же глазами
Которыми я плакал там, в пыли,
Как тот мальчишка возвратится с нами
И поцелует горсть своей земли.
За все, чем мы с тобою дорожили,
Призвал нас к бою воинский закон.
Теперь мой дом не там, где прежде жили,
А там, где отнят у мальчишки он.

Стяг Брестской крепости

Не раз,
Не второй
И не сотый
От крепости немец отбит.
Уже как пчелиные соты
Все стены, а крепость — стоит.
Ну, кто там, ну, кто там остался?
Форты разбомбили дотла
И доты.
А стяг не шатался,
А стяг не окутала мгла!
Убьет знаменосца осколком,
Но стяг подымает другой.
Полотнище алого шелка
Пылает над Бугом-рекой.
Но кровью горячею рдели
Все новые раны на нем.
Ряды знаменосцев редели
Под шквальным
кинжальным огнем.
И шли напролом самоходки,
Горели земля и кусты.
Бинтов не хватало —
обмотки
Пришлось разорвать на бинты.
Воды — по глоточку,
Но каждый «Максиму» ее отдаст,
Чтоб не задохнулся от жажды,
Чтоб жил,
Чтоб служил
Пулемет.
Пусть сил не хватает поправить
Повязку и кровь утереть,
Пока есть патроны —
не вправе
Никто из бойцов умереть.
А тучка плывет над лесами.
Эх, если б свернула сюда!
Патроны взрываются сами
В стволе.
Докипела вода.
А где-то колышутся вишни,
И птицы поют на вербе.
Патроны последние вышли,
А самый последний —
себе.
Последний защитник свалился,
Упал на лафет
и — замолк.
И тихо над ним опустился
Пробитый осколками Шелк.
Но только земли он коснулся —
От кожуха вспыхнул огнем
И в дымное небо рванулся.
А враг
налетел вороньем.
И огненный стяг сапогами
Тупыми хотел затоптать,
Но это высокое пламя
Ему никогда не достать.
Куражится черная стая,
Но ей не сносить головы!
Полотнище — Ширь небокрая,
А древко — До самой Москвы!
Сомкнулись зеленые кроны
Над теми,
кто в смертном бою
Но жизнь сохранял,
а патроны
И верил
в победу свою.

Подборка стихов о начале Великой Отечественной Войны

Парад в сорок первом
Наверное, товарищи, не зря,
Любуясь шагом армии чеканным,
Всегда припоминают ветераны
Другой – суровый – праздник Октября.
Была Москва пургой заметена,
У Мавзолея ели коченели,
И шла по Красной площади Война –
Усталая, в простреленной шинели.
То батальоны шли с передовой,
Шли на парад окопные солдаты.
В тревожных небесах аэростаты
Качали удлиненной головой.
Терзали тело Подмосковья рвы,
Убитых хоронил снежок пушистый,
Сжимали горло фронтовой Москвы
Траншеи наступающих фашистов.
А батальоны шли с передовой,
Шли на парад окопные солдаты!
Недаром в небесах аэростаты
Качали удивленно головой!
Кто может может победить такой народ.

Не забывайте сорок первый год!
(Ю. Друнина)

22 июня
Июнь. Россия. Воскресенье.
Рассвет в объятьях тишины.
Осталось хрупкое мгновенье
До первых выстрелов войны.

Через секунду мир взорвётся,
Смерть поведёт парад-алле,
И навсегда погаснет солнце
Для миллионов на земле.

Безумный шквал огня и стали
Не повернётся сам назад.
Два «супербога»: Гитлер – Сталин,
А между ними страшный ад.

Июнь. Россия. Воскресенье.
Страна на грани: быть не быть…
И это жуткое мгновенье
Нам никогда не позабыть…
(Д. Попов)

22 июня
В тот страшный день земля рванула в небо.
От грохота застыла в жилах кровь.
Июнь цветастый сразу канул в небыль,
И смерть, вдруг, оттеснила жизнь, любовь.

Надели гимнастёрки и шинели
Вчерашние мальчишки – цвет страны.
Девчонки на прощанье песни пели,
Желали выжить в грозный час войны.

Война, как ком, катилась по дорогам,
Неся разруху, голод, смерть и боль.
Осталось их в живых совсем немного,
Принявших первый, самый страшный бой!

В атаку шли за правду, за Отчизну,
За мир, за мать с отцом, за добрый дом.
Чтоб защитить от ужасов фашизма
Права на жизнь, что рушилась кругом.

Сирень, гвоздики, нежные тюльпаны…
Начало лета, жизнь вокруг кипит.
Жива любовь, зарубцевались раны,
Но этот день июня не забыт!
(Т. Лаврова)

Война началась
1.
Наши пушки вновь заговорили!
Враг напал. Мы выступили в бой!
Вымпела прославленных флотилий,
Словно чайки вьются над водой.

Бить врага нам нынче не впервые,
Чтоб кровавый след его простыл,
Вам, полки и роты фронтовые,
Помогает действующий тыл.

Как один за Родину мы встали,
Равнодушных между нами нет,
Каждой тонной выпущенной стали
Мы крепим величие побед.

И сражений раскалённых воздух
Стал отныне общею судьбой
Нам, несущим вахту на заводах,
И бойцам, бросающимся в бой.

Родина! Тебе мы присягали,
И, шагая с именем твоим,
Силой крови, пороха и стали
В этой битве снова победим!

2.
За мирное счастье на свете
Дерётся советский народ,
И враг его, сеющий ветер,
Свинцовую бурю пожнёт.

Мы клялись родимой Отчизне
И клятву сдержали не раз,
Ни крови, ни счастья, ни жизни
Мы не пожалеем сейчас.

Шагайте по выжженным нивам,
Глашатаи мирной страны,
Карайте мечом справедливым
Врагов, что погибнуть должны.

Пройдя пограничные знаки,
Минуя засады и ров,
Разрушим клинками атаки
Гнездо озверевших врагов.

Нам это спокойно и чётко
Сказала Советская власть.
Получена первая сводка…
Товарищ! Война началась!
(Юрий Инге, 22 июня 1941 г.)

22 июня
Не танцуйте сегодня, не пойте.
В предвечерний задумчивый час
Молчаливо у окон постойте,
Вспомяните погибших за нас.

Там, в толпе, средь любимых, влюблённых,
Средь весёлых и крепких ребят,
Чьи-то тени в пилотках зелёных
На окраины молча спешат.

Им нельзя задержаться, остаться –
Их берёт этот день навсегда,
На путях сортировочных станций
Им разлуку трубят поезда.

Окликать их и звать их – напрасно,
Не промолвят ни слова в ответ,
Но с улыбкою грустной и ясной
Поглядите им пристально вслед.
(В. Шефнер)

До свидания, мальчики!
Ах война, что ж ты сделала подлая:
Стали тихими наши дворы,
Наши мальчики головы подняли,
Повзрослели они до поры,

На пороге едва помаячили
И ушли за солдатом – солдат…
До свидания мальчики! Мальчики,
Постарайтесь вернуться назад

Нет, не прячьтесь, вы будьте высокими
Не жалейте ни пуль, ни гранат,
И себя не щадите вы, и все-таки
Постарайтесь вернуться назад.

Ах война что ж ты подлая сделала:
Вместо свадеб – разлуки и дым.
Наши девочки платьица белые
Раздарили сестренкам своим.

Сапоги – ну куда от них денешься?
Да зеленые крылья погон…
Вы наплюйте на сплетников, девочки,
Мы сведем с ними счеты потом.

Пусть болтают, что верить вам не во что,
Что идете войной наугад…
До свидания, девочки! Девочки,
Постарайтесь вернуться назад.
(Б. Окуджава)

Читать еще:  Стихи я такая как есть и совсем не желаю меняться

Война 41 года
Пропахшие порохом тучи неслись,
Пролившись свинцом с небосвода.
«Ни шагу назад. И ни пяди земли. «
– Касается каждого взвода.

Но Киев захвачен, в кольце Ленинград,
Бои – на пороге столицы:
Бессонные ночи, кровавый закат,
Суровые, скорбные лица.

Часы отступлений, как вы нелегки!
Ведь каждый считал – он виновен.
И только на Волге, у кромки реки,
Был враг, наконец, остановлен.

А дальше – сраженья и ночью, и днем
За каждую русскую хату.
Приказ был: – на Запад, под шквальным огнем,
Всё было под силу солдату.

Свобода тому лишь до гроба верна,
Кто предан идее народа.
Священная шла, мировая война, –
Война сорок первого года.
(В. Снегирев)

22 июня 1941 года
«Началась война…» –
В сердца вонзилось
Страшною отравленной стрелой.
И на свете
Всё переменилось.
И тревога
Встала
Над страной.
Эта весть
Собой закрыла солнце,
Словно туча чёрная в грозу.
Нивы
Вдруг пожухли,
Колокольцы
Вздрогнули
В разбуженном лесу.
Эта весть
Ударила, как бомба.
Гнев народа
Поднялся волной.
В этот день
Мы поклялись до гроба
Воевать
С проклятою войной.
В этот день
Ты верным стал солдатом,
И тебе,
Прошедший бой солдат,
Люди
За победу в сорок пятом
От души
Спасибо говорят.
(Миклай Казаков, перевод А. Аквилева)

Перед атакой
Когда на смерть идут – поют,
А перед этим
можно плакать.
Ведь самый страшный час в бою –
Час ожидания атаки.

Снег минами изрыт вокруг
И почернел от пыли минной.
Разрыв –
и умирает друг.
И, значит смерть проходит мимо.

Сейчас настанет мой черед.
За мной одним
идет охота.
Будь проклят сорок первый год
И вмерзшая в снега пехота…
(С. Гудзенко)

Ветеран военной службы

Стихи о начале войны

22 ИЮНЯ 1941 ГОДА

Казалось, было холодно цветам,
и от росы они слегка поблёкли.
Зарю, что шла по травам и кустам,
обшарили немецкие бинокли.

Цветок, в росинках весь, к цветку приник,
и пограничник протянул к ним руки.
А немцы, кончив кофе пить, в тот миг
влезали в танки, закрывали люки.

Такою все дышало тишиной,
что вся земля еще спала, казалось.
Кто знал, что между миром и войной
всего каких-то пять минут осталось!

Я о другом не пел бы ни о чем,
а славил бы всю жизнь свою дорогу,
когда б армейским скромным трубачом
я эти пять минут трубил тревогу.

Тот самый длинный день в году

Тот самый длинный день в году
С его безоблачной погодой
Нам выдал общую беду
На всех, на все четыре года.
Она такой вдавила след
И стольких наземь положила,
Что двадцать лет и тридцать лет
Живым не верится, что живы.
И к мертвым выправив билет,
Всё едет кто-нибудь из близких
И время добавляет в списки
Еще кого-то, кого-то нет…

22 июня

Июнь. Россия. Воскресенье.
Рассвет в объятьях тишины.
Осталось хрупкое мгновенье
До первых выстрелов войны.

Через секунду мир взорвётся,
Смерть поведёт парад-алле,
И навсегда погаснет солнце
Для миллионов на земле.

Безумный шквал огня и стали
Не повернётся сам назад.
Два «супербога»: Гитлер – Сталин,
А между ними страшный ад.

Июнь. Россия. Воскресенье.
Страна на грани: быть не быть…
И это жуткое мгновенье
Нам никогда не позабыть…

22 июня 1941 года
Мирон Карпенко

Прошла зелёная весна
И лето солнышком пригрело
Как слово страшное, война!
Кровавой болью прогремело

Нарушив клятву договора
Фашизм, коричневой чумой
Калеча мирные просторы
Нес смерть, со свастикой кривой

Ввалившись смертоносной лавой
Где небо слилося с землёй
Все пограничные заставы
Здесь встали каменной стеной

Кто, первый день войны проштрафил?
Кто, самолёты сделал ломом?
Бомбили асы из «люфтваффе»
Аэродром за аэродромом

Кто, нам ответит за те жизни?
За тех людей, людей из «стали»
Кто под копытами фашизма
Погибли, но не отступали

Кто до последней капли крови
Рубеж отчизны защищали
Давайте вспомним добрым словом
Сынов, что смертью храбрых пали.

22 июня 1941 года

Мирон Карпенко
Вздыхает ночь, блистает звезд краса,
Кругом сияют радостные лица,
Влюбленных пар густая вереница
Взирает беззаботно в небеса…

Мечты, минуты жарких объяснений,
Прощенья, оправдания, восторг,
Советы тех, кто в жизни знает толк,
Уроки предыдущих поколений…

Не думали, не ведали, не ждали,
Что с треском разорвутся небеса,
Ослепнут в смерче огненном глаза,
Обуглятся березовые дали.

От взрывов содрогнутся недра гор,
В крови невинной речка захлебнется,
И нить счастливых жизней оборвется,
Испуганно замолкнет птичий хор.

От свастик почернеет белый свет,
От воплей встанет дыбом лес дремучий,
И скользкий гад коричневый, ползучий
Кольцом сожмет теченье зим и лет.

Кого-то смерть сразит в родных краях,
Кого-то пуля встретит на чужбине,
Кому-то повезет, но будет ныне
Влачить свой путь на черных сухарях.

Бледнеет ночь, тускнеют звезд глаза,
Но светятся доверчивые лица:
Влюбленных пар густая вереница
Не знает, что приблизилась гроза.

22 июня

Не танцуйте сегодня, не пойте.
В предвечерний задумчивый час
Молчаливо у окон постойте,
Вспомяните погибших за нас.

Там, в толпе, средь любимых, влюблённых,
Средь весёлых и крепких ребят,
Чьи-то тени в пилотках зелёных
На окраины молча спешат.

Им нельзя задержаться, остаться –
Их берёт этот день навсегда,
На путях сортировочных станций
Им разлуку трубят поезда.

Окликать их и звать их – напрасно,
Не промолвят ни слова в ответ,
Но с улыбкою грустной и ясной
Поглядите им пристально вслед.

Той первой ночью

Ещё той ночью игры снились детям,
Но грозным рёвом, не пустой игрой,
Ночное небо взрезав на рассвете,
Шли самолёты на восток.
Их строй

Нёс, притаясь, начало новой ноты,
Что, дирижёрским замыслам верна,
Зловещим визгом первого полёта
Начнёт запев по имени — война.

Но дирижер не знал, что в этом звуке,
Где песнь Победы чудилась ему,
Звучат народа собственного муки,
Хрипит Берлин, поверженный в дыму.

Той первой ночью, в ранний час рассвета,
Спала земля в колосьях и цветах,
И столько было света,
Столько цвета,
Что снились разве только в детских снах.

Той ночью птицы еле начинали
Сквозь дрёму трогать флейты и смычки,
Не ведая, что клювы хищной стаи
Идут, уже совсем недалеки.

Там где-то стон растоптанной Европы,
А здесь заставы день и ночь не спят.
Притих в лазурной дымке Севастополь.
Притих под белой ночью Ленинград.

Штыки постов глядятся в воды Буга.
Ещё России даль объята сном…
Но первой бомбы вой коснулся слуха,
И первый гром — и первый рухнул дом.

И первый вопль из детской колыбели,
И материнский, первый, страшный крик,
И стук сердец, что сразу очерствели
И шли в огонь, на гибель, напрямик.

И встал в ту ночь великий щит народа
И принял в грудь ударов первый шквал,
Чтоб год за годом, все четыре года,
Не утихал сплошной девятый вал…

… Всё отошло. Заволоклось туманом.
И подняла Победа два крыла.
Но эта ночь, как штыковая рана,
Навек мне сердце болью обожгла.

До свидания, мальчики!

Ах война, что ж ты сделала подлая:
Стали тихими наши дворы,
Наши мальчики головы подняли,
Повзрослели они до поры,

На пороге едва помаячили
И ушли за солдатом – солдат…
До свидания мальчики! Мальчики,
Постарайтесь вернуться назад

Нет, не прячьтесь, вы будьте высокими
Не жалейте ни пуль, ни гранат,
И себя не щадите вы, и все-таки
Постарайтесь вернуться назад.

Ах война что ж ты подлая сделала:
Вместо свадеб – разлуки и дым.
Наши девочки платьица белые
Раздарили сестренкам своим.

Сапоги – ну куда от них денешься?
Да зеленые крылья погон…
Вы наплюйте на сплетников, девочки,
Мы сведем с ними счеты потом.

Пусть болтают, что верить вам не во что,
Что идете войной наугад…
До свидания, девочки! Девочки,
Постарайтесь вернуться назад.

Довоенный вальс

Мирное небо над крепостью Бреста,
В тесной квартире счастливые лица.
Вальс. Политрук приглашает невесту,
Новенький кубик блестит на петлице.

А за окном, за окном красота новолунья,
Шепчутся с Бугом плакучие ивы.
Год сорок первый, начало июня.
Все ещё живы, все ещё живы,
Все ещё живы, все, все, все.

Смотрит на Невском с афиши Утёсов,
В кинотеатрах идёт «Волга-Волга».
Снова Кронштадт провожает матросов:
Будет учебным поход их недолго.

А за кормой, за кормой белой ночи раздумье,
Кружатся чайки над Финским заливом.
Год сорок первый, начало июня.
Все ещё живы, все ещё живы,
Все ещё живы, все, все, все.

Мимо фасада Большого театра
Мчатся на отдых, трезвоня, трамваи.
В классах десятых экзамены завтра,
Вечный огонь у Кремля не пылает.

Всё впереди, всё пока, всё пока накануне:
Двадцать рассветов осталось счастливых:
Год сорок первый, начало июня.
Все ещё живы, все ещё живы,
Все ещё живы, все, все, все.

Вальс довоенный напомнил о многом,
Вальс воскресил дорогие нам лица,
С кем нас свела фронтовая дорога,
С кем навсегда нам пришлось разлучиться.

Годы прошли, и опять за окном тихий вечер.
Смотрят с портретов друзья молчаливо.
В памяти нашей сегодня и вечно
Все они живы, все они живы,
Все они живы, все, все, все…

Стяг Брестской крепости

Не раз,
Не второй
И не сотый
От крепости немец отбит.
Уже как пчелиные соты
Все стены, а крепость — стоит.
Ну, кто там, ну, кто там остался?
Форты разбомбили дотла
И доты…
А стяг не шатался,
А стяг не окутала мгла!

Убьет знаменосца осколком,
Но стяг подымает другой.
Полотнище алого шелка
Пылает над Бугом-рекой.
Но кровью горячею рдели
Все новые раны на нем.
Ряды знаменосцев редели
Под шквальным
кинжальным огнем.

Читать еще:  Стихи про дядю который умер

И шли напролом самоходки,
Горели земля и кусты…
Бинтов не хватало —
обмотки
Пришлось разорвать на бинты.
Воды — по глоточку,
Но каждый «Максиму» ее отдаст,
Чтоб не задохнулся от жажды,
Чтоб жил,
Чтоб служил
Пулемет.

Пусть сил не хватает поправить
Повязку и кровь утереть,
Пока есть патроны —
не вправе
Никто из бойцов умереть.
А тучка плывет над лесами…
Эх, если б свернула сюда!
Патроны взрываются сами
В стволе…
Докипела вода…

А где-то колышутся вишни,
И птицы поют на вербе…
Патроны последние вышли,
А самый последний —
себе.
Последний защитник свалился,
Упал на лафет
и — замолк.
И тихо над ним опустился
Пробитый осколками Шелк.

Но только земли он коснулся —
От кожуха вспыхнул огнем
И в дымное небо рванулся.
А враг
налетел вороньем.
И огненный стяг сапогами
Тупыми хотел затоптать,
Но это высокое пламя
Ему никогда не достать.
Куражится черная стая,
Но ей не сносить головы!
Полотнище — Ширь небокрая,
А древко — До самой Москвы!
Сомкнулись зеленые кроны
Над теми,
кто в смертном бою
Но жизнь сохранял,
а патроны
И верил
в победу свою.

Перевод с белорусского В. Тараса

22 июня

Татьяна Лаврова — Волгоград

В тот страшный день земля рванула в небо.
От грохота застыла в жилах кровь.
Июнь цветастый сразу канул в небыль,
И смерть, вдруг, оттеснила жизнь, любовь.

Надели гимнастёрки и шинели
Вчерашние мальчишки – цвет страны.
Девчонки на прощанье песни пели,
Желали выжить в грозный час войны.

Война, как ком, катилась по дорогам,
Неся разруху, голод, смерть и боль.
Осталось их в живых совсем немного,
Принявших первый, самый страшный бой!

В атаку шли за правду, за Отчизну,
За мир, за мать с отцом, за добрый дом.
Чтоб защитить от ужасов фашизма
Права на жизнь, что рушилась кругом.

Сирень, гвоздики, нежные тюльпаны…
Начало лета, жизнь вокруг кипит.
Жива любовь, зарубцевались раны,
Но этот день июня не забыт!

Я хочу…

Я так хочу чтоб не было войны,
Чтобы сирот однажды всех забрали,
И чтоб ни за что Отечества сыны,
Друг с другом никогда не воевали!

Я так хочу без кризисов и лжи,
Без обвала биржи, зла и ипотеки,
Чтобы пропали воровство, убийства, грабежи,
И чтоб не загрязнялись все моря и реки!

Я так хочу сердца свободные от боли,
Я так хочу удачи в каждый дом,
Чтоб люди все свои пороки побороли
И души их наполнились свободой и теплом!

Вам кажется я многого хочу?
Пожалуй, соглашусь я с вами,
Но в сердце у себя зажгу свечу,
И буду наполнять ее надеждой и мечтами!

Стихи о том как началась война

22 июня 1941 года

Кто письма писал, кто похрапывал сладко,

Кто книгу листал за тарелкой пшена .

Вдруг слышим, радистка кричит из палатки:

— Война? — кто-то бросил рассерженно.

И тут же поверил и сжал кулаки.

Мы будто оглохли — ни лая собаки,

И люди слепыми от боли глазами

Глядели на дымный далекий закат.

Начальник отряда навытяжку замер,

Как старый солдат,

Письмо оборвалось на фразе «взглянуть бы!»,

В крапиву упал недочитанный том.

В тот миг разрывались мучительно судьбы

Л. Стекольников

Когда от мира до войны

Не остается промежутка,

Отходит сумрачно и жутко

Последний выдох тишины.

Ещё не взорваны мосты,

Ещё друзья — не боевые,

Ещё знамёна полковые

Ещё погибшие живут,

Девятый Майский день — не дата,

И Неизвестного солдата

Ещё Алёшею зовут.

4.00 22 июня 1941

Когда созреет срок беды всесветной,

Как он трагичен, тот рубежный час,

Который светит радостью последней,

Слепи собой неискушенных нас.

Он как ребёнок, что дополз до края

Неизмеримой бездны на пути,

Через минуту, руки простирая,

Мы кинемся, но нам уж не спасти .

И весь он — крик, дли душ не бесполезный,

И весь очерчен кровью и огнем,

Чтоб перед новой гибельною бездной

Мы искушенно помнили о нем.

Первый день войны

Мы с поля шли, дымя дорожной пылью.

Летела песня в голубой простор:

«Нам разум дал стальные в руки крылья,

А вместо сердца пламенный мотор!»

Нас много шло — весёлых, сильных, юных

В косынках и фуражках набекрень.

То в сорок первом было. Да, в июне,

В один погожий и воскресный день.

Воскресник был в колхозе по прополке, —

Там весь актив собрался городской.

Но лишь к одной задорной комсомолке

Я прикипел и сердцем, и душой.

Я сзади шёл и видел только косы

Тугие, будто медные жгуты.

Да ног мельканье загорелых, босых,

И отпечатки маленькой стопы.

Она, казалось, чувствовала это:

Через плечо назад бросала взгляд,

И виделось в глазах зелёных лето,

А в платьице — берёзовый наряд.

Мы подпевали радостно: «Всё выше. »

Вдруг набежала тучка — хлынул дождь.

Вдали искрились городские крыши,

И веселее зеленела рожь.

Девчата бойко шлёпали по лужам,

Повсюду раздавались визг и смех.

И вдруг — сирены вой. На спинах ужас

Холодным потом проступил у всех.

— Война. Война. Вы слышали, родные?! —

Бежали женщины навстречу нам.

И смолкло пение про крылья те стальные.

Глазами я прильнул к её глазам.

Они застыли. Губы плотно сжаты.

И вся она — готовая к борьбе.

Вдруг улыбнулась как-то виновато

И отдала цветы: «Возьми. Тебе. »

Я понял всё. «Хорошая, родная.

Люблю тебя!» — хотелось мне сказать,

Но я спросил, цветы перебирая:

«Пойдёшь со мною вместе воевать. »

П. Галактионов

Мы никому не позволим забыть —

Ни престарелым, ни юным —

Дату, чей траур столетьям не смыть:

Двадцать второе июня.

Этот воскресный безоблачный день

Вдруг погрузил мир в зловещую тень,

В бездну смертей и страданья.

Брызнула алая кровь на росу,

В пламени корчатся травы.

Гитлер обрёк нас на свой

Скорый, жестокий, кровавый.

Дикая сила катилась на нас,

И выполняя маньяка приказ,

Жгла, убивала, давила.

Как же смогли мы тогда устоять?

Ранены, даже убиты,

Мы поднимались опять и опять,

Чтоб защитить нашу Родину-мать

В этой немыслимой битве.

Мы отстояли свободу и честь,

Мы вознесли наше знамя

В центре Берлина.

Но павших не счесть,

Мир им и вечная память!

Пусть же любая российская власть

Свято хранит в престарелых и юных

Память войны, что для нас началась

Двадцать второго июня.

9 комментариев:

Мы помним. Светлая память!

Светлая память всем героям, солдатам и труженикам тыла, которые подарили Победу такой нелегкой ценой!

Когда от мира до войны
Не остаётся промежутка
Отходит сумрачно и жутко
Последний выдох тишины.
Еще не взорваны мосты,
Еще друзья — не боевые,
Еще знамена полковые
Спят запеленутые в холсты.
Еще погибшие живут,
Девятый майский день — еще не дата,
И Неизвестного солдата
Еще Алешею зовут.

Автора к сожалению не помню.Но каждый июнь читаю его наизусть.Ёмкое очень стихотворение.

Да, очень хорошее стихотворение.
22 июня
Когда от мира до войны
Не остается промежутка,
Отходит сумрачно и жутко
Последний выдох тишины.

Ещё не взорваны мосты,
Ещё друзья — не боевые,
Ещё знамёна полковые
По-довоенному чисты.

Ещё погибшие живут,
Девятый Майский день — не дата,
И Неизвестного солдата
Ещё Алёшею зовут.
Владимир Гаухман

Спасибо большое за дополнение поэтической подборки! Пусть никогда не повторится война!

В том сорок первом
Сергей Ащеулов
Месяц безусый и юный,
Встретил ночную звезду
Двадцать второго июня,
В том, сорок первом, году.

Иволга, лета певунья,
Пела им флейтой в саду,
Двадцать второго июня
В том, сорок первом, году.

Строили золотом дюны
Светлых мечтаний гряду,
Двадцать второго июня
В том, сорок первом, году.

Времени речка-шалунья
Счастья несла череду,
Двадцать второго июня
В том, сорок первом, году.

Даже ничто накануне
Не предвещало беду,
Двадцать второго июня
В том, сорок первом, году.

Пепельный след новолунья
Скрыл, опаляя, звезду,
Двадцать второго июня
В том, сорок первом, году.

Где-то заплакали струны
На предпоследнем ладу,
Двадцать второго июня
В том, сорок первом, году.

Утренний крик Гамаюна
Гибель спророчил в аду,
Двадцать второго июня
В том, сорок первом, году.

Бьет метроном, пригорюнив,
Павшим, скорбя на ходу.
Не повторитесь июни,
Как в сорок первом году.

© Copyright: Сергей Ащеулов, 2015
Свидетельство о публикации №115062304187 https://stihi.ru/2015/06/23/4187

Спасибо, Сергей Иванович, за пополнение подборки стихов о 22 июня

Стихи о том как началась война

Всё, всё у сердца на счету,
Всё стало памятною метой.
Стояло юное, в цвету,
Едва с весной расставшись, лето;

Стояла утренняя тишь,
Был смешан с медом воздух сочный;
Стекала капельками с крыш
Роса по трубам водосточным;

И рог пастуший в этот час,
И первый ранний запах сена…
Всё, всё на памяти у нас,
Всё до подробностей бесценно:

Как долго непросохший сад
Держал прохладный сумрак тени;
Как затевался хор скворчат –
Весны вчерашней поколенья;

Как где-то радио в дому
В июньский этот день вступало
Еще не с тем, о чем ему
Вещать России предстояло;

Как у столиц и деревень
Текло в труде начало суток;
Как мы теряли этот день
И мир – минуту за минутой;

Как мы вступали за черту,
Где труд иной нам был назначен, –
Всё, всё у мира на счету.
И счет доныне не оплачен.

Мы так простились с мирным днем,
И нам в огне страды убойной
От горькой памяти о нем
Четыре года было больно.

22 ИЮНЯ 1941 ГОДА
Степан Щипачев

Казалось, было холодно цветам,
и от росы они слегка поблёкли.
Зарю, что шла по травам и кустам,
обшарили немецкие бинокли.

Читать еще:  Когда я стану взрослой я хочу быть парикмахером стих

Цветок, в росинках весь, к цветку приник,
и пограничник протянул к ним руки.
А немцы, кончив кофе пить, в тот миг
влезали в танки, закрывали люки.

Такою все дышало тишиной,
что вся земля еще спала, казалось.
Кто знал, что между миром и войной
всего каких-то пять минут осталось!

Я о другом не пел бы ни о чем,
а славил бы всю жизнь свою дорогу,
когда б армейским скромным трубачом
я эти пять минут трубил тревогу.

22 ИЮНЯ 1941 ГОДА
ВИКТОР ГАНШИН

В рассвет течёт неспешная река.
Крадётся сон, смежить пытаясь веки.
Туманом смыло ближние стога…
Остановить бы этот миг навеки!

Секунды в вечность пулями летят,
Пока кровавит берег свет ракеты.
Ещё пройдет мгновенье — и снаряд
Обдаст войной шестую часть планеты.

Заставу поднял у калитки взрыв.
Дробь каблуков по вымытым ступеням.
След по росе. Береговой обрыв.
Чужие вёсла нашу воду пенят.

Дошлёт патрон послушная рука,
В плечо ударит трёхлинейки ярость.
…Он принял бой, и для него река
Так навсегда границей и осталась.

В победный май отсюда путь пролёг,
Увенчанный немеркнущим салютом,
И первым сделал в эту даль рывок
Солдат, провоевавший три минуты.

ИЮНЬ 41 ГОДА
А. Пугаченков и А. Харчиков

Во славу всех павших была рождена
Моя поминальная ода.
Судьбой эта дата России дана:
Июнь 41-го года.

Нахлынула с Запада горе — беда,
Войны Мировой непогода.
России забыть не дано никогда
Июнь 41-го года.

Как пена уплыл человеческий хлам
От тела героя — народа,
Когда его жизнь разрубил пополам
Июнь 41-го года.

Сердца разрывались от чёрных вестей,
И падала смерть с небосвода.
Стал в жизни последним для тысяч людей
Июнь 41-го года…

Здесь первые танки пошли на таран,
Бросалась в атаку пехота.
В немецком тылу породил партизан
Июнь 41-го года.

Громили врагов на морях, под водой
Гвардейцы Советского флота.
Поднял всю Россию на битву с ордой
Июнь 41-го года!

На русской земле захлебнулся блицкриг
Ведомого Гитлером сброда
Наполнен страданьем, печально — велик
Июнь 41-го года.

Сражалась Россия сверх меры и сил,
Врагу не давая прохода.
Фашистам начало конца возвестил
Июнь 41-го года!

Спасло в сорок первом родную страну
Единство Вождя и Народа.
Солдат наш Победой закончил войну
Весной сорок пятого года!

22 июня
В. Шефнер

Не танцуйте сегодня, не пойте.
В предвечерний задумчивый час
Молчаливо у окон постойте,
Вспомяните погибших за нас.

Там, в толпе, средь любимых, влюблённых,
Средь весёлых и крепких ребят,
Чьи-то тени в пилотках зелёных
На окраины молча спешат.

Им нельзя задержаться, остаться –
Их берёт этот день навсегда,
На путях сортировочных станций
Им разлуку трубят поезда.

Окликать их и звать их – напрасно,
Не промолвят ни слова в ответ,
Но с улыбкою грустной и ясной
Поглядите им пристально вслед.

Той первой ночью
Н. Браун

Ещё той ночью игры снились детям,
Но грозным рёвом, не пустой игрой,
Ночное небо взрезав на рассвете,
Шли самолёты на восток.
Их строй

Нёс, притаясь, начало новой ноты,
Что, дирижёрским замыслам верна,
Зловещим визгом первого полёта
Начнёт запев по имени — война.

Но дирижер не знал, что в этом звуке,
Где песнь Победы чудилась ему,
Звучат народа собственного муки,
Хрипит Берлин, поверженный в дыму.

Той первой ночью, в ранний час рассвета,
Спала земля в колосьях и цветах,
И столько было света,
Столько цвета,
Что снились разве только в детских снах.

Той ночью птицы еле начинали
Сквозь дрёму трогать флейты и смычки,
Не ведая, что клювы хищной стаи
Идут, уже совсем недалеки.

Там где-то стон растоптанной Европы,
А здесь заставы день и ночь не спят.
Притих в лазурной дымке Севастополь.
Притих под белой ночью Ленинград.

Штыки постов глядятся в воды Буга.
Ещё России даль объята сном…
Но первой бомбы вой коснулся слуха,
И первый гром — и первый рухнул дом.

И первый вопль из детской колыбели,
И материнский, первый, страшный крик,
И стук сердец, что сразу очерствели
И шли в огонь, на гибель, напрямик.

И встал в ту ночь великий щит народа
И принял в грудь ударов первый шквал,
Чтоб год за годом, все четыре года,
Не утихал сплошной девятый вал…

… Всё отошло. Заволоклось туманом.
И подняла Победа два крыла.
Но эта ночь, как штыковая рана,
Навек мне сердце болью обожгла.

Тот самый длинный день в году
К. Симонов

Тот самый длинный день в году
С его безоблачной погодой
Нам выдал общую беду
На всех, на все четыре года.
Она такой вдавила след
И стольких наземь положила,
Что двадцать лет и тридцать лет
Живым не верится, что живы.
И к мертвым выправив билет,
Всё едет кто-нибудь из близких
И время добавляет в списки
Еще кого-то, кого-то нет.

Довоенный вальс
Феликс Лаубе

Мирное небо над крепостью Бреста,
В тесной квартире счастливые лица.
Вальс. Политрук приглашает невесту,
Новенький кубик блестит на петлице.

А за окном, за окном красота новолунья,
Шепчутся с Бугом плакучие ивы.
Год сорок первый, начало июня.
Все ещё живы, все ещё живы,
Все ещё живы, все, все, все.

Смотрит на Невском с афиши Утёсов,
В кинотеатрах идёт «Волга-Волга».
Снова Кронштадт провожает матросов:
Будет учебным поход их недолго.

А за кормой, за кормой белой ночи раздумье,
Кружатся чайки над Финским заливом.
Год сорок первый, начало июня.
Все ещё живы, все ещё живы,
Все ещё живы, все, все, все.

Мимо фасада Большого театра
Мчатся на отдых, трезвоня, трамваи.
В классах десятых экзамены завтра,
Вечный огонь у Кремля не пылает.

Всё впереди, всё пока, всё пока накануне:
Двадцать рассветов осталось счастливых:
Год сорок первый, начало июня.
Все ещё живы, все ещё живы,
Все ещё живы, все, все, все.

Вальс довоенный напомнил о многом,
Вальс воскресил дорогие нам лица,
С кем нас свела фронтовая дорога,
С кем навсегда нам пришлось разлучиться.

Годы прошли, и опять за окном тихий вечер.
Смотрят с портретов друзья молчаливо.
В памяти нашей сегодня и вечно
Все они живы, все они живы,
Все они живы, все, все, все.

Адрес страницы сайта, нарушающей, по Вашему мнению, авторские права;
Ваши ФИО и e-mail;
Документ, подтверждающий авторские права.

Стихи о начале войны

День, когда
Война пришла,
Много жизней
Унесла.
Будем всех их
Поминать,
Про войну
Не забывать!

В тот день июньский у людей
Печаль в сердцах пустила корни,
Мы называем этот день
Лишь так: День памяти и скорби.
Проникла в каждый уголок
Война, и потемнело небо.
Нет, этот стих не поздравок,
Звучал бы он сейчас нелепо.
О днях войны мы пишем стих,
Чтоб люди помнили о них!

Не властна боль сегодня циферблату.
Она живет поныне. В этот час
Мы помним всю огромную утрату.
И скорбь вовеки не покинет нас.

Скорбим и помним, как крылом вороньим
Накрыла жизнь ужасная война.
Как смерть смеялась. Плакала вдова.
Как гибли дети. Вечно будем помнить!

Мы вечно помним и скорбим,
А в этот непростой денёк
Отправим близким и родным
Свой необычный поздравок!

Не будем говорить о том,
Что не утихнет боль утрат,
Что плачет мир земной дождём
О тех, кто не придёт назад.

Мы вечно помним и скорбим,
Мы не забудем. Только пусть,
Как сигаретный едкий дым,
Живых не убивает грусть.

Вот день памяти и скорби
Снова наступил!
Каждый про себя подумает:
« А я ведь не забыл!».

В церковь сходим и поставим
Свечи мы за тех,
Кто давно покинул мир
И не забудем их вовек!

Ни Наполеон, ни Гитлер,
Ни какой-то там Мамай —
Ничего у них не вышло
И про них не вспоминай.

Лучше вспомним наших павших,
Тех, кто с фронта не пришел,
За леса, поля и пашни
Кто в атаку смело шел.

До Берлина гнали гада
И дрожал от них рейхстаг,
Храбрых всех нашла награда,
И нашел свой камень враг.

Вспомним, вспомним наших дедов,
Стройных, сильных, молодых,
За героев, за Победу
И за скорбь дней огневых.

Мы хотим, чтоб не вернулась
Тех июньских дней беда,
Чтобы больше не замкнулась
Смерти Курская дуга.

Мы за небо голубое
Выпьем светлого вина,
Кто Москву закрыл собою,
Тех мы вспомним имена!

Сегодня не будем писать поздравок,
Это — день начала войны.
И пускай он от нас бесконечно далек,
Мы помнить его должны.
Мы знаем тех, кто мир отстоял —
Честь и слава им!
Тех, кто жизнь за мир отдал —
Их память мы свято чтим.
Июньский день — День скорби и памяти,
Люди мира, не забывайте!

Большое множество свечей
Горит сегодня в церкви,
В день памяти и скорби
Пришли друзья, соседи.

Мы помним обо всех,
И историю чтим,
И образ ушедших людей
Мы искренне в душах храним.

Я в этот очень важный день
Хочу сказать только одно.
Я шутки отправляю в тень,
Серьезней стану раз так в сто.

Я поздравляю всех вокруг,
И память вашу сберегу.
И если кто-то спросит вдруг,
Отвечу прямо: я люблю.

Никогда не говори никогда —
Ведь бывает и так иногда,
Как будто нажал кто на паузу.
И в прошлом осталось счастье,
А на смену явилось ненастье.
И как же тогда пережить,
Как душу себе не травить?
Не думай, не плачь — отпусти.
И свечку в знак скорби зажги.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector