0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

У церкви стояла карета чьи стихи

У церкви стояла карета

Известный старинный романс «У церкви стояла карета» чаще всего значится как народный, но поскольку впервые он был напечатан в сборнике известного собирателя народной песни Матвея Ожегова «Безумная» с одноименной песней, то вероятнее всего, он включил ее в свой сборник уже в собственной обработке. Полный текст старинного романса в два раза длиннее исполняемого:

Безумная (из народных мотивов)
М. Ожегов

Зачем ты безумная губишь
Того, кто увлекся тобой,
Ужели меня ты не любишь,
Не любишь?! Так Бог же с тобой!

Зачем ты меня завлекала,
Зачем заставляла любить?
Должно быть тогда ты не знала,
Как тяжко любви изменить!

Меня не полюбит другая,
Я буду мечтать об одной!
Поверь же, моя дорогая,
Навек я увлекся тобой!

У церкви стояли кареты:
Там пышная свадьба была;
Все гости роскошно одеты:
На лица их радость легла.

Невеста была в белом платье,
Букет был приколот из роз –
Она на святое распятье
Тоскливо взирала сквозь слез.

Горели венчальные свечи,
Невеста стояла бледна, –
Священнику клятвенной речи
Сказать не хотела она.

Я видел, как бледный румянец
Покрыл молодое лицо;
Когда же священник на палец
Надел золотое кольцо:

Из глаз ея горькия слезы
Ключом по лицу потекли.
Завянут прекрасные розы,
Напрасно их так берегли!

Я слышал в толпе говорили:
Жених неприятный такой,
Напрасно девицу сгубили.
И вышел я вслед за толпой.

Мне стало так тяжко и больно,
Что жизни своей был не рад,
И громко сказалось невольно:
Счастлив мой соперник – богат.
(Новый песенник. Безумная /Сост. М. Ожегов. 1896).

Сейчас этот романс пользуется большой популярностью и находится в постоянном репертуаре у известных исполнителей. В связи с ним чаще всего вспоминается картина малоизвестного художника В.В.Пукирева «Неравный брак», написанная в 1862 году. Художник выставил ее в 1863 году и она произвела фурор.

После нее тридцатилетнему Пукиреву присвоили звание профессора живописи, а известный критик В.В.Стасов восторженно воскликнул: «Наконец-то появилась картина из жизни — одна из самых трагических картин». «Неравный брак» действительно написан на злобу дня и отражает обычное для того времени явление: богатые старички искали себе молоденьких невест из бедных семей, предлагая за них немалые деньги.

Семья невесты на них могла расплатиться с долгами и потом неплохо существовать. Дело дошло до того, что в феврале 1861 году вышел Указ церкви, осуждавший женитьбу с огромной разницей в годах, поскольку их число доходило до половины всех венчаний. Автор картины и его самый близкий друг пережили такую же историю, но если для друга она закончилась счастливо, то для художника — трагически.

Василий Пукирев так и не женился, через несколько лет начал пить, в конце концов, с работы ушел, потом съехал с арендуемой квартиры, стал жить на подачки друзей и умер в нищете. После «Неравного брака» он написал еще несколько картин на ту же тему, но повторить успех ему не удалось.

Картина стала классикой русской живописи, ее купил известный меценат Павел Третьяков и с тех пор она является украшением Третьяковской галереи. Об истории создания картины ходит по крайне мере две версии. По первой в основу картины легла история несчастной любви Сергея Михайловича Варенцова, близкого друга художника, бравшего у него уроки рисования.

Он влюбился в Софью Николаевну Рыбникову, но семья воспротивилась браку с купеческим сыном и настояла, чтобы она вышла замуж за крупного промышленника и просто хорошего человека Андрея Александровича Карзинкина.

Разница между ними была всего тринадцать лет (ему – 37, ей – 24), но на картине художник сделал жениха значительно старше, а невесту – значительно моложе, чтобы подчеркнуть драматизм ситуации. Кроме того, вместо успешного фабриканта-миллионера художник изобразил старого сановного генерала, всем своим видом показывающего свое превосходство и значимость, подчеркнутую орденами и прочими регалиями.

Несостоявшегося жениха, своего друга, Василий Пукирев изобразил в роли шафера, стоящего за спиной девушки с розой у сердца. Однако Варенцов, увидев себя на картине, резко воспротивился этому, т.к. в то время он собирался жениться на другой девушке и не хотел, чтобы будущие родственники узнали о неудачной истории его первого сватовства.

Присутствовать на свадьбе в роли шафера он был вынужден, т.к. сестра жениха была женой старшего брата Варенцова. В результате бурной разборки между друзьями художник написал себя в роли шафера, изменив некоторые черты лица Сергея. Это было тем более уместно, что Василий тоже пережил тподобную историю, только трагическую.

Он влюбился в очень красивую девушку Прасковью Матвеевну Варенцову, однофамилицу друга художника. Именно она позировала ему на картине «Неравный брак». Родители девушки категорически не хотели этой свадьбы, т.к. художник был родом из бывших крепостных и настояли на браке с богатым сановником.

Читать еще:  Вы любите розы чей стих

Брак оказался несчастливым, через несколько лет он распался. Прасковья Матвеевна закончила жизнь в богадельне, а Василий Пукирев умер в бедности и одиночестве. Если учесть что брак Карзинкина и Рыбниковой оказался счастливым, то более верной по сути является вторая версия, трагическая. Она соответствует и сюжету картины «Неравный брак», и старинному романсу «У церкви стояла карета»…

` У церкви стояла карета. ` К истории одной песни?

Многие слышали песню «У церкви стояла карета» в исполнении Жанны Бичевской. Сразу возникает мысль, что невесту силком отдали за нелюбимого, перед глазами возникает картина Пукирева «Неравный брак».

А я вот недавно наткнулась на интересную информацию о брачной благотворительности. Возможно, что песня появилась совсем по другому поводу?

«Брачная благотворительность» была делом весьма своеобразным, но «чистым», не коммерческим, не аморальным. Не поручусь, что подобные обычаи существовали везде, но на юго-востоке Московской и в ближайших к ней уездах Рязанской губерний сложилась замечательная традиция специальной благотворительности, дававшая неплохие шансы оказаться «пристроенной» для бесприданниц из простонародья — у каждой была возможность вытянуть свой «счастливый билетик». И это не метафора, так было на самом деле: устраивались лотереи, бедные невесты «благонравного поведения» тянули жребий и в случае выигрыша получали от устроителей условленное приданное.

В Коломне, например, обычай лотерей для «счастливых невест» существовал с давних времен, и в городе действовали несколько организаций, занимавшихся судьбой бедных девушек. Участвовали в этом деле «отцы города» и в коломенской городской Думе устраивали «жеребьевки». Наделяли сирот приданым местные миллионеры, действуя, так сказать, «частным порядком», но чаще подобные дела устраивали при городских и сельских храмах в виде приходских попечительств. Центральной фигурой этого попечительства становился священник, который, бывая часто в домах прихожан, принимая от них исповедь, как никто другой знал, когда и куда лучше направить предлагавшиеся средства. Иногда благотворитель, устраивая подобный фонд, мог выдвигать свои особенные «условия и требования». В небольших городках и селах выдать невесту даже наделенную небольшим приданым было непросто: железный принцип «всяк сверчок знай свой шесток» соблюдался неукоснительно, а потому девица должна была идти «за ровню».

У дворян, составлявших менее 2% от общей численности российского населения, ситуация была еще более сложной — родовые связи складывались не один век, а найти «ровню» не только по имуществу, но и «по чести», чину и титулу было вообще крайне трудно. К тому же дворяне могли «позволить себе чувства», что еще более усугубляло ситуацию! Признаки вырождения многих известнейших фамилий появлялись после того, как поколения за поколением женились и выходили замуж за кровных родственников, порою двоюродных сестер или братьев — браки между «кузенами» были не так уж и редки. Так, например, родители А.С. Грибоедова состояли в столь близком родстве, что он приходился своим отцу и матери не только сыном, но сколько-то там «юродным» дядей и племянником одновременно. Но мало того: Александр Сергеевич и сам себе приходился родственником — по отцовской линии одним, а по материнской другим!

Сложно было соблюсти все правила и «тонкости» непростого брачного дела — мало было наделить невесту деньгами для начала семейной жизни, их нужно было «отдать замуж за хорошего человека». Решив «довести дело до конца», благотворители брались и отыскать этого «хорошего человека», оговаривая «особое условие» при проведении лотереи: деньги дадут, если пойдет за того, на кого укажут.

Вот однажды (дело было в 1880-х гг.) пришла тянуть невестин жребий девушка Саша, жительница слободы Митяево города Коломны. Была она натуральная бесприданница: детей в семье много, а она из девок старшая — родители за ней и полушки дать не могли. Александре повезло, иные подружки ее по пять лет «судьбу в шапке искали», а она сразу вытащила «счастливый билет». В тот год невесте давалась полная постель — с перинами, подушками, одеялами и прочим, из одежды — разные необходимые предметы, шубка на зиму и сто рублей «живыми деньгами». Родители Сани чуть с ума на радостях не посходили, а она не очень-то ликовала. Когда первое захватывающее дух и затмевающее разум чувство выигрыша прошло, Саша задумалась-закручинилась. И было от чего! Лотерею эту устраивала известная местная благотворительница, богатая купчиха, которой не шибко повезло в личной жизни — муж умер молодым, жила она вдовою при свекре, надеясь на наследство. Пока дождалась денег, уже годочки ее были такими, что про замужество думать поздно было. Получив после смерти свекра огромный капитал, сама уже будучи на пороге старости, занялась богатая вдова благотворительностью. Среди прочих дел наделяла она бедных невест приданым, но непросто, а «с условием»: та, которой выпадет жребий, получает приданое, если идет за жениха, на какого ей укажут. О будущем муже Саше сообщили, что по фамилии он Графов и родом из какого-то села под Зарайском в Рязанской губернии. Это была тоже традиция — из Коломны за невестами ездили в Зарайск, а оттуда в Коломну наведывались женихи. Города стояли близко, жизнью жили похожей, а расстояние в сорок с лишком верст, хоть и не дальний свет, а все же «чужая сторона», кровной родни там не было. Так что дело было, в общем-то, обычное, но сомнения все же одолевали девицу: известное дело — бедному человеку редко перепадает что-либо хорошее, бесплатно и вовремя. «А ну как приведут какого-нибудь калеку!?», — думала Саня в тот вечер, и картины одна страшней другой возникали у нее в голове. Наступил момент, когда она хотела даже ночью потихоньку сбежать из отчего дома, но предусмотрительные родственники, догадывавшиеся о том, что занимает ее думы, за Саней в тот вечер внимательно посматривали и никуда одну не отпускали. Делать было нечего, смирилась девушка и решила положиться на волю Божию.

Читать еще:  Чьи стихи фонарь

Утром пришли к ним в дом с неизвестным еще женихом молодых знакомить. И как ввели в горницу молодца, так у Сани все страхи разом и отошли. Кудрявый, носатый, в красной рубахе — жених был купчихе на зависть! Имелся у него только один изъян, не самый главный в семейной жизни, — был женишок на один глаз крив. Око он потерял еще в детстве: папаша его был кузнец, а он крутился в кузне, ну, искра окалины отлетела из-под молота да парнишке прямо в глаз. Сваха, расхваливая жениха, и этот изъян обернула к его достоинству: «Счастье-то какое — нипочем мужика в солдаты не возьмут, при любой войне кормилец дома останется!» И то верно! А здоровьем жениха Бог не обидел, — был он крючником на речной пристани, и бывало, взяв под мышки по кулю соли, спокойно всходил по мосткам на барку-коломенку.

В один день все сладили, а на той же неделе повенчали молодых, и стали они жить-поживать, детей наживать. Так, по крайней мере, гласит семейное предание о замужестве бабки Саши, одной из моих прапрабабок. В наследство моим родственникам по этой линии достались кроме этой «памяти», от предка, одноглазого крючника, еще гренадерский рост, кудрявые волосы, большие носы, да фамилия Графовы.

«А как же любовь?» — спросят меня иные романтические натуры. Любовь, отвечу я им, в те поры, когда бабка Саша невестой была, считалась баловством, «барским уделом». Замуж шли для жизни, для надежности бытия, «для закону». Простолюдинки книжными романами избалованны не были, пустыми мечтаниями голову не забивали — замуж один раз ходили, как отрезали. Тут расчет был надежнее чувства. Однако же бывали в нашем городе такие романтические истории, что будут под стать той знаменитой, веронской….»

Тэги: брачная благотворительность, У церкви стояла карета

LiveInternetLiveInternet

  • Регистрация
  • Вход

Рубрики

  • Пером и кистью. (2765)
  • TV. Кино и Подмостки (1705)
  • Обо всем (1468)
  • Интересно (1010)
  • Кумиры (853)
  • Видео/Фото/Фильмы/Концерты. (825)
  • Старый, добрый шлягер (809)
  • Музыканты,художники, композиторы, поэты, писатели (747)
  • Истории (714)
  • Джаз,Рок,Блюз. (696)
  • Аудиоальбомы (691)
  • СуперStars (615)
  • УЛЫБНЕМСЯ И МЫ (487)
  • Суперхит XX века (475)
  • Звезды в «Музыкальной гостиной» (443)
  • «СССР» — ретро (385)
  • Бельканто (Любимые голоса) (294)
  • Культура, искусство, история (242)
  • Одесские истории (234)
  • Русский шансон (234)
  • Музыка на века (226)
  • Легенды русского шансона. (221)
  • Опера, оперетта, классическая музыка, балет. (210)
  • Лирика романса (176)
  • Маленький ретро концерт (163)
  • Биографии (163)
  • История классики шансона (147)
  • Музыка ретро (113)
  • Песня.Романс (104)
  • Звезды русской эмиграции (86)
  • Мемориал (78)
  • Петр Лещенко (50)
  • шансон (41)
  • Литературный раздел (12)
  • Барды (1)

Метки

Я — фотограф

  • К приложению

Женский образ в живописи 18-20 веков часть 1

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

Лирика русского романса. «У церкви стояла карета»

Известный старинный романс «У церкви стояла карета» чаще всего значится как народный, но поскольку впервые он был напечатан в сборнике известного собирателя народной песни Матвея Ожегова «Безумная» с одноименной песней, то вероятнее всего, он включил ее в свой сборник уже в собственной обработке. Полный текст старинного романса в два раза длиннее исполняемого:

Зачем ты безумная губишь
Того, кто увлекся тобой,
Ужели меня ты не любишь,
Не любишь?! Так Бог же с тобой!

Зачем ты меня завлекала,
Зачем заставляла любить?
Должно быть тогда ты не знала,
Как тяжко любви изменить!

Меня не полюбит другая,
Я буду мечтать об одной!
Поверь же, моя дорогая,
Навек я увлекся тобой!

У церкви стояли кареты:
Там пышная свадьба была;
Все гости роскошно одеты:
На лица их радость легла.

Невеста была в белом платье,
Букет был приколот из роз –
Она на святое распятье
Тоскливо взирала сквозь слез.

Горели венчальные свечи,
Невеста стояла бледна, –
Священнику клятвенной речи
Сказать не хотела она.

Я видел, как бледный румянец
Покрыл молодое лицо;
Когда же священник на палец
Надел золотое кольцо:

Из глаз ея горькия слезы
Ключом по лицу потекли.
Завянут прекрасные розы,
Напрасно их так берегли!

Я слышал в толпе говорили:
Жених неприятный такой,
Напрасно девицу сгубили.
И вышел я вслед за толпой.

Жених на картине «Неравный брак», собирательный образ

Читать еще:  Стихи откуда я взялся

Сейчас этот романс пользуется большой популярностью и находится в постоянном репертуаре у известных исполнителей. В связи с ним чаще всего вспоминается картина малоизвестного художника В.В.Пукирева «Неравный брак», написанная в 1862 году. Художник выставил ее в 1863 году и она произвела фурор.

После нее тридцатилетнему Пукиреву присвоили звание профессора живописи, а известный критик В.В.Стасов восторженно воскликнул: «Наконец-то появилась картина из жизни — одна из самых трагических картин». «Неравный брак» действительно написан на злобу дня и отражает обычное для того времени явление: богатые старички искали себе молоденьких невест из бедных семей, предлагая за них немалые деньги.

Семья невесты на них могла расплатиться с долгами и потом неплохо существовать. Дело дошло до того, что в феврале 1861 году вышел Указ церкви, осуждавший женитьбу с огромной разницей в годах, поскольку их число доходило до половины всех венчаний. Автор картины и его самый близкий друг пережили такую же историю, но если для друга она закончилась счастливо, то для художника — трагически.

Василий Пукирев так и не женился, через несколько лет начал пить, в конце концов, с работы ушел, потом съехал с арендуемой квартиры, стал жить на подачки друзей и умер в нищете. После «Неравного брака» он написал еще несколько картин на ту же тему, но повторить успех ему не удалось.

Картина стала классикой русской живописи, ее купил известный меценат Павел Третьяков и с тех пор она является украшением Третьяковской галереи. Об истории создания картины ходит по крайне мере две версии. По первой в основу картины легла история несчастной любви Сергея Михайловича Варенцова, близкого друга художника, бравшего у него уроки рисования.

Он влюбился в Софью Николаевну Рыбникову, но семья воспротивилась браку с купеческим сыном и настояла, чтобы она вышла замуж за крупного промышленника и просто хорошего человека Андрея Александровича Карзинкина.

Разница между ними была всего тринадцать лет (ему – 37, ей – 24), но на картине художник сделал жениха значительно старше, а невесту – значительно моложе, чтобы подчеркнуть драматизм ситуации. Кроме того, вместо успешного фабриканта-миллионера художник изобразил старого сановного генерала, всем своим видом показывающего свое превосходство и значимость, подчеркнутую орденами и прочими регалиями.

Несостоявшегося жениха, своего друга, Василий Пукирев изобразил в роли шафера, стоящего за спиной девушки с розой у сердца. Однако Варенцов, увидев себя на картине, резко воспротивился этому, т.к. в то время он собирался жениться на другой девушке и не хотел, чтобы будущие родственники узнали о неудачной истории его первого сватовства.

Присутствовать на свадьбе в роли шафера он был вынужден, т.к. сестра жениха была женой старшего брата Варенцова. В результате бурной разборки между друзьями художник написал себя в роли шафера, изменив некоторые черты лица Сергея. Это было тем более уместно, что Василий тоже пережил тподобную историю, только трагическую.

Он влюбился в очень красивую девушку Прасковью Матвеевну Варенцову, однофамилицу друга художника. Именно она позировала ему на картине «Неравный брак». Родители девушки категорически воспротивились этому, т.к. художник был родом из бывших крепостных и настояли на браке с богатым сановником.

Брак оказался несчастливым, через несколько лет он распался. Прасковья Матвеевна закончила жизнь в богадельне, а Василий Пукирев умер в бедности и одиночестве. Если учесть что брак Карзинкина и Рыбниковой оказался счастливым, то более верной по сути является вторая версия, трагическая. Она соответствует и сюжету картины «Неравный брак», и старинному романсу «У церкви стояла карета»…

Тина Гай

Рубрики:Лирика романса

Метки: Музыка русские имена русские художники русский мир русский романс фольклор художники.

Процитировано 33 раз
Понравилось: 62 пользователям

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector