0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Юнона и авось чьи стихи

Андрей Вознесенский — Авось

  • 80
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Андрей Вознесенский — Авось краткое содержание

Описание в сентиментальных документах, стихах и молитвах славных злоключений Действительного Камер-Герра Николая Резанова, доблестных Офицеров Флота Хвастова и Довыдова, их быстрых парусников «Юнона» и «Авось», сан-францисского Коменданта Дон Хосе Дарио Аргуэльо, любезной дочери его Кончи с приложением карты странствий необычайных.

Авось — читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

«Но здесь должне я Вашему Сиятельству зделать исповедь частных моих

приключений. Прекрасная Консепция умножала день ото дня ко мне вежливости,

разные интересные в положении моем услуги и искренность, начали неприменно

заполнять пустоту в моем сердце, мы ежечастно зближались в объяснениях,

которые кончились тем, что она дала мне руку свою. «

Письмо Н. Резанова Н. Румянцеву,

17 июня 1806 года.

«Теперь надеюсь, что «Авось» наш в мае на воду спущен будет. «

15 февраля 1806 года, секретно

«Авось» назывется наша шхуна.
Луна на волне, как сухой овес.
Трави, Муза, пускай худо,
Но нашу веру зовут «Авось»!
«Авось» разгуляется, «Авось» вывезет,
Гармонизируется Хавос.
На суше- барщина и фонвизины,
А у нас — весенний девиз «Авось»!
Когда бессильна «Аве Мария»,
Сквозь нас выдыхивает до звезд
Атеистическая Россия
Сверхъестественное «авось!»
Нас мало, нас адски мало,
И самое страшное, что мы врозь,
Но из всех притонов, из всех кошмаров
Мы возвращаемся на «Авось».
У нас ноль шансов против тыщи
Крыш-ка!
Но наш ноль — просто красотища,
Ведь мы выживали при «минус сорока».
Довольно паузы. Будет шоу.
«Авось» отплытье провозгласил.
Пусть пусто у паруса за душою,
Но пусто в сто лошадиных сил!
Когда же, наконец, откинем копыта
И превратимся в звезду, в навоз —
Про нас напишет стишки пиита
С фамилией, начинающейся на «Авось».

В Сан-Франциско «Авось» пиратствует —
ЧП!
Доченька губернаторская
Спит у русского на плече.
И за то, что дыханьем слабым
Тельный крест его запотел,
Католичество и Православье,
Вздев крыла, стоят у портьер.
Расшатываются устои.
Ей шестнадцать с позавчера,
С дня рождения удрала!
На посту Давыдов с Хвастовым
Пьют и крестятся до утра.

Хвастов: А что ты думаешь, Довыдов.

Довыдов: О происхожденьи видов?

III. (Молитва Кончи Аргуэльо — Богоматери)

Плачет с Сан-францисской колокольни
Барышня. Аукается с ней
Ярославна! Нет, Кончаковна —
Кончаковне посолоней!
«Укрепи меня, Мать-Заступница,
против родины и отца,
Государственная преступница,
Полюбила я пришлеца.
Полюбила за славу риска,
В непроглядные времена
На балконе высекла искру
Пряжка сброшенного ремня.
И за то, что учил впервые
Словесам ненашей страны,
Что, как будто цветы ночные,
Распускающиеся в порыве,
Ночью пахнут, а днем — дурны.
Пособи мне, как пособила б
Баба бабе. Ах, Божья Мать,
Ты, которая не любила,
Как Ты можешь меня понять?!
Как нища ты, людская вселенная,
В боги выбравшая свои
Плод искусственного осеменения,
Дитя духа и нелюбви!
Нелюбовь в ваших сводах законочных.
Где ж исток?
Губернаторская дочь, Конча,
Рада я, что Твой Сын издох. »
И ответила Непорочная:
«Доченька. »
Ну, а дальше мы знать не вправе,
Что там шепчут две бабы с тоской —
Одна вся в серебре, другая —
До колен в рубашке мужской.

Хвастов: А что ты думаешь, Довыдов.

Довыдов: Как вздернуть немцев и пиитов?

Довыдов: Что деспоты не создают условий для работы?

V. (Молитва Резанова — Богоматери)

«Ну что Тебе надо еще от меня?
Икона прохладна. Часовня тесна.
Я музыка поля, ты — музыка сада,
Ну что Тебе надо еще от меня?
Я был не из знати. Простая семья.
Сказала: «Ты темен.» — Учился латыни.
Я новые земли открыл золотые.
И это гордыни Твоей не цена?
Всю жизнь загубил я во имя Твоя.
Зачем же лишаешь последней услады?
Она ж несмышленыш и малое чадо.
Ну, что Тебе надо уже от меня?
И вздрогнули ризы, окладом звеня,
И вышла усталая и без наряда.
Сказала: «Люблю тебя, глупый. Нет сладу.
Ну что тебе надо еще от Меня?»

Хвастов: А что ты думаешь, Довыдов.

Довыдов: О макси-хламидах?

Довыдов: Дистрофично безвластие, а власть катастрофична?

Довыдов: Вы надулись? Что я и крепостник и вольнодумец?

Хвастов: Да нет. О бабе, о рязановской.

Вдруг нас американцы водят за нос?

Довыдов: Мыслю, как и ты, Хвастов, —

Давить их, шлюх, без лишних слов.

Хвастов: Глядь! Дева в небе показалась, на облачке.

VII. (Описание свадьбы, имевшей быть 1 апреля 1806 года.)

«Губернатор в доказательство искренности и с слабыми ногами танцевал у меня, и мы не щадили пороху ни на судне, ни на крепости, гишпанские гитары смешивались с русскими песельниками. И ежели я не мог окончить женитьбы моей, то сделал кондиционный акт. «

Помнишь, свадебные слуги, после радужной севрюги
Апельсинами в вине
обносили не?
Как лиловый поп в битловке, под колокола былого,
Кольца, тесные с обновки, с имечком на тыльной стороне, —
Нам примерил не?
А Довыдова с Хвастовым, в зал обеденный с вострогом
Впрыгнувших на скакуне, —
Выводили не?
А мамаша, удивившись, будто давленые вишни
На брюссельской простыне, озадаченной родне, —
Предъявила не?
(лейтенантик Н.
Застрелился не.)
А когда вы шли с поклоном, смертно-бледная мадонна
К фиолетовой стене
Отвернулась не?
Губернаторская дочка,
Где же гости? Ночь пуста.
Перепутались цепочкой
Два нательные креста.

Архивные документы, относящиеся к делу Резанова Н.П.

Юнона и Авось (либретто)

>Андрей> >Вознесенский>, 1980>

>»>Господи>, >услышь> >меня>, >услыши> >мя>, >Господи>!>

>По> >морям> >бушующим> >я> >плыву> >без> >компаса>,>

>я> >зову> >без> >голоса>, >пучинам> >отданный>:>

>»>Родина>, >услышь> >меня>, >услыши> >мя>, >Родина>!»>

>И> >летят> >покойники> >и> >планеты> >по> >небу>:>

>»>Кто>->нибудь> >услышь> >меня>, >услыши> >мя>, >кто>->нибудь>!»>

ПЕРВЫЙ СОЛИСТ :

Бьет двенадцать годов, как часов

Над моей терпеливою нацией

Есть апостольское число,

Для России оно — двенадцать.

Восемьсот двенадцатый год —

Даст ненастья иль крах династий?

Будет петь и рыдать народ

И еще, и еще двенадцать!

ВТОРОЙ СОЛИСТ :

История, — ты стон

Пророков, распинаемых крестами!

ПЕРВЫЙ СОЛИСТ :

О, Родина, была ты близорука,

ВТОРОЙ СОЛИСТ :

Они сойдут с крестов,

Взовьют еретиков кострами.

ПЕРВЫЙ СОЛИСТ :

Когда казнила лучших сыновей,

ПЕРВЫЙ СОЛИСТ :

худшую из казней!

ВТОРОЙ СОЛИСТ :

Но все-таки — виват!

Древней, чем убивать!

ЧАСТЬ I. РОССИЯ

(Действие происходит параллельно: в церкви, где отпевают покойную жену Резанова, в апартаментах гр. Румянцева и в трактире)

>Со> >святыми> >упокой>, >Христе>, >душу> >рабы> >Твоея> >новопреставленной> >Анны>, >идеже> >несть> >болезнь>, >ни> >печаль>, >ни> >воэдыхание>, >но> >жизнь> >бесконечная>.>

>Сам> >Един> >еси> >Бессмертный>, >сотворивый> >и> >создавый> >человека>, >земнии> >убо> >от> >земли> >соэдахомся> >и> >в> >землю> >туюжде> >пойдем>, >яко> >же> >повелел> >еси>, >создавый> >мя> >и> >рекий> >ми>: >яко> >замля> >еси> >и> >в> >землю> >отъидеши>, >аможе> >вси> >человецы> >пойдем>, >надгробное> >рыдание> >творяще>.>

РЕЗАНОВ :

Мне сорок, но успокоенья нет —

Читать еще:  Как написать стих подруге на день рождения

Всю жизнь бегу за призраком свободы

В мои-то годы нет иной заботы!

Аллилуйя! Аллилуйя! Аллилуйя!

РЕЗАНОВ :

Милостивый государь мой Алексей Николаевич РУМЯНЦЕВ!

Уповая на всемилостивейшее покровительство Ваше, вознамериваюсь просить Вас о поддержке моего дерзновенного прожекта. С помощью Божией намереваюсь я ныне, возглавив первое кругосветное путешествие россиян, жизнь отдать расцвету Российско-американской кампании, с тем, чтобы распространить свет Отечества нашего до Калифорнии и Сандвичевых островов.

Да будет судьба России крылата парусами!

РУМЯНЦЕВ :

.. Милый граф, я желаю Вам

Поделить мечты пополам!

РЕ 3 АНОВ :

Уповаю на Ваше великодушие! Ваше сиятельство!

Соблаговолите поддержать сей дерзкий пожект мой.

Я удачлив, Ваше сиятельство !

Сие предприятие сулит большие блага Российской державе

и последствия ея будут по достоинству оценены потомками нашими.

Яко земля еси и в землю отъидеши,

аможе вси человецы пойдем, надгробное

>Ты> >меня> >на> >рассвете> >разбудишь>,>

>проводить> >необутая> >выйдешь>,>

>Ты> >меня> >никогда> >не> >забудешь>,>

>Ты> >меня> >никогда> >не> >увидишь>.>

Заслонивши тебя от простуды,

Я подумаю: Боже Всевышний,

Я тебя никогда не забуду,

Я тебя никогда не увижу.

Не мигают, слезятся от ветра

Безнадежные карие вишни.

Возвращаться — плохая примета,

Я тебя никогда не увижу.

Ваше сиятельство, ежели материальные затруднения окажутся единственной преградой на пути к американскому континенту — готов буду приобрести на собственные средства две шхуны на Санкт-Петербургской верфи и, придав им соответственно наименования «Юнона» и «Авось» преисполнен буду решимости в начале лета 1806 года пуститься в плавание к берегам Нового Света.

И качнутся бессмысленной высью

Пара фраз, залетевших отсюда:

«Я тебя никогда не увижу,

Я тебя никогда не забуду».

ОТЕЦ ЮВЕНАЛИЙ :

Яко земля еси и в землю отъидеши, аможе вси человеци

пойдем, надгробное рыдание творяще песнь:

аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя!

>Душой> >я> >бешено> >устал>.>

>Точно> >тайный> >горб> >на> >груди> >таскаю>,>

>Будто> >что>->то> >случилось> >или> >случится>, —>

>Ниже> >горла> >высасывает> >ключицы>. >

>Российская> >империя> — >тюрьма>,>

>Но> >за> >границей> >тоже> >кутерьма>.>

>Родилось> >рано> >наше> >поколение>,>

>Чужда> >чужбина> >нам> >и> >скучен> >дом>,>

>Мы> >в> >одиночку> >к> >истине> >бредем>.>

gela_guralia

  • Add to friends
  • RSS

ГЕЛАКТИКА

Клуб поклонников творчества Гелы Гуралиа

«Но здесь должен я Вашему Сиятельству зделать исповедь частных моих приключений. Прекрасная Консепсия умножала день ото дня ко мне вежливости, разныя интересныя в положении моем услуги ея и искренность, на которыя долгое время смотрел я равнодушно, начали неприметно наполнять пустоту в моем сердце; мы ежедневно зближались в объяснениях, которыя кончились наконец тем, что она дала мне руку свою.«
Письмо Н. Резанова Н. Румянцеву, 17 июня 1806 года.

«Юнона и Авось» — одна из наиболее известных русских рок-опер композитора Алексея Рыбникова на стихи поэта Андрея Вознесенского. Премьера состоялась 9 июля 1981 года на сцене Московского театра имени Ленинского комсомола (режиссёр Марк Захаров, постановка танцев Владимира Васильева, художник Олег Шейнцис), в репертуар которого спектакль входит до сих пор. В названии спектакля использованы имена двух парусников, — «Юнона» и «Авось», — на которых совершала своё плавание экспедиция русского путешественника, графа Николая Резанова. В главных ролях были задействованы Николай Караченцов (граф Резанов), Елена Шанина (Кончита), Александр Абдулов (Федерико).

В основу сюжета легла романтическая история любви Николая Резанова и дочери губернатора Сан-Франциско Марии де ля Консепсьон Марселлы Аргуэльо. Николай Петрович Резанов, камергер двора Его Величества, один из руководителей первой русской кругосветной экспедиции, в 1806 году прибыл в Калифорнию для того, чтобы пополнить запасы продовольствия для русской колонии на Аляске. Прекрасно образованный и воспитанный командор сумел очаровать дочь коменданта крепости Сан-Франциско прекрасную Консепсию де Аргуэльо (Кончиту). Состоялось обручение. Свадьбу не предрешали, ибо достигнуто было соглашение: жених вернется в Петербург и испросит ходатайства своего императора перед папой Римским на искомый брак с католичкой. Сам Николай Петрович обещал Кончите и ее родителям, что на это вполне хватит двух лет, после чего он вернется и они обретут семейное счастье. Однако по дороге он тяжело заболел и умер в Красноярске в возрасте 42 лет. Кончита не верила доходившим до нее сведениям о смерти жениха. Только в 1842 английский путешественник Джордж Симпсон, прибыв в Сан-Франциско, сообщил ей точные подробности его гибели. Поверив в его смерть лишь тридцать пять лет спустя, она дала обет молчания, а через несколько лет приняла постриг в доминиканском монастыре в Монтерее, где провела почти два десятилетия и скончалась в 1857 году.

Спустя еще два века, произошел символический акт воссоединения влюбленных. 28 октября 2000 года в Красноярске, на предполагаемом месте захоронения Н.П.Резанова на Троицком кладбище, состоялась панихида и открытие памятника. Памятник представляет собой белый крест, на одной стороне которого написано «Николай Петрович Резанов. 1764—1807. Я тебя никогда не забуду», а на другой — «Мария Консепсьон де Аргуэльо. 1791—1857. Я тебя никогда не увижу». На панихиде присутствовал шериф г. Монтерея (Калифорния, США) Гарри Браун. Шериф развеял на могиле Резанова землю с могилы Кончиты, а взамен взял землю с могилы Резанова, чтобы развеять ее на могиле Консепсии де Аргуэльо.

Эта возвышенно-трагическая история любви вдохновила Андрея Вознесенского на создание в 1970 году поэмы «Авось», которая позднее послужила основой для либретто рок-оперы. По воспоминаниям поэта, «Авось» он начал писать в Ванкувере, когда «глотал… лестные страницы о Резанове толстенного тома Дж. Ленсена, следя судьбу нашего отважного соотечественника». Кроме того, сохранился и был частично издан путевой дневник Резанова, который был также использован Вознесенским. Разумеется, и поэма, и опера — это не документальные хроники. Как писал сам Андрей Вознесенский, «автор не столь снедаем самомнением и легкомыслием, чтобы изображать лиц реальных по скудным сведениям о них и оскорблять их приблизительностью. Образы их, как и имена, лишь капризное эхо судеб известных. «

Для театральной постановки пришлось, естественно, дописывать многие арии и сцены. В либретто оперы поэт включил и стихотворение «Сага» («Ты меня на рассвете разбудишь. «), написанное им в 1977 году. Поскольку термин «рок-опера» в то время был запрещен (как и рок-музыка вообще), авторы написали под названием произведения: «современная опера».

Одна из рецензий 2006 года на спектакль театра «Ленком» «Юнона и Авось»:
««Юнона и Авось» – культовый спектакль не только для «Ленкома», но и для театральной Москвы не одного десятилетия. Он появился на свет в 1981 году и с тех самых пор вот уже более двадцати лет идет с неизменным аншлагом. Все в этом спектакле соотнесено безукоризненно: актерские работы, сценография, цвет, свет, ритм. Он до сих пор свеж и многозначен, умен и непривычно броско зрелищен. Слово и мысль, музыка и танец, сценические эффекты, рисунок мизансцен, пластика жестов, изящество костюмов – все слито в органичное единство. История любви русского путешественника, камергера, графа Николая Петровича Резанова и юной красавицы Кончиты, дочери испанского губернатора Сан-Фран­циско, словно создана для музыкального спектакля. Постановка Марка Захарова, соединившая поэму Андрея Вознесенского и музыкальное произведение композитора Алексея Рыбникова, стала сценическим сочинением с присущей только ему поэтической условностью, метафоричностью, полифонией. Наряду с этим в «Юноне и Авось», как ни в каком другом спектакле Захарова, звучит тема вечной России с ее неистовым, только ей свойственным лиризмом. Спектакль словно наполнен сильным, глубоким и живым дыханием, в чудесной романтической атмосфере которого перед зрителями разыгрывается красивая история любви». (Автор: Жанна Филатова)

Читать еще:  Обидеть легче чем простить простить труднее чем обидеть стих

Это, действительно, прекрасный спектакль, — одна из лучших постановок Марка Захарова. Сейчас в нем задействованы уже другие актеры, но популярность у зрителей по-прежнему не ослабевает.

«Юнона и Авось», в ролях: Николай Караченцов, Елена Шанина.

Романс «Я тебя никогда не забуду» со временем обрел самостоятельную жизнь, — вне спектакля и его сюжета. Он стал известен всей стране прежде всего благодаря трио «Меридиан». На своих концертах часто пела этот романс и певица Жанна Рождественская, чей уникальный голос звучал во многих кино-хитах того времени. Среди исполнителей были Александр Маршал, Павел Смеян, дуэт «Smash» и многие другие.

Декабрь 2013 года. Финал второго сезона проекта «Голос». Поет Гела Гуралиа. Звучат первые слова: «Ты меня на рассвете разбудишь. «. В отличие от театральной версии, у Гелы это — монолог, в котором сосредоточена вся боль человека, расстающегося со своей возлюбленной, и предчувствующего (знающего?), что это — навсегда. Я забываю о том, что это — сцена, вокруг которой переполненный зал, телекамеры, жюри. Я только чувствую эту боль, и одновременно, — огромную внутреннюю силу этого человека. Не только того, от имени которого поет артист, но и его самого — Гелы Гуралиа. Каждая нота тщательно пропета, каждое слово столь же тщательно и продуманно высказано. Возможно, Гела не связывает свое исполнение именно с историей любви графа Резанова и Кончиты, но когда он поет «Заслонивши тебя от простуды. «, — я вижу, как бережно укрывает невесту своим плащом старающийся быть мужественным командор. «Не мигая, слезятся от ветра безнадежные карие вишни», — и я действительно ощущаю пронизывающий ветер, вижу тоску и отчаяние в карих глазах его невесты. Этому монологу невозможно не сопереживать. Равнодушным может остаться только тот, кто вообще не наделен этой способностью, — сопереживания.

Как я уже сказала, романс «Я тебя никогда не забуду» пели многие прекрасные артисты, в памяти навсегда останется и голос Николая Караченцова. Но сердце у меня замирает только тогда, когда я слышу, как поет эту сагу Гела Гуралиа. Какое счастье, что романс вошел и в его концертный репертуар. Каждый раз он звучит по-разному, пробуждая новые эмоции и чувства, неизменным остается одно — радость соприкосновения с тем, что называется высочайшим искусством. «Я ничего лишнего не делаю. Я стараюсь смысл песни передать голосом, звуком, — это самое главное», — сказал когда-то Гела. Романс «Я тебя никогда не забуду» служит ярким тому и примером, и подтверждением.

Орел. Видео: Алена П.

А это — моя любимая (на сегодняшний день) «версия»:

Иваново. Видео : Елена Хлебникова.

«Для любви не названа цена —
Лишь только жизнь одна,
Жизнь одна. «

Тайный роман поэта Андрея Вознесенского и красавицы-актрисы Татьяны Лавровой, которой он посвятил лучшие свои стихи

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Кумиры 1960-х

В наши дни сложно представить, что собирать стадионы с тысячами зрителей может не рок-звезда и не поп-идол, а поэт. А в 1960-х – 1970-х гг. в СССР именно так и было – Андрей Вознесенский был одним из самых популярных советских поэтов, кумиром миллионов. Его сборники печатали многотысячными тиражами, послушать его собирались целые стадионы, женщины сходили от него с ума. А он больше 45 лет прожил в браке с писательницей Зоей Богуславской, и хотя молва не раз их разводила, оставался с ней до конца своих дней. Правда, за фасадом счастливого брака скрывалось немало тайн, и одной из них была его муза, одна из самых красивых советских актрис Татьяна Лаврова.

Она не уступала ему в популярности: после того, как в 1961 г. Татьяна Лаврова сыграла главную роль в фильме «Девять дней одного года», о ней заговорил весь Союз. На сцене «Современника» и МХАТа она сыграла десятки ролей, у нее было множество поклонников, ее боготворили самые знаменитые и талантливые артисты, но в конце концов звезда советского кино осталась в одиночестве.

Тайный роман

Ее первым мужем был актер Евгений Урбанский, звезда кино конца 1950-х – начала 1960-х гг. Вместе они прожили недолго и расстались из-за неверности актера. Всего полгода продлился второй брак Татьяны Лавровой с легендарным актером Олегом Далем – он сильно пил и тянул за собой в пропасть и свою жену. К тому же у них обоих были очень тяжелые и неуживчивые характеры, не позволявшие им искать компромиссы.

Актриса признавалась, что в мужчинах больше всего всегда ценила талант. И встреча с Андреем Вознесенским ее потрясла. По словам близкой подруги Татьяны Лавровой Натальи Завальнюк, она никого так не любила, как Андрея Вознесенского. Первое, что она о нем сказала: « Это такой талант! »

Свой роман они тщательно скрывали, ведь у поэта была семья. Лаврова спустя годы говорила только о том, что у нее был «многолетний роман с известным поэтом» и никогда не называла его имени. Но их друзья знали о том, что этим поэтом был Андрей Вознесенский. Для его жены это тоже не было тайной, но ей хватило мудрости не разрушать семью, ведь она понимала, что ее супруг тоже этого не хочет и боится ее потерять. Их роман с Лавровой продолжался около 8 лет, и однажды был момент, когда Вознесенский, очевидно, собирался к ней уйти: она рассказывала подруге, что как-то под Новый год ждала его, накрыв праздничный стол и надев самое нарядное платье. Но он тогда так и не пришел. После этого актриса приняла тяжелое для себя решение расстаться с любимым.

«Ты меня никогда не забудешь»

Когда появился суперхит Аллы Пугачевой «Миллион алых роз», написанный на стихи Андрея Вознесенского, ходили слухи о том, что поэт посвятил это стихотворение Татьяне Лавровой. Ведь актриса вспоминала о том, как он рассказывал ей о грузинском художнике, продавшем дом ради того, чтобы осыпать цветами двор перед окнами любимой. Но уже после того, как Лаврова ушла из жизни, на вечере ее памяти близкая подруга открыла зрителям тайну: на самом деле актрисе было посвящено другое стихотворение Вознесенского, «Ты меня на рассвете разбудишь…», которое стало сердцем рок-оперы «Юнона и Авось».

По ее словам, в тот день, когда Вознесенский и Лаврова решили расстаться, они якобы так и попрощались. « Я тебя никогда не увижу? » – спросил поэт. « Я тебя никогда не забуду! » – ответила актриса. И после этого в 1977 г. он написал строки, которые знала наизусть вся страна:
Ты меня на рассвете разбудишь,
проводить необутая выйдешь.
Ты меня никогда не забудешь.
Ты меня никогда не увидишь.

Читать еще:  Стихи для друга который болеет

Заслонивши тебя от простуды,
я подумаю: «Боже всевышний!
Я тебя никогда не забуду.
Я тебя никогда не увижу».

Эту воду в мурашках запруды,
это Адмиралтейство и Биржу
я уже никогда не забуду
и уже никогда не увижу.

Не мигают, слезятся от ветра
безнадежные карие вишни.
Возвращаться – плохая примета.
Я тебя никогда не увижу.

Даже если на землю вернемся
мы вторично, согласно Гафизу,
мы, конечно, с тобой разминемся.
Я тебя никогда не увижу.

И окажется так минимальным
наше непониманье с тобою
перед будущим непониманьем
двух живых с пустотой неживою.

И качнется бессмысленной высью
пара фраз, залетевших отсюда:
«Я тебя никогда не забуду.
Я тебя никогда не увижу».

После их расставания Татьяна Лаврова вышла замуж еще раз, за футболиста Владимира Михайлова, и родила ему сына. Они прожили вместе недолго – как ни пыталась актриса забыть Андрея Вознесенского, у нее это так и не получилось. Позже у нее случались романы, но они были недолговечными и следа в душе не оставили. Свои последние годы актриса провела в одиночестве, а когда ей задавали вопрос о том, любила ли она кого-то по-настоящему, Лаврова называла только одно имя: « Андрея Вознесенского ».

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Я тебя никогда не забуду. История одной песни.

Я помню мы проходили это стихотворение Вознесенского в 11-ом классе, год 2005. Я еще очень удивился, чего это песню из стихов современников сделали. Начал разбираться.

История 2 возлюбленных героев рок-оперы Рыбникова «Юнона и Авось», положенной на стихи Андрея Вознесенского, основана на реальных событиях. Это путешественник Николай Резанов и испанка, дочь коменданта американской крепости Сан-Франциско Кончита Аргуэльо. Год 1806.

Николай Резанов, один из руководителей первой русской кругосветной экспедиции, в 1806 прибыл в Калифорнию для того, чтобы пополнить запасы продовольствия для русской колонии на Аляске. Его полюбила 16-летняя Кончита Аргуэльо, с которой они обручились. Резанов был вынужден вернуться на Аляску, а затем ехать к императорскому двору в Санкт-Петербург, чтобы выхлопотать разрешение на брак с католичкой. Однако по дороге он тяжело заболел и умер в Красноярске в возрасте 43 лет. Кончита не верила доходившим до неё сведениям о смерти жениха. Только в 1842 английский путешественник Джордж Симпсон, прибыв в Сан-Франциско, сообщил ей точные подробности его гибели. Поверив в его смерть лишь тридцать пять лет спустя, она дала обет молчания, а через несколько лет приняла постриг в доминиканском монастыре в Монтеррее, где провела почти два десятилетия и скончалась в 1857 году.

А спустя ещё два века, произошел символический акт воссоединения влюбленных. Осенью 2000 года шериф калифорнийского города Бениша , где похоронена Кончита Аргуэльо , привез в Красноярск горсть земли с её могилы и розу, чтобы возложить к белому кресту, на одной стороне которого выбиты слова Я тебя никогда не забуду, а на другой — Я тебя никогда не увижу.

Та самая могила:

Андрей Вознесенский, слава богу, застал продолжение своих стихов и в виде рок-оперы и в множестве перепевок. Поэт, подаривший нам «Юнону и Авось» скончался в 2010 году в возрасте 77 лет. Сюжет поэмы начал складываться в 1970 году, во время пребывания Андрея в Ванкувере. В тот момент он читал о нелегкой судьбе путешественника Резанова в биографии и изданном дневнике, что вдохновило на создание произведения.

Прошло 11 лет и на сцене Ленкома в 1981 году состоялась премьера «Юноны и Авось» — так назывались 2 парусника Резанова. Режиссура Марка Захарова, музыка Алексея Рыбникова. Резановым стал Николай Караченцев, роль Кончиты исполнила Народная артистка России Елена Шанина.

Первая телеверсия спектакля, год 1983:

Многие певцы российской эстрады перепевали эту песню, возведенную в ранг классических. И кстати — одной из сложных по произношению. Чего стоит только фраза «. это адмиралтейство и биржу. « Не у всех песня получалась хорошо, оригинал в самой рок-опере мне тоже не очень нравится. У кого точно всё получилось, так это у Арианы и Александра Маршала, год 2003:

Певицу Ариану вы сейчас наверно и не вспомните. «Под испанским небом» и прочая галимая попса. Ариана Роуз вышла замуж в 2008 году,уйдя со сцены по-английски. Американское происхождение Арианы, видимо, помогло прочувствовать состояние героини. Дуэт получил премию «Золотой граммофон».

После песню стали использовать для различных шоу, где фигурировали дуэты. В казахстанских кажется не было, а вот в России аж 3 раза. Соответственно, с непрофессионалами и пока только будущими звездами. (или с очень старыми)

Пара-победитель «2 звезды» 2007 года Тамара Гвердцители и актер Дмитрий Дюжев:

Если честно, отдача Тамары налицо, Дюжев же просто позер.

Певица Зара и актер-певец Дмитрий Певцов, 2011 год:

Следующий вариант уже ближе к опере — Анатолий Алёшин и Лолита, шоу «Суперстар 2», год 2008:

Многие комментаторы приписывают лучшее исполнение песни актеру Ленкома Виктору Ракову, могу поспорить, но дуэт Ракова и Аллы Югановой смотрится действительно наиболее эмоционально:

Ариана исчезла с небосклона, а вот Александр Маршал оказывается продолжает выступать. Последний раз на телеэкране песню исполнили в дуэте с украинской певицей Эрикой в рамках проекта «Фабрика звезд: Россия-Украина»:

Не сомневаюсь, песню еще сто раз споют самыми разными голосами, самыми удивительными дуэтами и в Казахстане в том числе. Главное — помнить корни, помнить прекрасные стихи Рождественского. Пусть песня останется в истории и следующего, и последующего поколения, она в сто крат лучше тонн попсы и г@вна, льющегося ежедневно из радиоприемников.

Привожу эти нетленные строки, обратите внимание на вырезанные четверостишья, в песнях никогда не появляющиеся:

«Ты меня на рассвете разбудишь,
проводить необутая выйдешь.
Ты меня никогда не забудешь.
Ты меня никогда не увидишь.

Заслонивши тебя от простуды,
я подумаю: «Боже всевышний!
Я тебя никогда не забуду.
Я тебя никогда не увижу».

Эту воду в мурашках запруды,
это Адмиралтейство и Биржу
я уже никогда не забуду
и уже никогда не увижу.

Не мигают, слезятся от ветра
безнадежные карие вишни.
Возвращаться — плохая примета.
Я тебя никогда не увижу.

Даже если на землю вернемся
мы вторично, согласно Гафизу,
мы, конечно, с тобой разминемся.
Я тебя никогда не увижу.

И окажется так минимальным
наше непониманье с тобою
перед будущим непониманьем
двух живых с пустотой неживою.

И качнется бессмысленной высью
пара фраз, залетевших отсюда:

«Я тебя никогда не забуду.
Я тебя никогда не увижу».

А какой вариант исполнения этой песни больше всего по душе вам?

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector