1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

У лукоморья дуб зеленый стих откуда отрывок

У лукоморья дуб зелёный

А.С. Пушкин
У лукоморья дуб зелёный
Из поэмы «Руслан и Людмила»
У лукоморья дуб зелёный;
Златая цепь на дубе том:
И днём и ночью кот учёный
Всё ходит по цепи кругом;
Идёт направо — песнь заводит,
Налево — сказку говорит.
Там чудеса: там леший бродит,
Русалка на ветвях сидит;
Там на неведомых дорожках
Следы невиданных зверей;
Избушка там на курьих ножках
Стоит без окон, без дверей;
Там лес и дол видений полны;
Там о заре прихлынут волны
На брег песчаный и пустой,
И тридцать витязей прекрасных
Чредой из вод выходят ясных,
И с ними дядька их морской;
Там королевич мимоходом
Пленяет грозного царя;
Там в облаках перед народом
Через леса, через моря
Колдун несёт богатыря;
В темнице там царевна тужит,
А бурый волк ей верно служит;
Там ступа с Бабою Ягой
Идёт, бредёт сама собой,
Там царь Кащей над златом чахнет;
Там русский дух. там Русью пахнет!
И там я был, и мёд я пил;
У моря видел дуб зелёный;
Под ним сидел, и кот учёный
Свои мне сказки говорил.

Валентин Петрович Катаев

Жила девочка Женя. Однажды послала ее мама в магазин за баранками. Купила
Женя семь баранок: две баранки с тмином для папы, две баранки с маком для
мамы, две баранки с сахаром для себя и одну маленькую розовую баранку для
братика Павлика. Взяла Женя связку баранок и отправилась домой. Идет, по
сторонам зевает, вывески читает, ворон считает. А тем временем сзади пристала
незнакомая собака да все баранки одну за другой и съела: съела папины с
тмином, потом мамины с маком, потом Женины с сахаром. Почувствовала Женя, что
баранки стали что-то чересчур легкие. Обернулась, да уж поздно. Мочалка
болтается пустая, а собака последнюю, розовую Павликову бараночку доедает,
облизывается.
— Ах, вредная собака! — закричала Женя и бросилась ее догонять.
Бежала, бежала, собаку не догнала, только сама заблудилась. Видит — место
совсем незнакомое, больших домов нет, а стоят маленькие домики. Испугалась
Женя и заплакала. Вдруг откуда ни возьмись — старушка.
— Девочка, девочка, почему ты плачешь?
Женя старушке все и рассказала.
Пожалела старушка Женю, привела ее в свой садик и говорит:
— Ничего, не плачь, я тебе помогу. Правда, баранок у меня нет и денег тоже
нет, но зато растет у меня в садике один цветок, называется —
цветик-семицветик, он все может. Ты, я знаю, девочка хорошая, хоть и любишь
зевать по сторонам. Я тебе подарю цветик-семицветик, он все устроит.
С этими словами старушка сорвала с грядки и подала девочке Жене очень
красивый цветок вроде ромашки. У него было семь прозрачных лепестков, каждый
другого цвета: желтый, красный, зеленый, синий, оранжевый, фиолетовый и
голубой.
— Этот цветик, — сказала старушка, — не простой. Он может исполнить все,
что ты захочешь. Для этого надо только оторвать один из лепестков, бросить его
и сказать:
Лети, лети, лепесток,
Через запад на восток,
Через север, через юг,
Возвращайся, сделав круг.
Лишь коснешься ты земли —
Быть по-моему вели.
Вели, чтобы сделалось то-то или то-то. И это тотчас сделается.
Женя вежливо поблагодарила старушку, вышла за калитку и тут только
вспомнила, что не знает дороги домой. Она захотела вернуться в садик и
попросить старушку, чтобы та проводила ее до ближнего милиционера, но ни
садика, ни старушки как не бывало. Что делать? Женя уже собиралась, по своему
обыкновению, заплакать, даже нос наморщила, как гармошку, да вдруг вспомнила
про заветный цветок.
— А ну-ка, посмотрим, что это за цветик-семицветик!
Женя поскорее оторвала желтый лепесток, кинула его и сказала:
Лети, лети, лепесток,
Через запад на восток,
Через север, через юг,
Возвращайся, сделав круг.
Лишь коснешься ты земли —
Быть по-моему вели.
Вели, чтобы я была дома с баранками! Не успела она это сказать, как в тот
же миг очутилась дома, а в руках — связка баранок!
Женя отдала маме баранки, а сама про себя думает: «Это и вправду
замечательный цветок, его непременно надо поставить в самую красивую вазочку!»
Женя была совсем небольшая девочка, поэтому она влезла на стул и
потянулась за любимой маминой вазочкой, которая стояла на самой верхней полке.
В это время, как на грех, за окном пролетали вороны. Жене, понятно, тотчас
захотелось узнать совершенно точно, сколько ворон — семь или восемь. Она
открыла рот и стала считать, загибая пальцы, а вазочка полетела вниз и — бац!
— раскололась на мелкие кусочки.
— Ты опять что-то разбила, тяпа! Растяпа! — закричала мама из кухни. — Не
мою ли самую любимую вазочку?
— Нет, нет, мамочка, я ничего не разбила. Это тебе послышалось! —
закричала Женя, а сама поскорее оторвала красный лепесток, бросила его и
прошептала:
Лети, лети, лепесток,
Через запад на восток,
Через север, через юг,
Возвращайся, сделав круг.
Лишь коснешься ты земли —
Быть по-моему вели.
Вели, чтобы мамина любимая вазочка сделалась целая!
Не успела она это сказать, как черепки сами собой поползли друг к другу и
стали срастаться.
Мама прибежала из кухни — глядь, а ее любимая вазочка как ни в чем не
бывало стоит на своем месте. Мама на всякий случай погрозила Жене пальцем и
послала ее гулять во двор.
Пришла Женя во двор, а там мальчики играют в папанинцев: сидят на старых
досках, и в песок воткнута палка.
— Мальчики, мальчики, примите меня поиграть!
— Чего захотела! Не видишь — это Северный полюс? Мы девчонок на Северный
полюс не берем.
— Какой же это Северный полюс, когда это одни доски?
— Не доски, а льдины. Уходи, не мешай! У нас как раз сильное сжатие.
— Значит, не принимаете?
— Не принимаем. Уходи!
— И не нужно. Я и без вас на Северном полюсе сейчас буду. Только не на
таком, как ваш, а на всамделишном. А вам — кошкин хвост!
Женя отошла в сторонку, под ворота, достала заветный цветик-семицветик,
оторвала синий лепесток, кинула и сказала:
Лети, лети, лепесток,
Через запад на восток,
Через север, через юг,
Возвращайся, сделав круг.
Лишь коснешься ты земли —
Быть по-моему вели.
Вели, чтобы я сейчас же была на Северном полюсе!
Не успела она это сказать, как вдруг откуда ни возьмись налетел вихрь,
солнце пропало, сделалась страшная ночь, земля закружилась под ногами, как
волчок.
Женя, как была в летнем платьице с голыми ногами, одна-одинешенька
оказалась на Северном полюсе, а мороз там сто градусов!
— Ай, мамочка, замерзаю! — закричала Женя и стала плакать, но слезы тут же
превратились в сосульки и повисли на носу, как на водосточной трубе.
А тем временем из-за льдины вышли семь белых медведей и прямехонько к
девочке, один другого страшней: первый — нервный, второй — злой, третий — в
берете, четвертый — потертый, пятый — помятый, шестой — рябой, седьмой — самый
большой.
Не помня себя от страха, Женя схватила обледеневшими пальчиками
цветик-семицветик, вырвала зеленый лепесток, кинула и закричала что есть мочи:
Лети, лети, лепесток,
Через запад на восток,
Через север, через юг,
Возвращайся, сделав круг.
Лишь коснешься ты земли —
Быть по-моему вели.
Вели, чтоб я сейчас же очутилась опять на нашем дворе!
И в тот же миг она очутилась опять во дворе. А мальчики на нее смотрят и
смеются:
— Ну и где же твой Северный полюс?
— Я там была.
— Мы не видели. Докажи!
— Смотрите — у меня еще висит сосулька.
— Это не сосулька, а кошкин хвост! Что, взяла?
Женя обиделась и решила больше с мальчишками не водиться, а пошла на
другой двор водиться с девочками. Пришла, видит — у девочек разные игрушки. У
кого коляска, у кого мячик, у кого прыгалка, у кого трехколесный велосипед, а
у одной — большая говорящая кукла в кукольной соломенной шляпке и в кукольных
калошках. Взяла Женю досада. Даже глаза от зависти стали желтые, как у козы.
«Ну, — думает, — я вам сейчас покажу, у кого игрушки!» Вынула
цветик-семицветик, оторвала оранжевый лепесток, кинула и сказала:
Лети, лети, лепесток,
Через запад на восток,
Через север, через юг,
Возвращайся, сделав круг.
Лишь коснешься ты земли —
Быть по-моему вели.
Вели, чтобы все игрушки, какие есть на свете, были мои! И в тот же миг
откуда ни возьмись со всех сторон повалили к Жене игрушки.
Первыми, конечно, прибежали куклы, громко хлопая глазами и пища без
передышки: «папа-мама», «папа-мама». Женя сначала очень обрадовалась, но кукол
оказалось так много, что они сразу заполнили весь двор, переулок, две улицы и
половину площади. Невозможно было сделать шагу, чтобы не наступить на куклу.
Вокруг, представляете себе, какой шум могут поднять пять миллионов говорящих
кукол? А их было никак не меньше. И то это были только московские куклы. А
куклы из Ленинграда, Харькова, Киева, Львова и других советских городов еще не
успели добежать и галдели, как попугаи, по всем дорогам Советского Союза. Женя
даже слегка испугалась. Но это было только начало. За куклами сами собой
покатились мячики, шарики, самокаты, трехколесные велосипеды, тракторы,
автомобили, танки, танкетки, пушки. Прыгалки ползли по земле, как ужи, путаясь
под ногами и заставляя нервных кукол пищать еще громче. По воздуху летели
миллионы игрушечных самолетов, дирижаблей, планеров. С неба, как тюльпаны,
сыпались ватные парашютисты, повисая на телефонных проводах и деревьях.
Движение в городе остановилось. Постовые милиционеры влезли на фонари и не
знали, что им делать.
— Довольно, довольно! — в ужасе закричала Женя, хватаясь за голову. —
Будет! Что вы, что вы! Мне совсем не надо столько игрушек. Я пошутила. Я
боюсь.
Но не тут-то было! Игрушки все валили и валили.
Уже весь город был завален до самых крыш игрушками.
Женя по лестнице — игрушки за ней. Женя на балкон — игрушки за ней. Женя
на чердак — игрушки за ней. Женя выскочила на крышу, поскорее оторвала
фиолетовый лепесток, кинула и быстро сказала:
Лети, лети, лепесток,
Через запад на восток,
Через север, через юг,
Возвращайся, сделав круг.
Лишь коснешься ты земли —
Быть по-моему вели.
Вели, чтоб игрушки поскорей убирались обратно в магазины.
И тотчас все игрушки исчезли.
Посмотрела Женя на свой цветик-семицветик и видит, что остался всего один
лепесток.
— Вот так штука! Шесть лепестков, оказывается, потратила — и никакого
удовольствия. Ну, ничего. Вперед буду умнее.
Пошла она на улицу, идет и думает:
«Чего бы мне еще все-таки велеть? Велю-ка я себе, пожалуй, два кило
«мишек». Нет, лучше два кило «прозрачных». Или нет. Лучше сделаю так: велю
полкило «мишек», полкило «прозрачных», сто граммов халвы, сто граммов орехов и
еще, куда ни шло, одну розовую баранку для Павлика. А что толку? Ну, допустим,
все это я велю и съем. И ничего не останется. Нет, велю я себе лучше
трехколесный велосипед. Хотя зачем? Ну, покатаюсь, а потом что? Еще, чего
доброго, мальчишки отнимут. Пожалуй, и поколотят! Нет. Лучше я себе велю билет
в кино или в цирк. Там все-таки весело. А может быть, велеть лучше новые
сандалеты? Тоже не хуже цирка. Хотя, по правде сказать, какой толк в новых
сандалетах? Можно велеть чего-нибудь еще гораздо лучше. Главное, не надо
торопиться».
Рассуждая таким образом, Женя вдруг увидела превосходного мальчика,
который сидел на лавочке у ворот. У него были большие синие глаза, веселые, но
смирные. Мальчик был очень симпатичный — сразу видно, что не драчун, и Жене
захотелось с ним познакомиться. Девочка без всякого страха подошла к нему так
близко, что в каждом его зрачке очень ясно увидела свое лицо с двумя
косичками, разложенными по плечам.
— Мальчик, мальчик, как тебя зовут?
— Витя. А тебя как?
— Женя. Давай играть в салки?
— Не могу. Я хромой.
И Женя увидела его ногу в уродливом башмаке на очень толстой подошве.
— Как жалко! — сказала Женя. — Ты мне очень понравился, и я бы с большим
удовольствием побегала с тобой.
— Ты мне тоже очень нравишься, и я бы тоже с большим удовольствием побегал
с тобой, но, к сожалению, это невозможно. Ничего не поделаешь. Это на всю
жизнь.
— Ах, какие пустяки ты говоришь, мальчик! — воскликнула Женя и вынула из
кармана свой заветный цветик-семицветик. — Гляди!
С этими словами девочка бережно оторвала последний, голубой лепесток, на
минутку прижала его к глазам, затем разжала пальцы и запела тонким голоском,
дрожащим от счастья:
Лети, лети, лепесток,
Через запад на восток,
Через север, через юг,
Возвращайся, сделав круг.
Лишь коснешься ты земли —
Быть по-моему вели.
Вели, чтобы Витя был здоров!
И в ту же минуту мальчик вскочил со скамьи, стал играть с Женей в салки и
бегал так хорошо, что девочка не могла его догнать, как ни старалась.

Читать еще:  Франсиско де риоха стихи

Другие статьи в литературном дневнике:

  • 29.03.2010. У лукоморья дуб зелёный
  • 28.03.2010. Моя Россия Педер Хузангай
  • 26.03.2010. Замыкая круг
  • 25.03.2010. Шаганэ ты моя, Шаганэ!
  • 23.03.2010. ***
  • 22.03.2010. Зимний вечер
  • 21.03.2010. Сказка о попе и работнике балде.
  • 09.03.2010. из мультфильма бременские музыканты

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

У Лукоморья дуб зеленый — Пушкин А.С.

У Лукоморья дуб зеленый – поэтическое вступление к поэме Руслан и Людмила. В небольшую канву стихотворения Пушкин вплел множество героев и сюжетов народных сказок: русалки сидят на ветвях, Баба-яга летит в ступе, Кощей над златом чахнет, тридцать витязей выходят их вод, царевна в темнице тужит. Строки пролога легко учатся и запоминаются на всю жизнь! Рекомендуем познакомить детей с этим замечательным произведением, как можно раньше:)

У Лукоморья дуб зеленый читать

У лукоморья дуб зелёный;
Златая цепь на дубе том:
И днём и ночью кот учёный
Всё ходит по цепи кругом;

Песнь первая

Дела давно минув­ших дней,
Пре­да­нья ста­рины глубокой.

В толпе могу­чих сыновей,
С дру­зьями, в грид­нице высокой
Вла­ди­мир-солнце пировал;
Мень­шую дочь он выдавал
За князя храб­рого Руслана
И мед из тяж­кого стакана
За их здо­ро­вье выпивал.
Не скоро ели предки наши,
Не скоро дви­га­лись кругом
Ковши, сереб­ря­ные чаши
С кипя­щим пивом и вином.
Они весе­лье в сердце лили,
Шипела пена по краям,
Их важно чаш­ники носили
И низко кла­ня­лись гостям.

Сли­лися речи в шум невнятный;
Жуж­жит гостей весе­лый круг;
Но вдруг раз­дался глас приятный
И звон­ких гуслей бег­лый звук;
Все смолкли, слу­шают Баяна:
И сла­вит сла­дост­ный певец
Люд­милу-пре­лесть, и Руслана,
И Лелем сви­тый им венец.

Но, стра­стью пыл­кой утомленный,
Не ест, не пьет Рус­лан влюбленный;
На друга милого глядит,
Взды­хает, сер­дится, горит
И, щипля ус от нетерпенья,
Счи­тает каж­дые мгновенья.
В уны­нье, с пас­мур­ным челом,
За шум­ным, сва­деб­ным столом
Сидят три витязя младые;
Без­молвны, за ков­шом пустым,
Забыты кубки круговые,
И брашна непри­ятны им;
Не слы­шат вещего Баяна;
Поту­пили сму­щен­ный взгляд:
То три сопер­ника Руслана;
В душе несчаст­ные таят
Любви и нена­ви­сти яд.
Один — Рогдай, вои­тель смелый,
Мечом раз­дви­нув­ший пределы
Бога­тых киев­ских полей;
Дру­гой — Фар­лаф, кри­кун надменный,
В пирах никем не побежденный,
Но воин скром­ный средь мечей;
Послед­ний, пол­ный страст­ной думы,
Мла­дой хазар­ский хан Ратмир:
Все трое бледны и угрюмы,
И пир весе­лый им не в пир.

Вот кон­чен он; встают рядами,
Сме­ша­лись шум­ными толпами,
И все гля­дят на молодых:
Неве­ста очи опустила,
Как будто серд­цем приуныла,
И све­тел радост­ный жених.
Но тень объ­ем­лет всю природу,
Уж близко к пол­ночи глухой;
Бояре, задре­мав от меду,
С покло­ном убра­лись домой.
Жених в вос­торге, в упоенье:
Лас­кает он в воображенье
Стыд­ли­вой девы красоту;
Но с тай­ным, груст­ным умиленьем
Вели­кий князь благословеньем
Дарует юную чету.

И вот неве­сту молодую
Ведут на брач­ную постель;
Огни погасли… и ночную
Лам­паду зажи­гает Лель.
Свер­ши­лись милые надежды,
Любви гото­вятся дары;
Падут рев­ни­вые одежды
На царе­град­ские ковры…
Вы слы­шите ль влюб­лен­ный шепот,
И поце­луев слад­кий звук,
И пре­ры­ва­ю­щийся ропот
Послед­ней робо­сти. Супруг
Вос­торги чув­ствует заране;
И вот они настали… Вдруг
Гром гря­нул, свет блес­нул в тумане,
Лам­пада гас­нет, дым бежит,
Кру­гом всё смерк­лось, всё дрожит,
И замерла душа в Руслане…
Всё смолкло. В гроз­ной тишине
Раз­дался два­жды голос странный,
И кто-то в дым­ной глубине
Взвился чер­нее мглы туманной…
И снова терем пуст и тих;
Встает испу­ган­ный жених,
С лица катится пот остылый;
Тре­пеща, хлад­ною рукой
Он вопро­шает мрак немой…
О горе: нет подруги милой!
Хва­тает воз­дух он пустой;
Люд­милы нет во тьме густой,
Похи­щена без­вест­ной силой.

Ах, если муче­ник любви
Стра­дает стра­стью безнадежно,
Хоть грустно жить, дру­зья мои,
Однако жить еще возможно.
Но после дол­гих, дол­гих лет
Обнять влюб­лен­ную подругу,
Жела­ний, слез, тоски предмет,
И вдруг минут­ную супругу
Навек утра­тить… о друзья,
Конечно лучше б умер я!

Однако жив Рус­лан несчастный.
Но что ска­зал вели­кий князь?
Сра­жен­ный вдруг мол­вой ужасной,
На зятя гне­вом распалясь,
Его и двор он созывает:
«Где, где Люд­мила?» — вопрошает
С ужас­ным, пла­мен­ным челом.
Рус­лан не слы­шит. «Дети, други!
Я помню преж­ние заслуги:
О, сжаль­тесь вы над стариком!
Ска­жите, кто из вас согласен
Ска­кать за доче­рью моей?
Чей подвиг будет не напрасен,
Тому — тер­зайся, плачь, злодей!
Не мог сбе­речь жены своей! —
Тому я дам ее в супруги
С пол­цар­ством пра­де­дов моих.
Кто ж вызо­вется, дети, други. »
«Я!» — мол­вил горест­ный жених.
«Я! я!» — вос­клик­нули с Рогдаем
Фар­лаф и радост­ный Ратмир:
«Сей­час коней своих седлаем;
Мы рады весь изъ­ез­дить мир.
Отец наш, не про­длим разлуки;
Не бойся: едем за княжной».
И с бла­го­дар­но­стью немой
В сле­зах к ним про­сти­рает руки
Ста­рик, изму­чен­ный тоской.

Все чет­веро выхо­дят вместе;
Рус­лан уны­ньем как убит;
Мысль о поте­рян­ной невесте
Его тер­зает и мертвит.
Садятся на коней ретивых;
Вдоль бере­гов Дне­пра счастливых
Летят в клу­бя­щейся пыли;
Уже скры­ва­ются вдали;
Уж всад­ни­ков не видно боле…
Но долго всё еще глядит
Вели­кий князь в пустое поле
И думой им вослед летит.

Рус­лан томился молчаливо,
И смысл и память потеряв.
Через плечо глядя спесиво
И важно под­бо­чась, Фарлаф,
Надув­шись, ехал за Русланом.
Он гово­рит: «Насилу я
На волю вырвался, друзья!
Ну, скоро ль встре­чусь с великаном?
Уж то-то крови будет течь,
Уж то-то жертв любви ревнивой!
Пове­се­лись, мой вер­ный меч,
Пове­се­лись, мой конь ретивый!»

Хазар­ский хан, в уме своем
Уже Люд­милу обнимая,
Едва не пля­шет над седлом;
В нем кровь играет молодая,
Огня надежды полон взор:
То ска­чет он во весь опор,
То драз­нит бегуна лихого,
Кру­жит, подъ­ем­лет на дыбы
Иль дерзко мчит на холмы снова.

Рогдай угрюм, мол­чит — ни слова…
Стра­шась неве­до­мой судьбы
И мучась рев­но­стью напрасной,
Всех больше бес­по­коен он,
И часто взор его ужасный
На князя мрачно устремлен.

Сопер­ники одной дорогой
Все вме­сте едут целый день.
Дне­пра стал темен брег отлогий;
С востока льется ночи тень;
Туманы над Дне­пром глубоким;
Пора коням их отдохнуть.
Вот под горой путем широким
Широ­кий пере­секся путь.
«Разъ­едемся, пора! — сказали, —
Без­вест­ной вве­римся судьбе».
И каж­дый конь, не чуя стали,
По воле путь избрал себе.

Стихотворение и анализ «У лукоморья дуб зеленый…»

У лукоморья дуб зелёный;

Златая цепь на дубе том:

И днём и ночью кот учёный

Всё ходит по цепи кругом;

Идёт направо – песнь заводит,

Налево – сказку говорит.

Там чудеса: там леший бродит,

Русалка на ветвях сидит;

Там на неведомых дорожках

Следы невиданных зверей;

Избушка там на курьих ножках

Стоит без окон, без дверей;

Там лес и дол видений полны;

Там о заре прихлынут волны

На брег песчаный и пустой,

И тридцать витязей прекрасных

Чредой из вод выходят ясных,

И с ними дядька их морской;

Там королевич мимоходом

Пленяет грозного царя;

Там в облаках перед народом

Через леса, через моря

Колдун несёт богатыря;

В темнице там царевна тужит,

А бурый волк ей верно служит;

Там ступа с Бабою Ягой

Идёт, бредёт сама собой,

Там царь Кащей над златом чахнет;

Там русский дух… там Русью пахнет!

И там я был, и мёд я пил;

У моря видел дуб зелёный;

Под ним сидел, и кот учёный

Свои мне сказки говорил.

Иллюстрация Н. Кочергина

Стихотворение «У лукоморья дуб зеленый» – это пролог к сказочной поэме А.С. Пушкина «Руслан и Людмила». В ее первом издании 1820 года, еще не было этого вступления. Автор написал его позже, предположительно, в 1824-25 годах, а в составе поэмы оно вышло только в 1828 году. В настоящее время этот отрывок считается самостоятельным стихотворением и изучается школьниками наряду с другими произведениями великого поэта.

Иллюстрация Н. Кочергина

Стихотворение начинается с описания сказочного лукоморья, некоего таинственного места, где совершается множество невероятных чудес. На берегу морского залива возвышается могучий дуб, ствол которого перехвачен золотой цепью. Говорящий кот, которого автор называет ученым, без сна и отдыха ходит по цепи, рассказывая сказки и напевая песни. Наверху, на ветвях высокого дуба, расположился еще один персонаж – сказочная русалка.

Далее говорится о неведомых дорожках, на которых видны следы «невиданных зверей», – существ, которые обитают только в сказках. Там же, на курьих ножках топчется избушка, в которой нет ни окон, ни дверей. Несмотря на это, ее обитательница Баба Яга, каким-то волшебным образом выбирается из нее и садится в свою любимую ступу, которая бредет сама собой.

Иллюстрация Н. Кочергина

Постепенно читатель знакомится и с другими героями. Вот из ясных вод появляются тридцать прекрасных витязей, ко торые во главе с Черномором представляют военную мощь русской земли. Среди положительных персонажей оказываются и королевич, который берет в плен грозного царя, и богатырь, и томящаяся в темнице царевна. Автор специально оставляет их безымянными, потому что им еще только предстоит воплотиться в конкретных героев данной сказки. Отрицательные сущности в лице Бабы Яги и Кащея Бессмертного представляют собой носителей зла и коварства.

Читать еще:  Белеет парус одинокий какой размер стиха

Заканчивается вступление восклицанием, что все это волшебство происходит на русской земле – «там Русью пахнет!» Автор говорит, что видел все происходящее своими глазами, сам сидел под этим дубом и пил мед, в то время как ученый кот рассказывал ему свои сказки.

Анализ

История создания

Слово «лукоморье» означает изгиб морского берега, то есть, бухту или залив, а в фольклоре восточных славян им называли священное место на самом краю земли. Сюжет поэмы был взят Пушкиным из тех сказок, которые он слышал от Арины Родионовны. В одной из них фигурировал и дуб с цепями, и поющий кот, и другие персонажи.

Иллюстрация Н. Кочергина

Существует мнение, что лукоморье – не фантазия автора, а реальная местность, где не единожды бывал Пушкин. На карте она обозначена как мыс Фиолент, расположенный на Крымском полуострове. Поэт очень любил посещать древний монастырь, который находился недалеко от этого места. Могучий, вековой дуб, произраставший там с незапамятных времен, настолько впечатлил Пушкина, что он решил сделать его персонажем сказочного начала своей поэмы.

Это вступление можно назвать прямым продолжением традиций устного народного творчества, берущего свое начало еще с древней Руси. Так начинали свои сказания гусляры: сначала они исполняли отстраненную от сюжета присказку, а уже потом переходили к основному содержанию. Все это создавало у слушателей ощущение волшебства и таинственности.

Персонажи и образы

Иллюстрация Н. Кочергина

Все персонажи «Лукоморья» взяты автором из русского фольклора. Образ ученого кота олицетворяет мудрость народа и образование. Природный дух лесов, полей и озер представлен длинноволосой русалкой. Черномор и морские витязи выступают в роли стражей, стоящих на охране границ. Леший – персонаж русских сказок, берегущий леса. Образ королевича взят из «Сказки о мертвой царевне». Невиданные звери – волшебные существа, обитающие в скрытом от людей, невидимом пространстве.

Баба Яга – злая жительница колдовского мира, хозяйка избушки в дремучем лесу. Бурый волк – также представитель темных сил, нападающий на одиноких путников, оказавшихся в лесу. Во главе этой нечисти стоит бессмертный Кащей, одолеть которого можно, отыскав иглу, в которой заключено его долголетие.

Композиция

Иллюстрация Н. Кочергина

Данное стихотворение построено линейно, так как содержит все композиционные точки. По своей структуре оно очень напоминает старинные русские сказки. В нем есть вступление, или завязка (описание Лукоморья), развитие сюжета, так называемая, основная часть (перечисление всех персонажей и их действий) и необычная развязка, где уже присутствует сам автор, которому довелось посидеть под дубом, испить меда и послушать умного кота, одну из историй которого, он и представляет на суд читателей.

Своеобразно описана кипучая жизнь Лукоморья, где каждый персонаж выполняет какое-либо действие, участвует в каком-то событии. Причем, все они происходят не последовательно, а параллельно друг другу, словно в одно и то же время:

Там королевич мимоходом Пленяет грозного царя; Там в облаках перед народом Через леса, через моря Колдун несёт богатыря; В темнице там царевна тужит, А бурый волк ей верно служит; Там ступа с Бабою Ягой Идёт, бредёт сама собой…

Иллюстрация Н. Кочергина

Кульминацией стихотворения является заявление автора, что «там русский дух… там Русью пахнет!». Эта фраза несет в себе определенный смысл, так как Пушкин был уверен, что сказки – это хранители духа всего русского народа.

Стихотворение принадлежит к литературному направлению романтизм. По роду это лирика с фантастическим сюжетом. Данный отрывок можно отнести к жанру литературной сказки или назвать прологом к основному произведению.

Размер и средства художественной выразительности

Пушкин использовал в этом стихотворении один из самых популярных стихотворных размеров – четырехстопный ямб. Именно он придает плавность и определенную напевность повествованию. Такое явление характерно, прежде всего, для произведений фольклора.

Иллюстрация Н. Кочергина

В первых трех четверостишиях (катренах) идет перекрестная рифмовка с сочетанием мужской и женской рифмы. В четвертой строфе шесть строк, из которых первая и вторая со смежной рифмой, третья и шестая – с перекрестной, а четвертая и пятая – снова со смежной. В пятой строфе, состоящей из пяти строчек, рифма перекрестная, здесь рифмуются только пятая строка с четвертой. Шестая строфа представляет собой четверостишие со смежной рифмовкой. За ней идет двустрочная строфа, и заканчивается стихотворение четырьмя строками с кольцевой рифмой.

В произведении все наполнено динамикой, благодаря обилию глаголов: стоит, бродит, висит, сидит, прихлынут, несет и других. Сказочность происходящего подчеркнута эпитетами «невиданный» и «неведомый». Чтобы читателю было понятно, как выглядят персонажи или предметы, автор использует эпитеты, которые подчеркивают их свойства: «песчаный», «бурый», «пустой», «зеленый». Старославянизмы: «курьих», «златая», «чредой», «брег» подсказывают, что события происходят в Древней Руси. В тексте много инверсий: «дуб зеленый», «по цепи кругом», «на дубе том», «кот ученый», которые также максимально приближают его к народному повествованию.

Иллюстрация Н. Кочергина

Проблематика и основная идея произведения

Поскольку «У Лукоморья дуб зеленый» не вполне самостоятельное произведение, соответственно, его цель – завлечь читателя, настроить его на погружение в волшебный мир сказочных персонажей, о которых подробно будет рассказано в поэме. Еще одной целью Пушкина было показать этим стихотворением всю многогранность и образность отечественной культуры и народного фольклора. Основная мысль произведения выражена словами: «Там русский дух, там Русью пахнет», которыми автор подчеркивает силу русского духа и его мощь. Стихотворение имеет воспитательное значение, так как приобщает читателя к русским сказкам, которые учат справедливости, умению различать добро и зло, воспитывают любовь к традициям и языку родного народа.

У лукоморья дуб зеленый (стих А. С. Пушкина)

У лукоморья дуб зелёный;
Златая цепь на дубе том:
И днём и ночью кот учёный
Всё ходит по цепи кругом;

Идёт направо — песнь заводит,
Налево — сказку говорит.
Там чудеса: там леший бродит,
Русалка на ветвях сидит;

Там на неведомых дорожках
Следы невиданных зверей;
Избушка там на курьих ножках
Стоит без окон, без дверей;

Там лес и дол видений полны;
Там о заре прихлынут волны
На брег песчаный и пустой,
И тридцать витязей прекрасных

Чредой из вод выходят ясных,
И с ними дядька их морской;
Там королевич мимоходом
Пленяет грозного царя;

Там в облаках перед народом
Через леса, через моря
Колдун несёт богатыря;
В темнице там царевна тужит,
А бурый волк ей верно служит;

Там ступа с Бабою Ягой
Идёт, бредёт сама собой,
Там царь Кащей над златом чахнет;
Там русский дух… там Русью пахнет!

И там я был, и мёд я пил;
У моря видел дуб зелёный;
Под ним сидел, и кот учёный
Свои мне сказки говорил.

Анализ и значение стиха «У лукоморья дуб зеленый»

Всем знакомо стихотворение «У лукоморья дуб зеленый» с 4-5 класса. Пушкинские сказки и поэмы — наследие и драгоценность русского народа, которые имеют огромное значение. Этот отрывок из поэмы «Руслан и Людмила». Поэма написана в 1820 году, а вот вступление или присказку «У лукоморья…» Александр Сергеевич дописал в 1825 году в Михайловском.

Основа присказки этой — присказки Арины Родионовны (няни Пушкина). В русском фольклоре существовала традиция — в каждой поэме или сказании обязательно должна быть присказка, которая напрямую никак не связана с сюжетом. Присказка настраивает слушателей на продолжение истории, делает атмосферу волшебной и захватывающей.

Пушкинское Лукоморье — волшебная местность, где случаются любые чудеса. Кот-ученый — сказочник, который может рассказать множество разных сказок. В этой стране живут всякие волшебные герои из русского фольклора — леший, русалка, витязи, царевич, царевна, Баба Яга итд.

Это настоящий волшебный мир — Русь (Россия), ибо сказано «Там Русью пахнет». Все эти сказочные герои отражают реальный народ и страну. 30 витязей — слава русского народа, наша военная мощь. Сказки помогают отличить добро от зла и в них всегда побеждает добро.

Александр Сергеевич Пушкин утверждает, что он сам был в этой стране и слушал Кота ученого. И он хочет рассказать одну такую сказку. На этом присказка заканчивается и читатель переносится в мир сказки.

Мультфильм видео «У лукоморья дуб зеленый»

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector