0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Тютчев стихи блажен кто посетил сей мир

Цицерон

«Цицерон» Федор Тютчев

Оратор римский говорил
Средь бурь гражданских и тревоги:
«Я поздно встал — и на дороге
Застигнут ночью Рима был!»
Так. Но, прощаясь с римской славой,
С Капитолийской высоты
Во всем величье видел ты
Закат звезды ее кровавый.

Блажен, кто посетил сей мир
В его минуты роковые!
Его призвали всеблагие
Как собеседника на пир.
Он их высоких зрелищ зритель,
Он в их совет допущен был —
И заживо, как небожитель,
Из чаши их бессмертье пил!

Анализ стихотворения Тютчева «Цицерон»

Федору Тютчеву довелось жить в эпоху глобальных мировых изменений, когда общественное сознание перешло на новую ступень развития, породив иные формы взаимоотношений между людьми. Будучи дипломатом, Тютчев мог лично наблюдать, как меняются основы государственности в европейских странах, и процесс этот сопровождается общественными волнениями. В 1830 году поэт под впечатлением от Французской революции написал стихотворение «Цицерон», в котором попытался провести параллель между некоторыми событиям. Известно, что Тютчев увлекался историей, и среди книг его библиотеки было собрание сочинений Цицерона. В книгу вошли письма римского императора, в которых он также пытался найти ответ на вопрос, почему весь мир катится в пропасть, и как удержать его от этого падения. Именно Цицерону принадлежит крылатая фраза «О времена! О нравы!», которая лучше всех других высказываний характеризует то смятение, которое царит в душе римского сенатора.

Принято считать, что Цицерон был последним правителем Рима, при котором этот город действительно процветал. После его изгнания и убийства город погряз в интригах и гражданских войнах. Поэтому в своем стихотворении Тютчев отмечает, что «прощаясь с римской славой», этот правитель «во всем величье видел» падение города и демократии, «закат звезды ее кровавый».

Если читать это произведение между строк, то становится очевидным, что Тютчев проводит параллель между падением римской империи и Французской революцией. Для поэта оба эти события имеют общую подоплеку, так как символизируют собой разрушение, подрыв основ государственности и моральное разложение общества. Тютчев не берет на себя ответственность анализировать причины, которые привели к подобному развитию событий, хотя намекает, что и в первом, и во втором случае виной всему являлись закулисные интриги и банальная борьба за власть. Однако не это занимает поэта, а тот факт, что он является очевидцем смены общественных формаций. Ведь революции происходят далеко не каждый день, и в достаточно стабильном современном мире очень сложно заставить людей не только переосмыслить свою жизнь, но и попытаться ее изменить с оружием в руках. Поэтому поэт отмечает, что «счастлив, кто посетил сей мир в его минуты роковые», подразумевая, что лично для него стать свидетелем исторических события является великой честью. Несмотря на хаос, который в этот момент царит во Франции, Тютчев приветствует изменения в обществе, так как считает, что они являются двигателем прогресса и дают новый толчок для развития любого государства.

При этом поэт не считает нужным оценивать подобные перемены с политической точки зрения. В этом отношении он ведет себя как истинный дипломат, который предпочитает держать крамольные мысли при себе. Ведь не секрет, что Французская революция в высших кругах российского общества была воспринята с осуждением. Более того, царское правительство предприняло ряд мер, чтобы «европейская зараза» не распространилась и на территории Российской империи. Поэтому неудивительно, что Тютчев рассматривает это историческое событие через призму веков, пытаясь донести до читателей мысль, что любые изменения в обществе, даже если они сопровождаются кровавой бойней, являются не просто поворотным моментом в истории, но и способствуют развитию государства. Даже если оно рискует прекратить свое существование, как это, в конце концов, случилось с Римской империей. Но подобных ход событий поэт считает более естественным и продуктивным, чем моральное загнивание и разложение общества, погрязшего в грехах и пороках.

Другие статьи в литературном дневнике:

  • 01.02.2014. Цицерон

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые!?

Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые!?

Напомню: эти известные практически всем две строки написал Федор Иванович Тютчев. Начало и тто следует дальше, уверен, немногие помнят – не помнил до недавнего времени и я. Привожу для ясности весь короткий стих:
ЦИЦЕРОН
Оратор римский говорил
Средь бурь гражданских и тревоги:
«Я поздно встал — и на дороге
Застигнут ночью Рима был!»
Так. Но, прощаясь с римской славой,
С Капитолийской высоты

Во всем величье видел ты
Закат звезды ее кровавый.

Блажен, кто посетил сей мир
В его минуты роковые!
Его призвали всеблагие
Как собеседника на пир.
Он их высоких зрелищ зритель,
Он в их совет допущен был —
И заживо, как небожитель,
Из чаши их бессмертье пил!
, начало 1830-х годов

Теперь с утверждением Федора Ивановича все ясно. Аргументацию «блаженства» он привел вполне правдоподобную. Есть здесь, правда, один скрытый момент: в русском языке слово «блаженный» имеет еще один смысл. Сошедший с ума, юродивый и т.п. Это неявное противоречие из области языковой диалектики оставим на потом.

А вот что делать с прямо противоположным выражением, ставшим афоризмом, который тоже знают многие: древнекитайским проклятием «чтоб вам жить в эпоху перемен».

Очевидно, они, по сути, противоречат друг другу. И ни одно из них нельзя списать в расход – оба подтверждены нелегкой человеческой историей. Что ж, давайте разбираться…
Начнем с Тютчева. Как поэт он известен многим, сложено много романсов на его слова. Но он еще и один их выдающихся русских мыслителей эпохи Пушкина. Об этом говорят многие его стихи: необычайная глубина философского постижения сущности явлений. Правда, в этом качестве он, насколько мне известно, славянским научным сообществом не признан. О западном вообще молчу.

Вернусь к самому началу: зачем вообще эта статья? Не только для установления истины в философском споре, кто же прав — это может быть важно для науки. Не менее важно, с чисто «психотерапевтическими» целями. (Хотя, судя по откликам читателей на мои . работы, некоторые заявляют, что не уполномочили меня на оказание, как я ее называю, консультативно-информационной помощи лично им. Ну да ладно, не собираюсь быть насильно милым, и сторонников себе не вербую. Кому нужно – предложенную помощь примет. Или же: было бы вам предложено…).

Читать еще:  Анализ стиха увижу я как будет погибать

Ведь выжить в сегодняшней Украине очень трудно. И не только из-за бедности или нищеты подавляющего числа простых тружеников и тех, кто уже или еще не может заработать себе на жизнь. Об этом сейчас знают все, разве что кроме горстки разномастных фанатиков, которые окончательно и опустили народ. Очень многие люди, находясь долгое время под запредельным стрессом, поставлены за эти пять лихих лет на грань психического спазма, депрессии, помешательства, самоубийства. Я уже не говорю о разных болячках от постоянного недоедания. Вот им-то справедливо бы помочь – суровым, но лечащим словом.

Человеческая жизнь коротка, это мы знаем. Радостей в ней, как правило, мало, горестей – больше. Так устроен человеческий мир, и с этим спорить бесполезно. Можно задавать вопросы «за что» — только умнее оставить их детям. А взрослым пристало спрашивать «почему». И пытаться разобраться, по каким законам природы. И, возможно, увидеть хоть предложенную каплю позитива и в тяготах наших дней …

Действительно, сегодняшний мир, уже весь, вошел в эпоху перемен – больших перемен. Не только меняющих его видимое всем лицо. Начала меняться сама его сущность – а это нечасто бывает. И оттого насколько успешно люди сумеют воспользоваться этими переменами, зависит его судьба. Это если без апокалиптических предсказаний, которых с седой древности было предостаточно. Так что поэзия и искусствоведение здесь не причем – разговор, как обычно сквозит в моих работах, о проблеме глобального выживания. Ответственные руководители многих государств сегодня справедливо заявляют, что это общий шанс на улучшение жизни на планете, импульс к развитию национальных государств, да и для всех активных людей, стимулирующих развитие общества. Спорить с этим не будем – справедливо. Только подчеркнем главное: в чьих интересах будет на деле проводиться это развитие. Если в интересах большинства человечества, тогда есть шансы. Если же ситуацией сумеют, как обычно бывало, воспользоваться те силы, которые из-за кулис управляют миром, тогда дело кончится плохо. Для всех, и для них тоже – только пяти миллиардам от того будет не легче.

Но мы-то здесь ведем речь только о том, как воспринимать то, что мы все попали в эту эпоху. Как блаженство, т.е., счастье – как минимум, удачу. Или как горести, несчастье.
Конечно, подавляющее большинство людей воспринимают это как несчастье – и они правы. Ничего, кроме сложностей и горя, им это не приносит. Так что китайцы были правы! Тем более, любая мудрость, даже древняя, относится, как правило, ко всему человеческому роду.

Исключение составляет только малая часть этого самого рода. Это активные люди – с высокодинамичной психикой, способные воспользоваться большими переменами как импульсом, открывшейся возможностью для реализации своих идей и жизненных планов. В любом обществе их, по различным оценкам, порядка 10%. Примерно столько же вообще не могут приспособиться к этим радикальным переменам – и, в самом общем смысле, переходят в широкую категорию маргиналов. Людей, вытесненных процессом перемен на периферию общества. Или вообще за его пределы. Остальные примерно 80% с большим или меньшим успехом приспосабливаются. Огромное значение при этом имеет возраст – по понятным причинам, молодости легче воспринимать перемены и приспосабливаться к ним. Более пластичная психика. Вот и весь расклад. В этом смысле Тютчев, по умолчанию, и отнес именно активных к сонму «вседержителей» т.е., участвующих в определении судеб мира. И как раз здесь скрытая диалектика русских слов. От такого «блаженства» с непривычки можно и разума лишиться. Стать чем-то вроде юродивого.
Вот какой широкий спектр приспособительных реакций – и все это обусловлено обьективными законами человеческой природы. Без разделения по социальному статусу, уровню образования, профессии.

Есть несколько категорий таких «блаженных». Среди них особенно много людей из бизнеса, искусства, политики. Понятно, что большие и резкие перемены открывают перед ними исключительные возможности. И многим из них удается их реализовать. Примеры каждый может найти в изобилии в современной истории – тем более на наших славянских землях, за последние четверть века. Это тянет даже на статистику больших чисел, то есть достоверность.

Особую группу составляют люди науки. Для них тоже действует это исключение. Конечно, не для всех. Преимущественно, для работающих в ее новых, пограничных и стыковых отраслях. И особенно для занятых проблемами человеческой природы и общества. Такие времена для многих из них – подарок судьбы.

Действительно, это возможность приблизиться к пониманию сущности вещей, как говорил еще Шекспир. Ведь скрытая в спокойной обстановке, она раскрывается именно в такие периоды времени. Ведь тут дело не только в таланте, страсти и трудолюбии ученого – «неустанном думании», как сформулировал это Павлов. Важны еще благоприятные моменты – именно время больших перемен. Своеобразное «окно глубинного познания».

С их позиций, попасть в такую эпоху, конечно, редкая и большая удача. Можно даже с большой натяжкой сказать, счастье. Только тяжелое. Помните, как в песне: «…Это радость со слезами на глазах…». Что-то вроде этого.
Плата за такую «удачу», таким образом, высока. Но «Париж стоит мессы», как повторяют с давних времен. Об этом Тютчев, как человек глубокого философского ума, несомненно, знал, но умолчал. Убежден, не по вредности или хитрости – так уж вышло. Чтоб ненароком не испугать без нужды особо чувствительных.

Я убежденный материалист и, понятное дело, не могу чувствовать себя попавшим «к небожителям на пир». Но исключительность этого периода, в том числе и в своей жизни, чувствую давно — занимаясь проблемой глобального выживания. Особенно начиная с 2008 г., когда закономерно грянул финансово-экономический кризис. Наступил, наконец, момент истины для всей цивилизации. У которой спрятать, как бывало раньше, голову в песок уже не получится. История не позволит – а она дама очень своевольная (а если сухим языком науки, обьективная). Идти поперек слишком дорого себе выйдет.

Вот и вся суть предлагаемого разрешения этого противоречия между российской и древнекитайской мудростью. Оно явно диалектическое – и существует согласно одному из трех законов диалектики: о единстве и борьбе противоположностей. Причем это справедливо для природы любых вещей и явлений в природе. Мы это как раз сейчас и наблюдаем не только в нашей личной жизни, а и на всей планете. В обостренном виде.

И снова о своем: ну а если говорить о нас, можно только с ужасом вспоминать о пяти пропащих годах жизни целой страны. Это, несомненно, только для не ведающих что творят, могло пахнуть блаженством. Но теперь, когда в Украине новый Президент, появились шансы на выживание. И появился смысл стараться, кто как может.

Сергей Каменский, 20 февраля 2010.
Одесса, Украина, планета Земля «под лучами звезды по имени Солнце»…

Читать еще:  Кому посвятил пушкин стих красавица

Цицерон (Тютчев)/ПСС 2002 (СО)

ТочностьВыборочно проверено
← УспокоениеЦицерон
автор Фёдор Иванович Тютчев
Silentium! →
«Современникъ» (1836)
«Современникъ» (1854)
ПСС (1913)
ПСС 2002
(список редакций)
  • С 1836 (ДО)
  • С 1854 (ДО)
  • ПСС 1913 (ДО)
  • ПСС 2002 (СО)

Цицерон [2]

Оратор римский говорил
Средь бурь гражданских и тревоги:
«Я поздно встал — и на дороге
Застигнут ночью Рима был!» [3]
5 Так. Но, прощаясь с римской славой,
С Капитолийской высоты [4]
Во всем величье видел ты
Закат звезды ее кровавый. [5]

Счастлив, кто посетил сей мир

  • 10 В его минуты роковые!
    Его призвали всеблагие [6]
    Как собеседника на пир.
    Он их высоких зрелищ зритель,
    Он в их совет допущен был —
  • 15 И заживо, как небожитель,
    Из чаши их бессмертье пил!

    Примечания

    1. ↑ Впервые напечатано в альманахе «Денница» на 1831 г., стр. 40.
    2. Цицерон (106-43 до нашей эры) — римский политический деятель, оратор и философ.
    3. ↑ Тютчев имел в виду произведение Цицерона «Брут, или Диалоги о славных ораторах», где сказано: «Скорблю, что, выйдя в жизненный путь несколько позже, чем следовало бы, я, прежде чем закончил дорогу, впал в эту ночь республики».
    4. ↑ Главный из семи холмов, на которых расположен Рим; здесь находилась цитадель города и центр его политической жизни.
    5. ↑ Речь идет о гибели потопленной в крови гражданской войны 48—45 гг. до н. э. римской аристократической республики, идеологом которой был Цицерон. Результатом этой войны было установление диктатуры Юлия Цезаря. Мотив 2-й строфы ст-ния заимствован из ст-ния Шиллера «Боги Греции».
    6. ↑ Мифологические божества древних.

    Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.

    Общественное достояние Общественное достояние false false

    Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые.

    Оратор римский говорил
    Средь бурь гражданских и тревоги:
    «Я поздно встал — и на дороге
    Застигнут ночью Рима был!»
    Так. Но, прощаясь с римской славой,
    С Капитолийской высоты
    Во всем величье видел ты
    Закат звезды ее кровавый.

    Блажен, кто посетил сей мир
    В его минуты роковые!
    Его призвали всеблагие
    Как собеседника на пир.
    Он их высоких зрелищ зритель,
    Он в их совет допущен был —
    И заживо, как небожитель,
    Из чаши их бессмертье пил!

    Когда-то я уже писала об этом стихотворении, года четыре назад. Тогда роковые минуты только предощущались. Теперь подступили вплотную.
    Что имел в виду поэт? Ему-то выпало прожить долгую и достаточно успешную жизнь (за исключением личной драмы) во вполне вегетарианские времена.
    Строчки звучат как вызов, как опровержение известного восточного проклятия — пожелания жить во времена перемен. В чем блаженство участников гражданских и мировых войн, пандемий чумы, планетарных катаклизмов?
    Думаю, Тютчев имел в виду не всех, но меньшинство. Основной массе людей, простым обывателям, роковые времена несут несчастья и гибель. Другое дело, пассионарии: политики, полководцы, творцы.
    Историческое цунами может взнести на самый гребень, подарить и власть, и славу.
    Мечтала ли о столь громкой славе плохонькая поэтесса (стоит зайти в ее блог и почитать многочисленные любовный стишки) Анастасия Дмитрук, выкладывая в сеть декларацию рифмованной ненависти? В мирное время о ней бы никто никогда не услышал, но подвернулись времена роковые, и рифмованные строки упали на благодатную почву и загремели набатом на две огромные страны.

    Но это только первый срез, внешний. Думаю, весть Тютчева глубже: если встретить времена роковые с открытыми глазами и незамутненным (не зомбированным, не охваченным паникой) рассудком, всеблагие и впрямь пригласят тебя на свой пир, где в непринужденной беседе поделятся планами спасения (или, наоборот, гибели) человечества.
    Рождение в роковые времена может отбросить далеко назад — если испугался, сфальшивил, сделал неверный выбор.(Впрочем, сфальшивить и струсить и скатиться вниз по лестнице эволюции можно в любое время, даже самое мирное.)
    И наоборот: жизнь в бурные времена идет за три. Можно многое успеть, многое сделать, многое понять.

    И еще в такие времена происходит слом шаблонов.
    Вот я, к примеру, в полном шоке: ни к черту и образование психолога, и многолетний опыт общения с самыми разными личностями. Ничегошеньки не понимаю в людях. Никак не ждала таких реакций ни от френдов (не случайных, а с кем активно общаюсь не один год), ни от «властителей дум», чье творчество вызывало искреннее уважение и восхищение (Улицкая, Акунин, рок-музыканты).

    Стихотворение и анализ «Цицерон»

    Оратор римский говорил

    Средь бурь гражданских и тревоги:

    «Я поздно встал – и на дороге

    Застигнут ночью Рима был!»

    Так. но, прощаясь с римской славой,

    С Капитолийской высоты

    Во всем величье видел ты

    Закат звезды ее кровавой.

    Блажен, кто посетил сей мир

    В его минуты роковые!

    Его призвали всеблагие

    Как собеседника на пир.

    Он их высоких зрелищ зритель,

    Он в их совет допущен был –

    И заживо, как небожитель,

    Из чаши их бессмертье пил!

    Краткое содержание

    Произведение начинается с поэтического переложения высказывания великого оратора из главы трактата «Брут», где он выражает сожаление относительно того, что с большим опозданием ему довелось вступить на жизненную стезю и застать Римскую республику в состоянии упадка раньше, чем закончилось его земное существование.

    Ч. Маккари. Цицерон выступает в римском сенате. ок. 1884

    Затем следует авторское обращение к Цицерону, в котором Тютчев сообщает о собственной оценке того исторического временного периода, в котором довелось жить великому оратору. Поэт размышляет о соотносительности человеческой личности и исторически значимых процессов. Он считает, что трагизм возвышает человека. Быть свидетелем великого, но, при этом трагического события – это величайшая честь. Стихотворение получило название в честь древнеримского оратора Марка Тулия Цицерона, жившего в первом веке до н.э. Он внёс огромный вклад в развитие Римской республики.

    История создания

    Литературоведы утверждают: эти стихотворные строки являются эмоциональной реакцией поэта на ключевое событие – Июльское революционное восстание во Франции. Если такое утверждение верно, то стихотворение появилось на свет в 1830 г. Именно в этот год случилось революционное событие. Существует ещё и другая версия создания стихотворения: Тютчев написал его за год до начала революции. Первая публикация произошла в 1831 г. на страницах журнального издания «Десница». Следует заметить: популярный журнал «Современник» впервые напечатал стихотворение лишь через пять лет.

    Жанр, направление, размер

    На первый взгляд, произведение справедливо отнести к жанру «философская лирика», но в нём присутствует заметное жанровое многообразие. Проявляется оно в следующем: две первых части имеют явные особенности элегии и оды.

    Если в первой части автор реконструирует атмосферу Римской поэзии, придавая ей одические аккорды, то во второй части он говорит о человеческой избранности – она приобретает элегические черты. Тютчев воплощает это посредством использования четырёхстопного ямба. Стихотворные части поэт выделяет посредством рифмы: в первых двух частях используется кольцевая рифмовка, в авторских словах – перекрёстная.

    Читать еще:  Стихи про то как мама готовит

    Композиция

    Невзирая на небольшой размер произведения, включающего лишь три строфы-восьмистишия, с композиционной точки зрения оно делится на три части:

    Первая часть – непосредственно речь, произносимая римским оратором. Он сообщает слушателям о том, что лично наблюдал за «ночью Рима».

    Вторая часть – слова лирического героя. Он выражает собственное мнение, сообщая, что не в восторге от того, что оратор – это человек, сумевший беспристрастно взглянуть на закат империи.

    Третья часть – это слова самого Тютчева, который высказывает собственное суждение о том, что судьба личности, которой довелось стать действующим лицом исторических событий и повлиять на них – огромная удача и счастье.

    Образы и символы

    В произведении можно выделить несколько «говорящих» образов, помогающих раскрыть смысл стихотворения:

    образ лирического героя – во второй части произведения лирический герой высказывает своё личное мнение. Мысли героя отличаются от мнения самого автора, который отводил роли сильной личности в истории особую роль;

    образ ночи – это символ окончания старой истории и ожидания новых явлений. Мы узнаём, что Цицерон «поздно встал», поэтому у него не осталось времени что-либо изменить: конец был слишком близок. То же самое испытывал и сам автор: он не наблюдал никаких причин для начала французской революции, не понимал, откуда она взялась;

    образ римского оратора – автор понимал, что путь к бессмертию проложен через страдания и борьбу. Все это в избытке вкусил Цицерон. Он, помимо оратора, был ещё и мудрым философом, сумевшим подняться до осмысления происходящего. Цицерон поведал нам о трагической эпохе, в которую жил. Этим он обессмертил не только эпоху, но и самого себя.

    Темы и настроение

    Основная тема произведения – европейская культура с её необычайной судьбой и ролью, которую играет яркая личность в ключевые моменты истории. Тему стихотворения можно сформулировать посредством лишь одной фразы из него: «бури гражданские и тревоги». Поэт демонстрирует нам, как легко может быть разрушено то, что строилось веками. Тютчев размышляет о том, какую роль играет в судьбе целой эпохи отдельно взятая незаурядная личность. Он считает, что роль такой личности особенно важна, когда речь идёт о судьбе европейской культуры.

    Основная идея

    Основная мысль, которую транслирует нам поэт – идея о том, как хорошо быть свидетелем и активным участником ключевых исторических событий. По мнению Тютчева, это возвышает человеческую душу. Активный участник истории получает уникальный шанс остаться в памяти последующих поколений, обретя бессмертие. Поэтому, если мы сумеем приподняться над обыденностью, верно осмыслив происходящее, то получим шанс стать счастливыми даже в самые смутные времена.

    Средства выразительности

    В этом коротком стихотворении Тютчев использует множество выразительных средств:

    эпитеты – «роковые минуты», «римский оратор», «кровавая звезда»;

    метафоры – «ночь Рима», «из чаши их бессмертье пил»;

    сравнения – «как небожитель», «как собеседника на пир»;

    инверсия – «оратор римский», «бурь гражданских»;

    высокопарная лексика – «небожитель», «величье», «чаша бессмертия»;

    Тютчевиана

    Cайт рабочей группы по изучению
    творчества Ф. И. Тютчева

    Ф. И. Тютчев
    «Цицерон»

    Оратор римский говорил
    Средь бурь гражданских и тревоги:
    «Я поздно встал – и на дороге
    Застигнут ночью Рима был!»
    Так. Но, прощаясь с римской славой,
    С Капитолийской высоты
    Во всем величье видел ты
    Закат звезды ее кровавый.

    Счастлив, кто посетил сей мир
    В его минуты роковые!
    Его призвали всеблагие
    Как собеседника на пир.
    Он их высоких зрелищ зритель,
    Он в их совет допущен был –
    И заживо, как небожитель,
    Из чаши их бессмертье пил!

    Cicero

    The Roman orator spoke out
    ‘midst civil war and strife:
    «Too long I slumbered, and Rome’s night
    Has overtaken me upon my journey! »
    True! But in parting with Rom’s glory
    From the Capitoline heights
    You watched in all its grandeur
    The setting of her bloody sun! . . .

    Blessed are they who sojourned here
    In this world’s fateful hours-
    For they were summoned by the angels
    As guests to a great feast;
    They witnessed spectacles majestic,
    Were brought into the inner circle,
    And, while there, drank immortal life
    From heav’n’s own chalice!

    Cicero

    The Rome orator once said
    Midst civil storms and fateful troubles,
    «I got up late – and on my routs –
    Was by the night of Rome met!»
    Sending farewell to fame of Rome,
    From Capitol historic heights,
    You’d seen the whole grand and bright
    Of its star’s set in the bloody foam.

    He’s blessed who visited this world
    In moments of its destination –
    Like for the feast or celebration,
    He was invited there by gods;
    A witness of their deals enlivened, –
    He got access to their class,
    And, like a native of the Heaven,
    Drank deathlessness from their cups.

    Cicero

    The Roman orator was speaking
    as citizens started to fight:
    «I rose late, and while I was walking
    was chased and captured by Rome’s night».
    So be it! But making your farewells, you saw
    in grandeur and with awe,
    Rome’s bloody star go down.

    Blessed is he who visits this life
    at its fateful moments of strife:
    the all-wise sent him an invitation
    to speak with them at their celebrations.
    HeТs the witness of high affairs,
    knows their councils, sits on them,
    and a living god while there,
    has drunk immortality with them.

    Cicéron

    L’orateur romain disait :
    «Au milieu des orages et des alarmes publiques,
    Je me suis trop tard levé,
    Et la nuit de Rome en route m’a surpris. »
    C’est ainsi! Des hauteurs du Capitole,
    En faisant tes adieux à la gloire romaine,
    Dans toute sa majesté, tu l’as vu,
    Le déclin de sa sanglante étoile.

    Heureux celui qui a visité ce monde
    Dans ses moments fatals.
    Au festin des dieux,
    C’est qu’il fut invité :
    Leurs spectacles sublimes furent les siens ;
    Il ja. siégé à leurs divins conseils
    Et, de son vivant, tel un habitant des deux,
    Dans leur coupe il a bu l’immortalité.

    Ցիցերոն

    Հռոմեացի հռետորն ասավ
    Քաղաքամարտերի միջին.
    «Ես ուշ ելա՝ ճանապարհին
    Հռոմի գիշերն ինձ վրա հասավ»։
    Այո՛… բայց տեր դարձար բախտի
    Կապիտոլյան բարձրությունից
    Ողջ վեհությամբ տեսնել գահից
    Անկումն արնոտ նրա աստղի։

    Երանելի է այցելածը
    Աշխարհն այս օրհասի պահին.
    Բարձրյալների կողմից կոչված է
    Նա զրուցակցի պես խնջույքի։
    Նա իրենց վեհ խաղի դիտողն է
    Իրենց խորհուրդն է այցելել,
    Եւ ոնց որ երկնքում ապրողը,
    Անմահության գավաթն ըմպել։

    Cycero

    Rzekł mówca rzymski: «W one dnie
    Walk bratobójczych, burz i trwogi
    Spóźniony wstałem – i śród drogi
    Noc Rzymu zaskoczyła mnie.»
    Tak! Lecz żegnając rzymską sławę
    Z kapitolijskiej wysokości,
    Tyś w całej chwale i świetności
    Zachód jej gwiazdy widział krwawej.

  • Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:
    Adblock
    detector