0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Я эту собаку запомнил как человека стихи

Я эту собаку запомнил как человека.

Я эту собаку запомнил как человека.

Случилось это в 44-ом, зимой.

Игрался спектакль «Охота XX века»

Перед шеренгой застывшей от страха, немой.

У коменданта была привязанность к догам,

И был экземпляр, казался слоном среди всех.

Даже эсэсовцы боялись верзилу-дога.

И вот этот зверь величаво шагнул на снег.

И вывели жертву.

Стоял мальчишка продрогнув,

Куда тут бежать, он давно ослабел.

Комендант наклонился, подал команду догу

И тот в два прыжка расстояние преодолел.

Обнюхав жертву, прошелся спокойно рядом,

Был он великолепен в размашистом, легком шагу.

Вернулся дог к коменданту,

И честным собачьим взглядом

Сказал человеку пёс — «Ребёнок ведь, не могу!»

Комендант усмехнулся, пожал плечами,

Расстегнул кобуру с надписью «С нами Бог»,

Но едва сверкнула вороненая сталь пистолета —

Как в эсэсовское горло впился красавец дог!

Пустив под лопасти шнека.

Я вряд ли теперь найду в Сан-Пельтене свой барак,

Но эту собаку я вспоминаю как Человека

Среди фашистских собак!

Недавно, прочитав в газете,
От изумления застыл:
Какой-то дядя, так писали дети
Собаку до смерти избил.
И сразу вспомнилось былое,
Один из тех военных дней:
Под танками рвались герои
За землю и за жизнь на ней!
Поверьте, было очень страшно,
Когда железный `Тарантас`
К вам разворачивает башню.
Так вот, послушайте рассказ:
Прёт танк, четвёртая атака,
Земля пылает, вся в огне,
Гляжу, к нему ползёт собака
С каким-то вьюком на спине.
Вот между ними меньше метра,
Рывок. и страшный чёрный дым
Уже разносится по ветру.
Бойцы вздохнули, есть один.
Тот бой закончился удачей,
В тот день отбили пять атак,
И был бы он ещё горячей,
Когда бы не было собак!
А после боя, возле ямки
Звучат прощальные слова,
Собачки маленькой останки
Хоронят за её дела.
Умело насыпан холмик покатый
Между осинкой и берёзкой,
И видавшие виды седые солдаты,
Не стыдясь, рукавом утирают слёзы.
Вот так, всегда собой, рискуя,
Без страха шли они на бой,
И с ласкою слова твержу я:
Собака — друг и пёс — герой!


Вы можете нажать на это фото для перехода на его страницу

Среди ветеранов, празднующих День Победы, есть немало тех, кто обязан жизнью собакам-солдатам Отечественной войны.

Сколько сказано слов.
Может чья-нибудь муза устала
Говорить о войне
И тревожить солдатские сны
Только кажется мне,
До обиды написано мало
О собаках-бойцах,
Защищавших нас в годы войны!

Стёрлись в памяти клички.
Не вспомнить теперь и мордашку.
Мы, пришедшие позже,
Не знаем совсем ничего.
Лишь седой ветеран
Ещё помнит собачью упряжку
В медсанбат дотащившую
С поля боя когда-то его!

Связки мин и гранат
Относили собаки под танки.
Защищая страну
И солдат от нависшей беды.
После боя бойцы
Хоронили собачьи останки.
Только нет там теперь
Ни холма, ни креста, ни звезды!

Батальон окружён,
Ни еды, ни снарядов, ни связи.
Свистопляска вокруг
И осколков и пуль круговерть.
С донесением псы
Пробирались и близили праздник.
Всем, даруя свободу,
А себе, зачастую, лишь смерть.

И когда в майский день
На могилы приходим святые.
И святое, храня,
Мы минуту молчанья стоим.
То пускай эта дань
И огонь, и цветы полевые
Будут памятью светлой
Будут скромной наградой и им!

Прокомментируйте!

Выскажите Ваше мнение:


Вакансии для учителей

Поэт Владимир Калиниченко — ЖИЗНЬ КАК ПОДВИГ.

Я эту собаку запомнил, как человека.
Случилось такое в сорок четвертом. Зимой.
Игрался спектакль «Охота XX века»
Перед шеренгой застывшей от страха, немой.

У коменданта была привязанность к догам.
И был экземпляр — казался слоном среди всех.
Даже эсэсовцы боялись верзилу-дога,
И вот этот зверь шагнул величаво на снег.

И вывели жертву.
Стоял мальчишка продрогнув.
Куда тут бежать? Он давно ослабел.
Комендант наклонился, подал команду догу,
И тот в два прыжка расстояние преодолел,

Обнюхав смертника, прошелся спокойно рядом.
Был он великолепен в размашистом, легком шагу!
Вернулся дог к коменданту и честным собачьим взглядом
Сказал человеку пес:
«Ребенок ведь – не могу. «

Лагфюрер пожал плечами; ему-то разницы нету.
Раскрыл кобуру у упряжки с надписью «С нами Бог»
Но, едва сверкнула вороненая сталь пистолета,
В эсэсовское горло впился красавец дог!

. Дога четвертовали, пустив под лопасти шнека.
Я вряд ли теперь найду в Сан-Пельтене свой барак.
но эту собаку я вспоминаю, как человека,
Единственного человека среди фашистских собак.

Дело моё было — табак.
Не знаю, кто продал меня,
Скрутили руки и били так,
Что лопалась кожа ремня.

Потом сапогом пытали: зачем,
Кому табак воровал?
Зубы сцепив на своём плече,
Я лишь головой мотал.

Наш комендант был великий знаток
По части табачных дел.
Построил теплицу, провёл к ней ток,
Каждому дал надел.

Три ряда ростков — вирджинский табак.
Лучше нет табака!
Я перед тем, как идти в барак,
Тайком срывал два листка.

Не для себя, я тогда не курил.
Спал рядом, на нарах сосед —
Контуженный дядька. я имя забыл,
Прошло ведь немало лет.

Он гладил меня заскорузлой рукой,
Шептал: «Спасибо, сынок».
А мне казалось, то батя мой
В кулак пускает дымок.

Не мог же я вахманам выдать его.
Он взрослый, а я пацан.
Пусть, сволочи, бьют!
Стерплю!
Ничего!
Ведь я защищаю отца.

Меня принесли, швырнули под бак.
Ни есть, ни пить я не мог,
Но крепко сжимал вирджинский табак
Мой худенький кулачок.

Сосед оторвал бумаги кусок,
Цигарку свернул — вот так —
И глухо сказал: «Покури, браток».
С тех пор я курю табак.

(по памяти, т.к. в поисковиках не нашла)

Фашист был сытым и хмельным,
а мы голодными и трезвыми
и по приказу шли за ним,
ведь нам не полагалось брезговать.
Он выдумал для нас игру,
когда спокойно ломти резал,
А мы должны были кричать:
«Моритури салютант, Цезарь!».
И расшибать друг другу лбы:
поляк – французу, русский – чеху…
Катались по земле рабы,
А господин сдыхал от смеха.
Знаток латыни и манер,
он упивался этим действом…
Огромный черный Гулливер
топтался сапогом по детству…
Он уходил жрать коньяки,
петь «Роза мунде» под гитару,
а мы, держась за синяки,
ныряли под любые нары:
поляки, венгры, русаки,
французы, чехи и евреи —
выкладывали все куски,
от духа хлебного немея.
Захлебываясь от слюны,
шептал мой друг, держась за спину:
«Перестарались пацаны…
Ну, ничего. Дели, Калина!»
Съедали хлеб. Потом без слов –
язык для дружбы не помеха –
мы вытирали кровь с носов:
поляк – французу, русский – чеху.
__________________________

* — «Идущие на смерть приветствуют тебя, Цезарь!»

Надрывается репродуктор
голосами торжественными разными.
А за окнами — солнечное утро,
нарядное, как сам праздник.
Только что нам до утра этого?
Только что нам до этих праздников?
Разве что вот — дадут котлету
Раз в полгода… Разнообразие.
Где-то люди под шутки и песни
по традиции выпьют чарку.
А у нас в предзоннике тесном
безразлично бродят овчарки,
да свистят часовые с вышек,
коротая нудную службу.
По инструкциям, спущенным свыше,
нам культмассовый отдых нужен.
И культорг, расшибаясь в лепешку,
матом гонит нас на собрание.
Замполит, голосистей гармошки,
снова будет вещать
про старание,
про досрочное освобождение,
про вину нашу перед обществом…
Знаем цену его суждениям, —
первый в зоне взяточник,
в общем-то.
А потом под гитары грустные
«И-ы-эх, чавыла!» —
споют цыгане,
и веселую пляску русскую
дробно выстучат сапогами,
и в какой-то там …надцатый случай
фильм посмотрим —
«Верьте мне, люди», —
в молчаливой тоске горючей
ожидая начала буден.
`

. «Ти есть животный… Ми запрягать — ти бегать. Бистро, бистро!» — сказал 8-летнему Володе немецкий офицер. В концлагере мальчик стал «пфердиком» — «лошадкой» (нем.), развозил на тележке грузы.

Владимир родился в 1935 году, но днём рождения считает апрель 1945 года, когда десант советских войск освободил концлагерь Сан-Пёльтен (Австрия). Вернувшись домой, пытался забыть пережитое, но лагерь не отпускал, настигал во сне. Вот он закрывает глаза и видит лица пьяных немецких офицеров: те решили позабавиться и натравить на Володю огромного серого дога — любимца начальника лагеря.
Собака величиной с телёнка в один прыжок оказалась рядом. И тут мальчик словно услышал голос с небес: «Не двигайся, смотри ей в глаза». Холёное животное обнюхало жертву и с царственным достоинством отошло от мальчика. Хозяин взбешён — собака лишила его зрелища. Нетвёрдой рукой пьяный достал револьвер и прицелился. Пуля настигла собаку в прыжке, уже раненная, она успела сомкнуть клыки на плече обидчика. «Эту собаку я вспоминаю как человека. Единственного человека среди фашистских собак», — напишет потом Владимир.

Как ему удалось выжить? Мальчика спас помощник коменданта. Вовсе не из человеколюбия. Ему было жаль терять ценного раба. Офицер выращивал в теплице виргинский табак. Володя, у которого от природы были тонкие и длинные пальцы, лучше других полол прихотливые растения. Правда, это не помешало «спасителю» вскоре чуть не до смерти забить мальчика за то, что тот нечаянно повредил куст.

Мог ли представить Володя, что впереди, уже в мирной жизни, его снова ждёт лагерь. 1961 год. Львов. Звонок у входной двери квартиры раздался в 6 утра. Начался обыск. Искали рукопись повести, которую Володя несколько раз читал друзьям. Кто-то из них донёс, что отнюдь не все герои произведения комсомольцы и отличники. «Я вырос во Львове в подворотнях Краковского рынка, где фарцовщики и проститутки не были редкостью, и перенёс персонажей из жизни на бумагу, — рассказывает Владимир
Григорьевич. — На меня наклеили ярлык антисоветчика. Завели уголовное дело. За недописанную и неопубликованную повесть дали 10 лет строгого режима. Суд был за закрытыми дверями и без адвоката. Так после «оттепели» Хрущёв решил «подморозить» интеллигенцию».

Читать еще:  Смотреть видео как мальчик учит стих

На недавнего выпускника факультета журналистики и успешного фотографа надели арестантскую робу. Володе было 25 лет.

«Начальник лагеря поручил мне снимать новоприбывших фас и профиль, — вспоминает Калиниченко. — Но я в глазок фотокамеры видел не обыкновенного зэка, а судьбу человека. И за короткое время сделал несколько десятков художественных портретов. Негативы передал на свидании отцу, а ещё адрес знакомого чешского фотохудожника Вацлава Йиру, главного редактора журнала «Фоторевю»,
издававшегося в Праге».

В «Фоторевю» вышло семь снимков Калиниченко, которые потом перепечатал известный американский журнал «Лайф». Причём дал под этот материал разворот. Скандал разразился чудовищный, полетели головы высокопоставленных милицейских начальников. В назидание Владимира так избили, что он потерял зубы. Правда, про зубы, равно как и про отбитые внутренние органы, он никогда в стихах не напишет, будет другое: «Как из меня выдушивали душу!/ И что ж? Она щедрее, чем вчера,/ мне говорит: «Живи. А я не струшу». Той ночью избитый, но не сломленный Володя лёг на нары, закрыл глаза. Из тайников памяти всплыло лицо солдата, который на руках вынес его из фашистских застенков. Володя схватил его за шею, прижался, как к родному бате. На военную гимнастёрку закапали слёзы. «Ты поплачь. Это счастье, что мы не счерствели…» — сказал солдат. Когда Володю из Австрии эшелоном отправляли домой на Украину, старшина притащил на перрон футляр от огромного барабана. Он был доверху набит конфетами, которых мальчик не видел три года. И весь эшелон до Бреста смаковал леденцы…
Ещё ему приснилась завуч школы. Она сказала: «После уроков загляни». «Вроде бы ни в чём не провинился», — подумал Володя. Когда он зашёл в кабинет, на столе лежал кусочек хлеба. «Поешь», — сказала учительница и вышла. И он съел. Потом завуч не раз отдавала ему половину пайка. В том, что он всё-таки выжил, есть её заслуга. После концлагеря Володя в свои 11 лет весил 19 кг (как 4-летний ребёнок). На уроках падал в голодный обморок.

…В дверях камеры заскрипел ключ: «Собирайся. Тебя из нашего лагеря переводят на севера». На Севере Володя написал две книги стихов: «И когда от тоски подыхали/ те, кого и чифирь не спасал,/ я лечил свои боли стихами». Из-за колючей проволоки отправил письмо мэтру советской поэзии Константину Симонову. И тот ответил, прекрасно понимая, что пишет человеку, который сидит по политическим мотивам. Их дружба продлится долгие годы, вплоть до смерти Симонова. Они не раз встретятся, когда Калиниченко выйдет на свободу. Это произойдёт в 1967 году — вместо 10 лет он отсидел 7. Дело, шитое белыми нитками, уже после отставки Хрущёва пересмотрел Верховный суд Украины по протесту нового областного прокурора. Тот оказался честным профессионалом. Впрочем, когда Володя вернулся во Львов, его тут же вызвал местный начальник МВД: «Если не уберёшься из города в течение 24 часов, я найду повод и упеку тебя снова». Володя уехал в Донбасс. И начал зарабатывать деньги шахтёрским трудом. Несколько лет ему было запрещено заниматься литературной деятельностью. Он писал в стол,
ездил в Москву в гости к Симонову. Здесь же, в столице, поссорился с Евтушенко: «Будучи ещё в лагере, я прочитал в газете «Правда» стихотворение Евтушенко «Наследники Сталина», где автор обличает тирана Сталина и ничего не имеет против Хрущёва. В ответ написал другие строки: «Хорошо писать о мертвецах, / мертвецы не встанут для ответа, / не нахмурят грозного лица, / не сошлют дерзнувшего поэта…» Стихотворение в списках ходило по Москве. Евтушенко это задело за живое, поэтому, когда мы встретились, произошла стычка».

После лагерной отсидки впервые несколько стихотворений Калиниченко были опубликованы в 1970 году в сверхпопулярной «Юности». Стихотворение «Собака» (о том самом лагерном доге) собрало огромную почту, письма со всего Союза шли мешками. После этого уже в десятках журналов стали выходить и проза, и стихи поэта. Публиковались сборники. Начались фотовыставки. В 1981 году в Москве было выставлено 80 фоторабот, среди которых портреты Симонова, Астафьева, Распутина, Лихачёва, Высоцкого — людей, с которыми Владимир был знаком. На той выставке у него украли больше половины фотографий. «Значит, людям нравится», — решил Калиниченко.

После развала СССР Владимир остался жить на Украине, в Донецкой области. Здесь на русском продолжают издаваться его книги. В этом году поэту, писателю и фотохудожнику исполнится 75 лет. Он продолжает писать, ни о чём не жалеет и ни на кого не таит обиды. «Для счастья нужно столько же несчастья», — повторяет Владимир Григорьевич вслед за Фёдором Достоевским. Эту формулу он испробовал собственной судьбой.

Эдуард Асадов: Я ЭТУ СОБАКУ ЗАПОМНИЛ, КАК ЧЕЛОВЕКА

Дубликаты не найдены

Я в недоумении, почему его все ещё не изучают в школьной программе?
Ведь чего только стоит этот стих.

Если друг твой в словесном споре
Мог обиду тебе нанести,
Это горько, но это не горе,
Ты потом ему все же прости.

В жизни всякое может случиться,
И коль дружба у вас крепка,
Из-за глупого пустяка
Ты не дай ей зазря разбиться.

Если ты с любимою в ссоре,
А тоска по ней горяча,
Это тоже еще не горе,
Не спеши, не руби с плеча.

Пусть не ты явился причиной
Той размолвки и резких слов,
Встань над ссорою, будь мужчиной!
Это все же твоя любовь!

В жизни всякое может случиться,
И коль ваша любовь крепка,
Из-за глупого пустяка
Ты не должен ей дать разбиться.

И чтоб после себя не корить
В том, что сделал кому-то больно,
Лучше добрым на свете быть,
Злого в мире и так довольно.

Но в одном лишь не отступай,
На разрыв иди, на разлуку,
Только подлости не прощай
И предательства не прощай
Никому: ни любимой, ни другу!

Смутил меня слог.
Потом смутил стих — незнаю я такого в творчестве Асадова.

Пять минут поиска — автор Владимир Калиниченко.

Такие времена

Мой отец: строил атомные электростанции, заводы, пароходы, собственный дом и в ус не дул.
Я: заменил гофру на котле и шланг в душевой — уже второй день хожу, горжусь собой. Жена говорит что я её герой.

Не опять, а снова

Что делать, если оказался на рельсах в метро?

Видеоинструкция о том — что делать, ежели завалился на рельсы в метро.

Конечно, дорогая

Ответ на пост «Совсем уже обнаглели»

В 2013 году устроился в Ашан на приёмку. И все там было отлично. Зарплата на момент трудоустройства 35к с премией. Оплачиваемые отпуска, мед обслуживание по карте немецкой страховой Alliance, куда были включены большая часть платных клиник Москвы. За пять лет работы в Ашане, я лечил себе зубы, делал бесплатно МРТ и прочее, все включено в стоимость страховки.
Два раза в день походы в столовую, которая 75% оплачивалась компанией Вот такой вот обед, всего за 65 рублей для сотрудников Ашан.. Если ты работаешь больше года, тебе раз в год капали акции Ашана в евро, которые индексировались вместе с зарплатой и премией. Забрать можно было не ранее чем через 5 лет работы или ранее на личные нужды, такие как рождение ребенка, свадьба, покупка жилья и прочее. Я так оплатил свадьбу, сняв после двух лет, акций на 130к. Так как работа не только днём, но и ночью занимались приемом товара, то соответственно и ночные смены оплачивались по тарифу +30%. Так же плюсом шли и праздничные дни которые оплачивались +100%. К примеру за январские праздники можно было смело поднять от 60к до 75к.
Еще большим праздником были командировки в другие города. Отправляли меня как то в г.Владимир на 2 недели. Оплатили номер в отеле золотое кольцо, с завтраками и обедами, компенсация за такси, ну и надбавка к ЗП 60к за 2 недели. В Ашане котором я работал была спорт комната, в перерывах между работой можно было поиграть в пинг-понг. А ещё комната отдыха, курилка, актовый зал, массажная комната релаксации и прочее.
А потом.
Потом Пьер Жермен, ген директор Ашан Россия уехал обратно во Францию, так как его 15 летняя миссия по развитию Ашана в Росси кончилась, гендиром сделали русских и все пошло по пизде. Ко-нец!

Стихотворение «Собака» Владимира Григорьевича Калиниченко
и картина «Пёстрый дог» Алексея Никаноровича Комарова

СОБАКА
У коменданта была привязанность к догам.
И был экземпляр – на голову выше всех.
Даже эсэсовцы боялись собачьего бога.
И вот этот зверь шагнул величаво на снег,
и вывели жертву.
Стоял мальчишка, продрогнув, –
куда тут бежать? Он давно ослабел.
Комендант наклонился, подал команду догу –
и тот в два прыжка расстояние преодолел.
Обнюхал жертву.
Прошёлся спокойно рядом.
Был он великолепен
в размашистом лёгком шагу!
Вернулся дог к коменданту,
и честным собачьим взглядом
сказал человеку пёс:
«Ребёнок ведь… не могу…»
Лагфюрер пожал плечами,
ему-то разницы нет.
Рванул кобуру над пряжкой
с надписью «С нами Бог»,
но едва сверкнула воронёная сталь пистолета,
в горло фашиста молнией
впился красавец дог!
Его пристрелили тут же.
Эсэсовец стал калекой…
Я вряд ли теперь найду
в Санкт-Пёльтене свой барак…
Но эту собаку я вспоминаю как человека.
Единственного человека
среди фашистских собак.

Впервые несколько автобиографических стихотворений Владимира Калиниченко («Хлеб», «Табак», «Собака»…) были опубликованы в шестом номере сверхпопулярного по тем временам журнала «Юность» в 1970 году. Стихотворение «Собака» собрало небывалую по своим масштабам почту, письма со всех уголков Советского Союза шли мешками…

Читать еще:  С кем твоя душа стихи

Калиниченко Владимир Григорьевич – поэт, публицист, фотохудожник. Родился 20 августа 1935 года в городе Красный Сулин Ростовской области, …вторым днём своего рождения Владимир Григорьевич Калиниченко считает 15 апреля 1945 года, когда войска 3-го и 2-го Украинского фронтов завершили Венскую наступательную операцию и освободили филиал концлагеря Маутхаузен в австрийском городе Санкт-Пёльтен. В настоящее время Владимир Калиниченко живёт в городе Енакиево Донецкой области Украины.

Какого окраса был дог, описанный в стихотворении «Собака» Владимира Калиниченко, доподлинно неизвестно. Может быть чёрный… или серый под стать эсэсовской форме. А может быть тигровый или мраморный. …

Комаров Алексей Никанорович (1879–1977) считается основоположником русской анималистической школы. Алексей Никанорович иллюстрировал научные и детские книги, создавал рисунки для марок, почтовых открыток, наглядных пособий. Несколько поколений детей выросло, учась по учебникам с его замечательными рисунками.

На картине Алексея Комарова «Пёстрый дог», написанной в 1947 году, изображена собака породы немецкий дог мраморного окраса.
Сладко спит малыш в своей коляске. Сон его охраняет верный страж – немецкий дог. Сад погружён в золотую дрёму вечернего солнца и напоён благоуханием нежной сирени и изысканных ирисов…
И очень трудно представить себе, что всего несколько лет назад, этот чудесный сад и вся наша земля стонала под грязными сапогами фашистских оккупантов. Полыхали в огне и захлёбывались в крови сады, города, человеческие судьбы… В концлагерях по всей Европе в страшных муках погибали сотни тысяч людей… И не было пощады ни старикам, ни маленьким детям.

Вечная память советским воинам, освободившим нашу землю от фашисткой заразы. Низкий им поклон до самой земли – за чистое небо у нас над головой, за благоухание нежной сирени и изысканных ирисов… Слава всем тем, кто выстоял в этой страшной войне и, не смотря на тяготы суровых послевоенных лет, поднял нашу страну из руин…, пройдя через бесчисленные ужасы войны, не сломался, не потерял человеческое лицо и достоинство. И немецкому догу честь и хвала! Он, будучи собакой, оказался человеком. Единственным человеком среди фашистских собак.

ГОД ЛИТЕРАТУРЫ В РОССИИ – 2015

«Год литературы» – проводимая в течение 2015 года комплексная государственная программа, направленная на развитие интереса к русской и мировой литературе, пропаганду чтения и книжной культуры во всех её проявлениях.

На логотипе «Года литературы – 2015», выполненном в цветах российского флага, изображены профили великих русских писателей Александра Сергеевича Пушкина, Николая Васильевича Гоголя и Анны Андреевны Ахматовой.

Интернет ресурс, посвящённый Году литературы:
godliteratury.ru
– комплексная информация о литературных мероприятиях и событиях регионального и общероссийского масштаба.

Мда. Никто и представить себе не мог, что на Украине разведётся столько бандеровских собак. Что будут эти собаки сладострастно вилять хвостами и повизгивать перед американской кормушкой, петь фашистские гимны и гавкать на Россию-матушку.

А немецкому догу честь и хвала!
Он, будучи собакой, оказался человеком!
Единственным человеком среди фашистских собак.

У меня в студенческом блокноте это стихотворение тоже начинается со слов: «Я эту собаку запомнил как человека, случилось такое в 44, зимой. Игрался спектакль: «Охота 20 века», перед шеренгой застывшей от страха, немой.»
Однако в авторском исполнении всё буква в букву!
Спасибо автору сайта за такую тяжёлую и выворачивающую душу страничку!
Бандеровским двуногим собакам проклятие до седьмого колена.

Немецкому догу честь и хвала.
Он, будучи собакой, оказался человеком!
Единственным человеком среди фашистских собак.

Как страшно жить когда при власти одни собаки.
И эти собаки, угробившие образование, медицину, армию, честь и достоинство народа российского, властвуют и процветают. Пенсионную реформу провернули, НДС вздёрнули, зажравшимся банкам и вконец оборзевшим коммунальщикам народ продали. Историю перевирают. Советский союз, а вместе с ним и жизнь миллионов людей прокляли. Победу над фашизмом опустили ниже плинтуса. Донбасс и Луганск предали, испужавшись не вписаться в рамки какой-то там демократии.
Беспредел. Тоска. Праведный гнев. Революция.
Чего добивается наше правительство?

А немецкому догу честь и хвала!
Он, будучи собакой, оказался человеком!
Единственным человеком среди фашистских собак.

ПОЭТИЧЕСКАЯ БИБЛИОТЕКА ЗЕЛЁНЫХ СТРАНИЧЕК

§ Ностальгия: Алма-Ата, Алма-Ата моя…
Песня о моей любимой, единственной и неповторимой Алма-Ате – несравненной столице моей юности… в исполнении казахстанского оперного певца Алибека Днишева

§ «Лиса и аист» – басня Жана де Лафонтена
Иллюстрируем золотое правило нравственности…

§ Стихотворение «Каждый труд благослови, удача!»
Сергея Александровича Есенина
и советские картины, посвящённые героям труда

§ Стихотворение «Памяти друга» Анны Андреевны Ахматовой
и картины времён Великой Отечественной войны

§ Старинный русский романс «Ночь светла»
и картина «Лунная ночь» Ильи Ефимовича Репина

§ Стихотворение «Среди долины ровныя» Алексея Фёдоровича Мерзлякова
и картина «Среди долины ровныя…» Ивана Ивановича Шишкина

§ Стихотворение «Алатау» Джамбула Джабаева
и серия картин «В горах Алатау» Василия Васильевича Верещагина
а также… увлекательное путешествие по Алатау 😉
с картинами современного художника Александра Васильевича Немакина

§ Стихотворение «На севере диком стоит одиноко…»
Михаила Юрьевича Лермонтова
и картина «На севере диком…» Ивана Ивановича Шишкина.

§ Стихотворение «Мельница» Владислава Фелициановича Ходасевича
и картина «Старая мельница» Павла Павловича Джогина

§ Стихотворение «Берёза» Всеволода Александровича Рождественского
и картина «Берёзовая роща» Исаака Ильича Левитана

ФИЗИКА И ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА
Качественные задачи по физике

§ Физика и художественная литература: Оптика
Чарующая магия лунного света…
Учёные те же фантазёры и художники; они не вольны над своими идеями; они могут хорошо работать, долго работать только над тем, к чему лежит их мысль, к чему влечёт их чувство. В них идеи сменяются; появляются самые невозможные, часто сумасбродные; они роятся, кружатся, сливаются, переливаются. И среди таких идей живут и для таких идей они работают. Владимир Иванович Вернадский

§ Физика и художественная литература: Оптика
Гадание с зеркалами на Святки…
Ощущение тайны – наиболее прекрасное из доступных нам переживаний. Именно это чувство стоит у колыбели истинного искусства и настоящей науки. Альберт Эйнштейн

§ Физика и художественная литература: Оптика (Н.В. Гоголь и Х.К. Андерсен)
Едва ли есть высшее из наслаждений, как наслаждение творить.
Николай Васильевич Гоголь

Качественные задачки по физике Николая Васильевича Гоголя и Ханса Кристиана Андерсена 😉 Интеграция: Мировая художественная литература и живопись.

§ Физика и художественная литература: Оптика
Басня «Мартышка и Очки» Ивана Андреевича Крылова
Наше дело – учиться и учиться, стараться накоплять возможно больше знаний, потому что серьёзные общественные течения – там, где знания, и счастье будущего человечества только в знании.
Антон Павлович Чехов

§ Физика и художественная литература: Механические волны – звук
Особенностью живого ума является то, что ему нужно лишь немного увидеть и услышать для того, чтобы он мог потом долго размышлять и многое понять. Джордано Бруно

§ Физика и художественная литература
поэтический сборник для истинных ценителей науки и искусства
Наука без литературы бездушна и груба; литература же без науки пуста, ибо сущность литературы есть знание. Анатоль Франс

§ Физика и художественная литература (Антон Павлович Чехов)
Образование делает людей лёгкими для направления, но трудными для управления; лёгкими для правления, но невозможными для порабощения. Уильям Блэйк

§ Физика и художественная литература (Владимир Галактионович Короленко)
Вдохновение не есть исключительная принадлежность художника: без него не далеко уйдёт и учёный, без него не много сделает даже ремесленник, потому что оно везде, во всяком деле, во всяком труде. Виссарион Григорьевич Белинский

§ Физика и художественная литература (Александр Иванович Куприн)
Человек рождён для великой радости, для беспрестанного творчества, в котором он – бог, для широкой, свободной, ничем не стеснённой любви ко всему; к дереву, к небу, к человеку, к собаке, к милой, кроткой, прекрасной земле, ах, особенно к земле с её блаженным материнством, с её утрами и ночами, с её прекрасными ежедневными чудесами. Александр Иванович Куприн

§ Физика и художественная литература (Константин Георгиевич Паустовский)
Знание органически связано с человеческим воображением. Этот на первый взгляд парадоксальный закон можно выразить так: сила воображения увеличивается по мере роста познаний. Константин Георгиевич Паустовский

§ Физика и художественная литература (Иван Алексеевич Бунин)
Наука и искусство так же тесно связаны между собой, как лёгкие и сердце, так что если один орган извращён, то и другой не может правильно действовать.
Лев Николаевич Толстой

§ Физика и художественная литература (Иоганн Вольфганг Гёте «Фауст»)
Гёте представляет, быть может, единственный в истории человеческой мысли пример сочетания в одном человеке великого поэта, глубокого мыслителя и выдающегося учёного. Климент Аркадьевич Тимирязев

§ Физика и художественная литература (Майн Рид «Всадник без головы»)
Целью научных занятий должно быть направление ума таким образом, чтобы оно выносило прочные и истинные суждения о всех встречающихся предметах.
Рене Декарт

Предлагаю Вашему вниманию интегрированные качественные задачи по физике от прославленного английского капитана Майн Рида.

Читать еще:  Когда уходят молодые стихи

§ Физика и художественная литература: Тепловые явления
Красота – сиянье истины. Платон
Вашему вниманию 20 качественных задач по физике (две карточки по десять задач) и… в тему 🙂 небольшая галерея: «Туман в живописи».

bigj0e

  • Оставить комментарий
  • Next Entry
  • Поделиться
  • Пожаловаться
  • Previous Entry

Ср, 8 авг, 2007, 17:45

Отличное стихотворение, правда никто не знает, что такое стешнак.

Случилось такое в 44–ом зимой.
Игрался спектакль «Охота XX века»
Перед шеренгой застывшей, немой.
У коменданта была привязанность к догам
И был экземпляр, казался слоном среди всех.
Даже эссесовцы боялись верзилы дога.
И вывели жертву…

Стоял мальчишка продрогнув,
Куда тут бежать, он совсем онемел.
Комендант шагнул, отдал приказание догу
И тот в три прыжка расстояние преодолел.
Обнюхал жертву,
спокойно прошелся рядом
И был великолепен в своём размашистом, легком шагу.

Вернулся назад,
и честным собачьим взглядом
Сказал коменданту дог
– «Ребёнок ведь, не могу!»
Глав фюрер пожал плечами,
Ему–то разницы нет,
Слегка потянулся он к кобуре
С надписью «С нами Бог»,

Но едва сверкнула вороная сталь
В его горло вцепился дог!
Дога четвертовали,
Пустив под лапы стешнак…
Я эту собаку запомнил, как человека
Единственного Человека,
Среди фашистских собак!

Чт, 9 авг, 2007 14:28 (UTC)
flesh_absinth

Пт, 12 сент, 2008 17:32 (UTC)
chi1008ich

Пн, 18 май, 2009 18:38 (UTC)
arikontik : Я знаю автора!

Вс, 24 май, 2009 05:12 (UTC)
bigj0e : Re: Я знаю автора!

Вс, 24 май, 2009 13:10 (UTC)
arikontik : Re: Я знаю автора!

Вс, 24 май, 2009 14:03 (UTC)
bigj0e : Re: Я знаю автора!

Вс, 24 май, 2009 15:48 (UTC)
(Anonymous): Re: Я знаю автора!

Вс, 14 июн, 2009 15:37 (UTC)
(Anonymous): Re: Я знаю автора!

Вс, 14 июн, 2009 15:50 (UTC)
(Anonymous): Re: Я знаю автора!

Это стихотворение называется «Хлеб».Это тоже есть в книге В.Г.Калиниченко «Избранное».

Когда фашист бывал хмельным,
ему хотелось развлекаться.
Мы по приказу шли за ним-
в который раз!-по аппельплацу.
Он обожал эту игру:
сгонял из каждого барака
мальчишек тощих в тесный круг
и наземь хлеб швырял — на драку,
чтоб расшибали в давке лбы
поляк французу, русский чеху.
Катались по земле рабы,
сверхчеловек икал от смеха.
Потом он шел пить коньяки
с портретом фюрера напару,
а мы, держась за синяки,
под низкие ныряли нары,
захлебываясь от слюны.
Шептали, потирая спины:
«Перестарались пацаны.
Ну ничего. Дели, Калина!»
Съедали хлеб.Потом без слов-
кому досталось на орехи-
мы вытирали кровь с носов.
Поляк-французу, русский-чеху.

Чт, 24 июн, 2010 14:19 (UTC)
(Anonymous): Re: Я знаю автора!

Пн, 31 авг, 2009 19:49 (UTC)
(Anonymous)

Пн, 31 авг, 2009 19:58 (UTC)
(Anonymous)

Вот правильный текст стихотворения Владимира Калиниченко, а то, я смотрю, кто во что горазд.

Я эту собаку запомнил, как человека.
Случилось такое в сорок четвертом. Зимой.
Игрался спектакль «Охота XX века»
Перед шеренгой застывшей от страха, немой.

У коменданта была привязанность к догам.
И был экземпляр — казался слоном среди всех.
Даже эсэсовцы боялись верзилу-дога,
И вот этот зверь шагнул величаво на снег.

И вывели жертву.
Стоял мальчишка продрогнув.
Куда тут бежать? Он давно ослабел.
Комендант наклонился, подал команду догу,
И тот в два прыжка расстояние преодолел,

Обнюхав смертника, прошелся спокойно рядом.
Был он великолепен в размашистом, легком шагу!
Вернулся дог к коменданту и честным собачьим взглядом
Сказал человеку пес:
«Ребенок ведь – не могу. «

Лагфюрер пожал плечами; ему-то разницы нету.
Раскрыл кобуру у упряжки с надписью «С нами Бог»
Но, едва сверкнула вороненая сталь пистолета,
В эсэсовское горло впился красавец дог!

. Дога четвертовали, пустив под лопасти шнека.
Я вряд ли теперь найду в Сан-Пельтене свой барак.
но эту собаку я вспоминаю, как человека,
Единственного человека среди фашистских собак.

Стихи собаководов о собаках.А так же собак о собаководах.

Т.к. вы неавторизованы на сайте. Войти.

Т.к. тема является архивной.

Твоей любви хватило бы на тысячу,
А верности твоей — на миллион!
Собака — это вечное открытие!
Собака — бесконечный разговор.

Я знаю, нас собашников не вылечишь,
Мы вирусом одним заражены,
Мы любим их порой до неприличия,
И видимо уже обречены

Т.к. вы неавторизованы на сайте. Войти.

Т.к. тема является архивной.

Классика! Моё любимое, из детства.

Дай, Джим, на счастье лапу мне,
Такую лапу не видал я сроду.
Давай с тобой полаем при луне
На тихую, бесшумную погоду.
Дай, Джим, на счастье лапу мне.

Пожалуйста, голубчик, не лижись.
Пойми со мной хоть самое простое.
Ведь ты не знаешь, что такое жизнь,
Не знаешь ты, что жить на свете стоит.

Хозяин твой и мил и знаменит,
И у него гостей бывает в доме много,
И каждый, улыбаясь, норовит
Тебя по шерсти бархатной потрогать.

Ты по-собачьи дьявольски красив,
С такою милою доверчивой приятцей.
И, никого ни капли не спросив,
Как пьяный друг, ты лезешь целоваться.

Мой милый Джим, среди твоих гостей
Так много всяких и не всяких было.
Но та, что всех безмолвней и грустней,
Сюда случайно вдруг не заходила?

Она придет, даю тебе поруку.
И без меня, в ее уставясь взгляд,
Ты за меня лизни ей нежно руку
За все, в чем был и не был виноват.
Сергей Есенин.

Т.к. вы неавторизованы на сайте. Войти.

Т.к. тема является архивной.

Т.к. вы неавторизованы на сайте. Войти.

Т.к. тема является архивной.

Т.к. вы неавторизованы на сайте. Войти.

Т.к. тема является архивной.

Асадов Эдуард Аркадьевич — 1923-2004

Стихи о рыжей дворняге
Хозяин прогладил рукою
Лохматую рыжую спину
«Прощай, брат, хоть жаль мне, не скрою,
Но все же тебя я покину»

Швырнул под скамейку ошейник
И скрылся под гулким навесом
Где шумный людской муравейник
Вливался в вагоны экспресса

Собака не взвыла ни разу
И лишь за знакомой спиною
Следили два карие глаза
С почти человечьей тоскою

Старик у вокзального входа сказал:
«Что, оставлен, бедняга?
Эх, будь ты хорошей породы,
А то ведь простая дворняга. «

В вагонах, забыв передряги
Шутили, смеялись, дремали,
Тут видно о рыжей дворняге
Не думали, не вспоминали

Не ведал хозяин, что следом,
По шпалам из сил выбиваясь
За красным мелькающим светом
Собака бежит задыхаясь

Споткнувшись кидается снова,
В кровь лапы о камни разбиты
И выпрыгнуть сердце готово
Наружу из пасти открытой.

Не ведал хозяин, что силы
Вдруг разом оставили тело
И стукнувшись лбом о перила
Собака под мост полетела.

Труп волны снесли под коряги.
Старик, ты не знаешь природы
Ведь может быть тело дворняги,
А сердце — чистейшей породы.

Верность
Негромко хлопнув, затворилась дверь,
А в след смотрели карие глаза.
Ну что ж ,собака, сделаешь теперь?
А с шерсти на пол сорвалась слеза.
Лежал на полке, слушал стук колес,
А поезд уносил куда-то вдаль,
Вздыхал один в квартире верный пес —
В глазах слеза, застывшая печаль.
Соседка принесла ему еду,
Но отвернулся, в лапы спрятав нос,
Как будто бы в тумане. иль в бреду
Лишь только вздернулся и опустился хвост.
Четыре дня! Четыре долгих дня,
И вот уж поезд мчит его назад!
Он рад родного города огням
И встрече предстоящей очень рад!
Взбежал по лестнице — и ключ в замок,
Ах, кажется все было так давно,
Родного дома преступил порог,
А в комнате. Разбитое окно.
Нос по ветру, ища знакомый след,
Собака шла по запаху, но вот,
Упала, обессиленная в снег
Не веря, что ее он бросить мог.
А карие глаза глядели вдаль,
Замерзли лапы и поджался хвост
И воем с глотки вырвалась печаль,
Но вдруг задвигался холодный черный нос.
Знакомый запах? Да! Знаком! Знаком!
И лапы позабыли вдруг про боль —
Вперед, за милым слабым ветерком
Влекла его собачая любовь!
Сбивая лапы в кровь о мерзлый лед,
Спешила, красный высунув язык
Туда, где человек, скучая, ждет,
Что б радостный его услышать вскрик,
Что б заглянуть в счастливые глаза,
Услышать ласковый, знакомый смех!
Но. Заскрипели, взвизгнув, тормоза
Отбросив пса на мягкий рыхлый снег.
Ползком вперед, а сзади следом кровь,
Туда, где свет горит в родном окне
Влекла его собачая любовь
Но. Не дополз. Уткнулся мордой в снег.
А в даль глядят потухшие глаза,
Как буд-то видят, что не видно мне.
На шерсти — белым хрусталем слеза,
А с неба падает пушистый мягкий снег.

Покинутая собака
Глаза покинутой собаки
Мне снятся ночью. как тут быть?
Ее обидеть может всякий
И даже попросту убить.
Для комнатных нужна порода,
А для дворовых — злобный нрав
Ее обидела природа
Достоинств этих ей не дав
Хозяева прогнали прочь,
И я не в силах ей помочь!
В моей квартире коммунальной
Она помехой будет всем.
Но плач ее призывный, дальний
Мне душу вымотал совсем!
И вот, настойчиво и глупо
Я всех прошу, забыв покой
Плесните ей немного супу!
Погладте ласковой рукой.
Хоть на часок пустите в сени!
Пускай погреется она!
Она поймет, она оценит,
До смерти будет вам верна!
О, одиночество огромность
И невозможно потерять
Собачью вечную готовность
Любить, служить и доверять
Пусть человек добрее будет!
Не прихоть это, не пустяк
Внимательно вглядитесь люди
В глаза покинутых собак!

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector