0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Я пишу стихи потому что

Воденников, Кудряшева и Родионов — о том, зачем они пишут стихи

В издательстве «Эксмо» выходит антология стихотворений проекта Андрея Орловского «Живые поэты», где именитые литераторы встретились с музыкантами и малоизвестными молодыми авторами. «Афиша Daily» публикует несколько стихотворений из сборника (в авторской редакции), а их авторы отвечают на простой вопрос: зачем они пишут стихи.

Дмитрий Воденников

«Стихи — это всегда попытка увидеть себя очищенным. Не обязательно в хорошем смысле. Ты можешь быть очищенным и злым. И дурным. И темным. Но это важно — понять о себе основное. А то вся жизнь пройдет, потратит себя на пустяки, а ты так ничего про себя главного и не узнаешь. Поэтому люди и пишут. Как бы выворачивают себя, рассматривают свою изнанку, изучают карту внутреннего звездного неба».

Здравствуйте, Уолт Уитмен, здравствуйте, Чарлз Буковски, —
Анна Андревночка, здравствуйте — и Елена Андреевна, здравствуйте!
Здравствуйте, Марина Иванна, здравствуйте, Ян Сатуновский. —
Я не для вас их вытаскивал, но вам бы они — понравились.

Нет, не кончилась жизнь, самурайская вздорная спесь,
диковатая … [на фиг], стихи о любви и о Боге.
— Если кто не заметил, мои ненаглядные: я еще здесь,
сижу как бомж и алкоголик у дороги.

Господи, вот мой компьютер, вот брюки мои, носки,
а вот — шесть книжек с грубыми стихами.
Я их выблёвывал, как отравившийся, — кусками
с богооставленностью, с желчью и с людьми.

— Одно стихотворение (лежащее под спудом
и неписавшееся года два, как долг)
открылось только в нынешнем июле —
и вот оскаливает зубы словно волк.

Другое тоже завалилось за подкладку,
но я достал его, отмыл, одел в пальто
и наспех записал, оно — о счастье.
А пятое пришло ко мне само.

…Так что схлопнулось, всё! — дожила, дописалась книжка
в темных катышках крови и мёда, в ошметках боли
(как сказала однажды подвыпившая директриса,
проработав полжизни в советской школе:
— Я люблю вас крепко, целую низко,
только, дети, — оставьте меня в покое…) —
и стою я теперь сам себе обелиском,
поебенью-травою счастливой во чистом поле.

— Я, рожавший Тебе эти буквы, то крупно, то мелко,
зажимая живот рукавами, как раненый, иступленно,
вот теперь — я немного попью из твоей голубой тарелки,
а потом полежу на ладони твоей — зеленой.

Потому что я знаю: на койке, в больнице, сжимая в руке апельсины
(…так ведь я же не видел тебя никогда из-за сильного света…) —
ты за это за всё никогда меня не покинешь,
и я тоже тебя — никогда не покину — за это.

Анна Герасимова (Умка)

рок-музыкант, поэт, литературный переводчик

Почему мы пишем стихи? Интересны ваши мнения.

А это моё мнение.

Как-то я задумалась: зачем я пишу стихи?
И надо ли писать, например, если нет на это таланта?
И если никакой материальной пользы нет от них? Трата времени, да и только?

Однажды я поняла, что творчество направлено (в конечном итоге!) на самоизлечение (да-да, не спешите спорить), а значит, на ВЫЖИВАНИЕ. Поэзия, в частности, необходима людям повышенно-эмоциональным и чувствительным. В какой-то момент я просто осознала, что писать стихи – моя потребность. Мое решение перестать писать стихи (которое я приняла в старших классах школы, когда нужно было выбирать профессию), потому как «не Пушкин», оказалось, как выяснилось с годами, невыполнимым. Были моменты в жизни, когда «рука тянулась к перу, перо — к бумаге» (с). И не написать стих было невозможным.

Я поняла, что это потребность. И она заложена природой. И игнорировать ее не удается.

И тогда я стала размышлять: потребность творить, в частности, писать стихи, это ведь лишь одна из потребностей человека!

А для чего вообще существуют ПОТРЕБНОСТИ (и ЧУВСТВА, им соотвествующие и побуждающие нас к действию)? Я пришла к выводу, что в конечном счете для одной цели: для ВЫЖИВАНИЯ отдельного человека или общества в целом.

Назовите любое чувство, проанализируйте, и сами в этом убедитесь.

Чувства:
Голода . возникает в момент, когда в организме не хватает хим. веществ, что угрожает жизни

Жажды . возникает в момент, когда организму не хватает воды, что тоже угрожает жизни

Страха . возникает, например, перед пропастью, перед огнем, что предохраняет от падения в пропасть или попадания в огонь

Любви. возникает для продолжения человеческого рода, то есть, для выживания человечества

Совесть (это ведь тоже чувство?- подумала я). помогает выжить человечеству в целом, т.к. совесть не позволяет делать пакости ближнему

Желание смерти (самоубийства, казалось бы, противоречат моим рассуждениям). самоубийцы, сами того не понимая, освобождают общество от негативных генов, не обеспечивающих выживание, потому как природе важнее выживание общества.

(Вот мы приходим в лес из года в год, смотрим — муравьи. И не думаем, что это уже не те муравьи, что были в прошлом году. И не замечаем, как один или десяток муравьев только что погибли у нас под ногами. Это не важно! Важно, что муравьи как вид живет и здравствует. И природа — если придется выбирать — принесет в жертву одного ради выживания всех. Кстати, не зря ведь воспевается героизм тех, кто, жертвуя собой, спасает многих.)

А теперь потребность писать стихи.

. если продолжить логический ряд, то эта потребность, как и все остальные, в конечном счете, для выживания (Тем, кто скажет, что для общения: а общение для чего? изолированный от общества человек обречен. Тем, кто скажет, для объяснения в любви. а большинство стихов — любовная лирика. то — а для чего любовь? см. выше).

Но почему стихи не только пишут, но и читают? Те, кто читает, начинает сопереживать и выплескивает свои эмоции (т е, получается почти то же самое, как если бы сам написал).

В этом смысле, ТАЛАНТЛИВЫЙ поэт отличается от НЕ ТАЛАНТЛИВОГО или от ГРАФОМАНА тем, что его стихи нужны огромному числу людей.
Менее талантливые стихи нужны меньшему числу людей. Стихи графоманские нужны самому графоману (ну, и слава богу! пусть лечится) и единицам.

И вот в этот список потребностей (и связанных с ними чувств) легко вписывается. ВЕРА!

ВЕРА — Религиозное чувство . возникает в момент, когда человек находится в неразрешимо тяжелой ситуации, когда на земле никто не может помочь (болезнь близкого, когда медицина бессильна) В такую минуту человек может дойти до самоубийства. А вера поможет этого избежать.
Вера возникает из желания защиты. Для ребенка это родители. А вырастая, ребенок понимает, что родители не в силах защитить его от многих бед. Но не всем нужна вера. Есть сильные личности, умеющие справляться с трудностями и бедами.
Видимо, религиозное чувство закрепилось в генах. Те люди, которые, попали в тяжелую жизненную ситуацию, запредельный стресс, с которым не могли справиться, но не обращались к вере, к высшей силе, кончали самоубийством, или оказывались в депрессии, или сходили ли с ума. — в любом из этих случаев они не оставляли потомства. А те, кто обращался к Богу, выходили из стрессового состояния и выживали.
Есть Бог или нет — ни наука опровергнуть не может его существование, ни церковь доказать, что он есть. И поэтому это — вопрос веры. А что вера существует — это факт. И она помогает. В одном из номеров журнала «Наука и жизнь» была статья, в кторой говорилось, что состояние мозга молящегося человека — особое. С одной стороны, он в сознании (в отличие от пребывания во сне), а с другой стороны — фиксируются волны, характерные для медленного сна, сна без сновидений. И, как там утверждалось, такое состояние полезно. Еще там говорилось о том, что верующие дольше живут.

Высказываения самих поэтов о том, почему они пишут стихи:

«Спасибо, Влад. Но уверена, что ты другую тишину имеешь в виду.
Я написала именно так, чтобы себя узнавала большая аудитория. В моей жизни имела место разная тишина, и та, которую ты узнал. Но на написание этого стихотворения толкнула меня тишина в творчестве. Мы ведь пишем, чтоб не сойти с ума.

С теплом, Гавриш Альбина 04.09.2007 10:14″

«Конечно же, мы пишем для СЕБЯ,
Пусть адресуем их кому угодно.
Так тяжело молчать, страдая и любя!»

Взято со странички Татьяны Березиной (из рецензии)

«Еще с депрессией в борьбе
Пегас и Муза помогают —
Настрой порою до небес
Стихосложенье поднимает.
Ведь что такое рифм поток?
Лекарства для души глоток —
Прочтешь кого-то — как глотнешь,
Свои напишешь — правду ль, ложь? —
Неважно.
Сбросишь груз депрессий
В стихи и мир не так уж тесен,
А даже очень интересен,
Стихи — таблетки пей! Будь весел»

И Р И Н А 2006/02/25 23:41 •

«и мне казалось что мой пыл угас,
Что музы больше не услышу глас,
Но тянет как магнит меня листок,
Хотел однажды бросить, но не смог.
Мне кажется все из нас задумывались, а стоит ли жертвовать чем то ради стихов. Хотелось бросить ради другой жизни, другой цели.Но я не представляю, что человек сможет отказаться от счастья творить то, что единственно в своём роде и неповторимо.
Огонь может потухнуть, но божья искра никогда. Поэзия — болезнь неизлечимая.»

Читать еще:  Как я начал писать стихи

Андрей Погодин 2006/02/13 19:33 •

Максим Кобу
О себе:
Я начал писать когда это было необходимо для моего психического здоровья (первая любовь, депрессия).

И продолжать приводить примеры, подтверждающие жизненную важность писания стихов можно до бесконечности.

Я просто не умею не писать.
Ledi
Я просто не умею не писать,
Я просто не могу дышать иначе…
Я не смогу однажды отказать
Пришедшим строчкам. Знаешь, это значит

Что я не просто так пишу, наверно…
Но это ведь не значит нелюбви!
Пойми, что если серо, дождь и скверно,
Мне проще пережить через стихи

Сезонную изменчивость погоды
И времени неумолимый ход,
И неизменность матери-Природы,
И каждый новый солнечный восход,

И серый снег из городских окраин,
И стылый ветер где-то за спиной;
И то, что Авель был, но был и Каин,
И что бессмертьем проклят не-герой;

И что Пилат страдал гемикримией,
Что правил не правитель, а дела,
И даже что пророк Иеремия
Наверно, был. И что Лилит – была.

Я в эту стройность слов порой вплетаю
Не то, что знаю – что б хотелось знать.
И никому, поверь, я не желаю,
Уметь (и не уметь!) вот так писать.

Но я не знаю горького лекарства,
Пилюли сладкой, водки ль дармовой,
Чтоб вылечить могла от стихоблядства
(Ведь изменяю с ними, да, родной?).

Не знаю смеси трав и притираний,
Не знаю снадобья из глубины веков,
Чтоб вытравить потребность мне писать их
Иль притупить мою к тебе любовь.

Нет выбора, и выбрать невозможно.
Свободы нет, она лишь только миф.
Я и стихи – закон. Он непреложный.
Но я и ты – то «аксиома» гриф.

© Copyright: Ledi, 2009
Свидетельство о публикации №1911177510

«Все думали: в водку, в тоску, в алкоголь.
Сопьется, повесится, станет калекой.
Но спряталась в слово огромная боль,
И стало всетлей от нее человеку»

Полосатая жизнь

Для чего человек пишет стихи?

Вы когда-нибудь задавались вопросом «Почему люди пишут стихи?». Или вас больше волнует вопрос «Как научиться писать стихи»?

Сейчас я попробую разобраться с первым вопросом, но поверьте, придет время и для ответа на вопрос второй.

Итак, для чего человек пишет стихи?

Буду судить по себе и делать выводы:

Я начала писать стихи, потому что в детстве я ничем не выделялась среди остальных. Кроме того, я получала мало тепла от близких мне людей. Поэтому я решила сделать что-нибудь этакое, чтобы меня заметили. И в результате я в четвертом классе написала стишок-считалку. Я рассказала его учительнице в школе и она меня похвалила! Это меня так воодушевило, что я решила и дальше пробовать писать.

Значит, человек пишет стихи для того, чтобы выделиться, чтобы его заметили, обратили на него внимание.

В детстве я нередко сочинял заведомый вздор только для того, чтобы вызвать удивление окружающих. (Чарлз Дарвин)

Дальше я писала стихи и читала их учителям, воспитателям, чтобы они меня похвалили.

Значит, человек пишет ради похвалы.

Немного позже я попала в другую школу, где никто не мог знать, что я пишу стихи. Я не могла об этом просто объявить, но так как творчество уже стало частью моей жизни, я стала просто писать для себя. Хотя, что значит «для себя»!? Вернее будет звучать, потому что они во мне уже копились, и их надо было выплеснуть на бумагу. Это как освобождение. Это, знаете, когда пристанет навязчивая мысль и не избавиться от нее никак. Точно так же ко мне приставали строчки будущих стихотворений.

Значит, люди пишут, чтобы высвободиться.

Моя жизнь так сложилась, что я очень многое пережила. А в связи со всем этим возникало много переживаний, эмоций, волнений души. И не с кем ими поделиться или в обычном разговоре это не получается. А вот когда пишешь стихотворение, то все эти эмоции и переживания выливаются на бумагу. А благодаря свойствам стиха, это проще сделать не в прозе. Ведь есть чувства, которые невозможно описать, но их можно облечь в образы, что очень характерно для поэзии.

Значит, стихи пишут, чтобы выразить свой внутренний мир, чувства, переживания.

Потом я захотела, чтобы мои стихи прочитали другие люди. Я захотела заявить о себе и стала печататься в газетах.

Значит, человек пишет ради славы. Он жаждет признания.

Иногда благодаря своим же стихам человек познает сам себя. У меня такое было не раз. Приведу только один, самый неожиданный для меня пример: после тяжелейшего расставания с моим бывшим гражданским мужем я на эмоциях написала стихотворение «Ненавижу!». Когда я его перечитала, я ужаснулась, что во мне может ТАКОЕ сидеть. Я работала над этим, я работала над собой. И хотя я уже не смогла ничего исправить, на него я стала уже смотреть не с ненавистью, а с жалостью и благодарностью.

Значит, при написании стихов люди занимаются самопознанием.

Сейчас я пишу просто потому, что я это полюбила всем сердцем. Мне нравится перебирать слова, подыскивать рифму, чувствовать ритм. И так приятно это ощущение, когда находишь что-то воистину потрясающее и выражающее мои мысли! А еще мне приятно перечитывать то, что у меня получилось. То есть я наслаждаюсь и самим творчеством и его результатами. Еще я люблю экспериментировать. Вот, например, стихотворение про чай я написала, просто взяв слова с самой пачки из-под чая. Акростихи — один из моих самых удачных и интересных экспериментов.

Значит, люди пишут стихи, потому что это интересно, увлекательно и им просто это нравится!

Еще я пишу на очень злободневные темы. Возможно, если бы я просто читала нотации, никто бы и не обратил внимания. А вот через стихи проще достучаться, так как это не голая мораль и сама форма обращения привлекательна.

Значить, человек пишет стихи, чтобы высказаться о важном и быть услышанным.

Вдобавок ко всему я надеюсь, что после меня останется хоть что-то нетленное. То есть и после смерти… Как у Пушкина: «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…»

Значит, люди пишут, чтобы обрести бессмертие.

И конечно же, многие из нас хотят зарабатывать не на нудной и тяжелой работе, а на том, что увлекательно – на своем хобби. Поэтому я еще пишу стихи на заказ.

Так что некоторые пишут и ради денег.

Если кто-то думает, что неправильно это — писать за деньги, то вообще: все лучше делать только от души! Но кушать-то хочется

Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать! (А.С. Пушкин)

Вот и все! Я охватила все свои мотивы творчества. Думаю, что у многих, кто занимается стихосложением, мотивы те же. Если я ошибаюсь, поправьте меня. А может, вы знаете еще почему люди пишут стихи?

Кстати, а вы когда-нибудь задумывались о том, как самим написать стихи? Вот вроде и хочется, но не получается? Если это про вас, то подписывайтесь – и вскоре у вас будет возможность этому научиться! Вы все таланты! Или кто-то хочет заявить о себе: «Я – бездарь»? Думаю, здесь таких нет!

От души: Недавно наткнулась на замечательное исполнение стихотворения Сергея Есенина – моего любимого поэта и идеала в литературе. Не могу не поделиться этим с вами. Уделите пару минут – не пожалеете!

Чтобы быть в курсе всех новых событий на блоге Полосатая Жизнь , оформите подписку здесь! Я Вам всегда рада!!

А чтобы сделать мне приятное, пробежитесь по кнопочкам соцсетей

Я пишу стихи потому что

Сборник поэзии 4

Сборник поэзии 4

Интересуешься ты, как надругаться над дамой? Что же, за малую мзду опытом я поделюсь. Надо у дамы в душе некое место нащупать Если затронуть его, быстро слабеет она. Только не вздумай вести с ней разговоров ученых И об искусстве ты с ней остерегись толковать. Дама лишь сделает вид, будто ей все интересно, Злобно шепча про себя:»Господи, ну и козел!» Нет, потихоньку сперва к даме вкрадись ты в доверье, Выясни, что из вещей дама желает иметь. Если, к примеру, она страстно мечтает о шубе Лучшую шубу тогда смело ты ей посули. Ну а затем разговор переведи на другое И притворись, что забыл ты о посулах своих. Маяться будет она, мяться и ежиться долго, Прежде чем к шубе опять плавно сведет разговор. Ты же воскликни в ответ:»Мы не в таких отношеньях, Чтобы я шубы тебе, милая, стал покупать. Ты рассуди головой: что же подумают люди, Если тебе я, как лох, шубу так просто куплю? Станут меня называть кто — слизняком, кто — слюнтяем, Ну а дела уж со мной точно не станут вести». Дама раскинет умом и перестанет ломаться Знает она, что до шуб много охотниц кругом. Вскоре возляжет с тобой дама на ложе Эрота С речью любви на устах, с образом шубы в душе. Тут ты почти победил — с дамой простершись на ложе, Для надругательства ты полный имеешь простор. Делать ее заставляй так, а потом еще этак, Ну а потом еще так, что и сказать-то нельзя. Жалобы ты отметай, так отвечая сурово: «Шубу желаешь? Трудись — это ведь стоит труда. Ты рассуди головой — ведь не растут на деревьях Шубы и прочий прикид — тот, что тебе я куплю». Вмиг, услыхав про прикид, дама забудет стыдливость И надругательства ей станут приятны уже. Утром же с ложа восстань хмурым, сухим и холодным, Заторопись по делаам и затеряйся в Москве. Пусть дозвониться тебе станет почти невозможно, Если же все-таки вдруг дама застигнет тебя С нею ты так говори, словно вы еле знакомы, Припоминая ее только с огромным трудом. Не понимай никаких самых прозрачных намеков, Трубку повесить спеши — времени, дескать, в обрез. Думаешь, дама тебя возненавидит за это? Нет, зажигает обман в них почему-то любовь. Издавна так мудрецы, не заплатив ни обола, Вечно покорных себе приобретали рабынь.

Читать еще:  Стихи прости что я тебя ревную

Коль девушку зовут Екатерина, То девушка упрямей, чем ишак. Упрется, как ушастая скотина, И не желает даже сделать шаг.

Всего лишь шаг, а там уже диванчик, И надо лишь усесться на него, Но девушка твердит, что я обманщик И что хочу я только одного.

Да, одного,- хочу я только счастья, На склоне лет заслуженного мной, Но спятила любимая, к несчастью, И только имя этому виной.

Рассвирепев без видимой причины, Как сторожащий гаражи Полкан, Она рычит:»Мерзавцы все мужчины, А вы — вдвойне, порочный старикан».

И я всю ночь наедине с печалью Ворочаюсь в постели до утра. Такого не могли сказать Наталья, Роксана, Леокадия, Зухра.

Она лицом к любви не повернется Вот имени магическая власть! Единственное средство остается Придется паспорт у нее украсть.

И девушка свое забудет имя Ведь у нее же ветер в голове И будет переулками чужими Растерянно скитаться по Москве.

Она ведь позабудет от волненья Еще и местожительство свое, Затем внушит наряду подозренья, И в вытрезвитель привезут ее.

Навстречу ей в мундире капитана Я выйду, от волнения сопя. «Опять пила? Какой позор, Светлана, Одумайся, взгляни же на себя!

И не реви. Какая тут обида? Возьми платок — вон капля на носу. Пойдем в мой кабинет, Аделаида. Доверься мне, и я тебя спасу».

Я прошептал:»Любовь — стихия», И вы кивнули мне, мадам, И страстно вам прочел стихи я, Которые писал не вам.

Мой взор являл живую муку, Казалось, смерть моя близка, А просто я объелся луку, И залегла в нутре тоска.

Сказав:»Меня убьет разлука», Расчетлив, как любой маньяк, Чтоб уничтожить запах лука, Я навалился на коньяк.

Я делал вид, что пью я с горя, И повторял:»Любовь — беда», И «да» увидел в вашем взоре, Но ложно понял это «да».

Уже мой разум разлезался, Подобно ветхому мешку Должно быть, лишним оказался Восьмой фужерчик коньяку.

Я в вас уперся мутным взглядом Точь-в-точь мороженый налим И произнес, усевшись рядом: «Ну что, мышонок, пошалим?»

И вмиг с вершины благородства И сострадания ко мне Вы заглянули в бездну скотства, Где я возился в глубине.

Вы вздрогнули и окропили Свой пеньюар потоком слез, Но все же вскоре уступили, И я вас в спальню перенес.

И думал я, кусая палец, Под утро, глядя в темноту: Зачем вы все-таки отдались Такому грязному скоту?

К вам пламенело чувством чистым Немало истинных мужчин, А вы связались с аферистом Без всяких видимых причин.

Но вашу женскую причуду Я не желаю понимать Я унижать вас подло буду, И бить, и деньги отнимать.

Слюнтяям хочется проникнуть В секреты ублаженья дам, А у меня попробуй пикнуть И враз получишь по зубам.

Сплетемся с вами в узел тесный В скандалах, драках и грызне, И ваша жизнь не будет пресной Уж это предоставьте мне.

Я завопил:»Плевать на мужа! Награды требует поклонник!» Вы вырвались и неуклюже Вскарабкались на подоконник.

Трясясь от страха и от злобы, Вы крикнули:»Сейчас я прыгну!» Но я сказал:»Мы прыгнем оба, И я в полете вас настигну.

Настигну и прижмуся тесно, Чтоб быть и в смерти вместе с вами. Мы оба хряснем полновесно О мостовую головами.

Пусть каждый череп соком брызнет, Подобно тяжкому арбузу, Раз предрассудки этой жизни Мешают нашему союзу.

Оскалимся в кровавой луже, Переплетенные, как черви Пусть наш конец ужасный служит Уроком бестолковой черни».

Я вас заставил содрогнуться; Постигнув сказанное мною, Вы не посмели оглянуться На бездну за своей спиною.

Страшась сравнения с арбузом, Меж кактусов, задравши платье, Топтались вы,- чтоб сладким грузом Упасть затем в мои объятья.

И, ощущая вашу сдобность, Я начал быстро обнажаться, В душе хваля свою способность Порой так ярко выражаться.

Там, где шуршит листвой ольха, У ручейка, в глуши лесной Склонил я к радостям греха Тебя, дружок неверный мой.

Поэты рассказывают, как они пишут свои стихи

Процесс создания стихов часто кажется чем-то средним между магией и случайностью — на самом же деле все гораздо интереснее. «Афиша Daily» продолжает расспрашивать современных поэтов о том, как, где и зачем они пишут стихи.

Андрей Родионов о стихах, написанных в измененном состоянии сознания

***
В Петербурге в маленькой кафешке
Сколько мы не виделись с тех пор
Встретился я с другом и без спешки
Начался негромкий разговор

Говорили о былом, о думах
За окном сгущался невский мрак
Вдруг сказал он, я вот тут подумал
Сталин не такой уж был мудак

Были ведь враги, они ведь были
Были тут вредители везде
Их не так уж много посадили
Слишком уж раздуты цифры те

Тишина, стаканов перезвончик
Капля водки чистый бриллиант
Сашка Сашка ты же электронщик
Сашка Сашка ты же музыкант

Лепетал я глупо и ненужно
Он сидел спокоен, духом чист
В кабаке, похожем на психушку
Старый электронщик-сталинист

Долог путь домой у сталиниста
На метро, потом маршрутка два часа
По дороге сон ему приснился
Светлая такая полоса

По тайге глухой гуляет эхо
Нацепивший желтые очки
Там перед толпою бритых зеков
Он миксует разные звучки

Страшный ритм веселый электронный
Где полярной ночи темнота
Да торчат рученки из сугробов
И глазенки смотрят из-под льда

Андрей Родионов, поэт, лауреат Григорьевской поэтической премии, сотрудничал с проектом «Елочные игрушки»

«Это было в другом городе, и я транслировал на героя мой собственный сон, в остальном все правда. Саша — музыкант, раньше мы работали вместе, но уже несколько лет прошло, как наши дорожки разошлись, а два года назад мы решили в Воронеже сыграть вместе. Он — музыка, я — слова. Поговорили, потом у меня было жуткое похмелье. Стихотворение написано в Красноярске, сразу после ночного перелета в измененном сознании где-то в шесть утра я решил, что мне этот случай следует описать. Я его описал, поместил в сеть; когда Катя, жена, проснулась, я уже видел, что текст стал популярным. Поэтому я ей смело его показал, она сказала: «Ну конечно, стихотворение задевает чувства нашего друга, ну ладно». Как у Пушкина в первой главе «Евгения Онегина»: «противоречий очень много, но их исправить не хочу». А первые строчки — от Мандельштама: «жил Александр Герцович, еврейский музыкант». Вот эта вот строчка, ритм — «Сашка, Сашка, ты же музыкант» — она меня зацепила, и от нее все пошло.

Уже два года я практически ничего не пишу, с тех пор как закончил «Поэтический дневник» — эксперимент, в течение которого я писал по восьмистишию [в день] целый год. Это был такой ход конем, мне нужен был какой-то вызов, причем вызов не дешевый, а серьезный: сможешь написать так, чтоб и тебе самому было интересно читать? К тому же я понял, что у публики есть противоречивое [желание] что-то прочитать небольшое и дальше уже углубиться в чтение длительное. Поэтому я придумал такую форму — короткую, но которая подразумевала, что я буду вести читателя куда-то еще, как в романах. Задача оказалась для меня невероятно сложной.

«Я человек очень долго думающий и в принципе живущий прошлым. Настоящее мне кажется какой-то белибердой, я смотрю, слушаю и думаю: «О, какая белиберда!»
Андрей Родионов, поэт

А потом, спустя год или, может быть, неделю, думаю: «А я-то в этот день-то ведь, ага!» И это для меня оказывается важным, так я и живу. А тут я поставил себе задачу реагировать именно на настоящее, сразу. В какой-то момент я все равно срывался и писал про прошлое, но иногда получалось пересилить себя: я все-таки поймал именно момент того, что происходило со мной прямо сейчас, и это было удивительно, раньше такого со мной никогда не случалось.

Читать еще:  Мои стихи легки как блохи

После этого гребаного поэтического дневника, когда я каждый день садился с тетрадкой где-то в уголок, я реально исписался — поставленная задача меня высосала. Уже прошло два года, но я до сих пор не сажусь писать стихи — я как-то не вижу в этом смысла. Мне кажется, что больше смысла в придумывании чего-то длительного во времени, какой-то структуры с сюжетом от начала до конца. Либо я просто думаю: «Ну господи, ну какая фигня все то, что случилось со мной сегодня, не стоит описывать».

Могу ли я писать в любой ситуации и в любом состоянии? Это все равно что сказать, что ты можешь проснуться в час ночи и побежать разгружать вагоны. Да, могу, но просто в какую-то ночь я разгружу, а в какую-то сил не хватит. Поскольку я пишу стихотворные пьесы, то последние годы я был поставлен театром в такие условия, когда хочешь не хочешь, а надо писать. Я помню, как мы однажды ехали с Катей в Канск в атмосфере жуткой горячки, потому что мы сдавали пьесу, и режиссер постоянно присылал и досылал мне что-то, что надо было доделать к спектаклю «Сван». За четыре часа, пока мы ехали от Красноярска, я написал пять текстов!

Текст про Сашку-электронщика — это совсем другое, не было плана. Он был написан ровно через полтора месяца после окончания «Поэтического дневника», и он один буквально из пары-тройки стихотворений, которые у меня получились с тех пор и которые я готов прочесть на публике.

Я не могу сказать, что предпочитаю работать по плану или предпочитаю работать внезапно, — я предпочитаю иметь эмоции, чувствовать и описывать свои чувства, а это бывает не каждый день. Не буду говорить возвышенных слов, хотя можно было бы и их употребить, но, если у тебя нет настоящих эмоций, ты либо их находишь с помощью каких-то внешних стимуляторов, либо ты тупо проваливаешь работу, вот и все».

Алексей Цветков о стихах, которые нет смысла описывать

вконтакте
а помнишь пинкисевича илью
который теннис обожал настольный
и в сумерки последнюю игру
под соснами в забытый год застойный

у вас на даче был слепой чулан
с лопатами а может и не ваш но
я там с одной наташей ночевал
или с другой теперь уже неважно

или постой я путаю тебя
и конькобежку рыжую с ногами
движок сдает но будем жить терпя
тряхнем еще а доктора солгали

устроили на речке смотр невест
стрельцова кошку шпротами кормила
я ничего не сдвинул с прежних мест
пусть в голове останется как было

вздремнешь в такси но память как ожог
твой пинкисевич в пароксизме жажды
не плачь ведь мы не умерли дружок
ты разве рыжая была однажды

была и плечи девичьи белы
в саду с настольным теннисом на даче
а если кто-то думает иначе
ты убеди что не было беды

что встал и навестил тебя в сети
беседовал как с лестничной соседкой
щелчок и мячик в паузе над сеткой
пластмассовый игрушечный свети

Алексей Цветков, поэт, лауреат премии Андрея Белого и Русской премии.

«Я принципиально не комментирую свои стихи, потому что тогда не имеет смысла их писать. Не знаю, как другие люди, а я пишу стихи, а потом о них забываю, я не нянчусь с ними, не помню их, не перечитываю — стихотворение написано, и я его отпустил, меня больше интересует то, что я еще напишу. И я понятия не имею, что происходило со мной, когда я писал то или иное стихотворение. Я не могу анализировать этот процесс, как если бы я просто стоял рядом и смотрел. Если бы я мог что-то еще сказать об этом, я бы включил это в текст.

Ничего на меня такое специальное не снисходит, просто приходит в голову мысль о чем-то написать, и я сажусь за компьютер. Так же и тут: появилась идея написать о социальных сетях, замысел возникает раньше стихотворения. Конечно, эта тема производит впечатление, потому что мы живем в эпоху, когда люди встречаются в интернете через двадцать-тридцать лет в ситуации, в которой они бы никогда не встретились в другое время. Вот люди после того, как вообще, может быть, забыли отчасти друг о друге, сталкиваются в этом «ВКонтакте» и думают о чем-то. Но я не надстраиваю из этого какой-то лишний смысловой этаж: не то чтобы я перебирал какие-то фотографии или что-то вспоминал, — нет, я просто захотел описать это. Что-то всплывает в памяти, что-то не всплывает, у меня нет задачи воспроизвести реальные события.

«Мне совершенно безразлично, что было на самом деле, что не было. Читатель этого не знает, читатель имеет дело со стихотворением и может воображать себе, что хочет. Попытки трактовать, что было и кто стал прототипом, — я в эти разговоры никогда не вступаю»
Алексей Цветков, поэт

«Ты разве рыжая была однажды» — это не из-за какого-нибудь импульса, информации в ленте, это просто я сижу у компьютера и нажимаю на клавиши. Я и в «ВКонтакте»-то никогда не состоял, просто имеется в виду любая социальная сеть, где люди встречаются после долгой разлуки.

Для молодых людей может быть новостью сам тот факт, что они пишут стихи, и они ценят этот процесс и хотят о нем говорить, а для меня важен только продукт. Мне семьдесят с лишним лет, и в этом возрасте человек уже меньше ожидает, что что-то получится само собой. Сейчас для меня стихи это много работы, раньше было немного иначе: стихотворение получалось в значительной степени само. Почему мне вообще хочется это делать, для меня теперь тоже довольно бессмысленный вопрос, я ведь занимаюсь этим всю жизнь».

Екатерина Соколова о стихах, растущих из речевых ошибок

***
в белом окошечке регистратуры
Господи запиши и меня
что ж ты канатка моя Чиатура
не выдержала меня

падая видел отхваченных территорий
сады дома
видел подстанция видел море
видел тюрьма

база граничная
детский сад солдат
мельком
мелькомбинат

Екатерина Соколова, поэтесса, лауреатка премии «Дебют», финалистка премии Андрея Белого

«Мне понравилось слово «Чиатура» — это город в Грузии. Промышленный город, где добывают полезные ископаемые. В советское время люди там ездили на вагонетках — их использовали и как городской транспорт, а на холмах над городом шла добыча руды. Всего в городе около двадцати канатных дорог, но когда мы туда приехали, работала только одна — и она была ужасна. Это такой советский лифт, в котором можно только молиться, чтоб тебя не убило: качает, скрежещет. Внизу, на входе, сидит дядька, пьет домашнее вино из полторашки: «Заходите, прокатитесь!» Мы зашли, поехали наверх, а в верхней будке сидит такая сухонькая бабуля, в два раза старше его. «Ну что, приехали». Эта чиатурская канатная дорога, конечно, наталкивает на мысли о жизни и смерти.

У Дмитрия Данилова есть стихотворение «Три дня» про человека, который умер и летает над поселком Железнодорожный, и его душа смотрит на все сверху — я держала этот текст в голове, когда писала. Мне вообще безумно нравится то, что пишет Дима про смерть, про этот переход, у него таких вещей много, и везде ощутим некий религиозный контекст, что мне тоже очень интересно.

«Главный мой (и, может быть, Димы Данилова) вопрос: есть там что-то или нет, увижу я вот это вот все под ногами или нет, когда меня не будет или когда я буду стремительно заканчиваться?»
Екатерина Соколова, поэтесса

Когда я активно писала книжку, у меня появилась привычка записывать слова, которые мне понравились, в телефон (я пользуюсь приложением Evernote). Записала эту Чиатуру, записала «мельком мелькомбинат» как возможную концовку… Записываю все, что меня зацепит: кем-то оброненные слова, какую-то услышанную речевую ошибку. И с этих словечек потом что-то начинается. Вот сейчас у меня записано слово «польта». Посмотрим, будет ли что-то с этими польтами дальше.

Чиатура. Часто использую коми-топонимы, например. Я там выросла, я знаю эти места и эти слова. Но для читателя они ничего не означают, читатель просто видит прикольное слово, интересное слово. Можно так делать вообще? В каком-то смысле, может быть, это неважно, потому что все равно я искусственно создаю какую-то ситуацию: я ведь не падала с этой канатки. И даже если бы упала, я бы не увидела море, тюрьму, пограничную базу. То есть даже технически это невозможно: канатка-то невысоко расположена, столько всего не увидишь».

Сбор средств на развитие и поддержку нашего литературного портала

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector