0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Я ненавижу себя за то что я люблю тебя стихи

Ненавижу себя

Какие стихи вы предпочитаете?

Стихи — Ненавижу дни без тебя

Ненавижу дни без тебя,
Ночи длинные, пустые, сонные,
Пишу стихи лишь, а ля,
Есенин, глубокие, духовные.

Мне сложно творить, создавать,
Озорные напевы веселые,
Ранам не даю заживать,
Строчки выходят глупые, не умелые.

В сдавленной груди сердце,
Тише бьеться, чаше устает,
Короткое наше свиданьице,
К концу снова идет.

Я загадал однажды,
Встретить такую как ты,
Таких не встретишь дважды
Потерявши, лечу в тартарары.

Стихи — Ненавижу.

Стихи — Ненавижу

Стихи — Ненавижу

Стихи — Ненавижу

Стихи — Ненавижу

Научись рыдать в тишине,
Чтобы слышать каждый свой вздох;
Чтоб рисунки на стекле
Не смывал осенний дождь.
Пускай каждая слеза
Засыхает на щеке,
Не оставив ни следа.
. Лёд растает по весне.

Пусть, тебя давно уже нет
Для меня, для кого-то ещё.
И ты сходишь с ума в тишине.
И утешить не может никто.
Словно кистью, черты на руках.
Это просто прощальный синдром.
Ты боялась остаться одна.
Ты одна для себя — никто.

Сколько боли
Принесла осень в твой дом?
Сколько.

Стихи — Ненавижу

Стихи — Ненавижу своё одиночество!

Н е н а в и ж у своё одиночество,
В нём тоска ледяною стеной,
Словно айсберг злого пророчества
Настигает парусник мой.

Он плывет по волнам измученный
В бурных водах океана судьбы,
Тщетно скрыться, оторваться пытается,
Но всё ближе айсберг тоски!

Рвут ветра паруса озлобленно,
Хоть поставил надёжно он их,
С дикой болью и страшными стонами
Гнуться мачты, теряя их.

Рифы острые пасть разинули,
Мол: «куда ты милый куда?»
Крысы трюм поспешно покинули
И вся палуба ими полна.

Стихи — Ненавижу разлуки

С места, с лязгом вагоны.
Бьет по нервам гудок.
Все разлуки бездонны.
Болью к горлу комок.

Ветер, шалый невежа,
Небо в тучи сковал.
Тает каплей надежда.
Пуст кричащий вокзал.

Стихи — Люблю и ненавижу

Люблю тебя и ненавижу.
Хочу забыть и не могу.
Тобою днём и ночью брежу.
Горю как будто бы в Аду.

Люблю тебя и ненавижу.
Ты грусть моя и боль моя.
Твой голос слышу я повсюду.
И всюду вижу я тебя.

Люблю тебя и ненавижу.
Украден навсегда покой.
Ты словно в сердце моё выстрел.
Ты словно гений злобный мой.

Люблю тебя и ненавижу.
Любовь-любовь. святой обман.
Лишь только подхожу я ближе.
Скрывает всё. собой туман.

Люблю тебя и ненавижу.
Ты Ангел мой. ты.

Я ненавижу себя за то что я люблю тебя стихи

Белым листом твои чувства встревожены.
И грядущее манит счастливым концом,
Где мечты уж, в событиях – все расположены;
И где ты, в просветлении, сияешь лицом.

О, как ты изящна в своём отношении
К ненаписанной жизни! Как мягко душой
Погладила разум безумным решением –
Вопреки всему свету, быть рядом со мной.

И, как будто, листок представляется новым –
Перевесившим буквы, слова и штрихи.
Я вгляделся попристальней – в нём все готово:
Названия, правила, нежность, стихи.

Это наша Любовь, в сцеплении с временем,
Не желая стремиться в потоке людском –
Из строки, белоснежным, изумленным лебедем –
Вырывается ввысь, над реалом и сном…
Читать полностью »»

Истории любви »»

Мне слишком больно

Мне слишком больно понимать, от чего он не со мной. Мне слишком больно дышать, когда он рядом с другой. Мне правда больно. Больно видеть, как он счастлив с ней. Как смеётся над ее шутками, как обнимает за талию и прижимает к себе. Как целует нежно и с трепетом.
Мне больно от того, что он привязал меня к себе. Пустыми ложными надеждами и словами. Словами о том, что бросит ее. Что я буду с ним. Мольбами о том, чтобы я не уходила.
Как же красиво он говорил те слова любви, которые сейчас уже говорит другой. Как красиво врал, что жить без меня не может. А я верила. Я верила тому, что это настоящая любовь. Что даже если у него есть кто-то, он все равно будет со мной.
Я знала, что он был не один на тот момент. Но не побоялась признаться в чувствах, получая в ответ взаимность.
Читать полностью »»

Проза о любви »»

Три тысячи километров до счастья

Сюжет основан на реальных событиях.

Он не спал уже третью ночь подряд. Ложился, как обычно, около полуночи, натягивал на себя стёганое одеяло, закрывал глаза, но сон не шёл. Ворочался, считал баранов, пока не сознавал себя тем самым бараном, после чего вставал, выходил курить, топтался на крыльце, возвращался в дом, ложился и снова по кругу… Бесполезно, – думал он, – ничего не помогает, потому что упрямый как козёл. В гороскопе пишут Ко-зе-рог! Да, рогов ого-го. И Тигр, хотя какой тигр? У тигра рога не растут…

После смерти жены он частенько томился без сна час-другой, но чтобы так! А как тут уснёшь?! – бесился он, – кто бы сумел давить храпака, зная, что послезавтра его ждёт самоубийство при отягчающих обстоятельствах?! Настоящее самоубийство, форменный суицид! Каким ещё словом можно это назвать, когда обычный пенсионер, подрабатывающий сутки через трое сторожем на вокзале, влюбляется в молодую бабёнку, фигуристую, грамотную, но главное замужнюю и живущую не где-нибудь, а в Мюнхене! Разве это не самоубийство, ехать при всех этих отягчающих обстоятельствах к ней и не только чтобы увидеть, а предложить руку и сердце?!
Читать полностью »»

Тесты на любовь »»

Пройдите наши тесты на любовь и узнайте о себе больше!
Все тесты составлены профессиональными психологами

Стих. Автор неизвестен.

Я не люблю игру в одни ворота,
Я не люблю, совсем, случайных встреч,
Я не люблю в начале диалога
Вдруг получить в ответ прямую речь,

И не люблю я быть чужой проблемой,
Быть не собой, а кем-то быть другим,
Я тратить не люблю чужое время,
И очень не люблю я быть чужим,

Я не люблю стучаться лбом о стену,
И чувства формулировать в слова,
Зря не люблю я выходить на сцену,
И делать что-то не люблю я зря,

Я ненавижу недопониманий,
Я не люблю обманывать себя,
Я не люблю иметь пустые знанья,
И говорить напрасные слова,

Я не люблю быть теплым и холодным,
Я не люблю быть бедным и больным,
И ненавижу быть я несвободным,
И поступаться принципом своим…

Я не люблю вопросов без ответов,
Я не люблю банальные слова,
Я не люблю давать пустых советов,
И не люблю самое слово “я”…

Я не люблю играть на чьих-то чувствах,
И не люблю кого-то соблазнять,
Я не люблю, порою, то, что вкусно,
И ни во что я не люблю играть.

Я ненавижу разочарований,
Очарований тоже не люблю,
Я не люблю поспешных начинаний
И долгих колебаний не терплю,

Я не люблю когда бывает пусто,
Я не люблю червонец по рублю,
Я очень не люблю когда мне грустно
И напускную радость не люблю,

Я не люблю начал без продолжений,
А поражений просто не терплю,
Я не люблю менять своих решений,
И ошибаться очень не люблю,

И не терплю я долгие прощанья,
И очень не люблю я быть в долгу,
Я не люблю пустые обещанья,
И вовсе обещаний не люблю,

И не люблю я очень слово “надо”,
Я не терплю ни “должен”, ни “нельзя”,
Я не люблю обманчивого взгляда,
И половинок ненавижу я,

И не люблю я делать одолжений,
И не люблю такое принимать,
Я не люблю дурацких извинений,
Оправдываться или объяснять,

Я не люблю дотошных уговоров,
И не люблю кого-то заставлять,
Я очень ненавижу глупых споров,
И не люблю я недопонимать,

Читать еще:  Как издать сборник стихов в беларуси

Я не люблю творить себе кумира,
И не люблю я, также, не любить,
И не люблю я жить в душе без мира,
И просто не люблю порою жить…

Я не люблю себя за все плохое,
Я не люблю других… из-за себя…
Я не люблю, и в этом только злое!
Дай, Боже, силы жить всегда любя.

Дубликаты не найдены

У Владимира Высоцкого было похожее

Я не люблю фатального исхода,
От жизни никогда не устаю.
Я не люблю любое время года,
В которое болею или пью.
Я не люблю холодного цинизма,
В восторженность не верю, и ещё —
Когда чужой мои читает письма,
Заглядывая мне через плечо.

Я не люблю, когда наполовину
Или когда прервали разговор.
Я не люблю, когда стреляют в спину,
Я также против выстрелов в упор.
Я ненавижу сплетни в виде версий,
Червей сомненья, почестей иглу.
Или когда всё время против шерсти,
Или когда железом по стеклу.

Я не люблю уверенности сытой,
Уж лучше пусть откажут тормоза.
Досадно мне, коль слово «честь» забыто
И коль в чести наветы за глаза.
Когда я вижу сломанные крылья,
Нет жалости во мне, и неспроста, —
Я не люблю насилья и бессилья,
Вот только жаль распятого Христа.

Я не люблю себя, когда я трушу,
Досадно мне, когда невинных бьют.
Я не люблю, когда мне лезут в душу,
Тем более, когда в неё плюют.
Я не люблю манежи и арены,
На них мильон меняют по рублю,
Пусть впереди большие перемены,
Я это никогда не полюблю.

«. Я не люблю любое время года,
В которое болею или пью. «

мне больше нравится вариант «Когда весёлых песен не пою». Это конечно менее подходит к трагической судьбе этого человека, но душа требует этой строки.

«Люблю всё то что любят толпы
И не люблю я то же что они»
Зачем писать огромный стих без толка?
Двустрочьем ограничься ты одним.

Люблю любить, поспать и секс
Когда приятно и когда есть есть.

Аминь.

Я люблю пиво, я люблю водку
Я люблю баб и жирную селёдку
Я не люблю твоих печёных булок
Я алкоголик — ёбаный придурок

Алкоголик и придурок
Алкоголик и придурок
Алкоголик и придурок
Алкоголик и придурок

Я не люблю ни молоко не мёд
Я не люблю когда приёмник так орёт
Я не люблю твоих печёных булок
Я алкоголик — ёбаный придурок

Стихи

Я прекрасна

Если день с утра паршивый,

И холодный, и дождливый,

И не хочется ни пива, ни партейки в домино,

Чтоб на сердце стало ясно,

Повторяй припев потрясный:

День говно, а я прекрасна,

Я прекрасна, день — говно!

Если завтра не суббота,

Если завтра ждёт работа,

Если мучает икота, зуб болит уже давно,

Чтобы жизнь не стала пресной,

Повторяй припев чудесный:

Жизнь говно, а я прелестна,

Я прелестна, жизнь — говно!

Если мир вокруг ужасный,

Мир опасный, мир несчастный,

Мир зубастый и блохастый,

Словно бешеный енот,

Победить его несложно,

Подпевай, насколько можно:

Мир говно, а я роскошна,

Я роскошна, мир — говно!

Если на исходе силы,

Если отовсюду вилы,

Если хочется текилы и французского кино,

Устранит все неполадки

Наша песенка на святки:

Всё говно, а я в порядке,

Я в порядке, всё — говно!

Литературные мистификации. Как Брюсов придумал двух поэтесс

В истории отечественной литературы Серебряного века есть много любопытных эпизодов, которые не вошли в школьные учебники. Всего ведь не расскажешь — надо многотомные сочинения писать, чтобы все эти факты и фактики уместить.

Иногда случайно обнаруживаешь какой-нибудь малоизвестный эпизод в биографии великих и очень хочется поделиться с читателями. Например, знали ли вы, что знаменитый русский поэт-символист Валерий Брюсов однажды решил притвориться сразу двумя поэтессами?

В общем, на рубеже 1910-х годов ему захотелось поиграть. Провести этакий литературный эксперимент по мотивам недавно прогремевшей на всю литературную Россию истории с выдуманной поэтессой Черубиной де Габриак.

Брюсов решил взять количеством. Вместо одной загадочной и талантливой незнакомки у него будет сразу две. Каждой он придумал звучное имя — Мария Райская и Ира Ялтинская. Осталось написать за них стихи, сочинить им биографию и ввести в отечественную литературу.

Особенно драматичным получился образ Марии Райской. Якобы Брюсов встретил в 1899 году 21-летнюю девушку, прочел ее стихи и сразу понял, что перед ним одаренная поэтесса. Однако в 1907 году Райская умерла в одесской больнице, и вот теперь Брюсов наконец решился воздать ей должное — опубликовать ее стихи. Трогательно?

Биографию Иры Ялтинской он не продумывал так серьезно. Зато у ее сборника уже даже появилось название: «Крестный Путь. Стихи за двадцать лет. 1893–1913 г.». Книга стихов должна была сопровождаться автобиографией.

Но обе девушки так и остались только проектом. В конце концов, Брюсов решил слепить из них одну, убрав все фамилии и биографические сведения. Осталось только имя — Нелли.

В 1913 году сборник «Стихи Нелли», подготовленный Брюсовым, увидел свет в издательстве «Скорпион» и поверг отечественных поэтов в недоумение. Подписи у них не было. Зато сборнику предшествовал сонет Брюсова в формате посвящения. В книге было 28 стихотворений — предельно изысканных и куртуазных:

Скинув тонкое боа,

Из-под шляпы чёрно-бархатной,

Я в бокале ирруа

Вижу перлы, вижу яхонты.

Многие купились. Владислав Ходасевич написал рецензию на сборник:

«Имя Нелли и то, что стихи написаны от женского лица, позволяют нам считать неизвестного автора женщиной. Тем более удивительна в творчестве совершенно мужская законченность формы и, мы бы сказали, — твердость, устойчивость образов. Ведь читатель, конечно, согласится с нами, что стихи женщин, обладая порою совершенно особенной, им только свойственной прелестью, в то же время неизменно уступают стихам мужским в строгости формы и силе выражения».

Но вот Сергей Городецкий, например, не обманулся и напечатал статью, в которой недвусмысленно заявил, что автор этих строк — сам Брюсов. В ответ на это лидер русского символизма прислал в редакцию письмо с опровержением:

«Считаю совершенно необходимым заявить, что псевдоним Нелли принадлежит не мне, но лицу, не желающему пока называть свое имя в печати».

Очевидно, поэт планировал вести игру и дальше. Но развития эта литературная мистификация не получила по весьма трагичной причине. Как раз в это время покончила самоубийством поэтесса Надежда Львова, с которой у Брюсова был роман. Именно с нее Брюсов во многом и списывал образ своей мифической Нелли.

Правда ли, что Пушкин – автор стихотворения «Лакеи вечные Европы…»?

В последние годы по соцсетям гуляет стихотворение, в котором критикуется низкопоклонство перед Западом. Его автором часто называют Александра Сергеевича Пушкина. Мы проверили, правда ли это.

Контекст. Особую популярность эти стихи со ссылкой на Пушкина получили в 2014 году после событий в Украине — тогда многие адресовали их участникам Евромайдана. К примеру, одна из публикаций произведения в Facebook породила почти 800 репостов. Ходило стихотворение и в «Живом журнале». В августе того же года в своей статье для РИА «Новости» эти строчки приписал Пушкину политолог Юрий Городненко. В 2021 году текст стихотворения с подписью «А. С. Пушкин» появился на ограде возле Дома профсоюзов в Одессе.

Найти подобные строчки у Пушкина не получится — ни в канонических произведениях, ни в черновиках, ни в письмах. Одно из самых ранних сохранившихся упоминаний стихотворения в Рунете встречается в одном из блогов на портале газеты «Завтра» от 4 октября 2005 года, где произведение приписано некоей Елене Лаврентьевой из города Донецка. У Лаврентьевой есть своя страничка на сайте «Стихи.ру», из которой можно узнать, что она — член Союза писателей СССР с 1971 года. Искомое стихотворение, если верить поэтессе, написано 23 октября 2003 года и вошло в её печатный сборник 2006 года. В ряде публикаций уточняется, что произведение (посвящённое, как указано, «галицкой элите») было написано к первому Майдану, но тогда выходит, что некорректно указана дата его создания, ведь «оранжевая революция» произошла в 2004 году.

Читать еще:  Кто написал стих белая береза под моим окном

Таким образом, приписываемое Пушкину стихотворение о «лакеях Европы» на деле принадлежит поэтессе из Донецка и появилось в первой половине нулевых. Это далеко не первый случай, когда наследие великого поэта пытаются «обогатить» подобным способом. Так, в 2020 году Рунет облетело его фейковое стихотворение про карантин.

Ещё нас можно читать в Телеграме, в Фейсбуке и в Вконтакте. Традиционно уточняю, что в сообществах отсутствуют спам, реклама и пропаганда чего-либо (за исключением здравого смысла), а в день обычно публикуем не больше двух постов.

Я ненавижу себя за то что я люблю тебя стихи

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

  • before
  • long ago
  • pals
  • about
  • not to forget

Oct. 10th, 2005

Тут мои любимые стихи Екатерины Горбовской.

* * *
. Прийти на рынок без копейки денег,
Понюхать розы и потрогать веник
И перепробовать все то, что разрешат —
Капусту, творог, мед и виноград,
Сказать, что мед — балованный, а творог —
Не так уж и хорош, насколько дорог,
И с чувством собственной законной правоты
Еще раз перенюхать все цветы.

* * *
Мы сидим в кафе «Метелица»,
Не роман, а так — безделица,
Мне вообще в любовь не верится,
А тем более зимой.
Тот, кто весел, — пусть смеется,
Тот, кто хочет, — пусть добьется,
А тебе еще придется
Провожать меня домой.

* * *
А ты сегодня мне приснился
В чудесном разноцветном сне,
Ты из тумана появился
Верхом на розовом коне.
Была луна, и месяц тоже,
И доносилось пенье флейт,
И я подумала: «О боже,
А что б сказал об этом Фрейд!»

* * *
Ты помнишь, сколько мне дано,
Как я умею —
Всю ночь плясать, всю ночь не спать,
А утром — даже не зевать,
Ты помнишь, как тебя люблю
И как жалею?
Ты помнишь, что я лучше всех,
Ты помнишь, как звучит мой смех,
когда ты с нею?
А вечер нежно-голубой,
Нам глупо ссориться с тобой.
Что наши ссоры — лишь слова,
К тому же я всегда права.

* * *
Утром.
Ты спал как сурок.
Ты спал как убитый.
Ты спал как убитый сурок.
А я допивала наш чай недопитый
И воспевала порок.

Я верила в счастье, я верила в чудо,
Так часто бывает с утра.
Я вытерла пыль и помыла посуду —
Я верила в силу добра.

Я вспомнить старалась,
как делают тесто, —
Хотелось сварганить пирог.
Какое красивое слово «невеста».
Ты спал. Как убитый сурок.

* * *
Ты не ждал? а я пришла.
Здравствуй, милый, как дела?
Ты совсем уже не тот.
Как ты прожил этот год?

Да, любимый, в самом деле —
Ровно год и две недели.
Я соскучилась, родной.
Познакомь меня с женой.

* * *
Берег моря. На песке
Дева мается в тоске.
Волны ходят ходуном,
Дева молит об одном:

«Море, море, мой любимый
Пусть вернется невредимый!»
Дева плачет на ветру:
«Он погибнет — я умру. «

Но челнок приплыл под вечер,
И она бежит навстречу,
Осушив потоки слез:
«Милый, что ты мне привез?»

* * *
«Сегодня на арене
Впервые перед вами
Мадемуазель Эжени
С пантерами и львами!»
«Сегодня на арене. «
Я комкаю афишу,
Опять дрожат колени,
Я ничего не слышу,
Вокруг мелькают тени,
Мне пудрят грудь и плечи.
«Впервые на арене», —
Звучит уж сотый вечер.
Я наливаю брома
и полстакана рома,
И старый гардеробщик мне говорит:
«Не трусь!»
Я ничего не слышу, я ничего не вижу,
Но я их ненавижу
И до смерти боюсь!

И вот я перед вами —
С пантерами и львами:
Они сидят на тумбах
И на меня глядят.
Пока я молодая,
Я слишком уж худая,
Когда я разбабею —
Они меня съедят.

* * *
Мне грустно без причины,
Я плакала не раз:
Я встретила мужчину,
Похожего на вас.

Я вас не предавала,
Счастливая взахлеб,
Я вас поцеловала
В его холодный лоб.

Hо знайте, мой хороший,
Однажды в добрый час
Я разлюблю и брошу
Похожего на вас.

* * *
Я на Арбат поеду —
Туда, где ждут меня
С утра и до обеда,
Потом еще полдня.

Я на Арбат поеду,
Там бабушка живет,
Как личную победу
Встречая каждый год.

Я завтра же поеду —
Она сто лет ждала.
А впрочем, лучше в среду —
Дела, дела, дела.

Ах, бабье лето, бабье лето —
Опять осенняя весна.
И, словно призрак с того света,
На месте туч — голубизна.
А я еще училась в школе,
И вот уж ровно десять лет
Цветенье солнца в синем поле
Мне заменял ученья свет.

Ломая зубы, я брезгливо
Грызу учебников гранит,
Страшнее атомного взрыва
Будильник затемно звонит,
И полновластные, как боги,
То запрещая, то веля,
«Мы справедливы, хоть и строги», —
Внушают нам учителя.

Но будет вечер, будет лето,
И все былое — позади,
Я буду лучше всех одета
И завита на бигуди.
Я буду самой развеселой,
Но под конец, припав к окну,
Прощаясь с ненавистной школой,
О чем-то горестно всплакну.

* * *
А мы заблудились в березовой роще —
Что может быть лучше, что может быть проще?
Пытались пристроить лопух в икебану,
Потом набрели на грибную поляну
И собирали — почти до заката —
То ли поганки, то ли опята,
И возвращались домой на попутке.
Я не забуду твои незабудки.

* * *
…А живут они хорошо и дружно,
И не мудрствуя многосложно,
И если что ему от нее и нужно —
Так это чтобы ей было можно.

Сам Господь на них смотрит и радуется,
А они его ни о чем не просят:
И раскладушка у них раскладывается,
И пылесос у них пылесосит.

* * *
Весна прикинулась зимой —
Бездарно как-то, неумело,
И неопрятной бахромой,
Висит метель. Мне надоело.
А ты все про мои глаза,
К тому же, не своими фразами:
Сперва сказал, что бирюза,
А под конец назвал алмазами.
. А за окном опять метели,
Когда же это прекратится.
Ну подожди хоть две недели,
Я не могу сейчас влюбиться.

* * *
Вот Вам бы все песни петь да дурачиться,
Да чтобы с музыкой, с фортепиано…
А мне с Вашего голоса
Поется — как плачется,
А плачется горько, как будто спьяну.
Я на таких, как Вы — всю жизнь спотыкалась:
Споткнусь — и падаю. Прямо кубарем.
Я думала, больше таких не осталось,
А тут вот Вы — с тенорком да с юмором.
А на меня это действует — безотказно,
И пускай пропадет оно все пропадом —
Я, вот, напьюсь сейчас безобразно
И о себе расскажу Вам шепотом.

Вот и все. Уже время кончилось —
Не осталось, совсем не осталось.
Разве только лишь самая малость,
Разве только лишь пара минут.
Это женщина многое знала,
Эта женщина все понимала,
Но, вцепившись в рукав, умоляла:
«Поклянись, что тебя не убьют!»
И мужчина в ответ улыбнулся,
Странно глядя куда-то вперед…
«Не убьют», — он сказал — и запнулся,
Потому что вдруг понял, что врет…

Он к ее волосам прикоснулся
И в глаза заглянуть не посмел…
«Не убьют…» — и он снова запнулся,
Потому что он лгать не умел.
И когда пронеслось над перроном:
«По вагонам! Пора по вагонам!» —
Он ей долго махал из вагона,
Растворившись в защитно-зеленом…

Читать еще:  Какие песни на стихи есенина приобрели всеобщее признание

Но вагоны уже уплывали,
И колеса все громче стучали,
И солдаты платформе кричали,
Что обратно с победой придут…
А потом они долго молчали,
А потом табачок доставали.
И колеса им всем обещали:
«Не убьют,
Не убьют,
Не убьют…»

Вот так сидим и говорим —
О том, что мир неповторим.
О том, что скоро выпускной,
Что пахнет в воздухе весной.

И всё чудесно и чудно —
Сирень, открытое окно,
И сигареты огонек,
И разговоры до ночи.
И мне пока что невдомек,
Что все мужчины — сволочи.

Заиндевевшая судьба,
Как неуютная изба,
Вам предоставит
Свой неуют, свои углы,
Где мыши опытны и злы,
Где крыша давит.
Вам будет страшно засыпать
И плохо спаться.
Как вы могли так поступать —
И не бояться
Того, что я вас прокляну —
Однажды, отходя ко сну,
Забыв поплакать.
А я же ведьма, я могу,
Прокляв, судьбу согнуть в дугу
И бросить в слякоть.
Я отомщу за те дожди,
За злое слово «уходи» —
За все, что было.
За лестницу, что вниз ползла,
Таща перила.
А впрочем, я не помню зла.
Я пошутила.

* * *
И почерк не моей руки, и канувшие даты —
Мои смурные дневники конца семидесятых.
Шестнадцать лет, семнадцать лет
Все это было, или нет?

. Дым сигарет, неясный свет,
Стихи, похожие на бред,
Аквариум, где сдохли рыбки.
(Две грамматических ошибки.)

И этот невозможный тип —
Какого черта он прилип? —
Ведь — все. Проехали. Привет.
Иди гуляй себе — так нет:

Решил, что мы теперь близки
До самой гробовой доски.
. А я, как мышь, забилась в кресле,
Чтоб он моих не трогал рук.

А я все думала: «А если. «
А я все думала: «А вдруг. «
Но этот гад сказал: «Авось. «
И в самом деле, обошлось.

А дальше — странные значки,
Две-три зачеркнутых строки,
Девичий профиль, васильки, провал на месяц.

Куда бы деть все это прочь,
Чтоб не прочла однажды дочь —
Лет через десять.

* * *
И еще один подслушанный разговор

«Мне вас придется разлюбить.
И не смотрите так тоскливо!
Не вздумайте меня забыть
Или запомнить некрасивой!

И не влюбляйтесь сильно впредь,
И никому не доверяйте.
Вы мне клянетесь умереть?!
Я вас прошу, не умирайте…

Я вас на слове не ловлю –
Нет, нет… Но все же это мило.
Но я вас больше не люблю.
Я вас и раньше не любила».

* * *
Мы вряд ли будем целоваться,
Когда мы будем расставаться.
Скорей всего, мы гнусным тоном
Заговорим об отвлеченном —

О том, что отпуск пролетел,
О том, что юг осточертел,
О том, что дома ждут дела…
Как жаль, что я с тобой спала.

* * *
Ну и что, что вдвоем. Ну и пусть при свечах —
У меня еще есть голова на плечах.
А мой внутренний голос —
Он в голос кричал
И в полголоса сам же себе отвечал,
Что когда при свечах,
А вокруг тишина,
Голова на плечах
Никому не нужна.

* * *
Разговор в кафе

«О боже, сколько лет прошло!
Мне сорок пять, мой сын женился,
И внучка весит три кило!» —
А ты ничуть не изменился —
Красавец-профессионал.
А я тебя почти забыла.
Ведь ты бы так и не узнал:
Смешно, но я тебя любила.
Ну что ты смотришь на меня?
Да, ты не знал. Да, я скрывала —
Смеялась среди бела дня,
А вечерами ревновала.
Я от тоски, а не со зла
Шутила зло и ядовито.
Я кавалера завела —
Чтоб видел, что не лыком шита.
Постриглась, выкрасилась хной,
А ты не замечал, проклятый.
И вот сидишь передо мной —
Наверняка давно женатый. «
«Нет, я с тех пор привык один —
Завел кота, стал нумизматом.
Ведь у тебя был тот блондин,
А у меня — не та зарплата. «

* * *
Он пригласит зайти к нему,
И я, конечно, все пойму —
И соглашусь безропотно,
Чтоб скрыть, что малоопытна.

И ни жива, и не мертва,
Я перепутаю слова
И позабуду имена
Всех тех, в кого я влюблена.

* * *
Очи чёрные,
Очень чёрные, —
Это чёрт его знает что.
А я слышала, к вам в гримёрную
Ходит женщина. Это кто?
. Очи чёрные,
Очень чёрные,
Слишком чёрные, так нельзя.
Тяжело, когда смотрят в сторону,
Невозможно, когда в глаза:
Мысли кружатся беспризорные,
Жарко делается в пальто.
Очи чёрные,
Очень чёрные, —
Просто чёрт его знает что.

Прости меня, мальчик пятнадцати лет —
Тот самый, кому посвятила
Свой первый, нескладный и нежный куплет,
Который от всех утаила.

Прости меня, мальчик, ты даже не знал,
Ты жил, ты учил логарифмы,
А я всё любила. И слёзы ронял
Пегас на нескладные рифмы.

Прости меня, мальчик, за то, что потом
Повадилась, поднаторела,
За то, что, склонясь над привычным листом,
Другим посвящала умело.

А ты был со мною добрее других —
Другие бывали жестоки.
Прости, что тебе — самый первый мой стих
И самые глупые строки.

У кошечки — заболи,
У собачки — заболи,
А у девицы — все пройди.
Страдалица…
И у красавца твоего пускай заболит.
Пусть долго болит,
А потом отвалится.

* * *
Уж я не знаю, как мне быть:
Ума — ни капельки.
С волками жить — по-волчьи выть,
А голос слабенький.
Но как натянутой струной,
Я взгляды чувствую спиной,
И, если надо встать стеной —
Я в пол врастаю…
И не боюсь, что гром убьет,
Что враг на мине подорвет,
Боюсь, что кто-то позовет —
И я растаю…

И будет день.
И будет ночь.
И у меня родится дочь.
Я дам ей имя
И скажу ей все, что знаю.
Я ей скажу, что мир не плох,
Хотя, быть может, и не «ох!»,
Но что его задумал Бог,
Как самый лучший.
И научу стоять стеной,
И взгляды чувствовать спиной —
На всякий случай,
Не доверять хорошим снам,
Плохим стихам, чудным словам…
И сколько б ни было вас там —
Егор Кузьмич, Демьян Фомич, Иван Петрович —
За каждую ее слезу —
Я горло вам перегрызу,
И Бог мне в помощь!

* * *
Это ты, положим, врешь,
Ты от горя не умрешь —
Потому что есть, что кушать,
Потому что мир хорош,

Потому что перламутром
Серебрятся скаты крыш,
Потому что завтра утром
Ты в Палангу улетишь,

Потому что править балом
Ты намерен до седин,
А таких, как я — навалом.
Это ты у нас один.

* * *
Я думала, что главное в погоне за судьбой —
Малярно-ювелирная работа над собой:
Над всеми недостатками,
Которые видны,
Над скверными задатками,
Которые даны,
Волшебными заплатками,
Железною стеной
Должны стоять достоинства,
Воспитанные мной.

Когда-то я так думала
По молодости лет.
Казалось, это главное,
А оказалось — нет.

Из всех доброжелателей никто не объяснил,
Что главное, чтоб кто-нибудь
Вот так тебя любил:
Со всеми недостатками,
Слезами и припадками,
Скандалами и сдвигами
И склонностью ко лжи —
Считая их глубинами, считая их загадками,
Неведомыми тайнами твоей большой души.

* * *
Я ненавижу вас —
И в профиль, и в анфас,
Я ненавижу вас,
Ваш свитер, ваши джинсы,
Самодовольный бас
И перстень на мизинце —
Десятки тысяч раз
Я ненавижу вас.

Но вас я ненавижу
Еще сильней
Тогда, когда я вижу
Вас рядом с ней.

Они, правда, не разобраны по серьезности, и грустные перемешаны с веселыми. Их надо по отдельности читать. И желательно вслух. И еще их там как-то много получилось.
Но они все равно офигенные и я с них прусь.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector